четверг, 26 октября 2017 г.

26 октября. "Служебный роман" на века


Ровно 40 лет назад, 26 октября 1977 года, на экраны советских кинотеатров вышла одна из самых любимых отечественных комедий "Служебный роман", поставленная Эльдаром Рязановым, сразу же завоевав сердца зрителей, став лидером проката (в первые месяцы проката картину посмотрело более 58 миллионов зрителей) и заняв 19-е место по посещаемости среди отечественных фильмов за всю историю советского кинопроката. Искрометные цитаты персонажей картины: "Новосельцев, поставьте лошадь!", "Да на тебе пахать надо!", "Идите вы... в бухгалтерию!" и др. моментально превратились в крылатые фразы, до сих пор широко употребляемые представителями самых разных поколений, слово «мымра» вошло в словари, а в китайских вузах фильм входит в учебные программы для студентов, изучающих русский язык...

Плакат к спектаклю «Сослуживцы» в постановке
Ленинградского государственного академического театра комедии.
Художник Игорь Иванов, 1971.
В 1971 году Эльдар Рязанов вместе со своим постоянным соавтором Эмилем Брагинским всего за 22 дня написал пьесу «Сослуживцы» — как первую часть дилогии, второй частью которой стали «Родственники». В том же году пьеса была поставлена в Москве — в Театре им. Вл. Маяковского и в Ленинграде — в Театре комедии, а затем и в провинциальных театрах.

Пьеса «Сослуживцы» имела огромный успех в Китае
Всего пьеса была поставлена в 134 театрах на территории СССР; были постановки и за рубежом. Всюду «Сослуживцы» шли с неизменным успехом, который и побудил Эльдара Рязанова снять на основе пьесы фильм под рабочим названием "Сказка о руководящей Золушке".

Пётр Вельяминов - Поликарп Матвеевич Кружилин
Среди лучших и самых смешных был спектакль Пермского драмтеатра. Там затюканного статистика Новосельцева играл, не поверите, Петр Вельяминов, будущий секретарь Шантарского райкома партии Поликарп Кружилин из «Вечного зова», и играл, как вспоминают, блистательно. Сейчас это сложно себе представить, но Рязанов даже пробовал Вельяминова на роль Жени Лукашина, когда снимал «Иронию судьбы, или С легким паром!». Но… не утвердил. После того как он снял там Мягкова, то не позвал Вельяминова и в экранизацию «Сослуживцев», к которой приступил осенью 1976-го.


По свидетельству же самого режиссёра, непосредственным толчком стала неудачная, на его взгляд, двухсерийная телепостановка комедии 1973 года Главной редакции литературно-драматических программ ЦТ, в которой были заняты актёры московского театра им. Маяковского. "Я как раз закончил "Иронию судьбы" и думал что делать дальше, - вспоминал Эльдар Александрович. - Вот как раз в это время и произошла эта демонстрация телевизионной версии, к которой я не имел никакого отношения. Она меня просто как обожгла. И я понял, что надо делать фильм по пьесе "Сослуживцы". Кстати, это была не первая киноверсия пьесы Эльдара Рязанова, написанной совместно Эмилем Брагинским: ранее им были экранизированы повести "Берегись автомобиля!", "Зигзаг удачи", "Старики-разбойники" и комедийная пьеса "С легким паром! (Однажды в новогоднюю ночь...)", в экранном варианте получившая название "Ирония судьбы, или С легким паром!".


Пробы на главные роли Рязанов на этот раз вообще не проводил — в отличие от предыдущей «Иронии судьбы…», где на Женю и Надю какие только звезды не пробовались: от Андрея Миронова и Алисы Фрейндлих и до Станислава Любшина и Людмилы Гурченко. Рязанов хотел снимать «Служебный роман» с конкретными артистами и ни с кем другим, поскольку у него оставались ценные «резервы» после кинопроб в предыдущих картинах: Светлана Немоляева пробовалась на роль Нади в фильме «Ирония судьбы, или С легким паром!», в нем же были в числе претендентов на роли Олег Басилашвили и Алиса Фрейндлих. С «Иронией судьбы» связано также и появление в «Служебном романе» Андрея Мягкова и Лии Ахеджаковой. Легче всего было, конечно, с Андреем Мягковым — он жил в Москве, служил в «Современнике». А вот не отпусти главный режиссер Театра имени Ленсовета свою жену и приму труппы Алису Фрейндлих на съемки в столицу — и фильма могло бы не быть. Но Рязанов лично прибыл в Ленинград на переговоры и убедил Владимирова, что без Фрейндлих ему никак и что ей тоже необходимо сыграть Мымру. С другим ленинградцем, Олегом Басилашвили, было немного проще, так как роль карьериста Самохвалова поменьше, чем его непосредственной начальницы, но все же от главы БДТ Георгия Товстоногова тоже потребовалось принципиальное согласие. Ведь на Басилашвили, как и на Фрейндлих, держался репертуар театра. К счастью, это один из немногих случаев в отечественном кино, когда Рязанову без кинопроб и утверждений через худсовет разрешили снимать тех актеров, каких он хотел.


Все герои фильма, даже в эпизодических ролях, запомнились зрителям не меньше чем главные. Это общественный деятель Шурочка (Людмила Иванова), с одинаковым энтузиазмом собирающая по рублю на юбилеи и похороны. Хорошо известный персонаж любого советского учреждения, умеющая «впихнуть лошадь в шкаф, даже если она туда не влезет», и обычно посылаемая сотрудниками… «в бухгалтерию». Секретарь Калугиной Вера (Лия Ахеджакова), которая, как и положено секретарю знает всё обо всех и обо всём: и о любовных письмах Рыжовой, и о новых поступлениях в ГУМ. Самохвалов (Олег Басилашвили) — лощенный, наглый карьерист, зам директора, не раз бывающий заграницей, потому и угощающий всех разнообразными заморскими деликатесами.


