четверг, 31 августа 2017 г.

31 августа Неукротимая Матильда Кшесинская - императорская прима-балерина

Томсон М.Н. Портрет Матильды Кшесинской. 1991
Сегодня исполняется 145 лет со дня рождения звезды русского балета. «Потомственная танцовщица» и куртизанка, вскружившая голову будущему императору Николаю II и ещё нескольким великим князьям. «Хозяйка Мариинки», сумевшая выжить из российских театров приглашенных заморских звезд. Её обвиняли в интригах, списывая все её достижения на близость к императорской семье. А она судилась с Лениным и стала великой княгиней. И всё же в историю она вошла не только как одна из самых талантливых содержанок своего времени, но и как замечательная балерина и педагог. Кем же все же она была: куртизанкой или великим талантом? Гетерой или же умной приспособленкой? Ясно одно: ее роль в искусстве русского театра и "искусстве" русской жизни была далеко не последней...

Мария-Матильда Кшесинская родилась 19 [31] августа (по другим данным 1 сентября) 1872 в Лигово (под Петербургом).

Родители Матильды Кшесинской - мать Юлия Долинская и отец Феликс Кшесинский
На сценическую стезю Матильда Кшесинская была обречена по рождению: ее дед был знаменитым скрипачом, певцом и драматическим актером, не один год на сцене танцевала мать, артистка кордебалета Юлия Долинская (в другой транскрипции Доминская или Деминская), пока не вышла замуж за балетного танцовщика Леде и целиком не отдала себя семье (от этого брака у неё было 5 детей), да и отец, российский поляк Феликс-Адам-Валериуш Иванович (Янович) Кржезинский (Кшесинскими они были только на сцене – такая фамилия казалась более благозвучной), также был известным танцором, «королём мазурки», сделавшего эту польскую крестьянскую пляску самым модным танцем при дворе русских императоров, любимым танцем императора Николая I, который в 1851 году и выписал его вместе с группой танцовщиков из Варшавы.

По семейному преданию, прадед Матильды Феликсовны Войцех был сыном и наследником графа Красинского, но потерял титул и состояние из-за происков своего дяди, зарившегося на наследство. В 1748 году кровавый план уже близился к завершению: двое наёмных убийц готовили преступление, но у одного из них сдали нервы. Он рассказал обо всём французу, воспитывавшему Войцеха. Собрав наспех вещи и документы, тот тайно вывез мальчика во Францию, где поселил его в доме своей семьи под Парижем. Чтобы максимально законспирировать ребёнка, его записали под фамилией Кшесинский. Почему была выбрана именно эта фамилия — неизвестно. Сама Матильда в мемуарах предполагает, что она принадлежала её прадеду по женской линии. Когда воспитатель умер, Войцех решил остаться в Париже. Там в 1763 году он женился на польской эмигрантке Анне Зиомковской. Спустя 7 лет у них родился сын Ян (дед Кшесинской). Вскоре Войцех решил, что может вернуться обратно в Польшу. За годы его отсутствия ушлый дядя объявил наследника умершим, а все богатства семьи Красинских забрал себе. Попытки Войцеха вернуть наследство оказались напрасны: воспитатель при побеге из Польши взял не все документы. Восстановить историческую правду в городских архивах тоже было трудно: многие бумаги оказались уничтожены в ходе войн. По сути, Войцех оказался самозванцем, что сыграло на руку его дяде. Единственное, что осталось в семье в доказательство столь высокого происхождения, был перстень с гербом графов Красинских. Сын Войцеха Ян был скрипачом-виртуозом. В юности он обладал прекрасным тенором, за что он получил прозвище Соловей и исполнял ведущие партии в Варшавской опере. А польский король Станислав Август называл Яна «мой соловушка». Потеряв с возрастом голос, Ян перешел на драматическую сцену и стал известным актером. Умер он от угара в возрасте 106 лет...

Юная Малечка... и стойка у нее на этом фото уже балетная 1880
Маля, как ее ласково называли в семье, была последним (тринадцатым!) ребенком в повторном браке её овдовевшей матери и с младых ногтей воспитывалась за кулисами театра. В 8 лет она стала приходящей ученицей в Императорском театральном училище (где уже учились ее старшие сестра Юлия, которая впоследствии танцевала вместе с отцом и которую сегодня частенько путают на фотографиях с Матильдой, и брат Иосиф-Михаил), а уже через год дебютировала в балете «Дон Кихот». В 15 лет брала уроки у Христиана Иогансона, который стал ее учителем на долгие годы, даже после того, как она стала признанной артисткой балета.

Сестра Матильды Кшесинской - Юлия - Кшесинская 1-я
Мир театра не так-то и прост, если для обычных зрителей - это праздник, то для служителей мельпомены - это борьба за жизнь, интриги, взаимные претензии и умение сделать все, чтобы тебя заметили вышестоящие мира сего. Балетных всегда любили в высшем сословии: великие князья и дворяне рангом пониже не чурались того, чтобы покровительствовать той или иной балерине. Покровительство часто дальше любовной связи не шло, но все же некоторые отваживались даже и в жены брать этих прелестниц. Но таких было меньшинство, большинству же была уготована печальная участь "вспыхнуть яркой звездой" на сцене и тихо затем угаснуть вне ее. Матильда Кшесинская этой участи избежала...

Конечно, ее путь на сцену в известной мере был облегчен — еще в балетной школе при Александринском театре все Кшесинские находились на привилегированном положении: остальные воспитанники 10 лет жили там, как в интернате, лишь Малечка с братом Иосифом (танцовщиком, балетмейстером, постановщиком, заслуженным артистом РСФСР (1927)) и сестрой Юлией («Кшесинская 1-я») приезжала на занятия из дома.

в одной из своих первых ролей в балете "Ненюфар". 1890
Но для той головокружительной карьеры, которую сделала Матильда Кшесинская, ей потребовались и подлинный талант, и непомерное тщеславие, и мастерство плести интриги в жесткой конкурентной борьбе. И еще — участие в ее судьбе царского двора, для которого, перефразируя одно известное изречение, из всех искусств важнейшим являлся балет. Весной 1890 года после окончания училища она была зачислена в балетную труппу Мариинского театра и в первый же свой сезон станцева­ла в 22 балетах и 21 опере. На сцене Мариинского театра Матильда танцевала в балетах знаменитых танцоров и постановщиков Мариуса Петипа, Льва Иванова, Михаила Фокина. Она, к примеру, была Одеттой-Одиллией в «Лебедином озере» и феей в «Щелкунчике». В «Спящей красавице» Чайковского Кшесинская танцевала партию принцессы «Авроры». А чуть позже исполняла роль Никии в знаменитой «Баядерке» Мариуса Петипа.


Неплохо для начала... и может показаться, что только талант тому виной. Но так ли это? На самом деле не совсем так - 23 марта 1890 года во время выпускного спектакля в театральном училище как раз и состоялась первая встреча будущего наследника престола Николая II, Ники, юноши флегматичного и вялого, с веселой и жизнерадостной полячкой. Вскоре после него Николай записал в дневнике: «Малютка Кшесинская положительно меня занимает…», и стал её преданным зрителем. Все произошло при одобрении членов царской семьи, начиная от императора Александра III, организовавшего это знакомство и усадившего Кшесинскую рядом с собой и Ники, пожелав ей быть «украшением и славой нашего балета», и заканчивая императрицей Марией Федоровной, которая все же хотела, чтобы ее сын стал... мужчиной. После экзамена был ужин, взаимный флирт двух молодых людей. Царь улыбнулся: «Только не флиртуйте слишком». Спустя годы запись в мемуарах Кшесинской: «Когда я прощалась с Наследником, который просидел весь ужин рядом со мною, мы смотрели друг на друга уже не так, как при встрече, в его душу, как и в мою, уже вкралось чувство влечения, хоть мы и не отдавали себе в этом отчета». Потом она напишет: «…он произвел на меня редко приятное впечатление, я чувствовала, что он мне не на шутку понравился, и не на один день…»; «Когда я прощалась с Наследником, в его душу, как и в мою, уже вкралось чувство влечения друг к другу». С этого дня Маля всячески старалась попасться на глаза цесаревичу во время его проездов по городу, благо маршрут был всем известен, и каждый раз, когда это удавалось, ловила ответный заинтересованный взгляд.