Влюбленная в него подруга детства, и мать семейства Рыжова — молодящаяся блондинка «в жутких розочках». Новосельцев (Андрей Мягков) — скромный служащий, стремящийся стать начальником «лё-о-огонькой промышленности». И, конечно, незаменимый главный персонаж фильма — Калугина Людмила Прокофьевна. В простонародии «наша мымра» — женщина неопределенного возраста, в очках с грубой оправой, «вся скрючится, скукожится, как старый рваный башмак и чешет на работу, как будто сваи вколачивает». Создание таких ярких образов героев и стало одной из главных составляющих успеха картины. В эпизодических ролях в картине снялись Георгий Бурков, Петр Щербаков, Мария Виноградова, Александр Фатюшин, Инна Выходцева и другие, а также, по устоявшейся традиции, в камео появляется сам Эльдар Рязанов.


Управление Статистики, королевство советской Золушки, снимали в одном из зданий министерства речного флота на Кузнецком мосту. Многое в фильме — случайные находки, неожиданные ходы и эпизоды. И актеры, и съемочная группа с головой погрузились в создание… Актеры очень много импровизировали, отступали от сценария, спорили с Рязановым и предлагали свои варианты развития событий. Нет, никто не думал тогда о шедевре и культовом кино. Они создавали теплый, «осенний» и добрый фильм.


В связи с многочисленными актерскими экспромтами во время съемок фильма материала отсняли намного больше, чем вошло в окончательный вариант (отснятого материала хватило бы почти на 3-4 серии вместо двух).


По словам Эльдара Рязанова, сцена «романтического застолья» Калугиной и Новосельцева у нее дома — исключительная импровизация этих двух актеров, сыгранная на высшем уровне актерского мастерства. Можно представить, как замирало сердце у слабой половины кинозрителей при просмотре этого невероятно лиричного и чувственного эпизода.


Также гениальной импровизацией была бесподобная сцена обращения Новосельцева с «рационализаторским предложением» к Калугиной на торжестве у Самохвалова.


При сокращении и адаптации материала из фильма был вырезан эпизод, в котором Шурочка после появления «ожившего» Бубликова несется по коридорам статистического учреждения с криком: «Я не виновата! Умер однофамилец, а позвонили нам!» — а на нее идет с кулаками рассерженный Бубликов. Наконец, Шура набирается смелости, выходит ему навстречу и восклицает: «Да здравствует живой товарищ Бубликов!» — и все аплодируют. Бубликов в изумлении говорит: «Товарищи, спасибо за все».


Работали над «Служебным романом» быстро и весело. Первая съемочная смена состоялась 5 сентября. Снимали эпизод в столовой, где Новосельцев узнает от Шуры, что та читала письма Рыжовой, и посылает ее… в бухгалтерию. «Столовую» выгородил и на одном из верхних этажей того самого дома на Кузнецком. Оператор Владимир Нахабцев хотел, чтобы в окне за обедающим Новосельцевым был различим вид на Петровку, и направил в потолок очень сильные приборы — в результате пластиковые элементы министерских ламп дневного света к концу смены свисали с потолка расплывшимися сосульками. Так, едва начавшись, съемки принесли ущерб народному хозяйству.


По словам Рязанова, Андрею Мягкову специально налепили такие усики и очки в грубой оправе, чтобы он в начале фильма производил как можно большее впечатление «канцелярской крысы», безынициативного недотепы. Надо отметить, добиться этого было непросто, так как за 2 года до этого актер полюбился всей стране в роли лиричного романтика Жени Лукашина из «Иронии судьбы», но режиссер изо всех сил старался как можно дальше увести его нынешний персонаж от предыдущего. Кстати, во время работы над фильмом "Ирония судьбы, или С легким паром!" Андрею Мягкову очень хотелось самому спеть песни, которые исполнял его герой Женя, но Эльдар Рязанов решил, что петь будет Сергей Никитин. В "Служебном романе" режиссер предоставил Мягкову возможность проявить свой певческий талант, с чем актер блестяще справился.

слева сам Эльдар Рязанов
Действие «Служебного романа» разворачивается практически все время в одном и том же здании статистического учреждения, у входа в которое висят таблички (можно увидеть на крупном плане фасада здания) различных организаций, носящих весьма странные названия: "НИИ Чего", "Главбурение", "Главспецшерсть", "Управление внешних сношений", "Главкость", "Специзолятор при МЗСТУФХЦ" и "Мосрыбстрой". Однако, на самом деле три части этого здания снимались в разных местах Москвы: вход – фасад дома, стоящего на пересечении улиц Кузнецкий мост и Петровка, 3/6 (сейчас там находится Федеральное агентство морского и речного транспорта); крыша с милым двориком, где вперемешку с отжившим свое конторским xламом, растут цветы – единственная отрада строгой начальницы – в доме Нирнзее (Большой Гнездниковский переулок, 10), а все интерьеры конторы были построены в павильонах "Мосфильма".


Чтобы не превращать фильм в телеспектакль с действием исключительно в помещениях, Эльдар Рязанов решил «разбавлять» сцены внутри зданий видами бурлящей пешеходами и автомобилями Москвы, а также ее красивыми пейзажами.