Выбор Кшесинской не был «тычком пальцем в небо». Балерина не просто была «прехорошенькой» – несмотря на свою юность, она уже давно кружила головы и влюбляла в себя мужчин. Так, считается, что именно из-за Матильды была разорвана помолвка шотландца Макферсона, гостившего однажды на даче у Кшесинских вместе со своей невестой. Тогда «Малютке Мале» было всего 14 лет. Из шалости она пригласила иностранного гостя собирать грибы поутру – если невеста не возражает. Отказать по соображениям этикета шотландец не мог, и отправился вместе со взбалмошной девочкой в лес. После этой прогулки Макферсона будто подменили. Он расторг помолвку с невестой и стал писать Матильде бесконечные любовные письма. Однако совсем юная Кшесинская спокойно его отвергла – ей предстояла блестящая карьера балерины, и она это знала.

Матильда Кшесинская. 1896 г.
Александр III вообще был строгих правил, легкомысленностей не одобрял. А в их роду прецеденты имелись. Например, великий князь Николай Николаевич Старший в молодости очень увлекался балетной артисткой Числовой, вел с нею затяжные беседы, в результате чего четверых детей (двух сыновей и две дочери) ей подарил. А великий князь Константин Николаевич? Он столь восхищался искусством балерины Кузнецовой, что в этом бесконечном восторге построил ей двухэтажный дом и гостил в нем неделями. Или князь Долгоруков, который откровенно покровительствовал юному танцовщику Мише Александрову, сыну балерины, и когда кто-нибудь изумлялся, что Миша и лицом, и фигурой — вылитый князь, балетоман Долгоруков туманно ответствовал: “Загадка природы, милостивый государь!” Но что можно князю — для наследника табу. Хотя и держать 24-летнего молодого человека в черном теле было жестоко. Потому если государыня Мария Федоровна поначалу и была противницей сближения сына с балеруньей и даже через посредников передала г-ну Кшесинскому просьбу отказать Николаю от дома, то потом-таки сжалилась… В своих воспоминаниях Матильда Феликсовна подробно живописала свои душевные терзания, как готовилась сказать отцу о необходимости уйти из-под родительской крыши, жить своим домом. Зря волновалась: отец был человек осведомленный и правила игры знал заранее (только и спросил, понимает ли она, что никогда не выйдет замуж за наследника и что в скором времени должна будет с ним расстаться).

Поговорить им удалось только летом — наследник выезжал в Красное Село, где квартировал Гусарский полк, к которому он был приписан, и там же для развлечения офицеров во время лагерного сбора дважды в неделю давались спектакли в специально построенном для этой цели деревянном театре. Тогда же у них появился и «временный поверенный» в сердечных делах — гусар Волков, который должен был сопровождать Николая в его предстоящем кругосветном путешествии и у которого был роман с балетной артисткой. От него Кшесинская узнала, что Николай ищет встречи с ней наедине, а когда устроить это не удалось, просил Малечку хотя бы прислать свою фотографию. Карточку она не передала — придирчивая, не нашла ни одной достаточно удачной.

Вера Трефилова и Матильда Кшесинская
Девять месяцев Маля неотрывно следила по газетным хроникам за кругосветным вояжем наследника, извелась переживаниями, когда из Японии пришло известие о том, что самурай-фанатик ударил цесаревича саблей по голове (только чудом Николай остался жив). Его возвращение принесло только одну мимолетную встречу на людях — наследник тут же уехал с родителями в Данию и в Петербург вернулся лишь к концу года. Так начался новый, 92-й, первый месяц которого наконец подарил им долгожданную встречу.

По-настоящему их серьезные отношения начались лишь спустя два года, после того как наследник явился домой к Матильде Кшесинской, под именем гусара Волкова. Как-то вечером Маля была дома одна, когда ей доложили о приезде гусара Волкова, но вместо «временного поверенного» в дверь вошел Николай. Первая встреча была недолгой, потом начались записки и письма, визиты стали чаще и раскованней. Приезды наследника престола к известной балетной девице ни для кого тайной не были — за цесаревичем следили сотни глаз. Дошло до того, что однажды ночью к влюбленной парочке вломился петербургский градоначальник, которому поступил строгий приказ доставить наследника к отцу по срочному делу...

Записки, письма и... подарки, по-настоящему царские. «Хорошие, но не крупные», — говорила Матильда. Первым стал золотой браслет с крупными сапфирами и двумя бриллиантами, на котором Матильда выгравировала две даты - 1890 и 1892 - первая встреча и первый приезд к ней домой.

Особняк Кшесинской в Петербурге. Фото нач. ХХ в.
Особняк Кшесинской в Ленинграде, 1972 г.

Еще во второй половине 1892-го (если верить мемуарам Кшесинской) она добилась разрешения жить отдельно от родителей. Ради соблюдения приличий отец согласился на «разъезд» только при условии, что Маля поселится вместе со старшей сестрой Юлей. В итоге обе барышни переехали на съемное жилище — «маленький, прелестный особняк на Английском проспекте, №18» (по некоторым сведениям, оплачивал аренду Николай II, потом он выкупил этот дом и подарил его Матильде Кшесинской). Маля сама выбрала этот дом на Английском проспекте, вполне уютный и с хорошей историей: 2-этажный особнячок был построен великим князем Константином Николаевичем для балерины Кузнецовой, потом им владел Римский-Корсаков. В этом доме Кшесинская пережила свой короткий бурный роман, согревавший ее воспоминаниями всю жизнь. «В один из вечеров, когда Наследник засиделся у меня почти что до утра, он мне сказал, что уезжает за границу для свидания с принцессой Алисой Гессенской, с которой его хотят сватать. Впоследствии мы не раз говорили о неизбежности его брака и о неизбежности нашей разлуки», — пишет она в своих воспоминаниях. Петербургский историк Алексей Кулегин сообщал, что «официальное» новоселье состоялось в феврале 1893-го.

Практически накануне переезда к Ксешинской пришел и ее первый по-настоящему крупный успех: «Самым большим для меня событием было выступление в роли Авроры в «Спящей красавице» 17 января 1893 года. Самой ценной была похвала Чайковского, который выразил желание написать для меня балет... Я так надеялась, что Ники вернется к этому дню из Берлина и будет в театре, но, увы, он не поспел». Но по-настоящему «самым ценным», изменившим развитие русской культуры, было другое. На «Спящей красавице» присутствовал мало кому тогда известный Сергей Дягилев. Попал он туда почти случайно, поскольку интереса к балету не проявлял. Однако искусство Кшесинской произвело на него такое впечатление и дало такой заряд, что хватило на всю жизнь - и на триумф его балетных «Русских сезонов» в Париже, и на создание общей атмосферы того, что мы называем Серебряным веком.

Наследник российского престола Николай Александрович Романов
Как бесценный дар приняла она его фотокарточку с подписью «Ники»
(всем другим он подписывал свой лик «Николай»)
Почти 4 года продолжались их отношения, характер которых до сих пор вызывает споры. По одной из самых распространённых и вероятных версий несколько лет, вплоть до женитьбы Николая на немецкой принцессе Алисе Гессен-Дармштадской 7 апреля 1894 года, они были любовниками. Но эта точка зрения напрямую подтверждается только мемуарами самой балерины, в которых она без стеснения пишет о своей влюбленности в Николая и его ответном чувстве. Сам наследник престола нигде прямо не указывал на то, что Матильда стала его любовницей. Впрочем, оно и понятно, его отношения с балериной были обречены на мимолетность. Трону же нужен был брак с особой королевских кровей. Ники женился на Алисе и написал Матильде: «Встреча с тобою останется самым светлым воспоминанием молодости». Он назначил ей последнее свидание за городом, на пустынном Волконском шоссе, у стоявшего на обочине сарая с сеном. Более неподходящей обстановки было трудно себе представить. Ники приехал верхом, Маля – в своем экипаже. Они говорили сбивчиво, невпопад и совсем не о том, о чем хотели сказать. Очень многое осталось невысказанным, но все равно изменить уже ничего было нельзя. Ники уехал обратно на полигон, а Маля долго смотрела ему вслед, пока он не скрылся из вида. Она не плакала, но ее сердце разрывалось от горя. А он все оглядывался и оглядывался… Как оно происходило — неизвестно, но, согласитесь, в выборе места прощания есть нечто оскорбительное. Но и после расставания Матильда сохранила с уже взошедшим на престол и женившемся Николаем II очень теплые и дружеские отношения, разрешил ей обращаться к нему в письмах на "ты" и обещал помогать ей во всем, если ей потребуется помощь, более того, она была одной из немногих, кто мог позволить себе называть русского царя домашним прозвищем «Ники» и всегда могла обратиться за высочайшим покровительством.

Надо сказать, что после помолвки Николай сразу поведал невесте о своих отношениях с Кшесинской и та простила его в назидательном письме: «Что прошло, то прошло и никогда не вернется. Все мы в этом мире окружены соблазнами, а когда мы молоды, то не всегда можем бороться, чтобы устоять перед искушением… Я люблю тебя даже сильнее с тех пор, как ты рассказал мне эту историю. Твое доверие так глубоко трогает меня… Смогу ли я быть его достойной?..» Мале оставались только воспоминания, передаваемые окольными путями приветы, да лишь ей и Ники понятные взгляды, которыми они обменивались при случае. И еще — возможность танцевать для Него. Каждое свое выступление перед государем (а их было множество) Кшесинская воспринимала как праздник. И с особым трепетом — спектакли в Красносельском театре, где она всякий раз встречала и провожала его взглядом, стоя у обращенного на царский подъезд окна гримерской, — почти 25 лет…

Кшесинская страдала. Не желая, чтобы кто-нибудь видел ее страдания, она заперлась дома и почти не выходила. Из-за траура спектаклей в Мариинке практически не было, и Кшесинская приняла приглашение антрепренера Рауля Гюнцбурга уехать на гастроли в Монте-Карло. Она выступала вместе с братом Иосифом, Ольгой Преображенской, Альфредом Бекефи и Георгием Кякштом. Гастроли прошли с большим успехом. В апреле Матильда с отцом выступали в Варшаве. Здесь прекрасно помнили Феликса Кшесинского, и на выступлениях семейного дуэта публика буквально неистовствовала. Но пора было возвращаться в Россию. Пока Кшесинская отсутствовала на сцене, там на место первой балерины, которое Матильда уже считала своим, стала претендовать приехавшая итальянка Пьерина Леньяни. Она практически сразу покорила петербургскую публику своей искрометной техникой. К тому же в связи с помолвкой и свадьбой Николая положение Кшесинской казалось далеко не таким прочным…

Великий князь Сергей Михайлович РомановФото Матильды Кшесинской, ок. 1899
Но... как говорится, свято место пусто не бывает: "В моем горе и отчаянии я не осталась одинокой Великий князь Сергей Михайлович [внук Николая I и двоюродный дядя Николая II], с которым я подружилась с того дня, когда наследник впервые привез его ко мне, остался при мне и поддержал меня. Никогда я не испытывала к нему чувства, которое можно было бы сравнить с моим чувством к Ники, но всем своим отношением он завоевал мое сердце, и я искренне его полюбила" - так написала позднее в своих воспоминаниях Матильда Кшесинская. Считается,что, именно Николай попросил своего двоюродного брата и близкого друга великого князя Сергея Михайловича присматривать за балериной, когда отдалился от неё. В результате Матильда стала любовницей князя. Неженатый Сергей Михайлович, прослывший человеком замкнутым, испытывал к Матильде невероятную привязанность. Он опекал ее многие годы, благодаря чему ее карьера в театре была совершенно безоблачной. Сергей Михайлович купил на имя Кшесинской великолепную дачу. Матильда поблагодарила и для полноты счастья попросила субсидировать еще и приобретение дачной электростанции. “Многие мне завидовали, — сообщала она, — так как даже во дворце не было электричества”.

Впрочем, великий князь Сергей Михайлович, ревниво опекавший Матильду, по своему положению не имел возможности находиться при ней неотрывно, и, дабы балерина не скучала, досуг ее занимали то молодой дипломат Стас Поклевский (“Подарил мне чучело убитого им медведя, а кроме того — механическое пианино...”), то гусар Николай Скалон (“На память о нем у меня остались часы для ношения в петлице — миниатюрный циферблат, окруженный бриллиантами”), то улан Митусов, то великий князь Владимир Александрович (“На Пасху он прислал мне огромное яйцо из ландышей с привязанным к нему драгоценным яичком от Фаберже”). Кшесинская вообще отличалась хозяйственной хваткой. Каждый подарок независимо от ценности заносился в специальный реестр. Каждая обновка, включая юбки, фиксировалась в журнале, причем указывалось, в каком именно шкафу, на какой полке хранится вещь... Ее окружение блистало титулами и званиями. Одни рвались сюда сами, других она улавливала в искусно расставленные сети. “У него, — писала она об очередном “плененном”, — была связь с графиней X., о которой все в городе знали. Я пустила в ход все свое кокетство, чтобы заставить увлечься мною, и этого достигла”.

Портрет Владимира Александровича. 1910.
Этюд к картине "Торжественное заседание Государственного совета".
Репин Илья Ефимович
Чувства Сергея Михайловича проходили жестокие испытания. В 1901 году за Кшенсинской стал ухаживать великий князь Владимир Александрович, дядя Николая II. Но это был лишь эпизод перед появлением настоящего соперника. Соперником стал его сын – Великий князь Андрей Владимирович, двоюродный брат Николая II. Он был на десять лет младше своего родственника и на семь лет младше Матильды. При этом забывается один факт: в семье Романовых очень и очень многие великие князья заводили себе любовниц в балетной среде. Однако ни одна из них не достигла таких высот, как Кшесинская. По той простой причине, что Матильда умела безо всяких постельных дел расположить к себе людей, которые принимали решения не только на высшем, но и на других уровнях.

Так, в 1899 г. она решила уст­роить себе бенефис по случаю десятой годовщины пребывания на сцене. Это было против всех правил - бенефисом обычно отмечали только двадцатилетие службы. Но Кшесинская отправляется к министру двора барону Владимиру Фредериксу. И там, как бы вскользь, упоминает, что свои знаменитые 32 фуэте подряд она смогла исполнить только благодаря ему: «Я пояснила, что для исполнения 32 фуэте на одном месте нужно иметь перед глазами какой-нибудь заметный предмет. Министр сидел в партере, в середине ряда, а его ордена сияли даже в полутёмном зале». Судьба незаконного бенефиса была решена.

Матильда Кшесинская и Великий князь Андрей Владимирович.
Бенефис 13 февраля 1900 года, устроенный с неслыханным доселе размахом (по окончании представления за Матильдой отправились 5 подвод, нагруженных цветами), стал этапным в судьбе Кшесинской — с этого момента начался ее роман с великим князем Андреем Владимировичем. И здесь не обошлось без мистики — на торжественном ужине посаженный за столом слева от примы князь Андрей случайно опрокинул на ее платье бокал с красным вином, в чем Маля увидела доброе предзнаменование. И точно — «С этого дня в мое сердце закралось сразу чувство, которого я давно не испытывала; это был уже не пустой флирт… мы все чаще и чаще стали встречаться, и наши чувства друг к другу скоро перешли в сильное взаимное влечение». Князю было 22 года, Маля же была старше его на 7 лет. Кшесинская опять начала вести дневник, заброшенный после прощания с Ники, что в ее глазах уравнивало по искренности и силе чувств два этих романа. Матильда оказалась покорена кузеном императора. «Великий Князь Андрей Владимирович был удивительно красив и очень застенчив. Во время обеда нечаянно он облил мое платье красным вином. Я увидела в этом предзнаменование, что это принесет мне много счастья в жизни…». «Это был уже не пустой флирт… Со дня моей первой встречи с великим князем Андреем Владимировичем мы всё чаще и чаще стали встречаться, и наши чувства друг к другу скоро перешли в сильное взаимное влечение», – пишет Кшесинская дальше. Пик отношений пришелся на лето — князь Андрей служил в Красном Селе, его путь в северную столицу лежал через Стрельну, и дача Кшесинской была идеальным местом для встреч. Одну из которых, 22 июля, они потом стали ежегодно праздновать как день свадьбы (официально они поженились только в январе 1921 года).