В СССР, как известно, все были равны, но некоторые были «ровнее». Это очень тонко подметили авторы фильма, намеренно расселив главных героев в разных местах Москвы и Подмосковья, чтобы подчеркнуть их социальный статус (а также проследить маршрут движения каждого из дома на работу):


директора Людмилу Калугину – в кирпичную «свечку» – «элитный» дом №43 на Большой Никитской – престижное место обитания номенклатуры 70-x,


карьериста и успешного, как сказали бы сейчас, топ-менджера советской легкой промышленности, Юрия Самохвалова — на улицу Горького (сейчас Тверская), в дом по соседству с Центральным телеграфом в центре Москвы. В этом же доме кроме прочей партийной элиты раньше жила Фурцева.

Рядовых сотрудников разместили в спальных районах:


Новосельцева — в переулке Чернышевского, дом 4 корпус 1, недалеко от Проспекта Мира (сегодня дом перестал быть жилым и превратился в Ассоциацию делового сотрудничества «Агропромсервис», забор поменяли, деревья срубили, узорчатую решетку над подъездом соxранили),


секретаршу Верочку — на Чертановской улице, — по тем временам это окраина Москвы - Чертаново в 1960-х гг. вошло в черту Москвы;


а Оленьку Рыжову — в Подмосковье, на Ярославском направлении. Светлана Немоляева дубль за дублем садилась в настоящий автобус одного из городских маршрутов и проезжала в нем несколько остановок. Актрису в то время почти не узнавали на улице, и это позволило Эльдару Рязанову не делать эпизод постановочным и обойтись без участия массовки. Съемочной площадкой для «загорода» стала вполне себе московская (даже уже на время съемок) станция «Лосиноостровская».


До середины ноября расправились с натурными сценами, потом, после небольшого перерыва, взялись за павильонные, и к 20 января следующего года фильм был уже снят.


Днем Алиса Бруновна Фрейндлих снималась у Рязанова в роли Калугиной, вечером садилась в поезд, утром заскакивала домой принять душ и мчалась в театр на репетицию. Потом — короткий отдых прямо в театре, вечерний спектакль, ночь в поезде и новая съемка. И так — почти полгода. А если еще учесть, что роскошных бытовых условий на площадке не было и, скажем, перед съемкой в доме на Кузнецком Мосту Алисе Бруновне приходилось переодеваться на последних креслах стоящего тут же студийного автобуса, не обращая внимания на присутствующих, то можно смело сказать, что перед нами типичный случай трудового героизма. Впрочем, настоящий героизм Фрейндлих был не трудовым, а женским. Позволить так себя изуродовать — на это не всякая решится. Фрейндлих решилась. Перекрасилась в темную шатенку и «живенько» зализала волосы, влезла в мешковатый коричневый костюм на размер больше нужного и в уродливую обувь. Для создания правдоподобного образа директорши, «мымры» (как прозвали ее сотрудники) — женщины, замученной жизнью в футляре собственной недосказанности — режиссер и актриса подходящую одежду, по словам Фрейндлих, «облазили все костюмерные, выбирая самые гунявые платья, туфли и плащи», подбирая в самых отдаленных уголках костюмерных «Мосфильма» бесформенные непонятного цвета и размера юбки и пиджаки. Но все-таки для завершения образа не хватало какой-то детали. Как всегда, помог случай. Оператор картины Владимир Нахабцев на всякий случай принес массивные роговые очки своего отца. И когда Фрейндлих их надела, то стало понятно — «мымра» готова появиться на площадке.


Вообще, героям «Служебного романа» и игравшим их актерам очень повезло с художником по костюмам Эдит Приеде — одни дурацкие белые носки на Новосельцеве чего стоят! Или его же массивные коричневые ботинки к кургузому серому костюмчику. Или пижонское кепи Самохвалова, плащ Рыжовой и папка у Шуры под мышкой. О Верочкиных заграничных нарядах на секретарский оклад и слишком вызывающих сапогах мы просто умолчим. Как говорится — без комментариев. Даже вечно занятая общественница Шура — и та в день юбилея Боровских меняет глухое платье кирпичного цвета на темно-синий костюм и шейную косынку в горошек. Ради этого костюма актриса Людмила Иванова три дня голодала — он был на размер меньше. Разрешение принарядиться Иванова получила от Рязанова в виде отступного. Людмиле Ивановне очень хотелось, чтобы у Шуры под конец фильма тоже образовалось что-то вроде любви (забавно, что за несколько лет до съемок в "Современник" приносили "Сослуживцев" с тем, чтобы именно Иванова сыграла Мымру, но самый гражданственный театр страны от пьесы отказался, сочтя ее лирической безделушкой). Но когда Иванова поделилась своими чаяниями с режиссером, тот посмотрел на нее строго и произнес не терпящим возражения тоном: "Идите занимайтесь своим делом. Собирайте взносы". Однако костюмчик позволил. Рязанов явно недолюбливал "слишком активную" выдвиженку Шуру, которую никак не задвинуть обратно и на которой пахать надо. К слову, эту фразу про Шуру придумала сама Людмила Ивановна и подарила ее Верочке - Ахеджаковой. Да и родной сын актрисы, придя домой с уроков вскоре после премьеры "Служебного романа", сказал: "Мам, ты лучше пока в школе не появляйся. Тебя там за человека никто не считает". Правда, времена изменились - и сейчас к Ивановой на Чистых прудах все чаще подходят старушки со словами: "Спасибо, Шура, что вы нас в пансионаты отправляли, а наших детей - в пионерлагеря. За то, что собирали деньги на юбилеи, на похороны. Теперь о нас никто не заботится…".


На роль Шурочки пробовались актрисы Римма Маркова и Нина Агапова, но Рязанов отдал предпочтение Людмиле Ивановой, которой войти в образ общественницы органичнее других помогло то, что она в то время была председателем месткома театра "Современник". "Как то раз я была в Китае, на фестивале «Амурская осень», – вспоминала Людмила Иванова. – И там меня узнали студентки университета, которые изучают русский язык. Они ко мне бежали, брали автографы, кричали: «Шура, Шура!» И выдавали целые фразы моей героини. Я была потрясена".


Элегантный, обаятельный, демократичный, щедрый, «свой», но в то же время циничный, мстительный, расчетливый – это удел Олега Басилашвили. Выбор тоже верный. Современный подлец и преуспевающий карьерист таким и должен быть. Благородная внешность талантливого артиста много лет использовалась только в отрицательных ролях, и фильмы Рязанова упрочили этот штамп. Эльдар Рязанов не знал Олега Басилашвили, пока не увидел его игру в спектакле по Мольеру. Ему, очень понравилась работа Басилашвили и он сказал: «И почему это я вас до сих пор не снимаю?!» Басилашвили в шутку ответил ему: «Ну так снимайте!» – и уже через какое-то время был приглашен на пробы «Служебного романа». Причем Басилашвили видел исключительно себя в роли Новосельцева и всячески пытался доказать это Эльдару Александровичу. Но не потому, что ему не нравилась роль персонажа с говорящей фамилией Самохвалов. Просто он в то время был очень занят в театре, постоянно ездил из Питера в Москву, где снимался «Служебный роман», и чувствовал себя уставшим. А Самохвалов должен был выглядеть лощеным, элегантным – он же постоянно бывал в заграничных командировках. Но, Басилашвили справился – актерской усталости на экране не видно – уже в процессе работы он признал, что Рязанов верно распределил роли.


Кстати, на съемках фильма Басилашвили должен был водить «Волгу», а он ни разу до этого не сидел за рулем. Какое-то время машину тянули на тросе, потом актера взялся обучать чемпион СССР по трековым мотогонкам. Но пройти полный курс будущего автомобилиста актер так и не успел. В итоге один раз Басилашвили чуть не разбил камеру, а в другой — въехал в киоск «Союзпечать», задев при этом дорогую съемочную аппаратуру. Актер испугался, что гонорара ему не видать - он пойдет на возмещение ущерба. Однако его наказывать не стали. И кроме гонорара он с коллегами получил еще и Государственную премию СССР.


Ахеджакова - открытие «Служебного романа» - на роль барышни на вредной работе была утверждена без проб. Более того, Рязанов так полюбил ее за эпизодическую училку в меховой шапке из «Иронии судьбы…», что существенно изменил свою с Брагинским героиню из «Сослуживцев»: в пьесе она была юной хищницей, длинноногой красоткой. Героине Ахеджаковой, превратившейся в трагикомический персонаж, досталось от секретарши из пьесы только то, что она слыла модницей. Благодаря чему мы увидели бесподобную Лию Ахеджакову в роли законодательницы моды, информированной и во всех других сферах человеческого бытия, чьи фэшн-наставления «мымры» в вопросах женского флирта, порой даже даже с нарушениемо субординации, выглядели намного забавнее, чем в пьесе. «Вся отклячится, в узел вот здесь завяжется, вся скукожится, как старый, рваный башмак, и вот чешет на работу, как будто сваи вколачивает!» Их диалог с Калугиной знают наизусть, наверное, все:
- Грудь? Вы мне льстите, Вера.
- Вам все льстят!


Изначально секретарша Верочка была представлена как замужняя дама, мужа которой должен был играть актер Александр Фатюшин. Его герой постоянно метался между женой и мотоциклом, из-за чего супруги ссорились. Успели даже снять несколько сцен с Фатюшиным и Ахеджаковой, но актер неожиданно заболел. Кроме того, из-за превышения кинометража, пришлось жертвовать целыми сюжетными линиями. Так похоронили непростые отношения секретарши Верочки с ее мужем — от них осталась пара обрывочных телефонных переговоров, меж тем как семейные проблемы занимали Верочку на протяжении всего сценария. Кстати, озвучивал «голос в трубке» Олег Басилашвили.


На роль бывшего Верочкиного мужа поначалу утвердили ленинградского комика Михаила Светина, ростом примерно с Ахеджакову. Экс-муж в кожаной куртке должен был рассекать по Москве на мотоцикле, что в исполнении Светина наверняка вызывало бы смех. Актер даже снялся в нескольких эпизодах, после чего Рязанов, не объясняя причин, отказался от его услуг и заменил на Александра Фатюшина. По сюжету не только Верочка пыталась заново наладить порванные отношения путем разговоров о грязной сковородке, но и сам бывший муж. Он звонил ей, приезжал за ней на работу — всячески наводил мосты. Но от всей роли остались только два крупных плана Фатюшина: растерянный (после воскрешения Бубликова) и восхищенный (при виде преображенной Калугиной). Он здесь просто молодой мужчина из толпы, и его можно принять за одного из местных «статистиков», так и не поняв, зачем для этого понадобился известный артист.


Кстати. Электроника представляла собой самый ценный реквизит «Служебного романа». Так, в кабинете Калугиной стоит первый в мире компьютер с цветной графикой – Apple II (1977 год), – причем, опытная модель для стран Восточной Европы, не пошедшая в серию – очень дорогая (стоимостью 440000 рублей, то есть как внушительный автопарк «Жигулей») и редкая по тем временам вещь. Практически, пик компьютерной технологии того времени. И это – в каком-то статистическом ведомстве. В те годы в американском ЦСУ еще считали на трофейных арифмометрах, а в Москве уже работали на топовых машинах. На съемочную площадку это чудо техники ежедневно доставлял специальный человек Центрального статистического управления, а вечером увозил обратно.