Матильда Кшесинская в балете "Талисман", 1898

в роли Эсмеральды в балете Цезаря Пуни «Эсмеральда» в Мариинском театре, 1899 год
Мужчины рода Романовых летели к Матильде, словно бабочки на огонь. Почему? Теперь уже никто из них не объяснит. Внешность её была заурядная, если не сказать хлеще. Впрочем, иные современники так и выражались, называя Кшесинскую «кургузым оковалком». И было за что. При росте 153 см она весила 50, а впоследствии и 60 кг. Грудь плоская, «корма» тяжёлая, ноги короткие и довольно толстые. Плюс невоздержанность в еде, что при её данных совершенно неприемлемо. Педагог её класса, «душа русского балета» Лев Иванов, неоднократно делал Кшесинской замечания: «Жаль, что такая талантливая артистка так сильно располнела». Но балерина искусно манипулировала поклонниками – завязав отношения с Андреем, она так и не рассталась с Сергеем. И ничего нет удивительного, что ее карьера шла в гору. Неважные данные компенсировались совершенно ураганной техникой и страстью. Да, современники не отказывали ей в признании таланта, но подспудно все понимали, что талант этот пробился наверх не с помощью страшной борьбы за существование, а несколько иным способом. Особенно хорошо об этом написано у Владимира Аркадьевича Теляковского, директора императорских театров, в его "Воспоминаниях". "М. Кшесинская прекрасно танцевала и была также бесспорно выдающаяся русская балерина. Для (Кшесинской)... успех на сцене был средством: стремления ее были более грандиозны и обширны, и роль только балерины, хотя и выдающейся, не удовлетворяла ее смолоду. М. Кшесинская уже на тринадцатом году службы вышла по собственному желанию из состава балетной труппы. Силы свои она берегла для другой цели. М. Кшесинская была женщина бесспорно умная. Она отлично учитывала как сильные, так в особенности и слабые стороны мужчин, этих вечно ищущих Ромео, которые о женщинах говорят все, что им нравится, и из которых женщины делают все, что им, женщинам, хочется".

В самом начале её карьеры теа­тральный критик Александр Плещеев заметил: «У мадемуазель Кшесинской крепкие пуанты… меня поразила удивительная точность движений дебютантки и её стиль». А вот Аким Волынский - уже насчёт эмоций и артистизма: «От вычурно кричащих линий её демонического искусства веет иногда морозным холодком… Черно­глазая дьяволица балета без конца повторяет под «браво» всего зала свои невиданные фигуры, свой ослепительно-прекрасный диагональный танец через сцену». Характерный момент - Матильда, внимательно читавшая все критические отзывы, уцепилась за слово «демонический». В ход тут же было пущено старинное семейное предание Кшесинских, пришедшееся очень кстати. Дед Матильды, Ян Кшесинский, будучи музыкантом-виртуозом, вроде бы общался и даже концертировал вместе со знаменитым «дьяволом скрипки» - Никколо Паганини. Отличный пиар-ход. Пиар сейчас понимают в основном как рекламу, хотя изначально это налаживание общественных связей. Пожалуй, именно в этом и состоял основной талант Кшесинской. Ей удалось сделать то, к чему подспудно стремится любой артист - переформатировать театр или даже целое направление под себя.

Матильда Кшесинская в балете "Баядерка" 1900
Матильда Кшесинская в балете "Дочь Фараона" 1900
Она стала примой Мариинского театра и фактически весь репертуар был построен под нее. "Казалось бы, балерина, служа в дирекции, должна принадлежать репертуару, а тут оказывалось, что репертуар принадлежит М. Кшесинской, и как из пятидесяти представлений сорок принадлежат балетоманам, так и в репертуаре — из всех балетов более половины лучших принадлежат балерине Кшесинской. Она считала их своею собственностью и могла дать или не дать их танцевать другим. Бывали случаи, что выписывали из-за границы балерину. В контракте у нее были обусловлены для гастролей балеты. Так было с балериной Гримальди, приглашенной в 1900 году. Но когда она вздумала один балет, обозначенный в контракте, репетировать (балет этот был «Тщетная предосторожность»), Кшесинская заявила: "Не дам, это мой балет." Начались - телефоны, разговоры, телеграммы. Бедный директор метался туда, сюда. Наконец шлет министру шифрованную телеграмму в Данию, где тот в это время находился при государе. Дело было секретное, особой государственной важности. И что же? Получает такой ответ: «Так как балет этот Кшесинской, то за ней его и оставить»".

Балетный сезон Кшесинская закончила раньше срока — и на 6-м месяце беременности она умудрялась танцевать, хотя в профиль ее изменившаяся фигура уже бросалась в глаза. Когда округлился животик балерины, начались пересуды. В отцы записали и Сергея, и Андрея, и балетного Козлова. Репетируя перед спектаклем в Эрмитажном театре Зимнего дворца, она постаралась тщательно обдумать каждый поворот, чтобы лицезревшая ее царская чета ничего не заметила. С середины февраля Кшесинская передала свои партии новым восходящим звездам Анне Павловой и Тамаре Карсавиной (прежде она, как подлинная прима, запрещала вводить в свои балеты других танцовщиц).

Фотопортреты по мотивам балета "Комарго", 1902
в балете "Комарго" и в русском танце, 1902
18 июня 1902 года в Стрельне, на великолепной даче, купленной князем Сергеем Александровичем на имя Кшесинской, родился сын Владимир, получивший по Высочайшему указу от 15 октября 1911 года фамилию «Красинский» (по семейному преданию, Кржезинские происходили от графов Красинских), отчество «Сергеевич» и потомственное дворянство. Роды было трудными, с риском потерять и мать, и ребенка, но в итоге все закончилось благополучно. Едва придя в себя, Маля выдержала тяжелый разговор с князем Сергеем Михайловичем — тот знал, что не он отец младенца, но простил неверную, заверил ее в том, что отныне останется для нее верным другом. Конечно, Маля очень хотела назвать сына Николаем, однако ее упросили этого не делать, и мальчика окрестили Владимиром — в честь отца князя Андрея. Проблема возникла и с отчеством — великая княгиня Мария Павловна была категорически против отношений сына с Кшесинской, поэтому Сергей Михайлович великодушно позволил дать младенцу свое отчество (до брака Матильды с князем Андреем их сын по документам именовался Владимиром Сергеевичем Красинским) и до конца жизни считал его своим сыном. Собственно, от кого из Романовых родился этот ребенок, неизвестно и по сию пору. В своих воспоминаниях Матильда Феликсовна написала, что в тот год впервые почувствовала себя по-настоящему счастливой: «У меня был сын, я любила Андрея и он меня. Сергей вел себя бесконечно трогательно, к ребенку относился как к своему и продолжал меня баловать». Помимо этого, она в полной мере ощутила заботу и участие в своей судьбе великокняжеской семьи, которая не забывала регулярно доносить до нее хоть и нечастые, но очень дорогие свидетельства того, что государь по-прежнему о ней помнит.

Как писал историк Широкорад А.Б. в своей книге "Падение Порт-Артура": "...Возникает вопрос: как нищая танцовщица Матильда Кшесинская стала одной из богатейших женщин России? Жалованье солистки Мариинского театра? Да она больше на наряды тратила! Связь в 1890-1894 годах с наследником престола цесаревичем Николаем? Там тоже были гроши. В конце 1890-х годов Кшесинская покупает загородный дворец в Стрельне. Балерина капитально отремонтировала его и даже построила собственную электростанцию. «Многие мне завидовали, так как даже во дворце [Зимнем. — А. III.] не было электричества», — с гордостью отмечала Кшесинская. В Стрельненском дворце Кшесинской накрывались столы на тысячу с лишним персон. В день рождения Матильды даже менялось железнодорожное расписание поездов, проходивших через Стрельню...

Танцовщица уже вступала в свое пятое десятилетие. Официально она оставила службу, «согласно прошению, по домашним обстоятельствам, с 1 июня сего 1904 года». Но дирекция приглашала ее на отдельные балеты, уплачивая 500 рублей за спектакль, ей было присвоено звание заслуженной артистки. Она не помышляла об уходе и после двадцатилетнего юбилея. Даже упрямый Фокин сдался и выступил с ней в «Шопениане».

Особняк Кшесинской в 2013 г.
Интерьер большого зала в особняке Кшесинской (создан арх. А. И. Дмитриевым в 1905—1906 годах, затем утрачен, восстановлен в 1987 году).
Весной 1906 года Кшесинская покупает участок земли на углу Кронверкского проспекта и Большой Дворянской улицы и заказывает проект дворца архитектору Александру фон Гогену. К концу 1906 года двухэтажный дворец закончен. Его длина 50, а ширина 33 метров.

О дворце писали — все было построено и обставлено по желанию и вкусу Кшесинской: зал — в стиле русский ампир, салон — в стиле Людовика XVI, спальня и уборная — в английском стиле и т.д. Стильную мебель поставил известный французский фабрикант Мельцер. Люстры, бра, канделябры и все прочее, вплоть до шпингалетов, было выписано из Парижа. Дом с прилегающим садом — маленький шедевр фантазии Матильды Кшесинской. Вышколенные горничные, французский повар, старший дворник — георгиевский кавалер, винный погреб, экипажи, автомобили и даже коровник с коровой и женщиной-коровницей. Любила Матильда попить молочка. Был, разумеется, и большой зимний сад.

Отметив новоселье, Матильда Феликсовна постаралась, чтобы о ее доме говорил весь город — только что экскурсии к себе не водила. Особо же Кшесинская гордилась двумя гардеробными комнатами: в одной хоть и с трудом, но разместились ее многочисленные наряды, а в другой — театральные костюмы и аксессуары (теперь ей достаточно было написать посыльному номер шкафа, чтобы любой наряд без проволочек был доставлен туда, куда требовалось).

Кшесинская с фокстерьером Джиби и козочкой
Для гостей-мужчин был предусмотрен замечательный винный погреб (о пополнении запасов заботился князь Андрей), где устраивались шумные пиршества по торжественным случаям. Публике попроще — простым горожанам, любующимся буржуазным роскошеством сквозь ажурную ограду, — тоже предлагалось своеобразное зрелище: на газоне постоянно гуляли свинья, фоксик Джиби и козочка, выступавшая с Малей в «Эсмеральде» (корову, предназначенную давать свежее молоко для хозяйского сына, щипать элитную траву во двор не выпускали).

Откуда все это? Нетрудно догадаться, что источником благосостояния Матильды... был огромный военный бюджет России. Тот самый бюджет, к которому имели доступ Великие князья и в частности Сергей Михайлович. Во всех своих ролях она "блистала": выходила на сцену, увешанная настоящими драгоценностями - бриллиантами, жемчугами, сапфирами... Ее облуживал сам Фаберже и делал многие вещи по заказу Великих князей. Да, она танцует все это время, но балет для нее не работа, а всего лишь развлечение, хотя, надо отдать должное, она талантлива и все делает для того, чтобы быть в форме. И все, для того, чтобы убрать конкурентов и конкуренток! На этот счет есть интересная запись в мемуарах великой балерины Тамары Карсавиной: "Я вспоминаю еще один случай со штрафом, имевший серьезные последствия. Он произошел во время директорства Сергея Михайловича Волконского. Однажды Матильда Кшесинская надела на спектакль свой собственный костюм, проигнорировав распоряжение Волконского выйти на сцену в костюме, специально сшитом для роли. На следующий день она была оштрафована. Кшесинская рассердилась и стала добиваться отмены, и через несколько дней в «Вестнике» появился приказ министра двора об отмене штрафа. Князь Волконский тотчас же подал в отставку. [По другим сведениям, он отказался специально для Кшесинской восстанавливать балет «Катарина, дочь разбойника», после чего под давлением покровителей балерины Волконскому пришлось подать в отставку.] Его заслуженно очень любили, и общество с негодованием восприняло неуважение, проявленное по отношению к одному из своих членов. В театре стали происходить враждебные манифестации, направленные против Кшесинской, находившейся в ту пору на вершине своего таланта (по виртуозности она не уступала Леньяни, а по актерским качествам даже превосходила ее), — дорого она заплатила за свой кратковременный триумф.

Матильда Кшесинская
Фото из французского журнала "Le Theatre" 11 мая 1909
Матильда сама выбирала время для своих спектаклей и выступала только в разгар сезона, позволяя себе длительные перерывы, на время которых прекращала регулярные занятия, и безудержно предавалась развлечениям. Всегда веселая и смеющаяся, она обожала приемы и карты; бессонные ночи не отражались на ее внешности, не портили ее настроения. Она обладала удивительной жизнеспособностью и исключительной силой воли. В течение месяца, предшествующего ее появлению на сцене, Кшесинская все свое время отдавала работе — усиленно тренировалась часами, никуда не выезжала и никого не принимала, ложилась спать в десять вечера, каждое утро взвешивалась, всегда готовая ограничить себя в еде, хотя ее диета и без того была достаточно строгой. Перед спектаклем она оставалась в постели двадцать четыре часа, лишь в полдень съедала легкий завтрак. В шесть часов она была уже в театре, чтобы иметь в своем распоряжении два часа для экзерсиса и грима. Как-то вечером я разминалась на сцене одновременно с Кшесинской и обратила внимание на то, как лихорадочно блестят ее глаза.

ШАРЖ БРАТЬЕВ ЛЕГАТ
С самого начала она проявляла ко мне большую доброту. Однажды осенью, в первый сезон моей работы в театре, она прислала мне приглашение провести выходные дни в ее загородном доме в Стрельне. «Не трудись брать с собой нарядные платья, — писала она, — у нас здесь по-деревенски. Я пришлю за тобой». Мысль о скромности моего гардероба сильно беспокоила меня. Матильда, по-видимому, догадалась об этом. Она подумала и о том, что я не знаю в лицо ее секретаря, поэтому приехала за мной на станцию сама. У нее гостила небольшая группа друзей. В роли хозяйки Матильда была на высоте. У нее был большой сад неподалеку от побережья. В загоне жило несколько коз, одна из них, любимица, выходившая на сцену в «Эсмеральде», ходила за Матильдой словно собачка. Весь день Матильда не отпускала меня от себя, оказывая бесчисленные знаки внимания... У меня создалось впечатление, что все окружающие подпадали под обаяние ее жизнерадостной и добродушной натуры. Но даже я при всей своей наивности понимала, что окружавшие ее лизоблюды источали немало лести. И это вполне объяснимо, принимая во внимание то положение, которое занимала знаменитая танцовщица, богатая и влиятельная. Зависть и сплетни постоянно следовали за ней. Весь тот день меня не покидало чувство недоумения — неужели эта очаровательная женщина и есть та самая ужасная Кшесинская, которую называли бессовестной интриганкой, разрушающей карьеры соперниц.

- Если кто-нибудь тебя обидит, приходи прямо ко мне. Я за тебя заступлюсь, — позже сказала она и впоследствии сдержала слово: ей представилась возможность вмешаться и вступиться за меня. Я стала получать значительно меньше ролей, выяснилось, что директору внушили, будто у меня слишком много работы. Одна знаменитая балерина, не принадлежавшая, по-видимому, к числу моих доброжелательниц, неожиданно проявила чрезмерную заботу о моем здоровье, попросив директора не перегружать меня, поскольку я больна чахоткой. Директор, введенный таким образом в заблуждение этой напускной заботой, проявляя истинное сочувствие, стал постепенно сокращать мой репертуар."

С Великим князем Андреем Владимировичем
и сыном в Бельгии, 1907 год
Не смотря на то, что еще в 1904 году Матильда Кшесинская ушла со сцены, она сохранила за собой право на роли в спектаклях и не разрешает их никому другому танцевать. После ухода Кшесинской из театра интриги только еще больше усилились. Стало ясно, что не Кшесинскую надо в этом обвинять. После долгих уговоров она согласилась вернуться на сцену в качестве приглашенной балерины – на отдельные спектакли.В это время в Мариинском театре началась эпоха Михаила Фокина – балетмейстера, пытавшегося радикально обновить балетное искусство. На сцену пришли новые танцовщики, способные воплотить его идеи и затмить Кшесинскую, – Тамара Карсавина, Вера Трефилова, гениальная Анна Павлова, Вацлав Нижинский. Кшесинская была первой партнершей Нижинского и очень ему покровительствовала. Поначалу поддерживала она и Фокина – но потом взаимопонимание между ними исчезло. Балеты, которые ставил Фокин, не были рассчитаны на балерину типа Кшесинской – в них блистали Павлова и Карсавина, а Кшесинской идеи Фокина были противопоказаны. Фокин и Кшесинская находились в состоянии позиционной войны, переходя от интриг к обороне, заключая тактические перемирия и тут же их нарушая. Кшесинская станцевала заглавную партию в первом балете Фокина «Эвника» – но тот сразу же передал эту роль Павловой. Кшесинская была задета. Все дальнейшие ее попытки танцевать в балетах Фокина также были неудачны. Чтобы восстановить свою репутацию, Кшесинская в 1908 году уезжает на гастроли в Париж. Первоначально ее партнером должен был быть Нижинский, но он в последний момент заболел, и с Кшесинской поехал ее постоянный партнер Николай Легат. Успех не был настолько сокрушающим, как того хотела Кшесинская, – в то время в Гранд-Опера блистали итальянские виртуозки. Но тем не менее ее наградили Академическими пальмами и пригласили на следующий год. Правда, говорили, что решающую роль в этом сыграли деньги ее высоких покровителей…

На следующий год Дягилев организовал свой первый Русский сезон в Париже. Пригласили и Кшесинскую. Но, узнав, что Павлова будет танцевать «Жизель» – в котором она была бесподобна, – а самой Кшесинской предлагают лишь небольшую партию в «Павильоне Армиды», она отказалась, приняв вместо этого приглашение Гранд-Опера. Как это ни странно, успех дягилевской труппы парадоксальным образом поднял и успех Кшесинской. Искусство виртуозного классического танца, представляемого Кшесинской, позволило говорить о многообразии талантов русского балета.