Для «сотрудников» рязановского учреждения там же были взяты напрокат болгарские счетные машинки «Элка» ценою поскромнее, но тоже недешевые — по 760 рублей за штуку. Одну из них во время съемок позорнейшим образом украли. Материально ответственным лицом считался ассистент Цымбал. Ему срочно выписали премию в размере двухсот рублей, что-то собрала съемочная группа, а триста с небольшим рублей провинившийся вынужден был платить сам, хотя по закону у него не имели права вычитать больше трети заработанного в месяц. Поскольку сторублевой зарплаты мосфильмовского ассистента на выплаты никак не хватало, ему пришлось срочно устраиваться на соседнюю с домом фабрику в цех по производству пластиковых зажимов для упаковки мужских рубашек - и этими подработками спасаться от голодной смерти.


Пропажа "Элки" была не единственной неприятностью с реквизитом. Траурный венок с надписью по черной ленте "Дорогому товарищу Бубликову от сослуживцев" заказали в цветочном магазине на Новом Арбате. Но по дороге к дому на Кузнецком, где этот знак безутешной скорби должны были установить в вестибюле, машина с венком попала в аварию - в нее врезалась "Волга" вдребезги пьяного сотрудника восточногерманского посольства. Венок успели доставить в самый последний момент. А еще неловкий Мягков, падая в обнимку с лошадью к ногам Фрейндлих и срывая скатерть со стола заседаний, случайно отколол от подарка небольшой кусок бронзового крыла, и его пришлось срочно припаивать, чтобы в реквизиторском цехе "Мосфильма", где группа арендовала лошадь, не заметили повреждения.


Был среди реквизита и такой, что портился ежедневно. Это - курица из авоськи влюбленной Рыжовой. Помните, Верочка объясняет по телефону подружке Алене, как выглядит Ольга Петровна: "Крашеная блондинка такая. Все время с авоськами ходит. В жутких розочках". Розочки в кадре налицо, а вот вечных авосек у Рыжовой в фильме нет. Пакет с гусем, который заинтересовал в лифте Шуру, не в счет. На самом деле авоськи у Немоляевой были, и из них постоянно торчала курица когтистой лапой вверх. Реквизиторы каждый день выбирали в магазине самую худую и синюю птичку. Басилашвили - Самохвалов во время вынужденных рандеву с Рыжовой все время отстранялся от надвигавшейся на него куриной ноги - сначала с иронией, а потом все с большей и большей брезгливостью. Утверждают, что на экране это выглядело дико смешно, и остается только верить свидетелям на слово - в фильм куриная нога не вошла...


Чтобы должным образом обставить кабинет Самохвалова, ассистент по реквизиту Евгений Цымбал, ныне известный кинорежиссер, заглянул в представительство компании "Swissair*, а также обошел несколько контор неподалеку от "Мосфильма", вроде какого-нибудь "Техноимпорта", и принес оттуда ворох буклетов, календарей и прочего глянцевого полиграфического хлама. Была также найдена и приобретена именно такая четырехцветная шариковая ручка, которая фигурировала в сценарии как самохваловский сувенир из Швейцарии для Калугиной. В свою очередь, директорский кабинет украсила диаграмма с расходящимися в разные стороны лучами, которую перенесли на плакат из книги по менеджменту для высшего управленческого персонала. Перевод этого американского курса был издан смехотворным тиражом и только для служебного пользования. Невольно получалось, советский директор-оборотень Калугина управляла вверенным ей госучреждением в соответствии с вражескими рекомендациями. Но Рязанову нравилось, как эта диаграмма смотрится в кадре, и он знал, что о компрометирующем источнике никто не догадается. Гораздо легче было установить происхождение бледной Джоконды, взиравшей со стены в приемной за спиной у Верочки: ее распечатали на ЭВМ - была такая забава в советских технических конторах.


Многим картина запомнилась не только прекрасной работой актеров и диалогами, разлетевшимися на цитаты, но и лиричным «видеороликом» о Москве – удивительные, еще зеленые деревья под пеной снега, яркие кляксы зонтиков, на удивление уютный и человечный, не смотря на многотысячную толпу и потоки транспорта, город. «Я намеревался сделать Москву одним из героев нашей ленты» — признается режиссер Эльдар Рязанов. 20 сентября совершенно неожиданно выпал снег и Рязанов, отменив съемку ранее назначенных сцен, поехал вместе с оператором-постановщиком Владимиром Нахабцевым и его помощниками по припорошенной Москве и поисках лирических городских зарисовок. Снег таял быстро, и все вошедшие в фильм зимние кадры успели снять еще до обеда. Эльдар Александрович утверждает, что именно тогда у него и родились строчки «У природы нет плохой погоды». Кадры со снежными шапками на зеленой листве сняли экспромтом – во время съемок столицу в сентябре, когда еще даже не пожелтели листья, буквально на пару часов завалило снегом. Позже, когда возникла идея положить эти кадры на песню, Рязанов задумался: стихов, созвучныx с лиричным «снежным» настроением, но не описывающих при этом снегопады и метели напрямую, режиссер не знал. Поиски среди классиков не принесли результатов (по словам самого режиссёра, он перебрал массу вариантов стихов известных поэтов, но так ничего и не нашел). Уже подбирались кандидатуры среди современников, кому можно было бы заказать стихи. Но однажды во время зимней прогулки по лесу режиссер вдруг сам придумал несколько четверостиший, которые и передал их композитору фильма, известнейшему советскому композитору Андрею Павловичу Петрову под видом стихотворения английского поэта Вильяма Блейка, чтобы не смущать его. Такой «псевдоним» режиссер взял, чтобы съемочная группа, если вдруг стихи окажутся неудачными, не играла в политкорректность, боясь иx раскритиковать. Композитор Андрей Петров «подлога» не почувствовал и сочинил на них музыку, но после того, как узнал истинное авторство, многие стихи известных поэтов, предлагаемые Рязановым при дальнейшем сотрудничестве, казались ему стихами самого Рязанова. Кстати, в следующем году песня, ставшая визитной карточки фильма, стала лауреатом фестиваля «Песня-78».