К тому времени Кшесинская уже была злейшим врагом Дягилева и Фокина и при любой возможности старалась им насолить. Например, русская пресса писала о гастролях дягилевской труппы как о полном провале по сравнению с триумфом Матильды Кшесинской. Она даже собиралась на следующий год сама собрать труппу из лучших артистов балета для турне по Европе, но по каким-то причинам это не получилось. Контакт с Дягилевым был вскоре налажен. Тот быстро понял, что имя примы-балерины, дважды успешно гастролировавшей в Гранд-Опера, привлечет публику. Кроме того, Кшесинская не скупилась на расходы, а у Дягилева всегда не хватало денег. Для гастролей в Англии Кшесинская купила декорации и костюмы «Лебединого озера» и оплатила игру известного скрипача Эльмана. В этом балете Кшесинская танцевала вместе с Ни жинским – и затмила его. Ее 32 фуэте в сцене бала произвели фурор. Нижинский рвал и метал.


Дягилев не возобновил контракта с Фокиным. Тот сосредоточился на работе в Мариинском театре. Разрыв с дягилевской антрепризой и вынужденный союз с Кшесинской вызвали у него депрессию, немедленно проявившуюся в творческих неудачах. А война 1914 года окончательно привязала Фокина к Мариинке и упрочила его зависимость от Кшесинской, которая продолжала оставаться полновластной хозяйкой театра.

Кшесинская продолжала выступления с неизменным успехом, но она сама понимала, что возраст у нее уже не тот. Перед началом каждого сезона она звала на репетицию сестру и подруг по театру, чтобы они честно сказали ей, можно ли ей еще танцевать. Она не хотела показаться смешной в своих попытках не замечать времени. Но именно этот период стал одним из лучших в ее творчестве – с появлением у нее нового партнера, Петра Николаевича Владимирова, она словно обрела вторую молодость. Он окончил училище в 1911 году. Кшесинская влюбилась в него – может быть, это было одно из самых сильных ее увлечений за всю жизнь. Он был очень красив, элегантен, прекрасно танцевал и поначалу смотрел на Кшесинскую с почти щенячьим восторгом. Он был моложе ее на 21 год. Специально для того, чтобы танцевать с ним, Кшесинская решила выступить в «Жизели» – балете, в котором блистали Павлова и Карсавина. Для балерины в сорок четыре года это была совершенно неподходящая партия, к тому же Кшесинская не умела исполнять лирико-романтические роли. Кшесинская впервые потерпела неудачу. Чтобы подтвердить свою репутацию, Кшесинская тут же решила станцевать свой коронный балет – «Эсмеральду». Еще никогда она не танцевала с таким блеском… Великий князь Андрей Владимирович, готовый делить любовницу с равным, был в ярости, и вызвал танцора на дуэль, которая состоялась в Булонском лесу под Парижем. Неудачному "донжуану" оскорбленный представитель рода Романовых прострелил нос, да так, что медикам пришлось собирать его по кусочкам. Но, удивительное дело, великий князь и на этот раз простил ветреную возлюбленную. Как бы там ни было, Кшесинская была любящей женой и замечательной, заботливой матерью

По некоторым воспоминаниям влияние Кшесинской простиралось и за пределы театрального мира. Великий князь Николай Николаевич жаловался, что не может навести порядок в артиллерийском ведомстве и необходимым образом наладить поставки снарядов на фронт, так как в распределении государственных заказов замешана Матильда Кшесинская. Современники утверждали, что великий князь Сергей Михайлович, член Совета государственной обороны, «отщипывал» для своей ненаглядной понемногу из военного бюджета страны. Историки считают, что именно из-за этой хрупкой женщины, Россия проиграла Первую мировую войну. Говорят, что Матильда Кшесинская лоббировала интересы оружейных фирм Франции в российском правительстве и, получала, естественно, огромные комиссионные за это. А французские поставщики (и правительство Франции) оставили Россию без тяжелой артиллерии, что привело к поражению России от оснащенной и готовой к войне Германии. Также, считается, что на совести Кшесинской и закупка некачественной военной техники накануне войны.

Матильда Кшесинская с сыном Владимиром, 1916 год
...Однако, слуги, французский повар, винный погреб и даже коровник, чтобы было свеженькое молочко для Вовы, остались в дореволюционной жизни. 19 марта 1917 года газета "Рампа и жизнь" опубликовала обличительный материал "Бывшая метресса бывшего царя", посвященный фаворитке последнего императора: "Г-жа Кшесинская, как оказывается, играла роль не только в балетной среде, но и в других областях русской жизни, как, например, в промышленности. У балерины сохранился целый ряд телеграмм за подписью великого князя Сергея Михайловича, явно подтверждающих коммерческие взаимоотношения балерины и князя... Из различных телеграфных сообщений странного шифрованного характера явствует, что госпожа Кшесинская участвовала в крупных коммерческих делах, пользуясь услугами и влиянием великого князя... 15-го марта балерина Кшесинская явилась к А.Ф. Керенскому и заявила, что она не думала скрываться и готова отдать себя в руки властей. А.Ф. Керенский ответил балерине, что надобности в ее аресте пока не встречается и предложил ей дать подписку о невыезде..." Кшесинская с сыном, верной горничной и старым слугой в спешке отбыли из мятежного Питера в Кисловодск, где её ждал будущий муж — великий князь Андрей Владимирович.

Шарж Ре Ми (Николай Ремизов)
Юнкера в бывшем особняке балерины Кшесинской
после переезда из него Центрального Комитета
и Петроградского Комитета РСДРП(б),
6 июня 1917 года
Опустевший особняк самовольно заняли солдаты мастерских запасного автобронедивизиона, по договорённости с которыми сюда же перебрались Петербургский комитет РСДРП(б), его военная организация, а затем и ЦК РСДРП(б), экспедиция газеты «Правда», редакция газеты «Солдатская правда». С 3 (16) апреля 1917 по 4 (17) июля 1917 здесь работал В.И. Ленин, вещая с балкона народу, как счастливо все заживут. Так здание превратилось, как писали петроградские газеты, в «главный штаб ленинцев». Последней каплей было то, что Кшесинская увидела соратницу Ленина – Колонтай, одетую в шубу, которую подарил Матильде ее венценосный поклонник. Она предприняла попытки вернуть свою собственность через суд, требуя выселить Ульянова! Что удивительно: 5 мая 1917 года мировой судья 58-го участка Чистосердов постановил всем революционерам убраться из «из дома № 2-1 по Б. Дворянской ул. в течение 20 дней». После этого Центральный и Петербургский комитеты РСДРП(б) вынуждены были официально заявить о выезде из особняка Кшесинской, но военная организация партии наотрез отказалась выполнить судебное решение, а Петербургский комитет также вскоре фактически вернулся обратно. Иск же в отношении В. И. Ульянова был оставлен без рассмотрения в связи с «непроживанием» последнего в особняке. Утром 6 июля 1917 года во время вооружённого конфликта с большевиками правительственные войска заняли здание. Были арестованы семь большевиков, среди которых был охранник В. И. Ленина — Василий Васильев, которые всё ещё занимались эвакуацией партийных документов. После этого особняк был занят самокатным батальоном, прибывшим в Петроград. Солдаты хозяйничали в особняке, разрушая и растаскивая всё, что ещё осталось. Адвокат Кшесинской присяжный поверенный Владимир Хесин продолжал подавать новые иски, теперь добиваясь не только возвращения здания прежней владелице, но и возмещения нанесённого ущерба, который он оценил в треть миллиона рублей...

Кстати, считают, что этот особняк хранит еще не мало тайн. Есть сведения, что о дате переворота Кшесинская узнала на 2 дня раньше, чем сам император. Балерина сразу пошла к Фаберже, с собранным сундучком самых дорогих украшений, чтобы ювелир помог их сохранить. Остальное ценное имущество балерина также сумела своевременно спрятать. Впрочем, большевикам удалось изъять некоторые уникальные сокровища Матильды Кшесинской: цветы из драгоценных камней, находящиеся в вазах, выполненных их горного хрусталя; елочку из золота, украшенную льдинками из бриллиантов. Помогла большевикам в этом служанка балерины, которая и указала солдатам место нахождения небольших тайников хозяйки. Предполагается, что все сокровища балерины упрятаны в 20 больших ящиках. Для хранения такого количества драгоценностей требовался тайник достаточно большого размера. Пожалуй, Кшесинская не зря так «билась» за особняк. Возможно именно там и находился тайник, либо с ним связана какая-то нераскрытая до сих пор тайна...


Но согласно записям, в дневнике балерины, ее самой любимой драгоценностью были не многочисленные украшения из бриллиантов и сапфиров, а выкупленный за огромные деньги (великим князем Сергеем Михайловичем по просьбе императора Николая II) у Николая Гумилева древний золотой гребень, привезенный им из археологической экспедиции на Белое море, который получил название «Гиперборейский». Вот как сам Гумилев описывал свою находку: «Для раскопок мы выбрали каменную пирамиду на острове, который носит название Русский Кузов, к сожалению, пирамида оказалась пустой, и мы уже собирались закончить работу на острове, когда я попросил рабочих, ни на что особенно не рассчитывая, разобрать небольшую пирамиду, которая находилась метрах в десяти от первой. Там, к моей неимоверной радости, оказались плотно подогнанные друг к другу камни. Уже на следующий день мы сумели вскрыть это захоронение. Викинги не хоронили своих умерших и не строили каменные усыпальницы, я сделал вывод, что это захоронение относится к более древней цивилизации. В могиле был скелет женщины [2,5 метрового роста], никаких предметов, кроме одного. Около черепа женщины находился золотой гребень изумительной красоты и удивительной работы, на верху которого девушка в облегающей тунике сидела на спинах двух несущих ее дельфинов». Никто из исследователей не смог сказать к какой цивилизации принадлежала золотая находка. Матильда Кшесинская утверждала, что приобретение этого гребня стало началом неожиданных мистических перемен в ее жизни. Так, если гребень был на ней, все ее планы всегда сбывались. Анализ золота, из которого сделан гребень, показал большую пластичность гребня. И еще, проба золота гребня оказалась 1000! Как известно, такой пробы не существует на нашей планете! «Есть все основания полагать, следуя семейным преданиям, что гребень до сих пор лежит в тайнике особняка Кшесинской в Петербурге», – говорит петербургский общественный деятель и исследователь Константин Севенард, считающий себя потомком Кшесинской. Косвенным доказательством является тот факт, что после Октябрьской революции 1917 года большевики в поисках уникального гребня одним из первых захватили именно этот особняк, а американские масоны предлагали самой Кшесинской продать гребень за 4,5 миллиона золотых рублей. Севенард, изучив все дневники и письма балерины, утверждает, что Кшесинская считала «Гиперборейский гребень» своеобразным катализатором революции. Так же считается, что этот гребень появится в 2017 году, т.е. ровно через 100 лет после его утраты.

Матильда Кшесинская в зимнем саду своего особняка 1916
Санкт-Петербург. Особняк Кшесинской. Зимний сад.
Поразительно, что Кшесинская (как, впрочем, и все царское семейство), будучи осведомленной о положении в стране гораздо больше других, надвигавшуюся революционную грозу заметила слишком поздно. Хоть и старалась делать вид, что живет интересами государства. Когда началась война, открыла собственный лазарет на 30 коек для раненых солдат, два года щедро его содержала, даже на театр военных действий съездила. Убийство Распутина восприняла как чудовищное преступление перед царской семьей. Отречение государя просто не умещалось в ее голове: как такое допустил верноподданный народ? А революционные массы заметила только в момент, когда шальные пули в ее зимнем саду побили стекла…


Дача Кшесинской в Кисловодске
Лишившись крыши над головой и всего нажитого добра, почти полгода Кшесинская с сыном ютилась по чужим углам друзей и поклонников, пока наконец решилась уехать на юг, надеясь хотя бы там укрыться от всяких потрясений. В Кисловодске их ждал князь Андрей (раньше перебравшийся туда с матерью и братом), там же оказалось и множество петербургских знакомых. В Пятигорске великий князь Андрей Владимирович попал в руки большевиков, но те, так и не определившись, в чем он виноват, отпустили его на все четыре стороны. Вместе с сыном Кшесинская скиталась по югу России, где власть менялась, словно в калейдоскопе. Вместе с Добровольческой армией, которая то наступала, то сдавала большевикам завоеванные позиции, Кшесинская с потоком беженцев попала в Тамбиевский аул, добралась до Балтапашинска и осенью 1918-го наконец осела в Анапе.

Что касается так называемой «дачи Кшесинской» в Кисловодске (на проспекте Ленина, недалеко от Ребровой балки), то на самом деле, великой балерине эта усадьба никогда не принадлежала. Бурные слухи заставили ее даже в своих мемуарах упомянуть, что собственной недвижимости у нее в Кисловодске не было. Сказку про принадлежность усадьбы великой балерины придумал в 1920-х гг. один из частных экскурсоводов для завлечения публики на свои экскурсии. Что касается Матильды Кшесинской, то, уехав из революционного Петрограда, она недолгое время действительно жила в Кисловодске, но точное место её пребывания здесь неизвестно. Возможно, что таким местом и была эта "золотая дача", которую историки (в том числе и историки архитектуры) называют дачей Твалчрелидзе.

Во время этих мытарств Матильда Феликсовна узнала о гибели великого князя Сергея Михайловича и с тех пор винила в его смерти себя — он слишком задержался в Питере, хлопоча об имуществе Кшесинской, был увезен большевиками в Алапаевск и там расстрелян вместе с другими членами царской семьи. Умирая в заброшенной шахте, он сжимал в руке маленький золотой медальон с портретом Матильды Кшесинской и надписью "Маля". Месяц спустя разлетелась весть о расстреле в доме Ипатьева всей семьи Николая II. А через 2 года, уже в эмиграции, князь Андрей встретился со следователем Соколовым, которому адмирал Колчак поручил провести следствие о гибели семьи государя в Екатеринбурге и убийстве членов царской семьи в Алапаевске. И Матильде передали найденный на останках князя Сергея Михайловича золотой медальон с ее фотографией. А в смерть Ники, поскольку никаких верных доказательств тому не было, Кшесинская и через много лет не хотела верить…

В Крыму Матильда Феликсовна с сыном Володей трудно, но вполне сносно прожила до конца зимы 1920 года. 19 февраля 1920 года она отплыла на итальянском лайнере "Семирамида". За это время князь Андрей сделал все возможное для примирения матери с «неформальной» женой и организовал их отъезд в эмиграцию — без обычной транзитной задержки в Константинополе, сразу до Венеции. У Кшесинской и ее спутников почти не было багажа. У самой Матильды — лишь запасное платье. У Андрея — золотой портсигар да пара запонок от Фаберже. Ну и немного денег — как раз столько, чтобы из Венеции добраться на поезде до французского местечка Кап д'Ай — тут находилась вилла Алам, купленная Андреем за 180000 франков и подаренная Матильде еще в те благословенные годы, когда даже мысль о какой-либо революции могла возникнуть в уме только тяжело больного человека. Приехав на виллу, Маля и Андрей тут же заложили свою недвижимость - надо было приодеться и расплатиться с садовником.