Без музыки Андрея Павловича Петрова фильм потерял бы все свое очарование, всю атмосферу ожидания счастья. Песни «Служебного романа» не просто окаймляют кадр, они поселились в фильме, стали неотъемлемой его частью. И, совместно с героями, начали создавать настроение. То настроение, которое еще витает в воздухе после того, как фильм подошел к концу и титры медленно уплыли в вечность. Песни "Моей душе покоя нет" и "У природы нет плохой погоды", став настоящими хитами, и сегодня очень популярны.


"Кинослава ко мне пришла после «Служебного романа», – вспоминала Светлана Немоляева. – Хотя, с Рязановым я познакомилась задолго до съемок «Служебного романа». Мы не могла не познакомиться, часто сталкиваясь в коридорах «Мосфильма». Первой попыткой нашего совместного творчества стали пробы в «Гусарской балладе». А спустя некоторое время Эльдар Александрович принес в Театр Маяковского две пьесы «Сослуживцы», которая и легла в основу «Служебного романа», и «Родственники». В последней я сыграла непутевую дочку героя Владимира Самойлова. Получился прелестный спектакль. Не хочу хвастаться, но Рязанову так понравился созданный мною образ, что в своей книге он написал, что я показала себя «великолепной комедийной актрисой, Чаплином в юбке». Так что на «Служебный роман» Эльдар Александрович утвердил меня без проб. Но я об этом не знала. Прочитала сценарий, разбудила в два часа ночи мужа, спела ему целую песню про эту роль и спросила, есть ли у меня шансы на успех. Саша выслушал и ответил: «Спи уже, не возьмут тебя, успокойся и погаси свет». Я всплакнула и успокоилась. И только через несколько дней узнала, что меня утвердили без проб. Эта картина принесла мне много счастья, на ней я навеки подружилась с Рязановым, которого люблю и обожаю, считаю своим крестным отцом. А сколько писем я получила после этого фильма! Многие писали, что я сыграла их судьбу: «Мы же не знакомы, откуда вы узнали про меня?»" Романтичная героиня Светланы Немоляевой Ольга Рыжова читала стихотворение «Озноб» (О мой застенчивый герой) Беллы Ахмадулиной. Поэтесса с самого начала своего творчества подвергалась критике за «несоветскую поэзию», но Эльдар Рязанов не послушал критику ни в тот раз, когда взял произведения Ахмадуллиной в «Иронию судьбы», ни в этот. Стихи разлетелись на цитаты и различные вариации. Они нигде не издавались, поэтому актриса несколько лет после выхода картины была вынуждена переписывать их от руки и отсылать своим поклонникам. К слову, история с письмами героини Светланы Немоляевой была взята авторами фильма из жизни коллег-кинематографистов, но имена прототипов по понятным причинам до сих пор не называются.


Москва, кстати, не единственная «актриса» «Служебного романа», которую приглашают во многие фильмы. Помните «симпатичную лошадку», с которой Новосельцев упал в одном из моментов фильма? Бронзовый Пегас (вернее, копия скульптуры «Персей и Пегас» авторства Эмиля Луи-Пико), которого переносит Новосельцев, ранее был задействован в фильме Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука», когда Семён Семёнович Горбунков в комиссионке спрашивает: «У вас нет такого же, но без крыльев?». Он же показан в одной из серий телефильма «Семнадцать мгновений весны», где украшает особняк бригадефюрера СС Шелленберга в исполнении Олега Табакова, в фильмах «Формула любви» Марка Захарова и «Старый Новый год» Наума Ардашникова и Олега Ефремова. Затем, , снятом уже после распада СССР, в 1995 году, он появился в фильме Владимира Меньшова «Ширли-мырли».

Кадры из фильмов «Служебный роман», «Бег» и «Формула любви».
Ещё одна «кинозвезда» - статуя девушки из камня, вблизи которой сидит начальник отдела общественного питания Бубликов (Пётр Щербаков). Это та самая Прасковья Тулупова, в которую в «Формуле любви» влюбляется юный барчук. Её мы видим и в картинах «Старый Новый год», «Васса» и др. Сейчас отреставрированная скульптура стоит на Воронцовом Поле у дома № 3.

"Алена, слушай, держись за стул, а то упадешь"
У подруги Алены тоже была довольно большая роль. А в результате она свелась к крупному плану в самом конце первой серии, когда девушка по телефону узнает страшную тайну влюбленной Рыжовой. Надежда Репина поначалу отказывалась от предложенной ей Алены - слишком она расстроилась несколькими годами ранее из-за того, что на роль брошенной Гали в "Иронии судьбы..." Рязанов утвердил не ее. Но потом все же согласилась, поддавшись на уговоры ассистентки по актерам Натальи Кореневой - мамы актрисы Елены Кореневой. Именно этой ассистентке, замечательному профи, мы обязаны высококачественным подбором лиц второго и третьего ряда в "Служебном романе". Вплоть до гостей на упомянутой самохваловской вечеринке: их изображают не случайные типажи из массовки, а хорошие актеры - все до одного.


"До свидания, Карлен Семенович!" - прощается Калугина с одним из гостей, импозантным брюнетом, называя его именем директора картины Карлена Агаджанова, взявшего на себя производство "Служебного романа". С его украденными счетными машинками, обломанными лошадиными крыльями, гигантскими офисными постройками в павильоне, сумасшедшими расписаниями ленинградских звезд, неожиданно выпавшим снегом и всем прочим, из чего сложился этот фильм о руководящей Золушке и ее подчиненном принце с красивым баритональным дискантом и двумя детьми - мальчиком и тоже мальчиком... Хотя нет, их у Новосельцевых уже трое...


Дуэт Алисы Фрейндлих и Андрея Мягкова был настолько успешным, что в 1978 году их признали лучшими актерами года. Хочется выразить огромную благодарность всем создателям этой гениальной картины, которая радует советских и российских зрителей уже 40 лет.


В 2011 году срежиссёр Сарик Андреасян сделал ремейк картины - российскую комедию «Служебный роман. Наше время». Права на экранизацию оригинальной пьесы были приобретены студией Леополис у режиссёра Александра Атанесяна, а тот, в свою очередь, приобрёл их у Эльдара Рязанова в середине 90-х годов. Фильм получил негативные отзывы в прессе. Его разгромили такие издания, как «Искусство кино», «Коммерсантъ», Афиша Mail.ru, «Новые известия».


26 октября 2017 года компания Google выпустила Дудл на территории России, Беларуси и Украины в честь сороковой годовщины со дня выпуска фильма.


Бонус 1. ASCII-Джоконда

1181111111111____11888888111______1_1_111_1_1
181111111___1¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶81____11______
1111111___8¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶8_______111
111111__8¶¶¶¶¶8¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶________
11111_1¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶1______
11_1__¶¶¶¶¶¶811_1118¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶_____
1____¶¶1_____________18¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶____
____1_______________118¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶___
__11_________________18¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶8__
__8¶¶11_______________1188¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶__
_8¶¶1______________111111888¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶_
8¶¶¶11____________________1118¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶1
¶¶¶11_____________________118¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶1
8¶¶¶¶1___11______1888111111888¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶8
¶¶¶¶¶88888___8¶¶88¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶81_1¶¶1_¶¶¶111¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶181_881__1¶¶1___1181____1¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶____11____1881__________18¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶__________1111________118¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶8_________111________1188¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶_____1____111______1188¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶81_1118_1____111¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶881___8¶¶8__1111888¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶18888__18888¶8111888¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶8118881188¶¶¶81__118¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶¶81___18881111118¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶¶¶81____11111118¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶1_____1118¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶818¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶88¶¶¶¶¶¶¶¶¶8¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶_118¶¶8888¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶11111888888811188¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶811111118111111888¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶81_11111111111__1_1118¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶8811___1__111______1___18¶¶¶8¶¶¶¶¶¶¶¶111____________________111¶¶¶¶88¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶1______________________1111¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶81_______________________1118¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶1________________________118¶¶¶
¶¶¶¶¶81_____________________111118¶¶¶¶¶
¶¶8881_________________________118¶¶¶¶¶¶¶88
111__________________________118¶¶¶8881
81____________________________1188888¶811111
1______________________________11888118¶¶¶
¶¶81___________________________118¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶81111__________________8¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶88111_________18¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶
¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶¶

i`it)v|[[[[(//s+)`(-\\/JJgbdd@@@@@@@dmKK(c!(/-[2=/cct/!-v\!_L\)|
]-!/(!-)\L\)v|c5(!,!Ldd@@@@@@@@@@@@@@@@@@@dK/]!c\\\v|i\/cT\v((c-
]!`/v\//(-|t\VvcL!m@@@@@M@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@bLt\\|)c/2-vv)/it\.
--/-,\,\v\,|)/v/m@@@@@@K@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@bK!v!-( )-!.[/cT
//.\--'--|-/c(e@@@@@@@DD@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@s\\\\-||/v!c\.
-,-|\`||\-\/id@@@@@@@@N@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@b.),`-,-/c-`i
!,\!-!-!'!-!d@@@@@@@P[+~**AAA@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@b/./`c-/.\7-
--'.-- -/,id@@@*P!`          \'Z8@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@i.\\'.\.c
',`,`\'-,-J@@5`-           -- `-iYA@@@@@@@@@@b@@@@@@@@@_\-|-\c-
'. -.,`/.G@@K- `               - )7KM@@@@@@@@@@@@@@@@@@@c-----/
- `-  --i@@Ai                    -!ZZ@@@@@@@@@@@@@@@@@@@b! \`|-`
 `-,'- G@@@[,                    '.D8K@@@@@@@@@@@@@@@@@@@[/-,-/.
-` .-/v@@@A)                      -)ZdMd@@@@@@@@@@@@@@@@@@\' _\
- ` ,iVJ@@@!                     '-!(K5K@@@@@@@@@@@@@@@@@@[(/s[.
  - i\G@@@Z-                    ' ! -i55ZZ@@@@@@@@@@@@@@@@@)(4)`
 , -|b@@@@!\                     '  ` |-tYG@@@@@@@@@@@@@@@@XNYZ-
   tt@@@@A-,                        '  `)(d@@@@@@@@@@@@@@@@D)8A[
   )8@@@@@\                         ,-'-/Kd@@@@@@@@@@@@@@@@@KD@[
  ]]Z@@@@d|-              ,ii.c,, -.icLZKK@@@@@@8@K@@@@@@@@@(@8[
  KN8@@@@@( .i!vGG_      J4Kb8ZKb@bbK@d@88@@@@@@@b@@@@@@@@@@dK@-
 )/8K@@@K@b@dP~~~T4(    Jd@@7`___s@M@@@@MM8d@@@d@@@@@@@@@@@@LM8[
\!48@K@@@@8@@d*@@@bVi   bAKLY~~@@@@@@*ff/\NM8@@@@@@@@@@@@@@@db@[
,\\Kb@@@d@.~t` !*~!`.  -MA)    '~'.).` `,'K@@@@@@@@@@@@@@@@@AKb[
,`8M@@@@@@ -`,,gvZ``    A//-  ..c\+\`    i]d@@@@@@M@@@@@@@@@@@8[
i\@8@K@@@D              \!'             !iZ8@@@8A@@@@@8d@b@@@8M[
e8d5@@@@@@             '!-             '-)8@@@@@@@@@@@@@@@@@@M8i
8dZ8@M@@@@-             v  ,          ,\tK@@@@@@@@@@@@A@@@@@@Z2|
@b@AK@@@b@[              //           cctbA@@@AK@@d@@d@@@K@@@bmi
@@8@M@8@@@P-            -=/.         /iD8d@@@@@@@@@@@@@@A@@@d@@[
@8@@@MA@@@@\-      .   _)g2i        -((dKK@@@@@d@@@@d@@K@@@@@@K[
@@@bAK@@K@@)i     'c,,Kb@@bK       )X)Kb@M@@d@@@Mb@@A@d@@@@@@8@[
@K@b@@@@A@AA/i-     ~M@@@@Mc    .,\c=)D8d@@b@@@d@@@@@@@@@@8d@@A[
@@@@Mb@@@@@@('c\`     PPK((,i]v|-\-v)8XNAdMK@@@@@@@b@@MK@A@@@@@[
@@8@@MK@d@A@L!--c)s_, ,(ZsbLb@\`- .-N]/KM@@@@@@@d@@@A@@@@@@@@d@[
@@Kb@@@K@b@@@/-  !''~~Vff*N5f -` -,\))KK@@@@@@@MK@@d@@@M8d@b@@@[
@b@@@KAK@@@@@@2--    ,,_JJ/i)/- |/v)NK@8d@@@@@@@@@@8@@@@@@@@M@K[
@@8d@K@@@b@@@@@d!,   'VV\)\\)\7(-)4Jb@8@A@@@K@d@@@@@@@8@@@@@@@@[
M@@@@8@@K@Kb@@@d@v.       `-\\/v)88b@M@A@K@@M@@@A@@M@8@@A@d@8@M[
Zb@d@M@K@@@@@@@@@@m       -)!/stbb@b@@A@b@@@@@Kb@@@@@@@b@@@K@@@[
K@@d@@@@@d@M@8@@@@@Ks   ,-/vJD@@8d@K@@@@@@8@@@@@@@@@@MK@@@b@@M@[
tN@b@@d@d@M@@@@@@@@@@LL4JKd@A@@d@@K@@@@MK@@@@8@@@@@@@@@@@b@@@@@[
)NM@8b@@A@@@A@@@@@@@@@@@@@@A@@A@@8@@K@d@@@@M@@K@@K@A@@@8@@M@@@@[
(tMM@@@d@@M8@@@@A@@@@A@@@A@@@@@@@@@A@@@@8b@@8d@@@@@@@@@@@@@@@@M[
tNZ@@K@@@d@@@@A@@@@@8@@@/4N@@8@b@@d@@M@8@MK@M8@K@@@@@@d@@@@@@@@[
M/KA8@@@MA@@@M@@@@@@@@@@[|t*Z@N@@@@8@@M8ZAZZ@M@@@A@d@@@@@K@@@d@[
bYJ4M@@@@@@A@@@@@@@@@@@@D.\'(YKKZD@8dK@5A84YZ@dM@@@@@@@@@@@@d@@[
K5dM8@8d@d@@@@@@@@8@@@@@@..-!/))ZK5AK4)AY(/XY/Z@@@A@@@d@@@M@@@@[
Y8dNA@@AK@@d@@@b@@@@@@@@@L,-,\!]]\X(5)Z/7c\\t5/K@@@@@@@@b@@@@@@[
8M8@@@A@@@A@@8@@@@@@@@@KDLt! !,-|t'(-\\!,\/,\!ZJG@@@d@Md@@@G@@@[
Бонус 2. Белла Ахмадулина

О, мой застенчивый герой,
ты ловко избежал позора.
Как долго я играла роль,
не опираясь на партнера!

К проклятой помощи твоей
я не прибегнула ни разу.
Среди кулис, среди теней
ты спасся, незаметный глазу.

Но в этом сраме и бреду
я шла пред публикой жестокой -
все на беду, все на виду,
все в этой роли одинокой.

О, как ты гоготал, партер!
Ты не прощал мне очевидность
бесстыжую моих потерь,
моей улыбки безобидность.

И жадно шли твои стада
напиться из моей печали.
Одна, одна - среди стыда
стою с упавшими плечами.

Но опрометчивой толпе
герой действительный не виден.
Герой, как боязно тебе!
Не бойся, я тебя не выдам.

Вся наша роль - моя лишь роль.
Я проиграла в ней жестоко.
Вся наша боль - моя лишь боль.
Но сколько боли. Сколько. Сколько..

1960-1961

2 комментария :

  1. У Калугиной не Apple II, а венгерский терминал Videoton-340, предназначенный для работы с БЭСМ-6

    ОтветитьУдалить