После того как Марии Павловны не стало, 17 (30) января 1921 года в Каннах в Архангело-Михайловской церкви вступила в морганатический брак с великим князем Андреем Владимировичем, который усыновил её сына (тот стал Владимиром Андреевичем). Спустя несколько лет балерина приняла православие, а 30 ноября 1926 года местоблюститель российского престола, великий князь Кирилл Владимирович даровал Мале и её потомству титул и фамилию князей Красинских, а 28 июля 1935 года — светлейших князей Романовских-Красинских - так она породнилась с болгарским, югославским и греческим царями, королями румынским, датским и шведским - Романовы были в родстве со всеми европейскими монархами, и Матильде Феликсовне случалось быть приглашенной к королевским обедам. "И дед, и отец пытались восстановить утерянные права, но это удалось лишь мне после смерти отца", писала в своих мемуарах Матильда Кшесинская.

Матильда Кшесинская в своей балетной школе, 1928-29 год.
Между тем жить княжеской семье в эмиграции было не на что. Вырученные за капдайскую виллу деньги быстро кончились. Они с Андреем перебрались в крошечную двухкомнатную квартирку в небогатом парижском районе Пасси. И Матильда Феликсовна пришла к мысли, что ей нужно открыть свою балетную школу. Имя Кшесинской в Европе еще помнили — в свое время ей рукоплескали Будапешт, Рим, Париж, Вена… Она не ошиблась в своих расчетах: дав первый урок в студии в апреле 1929 года, через несколько лет Кшесинская принимала уже сотню учеников, не только из Франции, но и из Англии, США, Испании. Брать у нее уроки приезжали балетные звезды англичанка Марго Фонтейн и француженка Иветт Шовире. Весьма помогли развитию ее балетного класса другие мастера русской сцены, оказавшиеся за границей: Тамара Карсавина, Анна Павлова, Серж Лифарь, Михаил Фокин и многие другие. Впрочем, и самой Матильде Феликсовне энергии было не занимать — решив в 1936 году официально попрощаться со сценой, Кшесинская выбрала для этой цели лондонский Ковент-Гарден и так раззадорила холодную английскую публику, с триумфом исполнив «Русский танец», что та вызывала 64-летнюю приму 18 раз!

В начале сороковых годов Кшесинская неожиданно увлекается азартными играми, рулеткой и почти разоряется. Матильда Феликсовна играла по-крупному и всегда ставила на 17 - свое счастливое число (считается, что впервые за игровой стол балерина села еще в 1891 году, оказавшись в Монте-Карло, поставив 250 франков на число "17", она сразу выиграла), за что получила прозвище «мадам Семнадцать». Но оно не принесло ей удачи: деньги, полученные за дома и землю, а также средства, которые удалось выручить за бриллианты Марии Павловны, ушли к крупье из казино Монте-Карло. Ее страсть к игре была описана в новелле Бласко Ибаньеса "Пожирательница". Героиня произведения, в которой легко угадывается Кшесинская, живет в особняке на Ривьере, проиграв миллионы, она вынуждена сокращать свои расходы и распродавать драгоценности.

Вторую мировую войну Кшесинская с мужем и сыном пережила во Франции без особых невзгод (число учеников в школе, конечно, сильно сократилось, однако на скромное существование хватало). Она по прежнему оставалась русской и, узнав о вторжении фашистских войск в Россию, записала в своем дневнике: «Что будет с нашей несчастной родиной, что будет с нами!» Однако, сильно поволновались лишь однажды, когда 23 июня 1941 года гестапо арестовало Владимира в числе 300 русских эмигрантов: он входил в кружок русских масонов, а для фашистов любая организация представляла потенциальную опасность. Кого-то из взятых по этому делу расстреляли, но молодой князь не пострадал, и Матильда Феликсовна считала это провидением свыше: в лагере номер Владимира был «119» — ровно 119 (по другим данным - 144) дней сына в заключении и продержали. Родители всеми силами пытались освободить Владимира, М. Кшесинская добилась встречи с главой гестапо Мюллером. В концлагере Владимир отказался поддержать немцев в войне с СССР. После освобождения покинул Францию и оказался в Англии. Вернулся в Париж в августе 1944 года в качестве офицера связи между британской армией и де Голлем, состоя в свите Черчилля. Вскоре выехал в Рим для переговоров с принцем Умберто и маршалом Бадальо. Затем прибыл в Москву в качестве переводчика. Был британским разведчиком, действовавшим под личиной журналиста…

Овдовела Кшесинская в 1956 году — Андрей Владимирович скоропостижно умер на руках жены и сына. Похоронили его в форме лейб-гвардии конной артиллерии, в которой великий князь служил в России. «С кончиною Андрея кончилась сказка, какой была моя жизнь», — написала Кшесинская в своей книге. Но интерес к жизни Матильда Феликсовна сохранила на все оставшиеся ей после ухода мужа полтора десятка лет.

Матильда Кшесинская в последние годы жизни. 1954
Судя по всему, авторитет Кшесинской в мире балета был немалым. Когда в 1950 году в Лондоне была создана Федерация русского классического балета, Матильду попросили взять над ней шефство. В это объединение вошло 15 балетных школ, ее целью декларировалось сохранение канонов русского классического танца и обучение с помощью методики, разработанной в императорских балетных училищах. Матильда согласилась, ей "пришлась по душе идея продолжения традиции русского балета в английских школах танца".

"В 1958 году балетная труппа Большого театра приехала в Париж. Хотя я не хожу больше никуда, деля свое время между домом и танцевальной студией, где зарабатываю, чтобы жить, я сделала исключение и пошла в Оперу посмотреть русских. Я плакала от счастья. Это был тот же балет, который я видела более сорока лет назад, обладатель того же духа и тех же традиций…" - так она написала в своих мемуарах. За 13 лет до смерти Матильда Феликсовна увидела сон. Звонили колокола, слышалось церковное пение, и перед ней вдруг предстал огромный, величественный и любезный Александр III. Он улыбнулся и, протянув руку для поцелуя, сказал: "Мадемуазель, вы будете красой и гордостью нашего балета..." Матильда Феликсовна проснулась в слезах: это произошло больше семидесяти лет назад, на выпускном экзамене в театральном училище, - император выделил ее среди всех, а во время торжественного ужина усадил рядом с наследником престола, цесаревичем Николаем Александровичем. Тем утром 86-летняя Кшесинская и решила написать свои знаменитые мемуары, однако тайны ее очарования не смогли раскрыть даже они.

В старости балерина много и тяжело болела. Отказывали суставы, случались переломы, ее возили в инвалидной коляске. В 1969 году Екатерина Максимова и Владимир Васильев приехали к Матильде Кшесинской. Их встретила маленькая, высохшая, абсолютно седая женщина с поразительно молодыми, полными жизни глазами. Они стали рассказывать, как обстоят дела в России, сказали, что ее имя все еще помнят. Кшесинская помолчала и сказала: "И не забудут никогда".

Могила Матильды Кшесинской
на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа
Матильда Феликсовна скончалась на руках своего сына 5 декабря 1971 года за несколько месяцев до своего столетия. Но, говорят, до последних дней, несмотря на болезни и страдания, в ее глазах сохранялся блеск. Похоронена на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем в одной могиле с мужем и сыном. На памятнике эпитафия: «Светлейшая княгиня Мария Феликсовна Романовская-Красинская, заслуженная артистка императорских театров Кшесинская».

Она пережила свою страну, свой балет, мужа, любовников, друзей и врагов. Исчезла империя, растаяло богатство. Вместе с ней ушла эпоха: люди, собравшиеся у ее гроба, провожали в последний путь блестящий и легкомысленный санкт-петербургский свет, украшением которого она когда-то была…

Андрей Миронов, в роли сотрудника уголовного розыска
и Антония Сантилли — Ольга, внучка русской балерины —
в фильме "Невероятные приключения итальянцев в России"
В 1973 году, спустя 2 года после смерти Кшесинской, на экраны вышел бестселлер советского кино – фильм Эльдара Рязанова "Невероятные приключения итальянцев в России", который начинается эпизодом о кончине бабушки главной героини – в свое время артистки императорского балета, которая признается о спрятанном в Ленинграде кладе. Как считает сотрудник ФСБ РФ (1995–1998 годы) Александр Максимов: "Есть даже такая конспирологическая, может быть, такая версия создания фильма "Невероятные приключения итальянцев в России", что к написанию сценария подтолкнула Рязанова именно смерть Матильды в 1971 году. А в 73-м мы получили вот тот самый фильм, потому что Кшесинская впервые эмигрировала сначала в Венецию, а уже потом закончила свои дни в Париже".


После долгих лет официального забвения вновь взошла звезда Матильды Кшесинской. За последний десяток лет несколько раз переиздавались ее воспоминания. О ней пишут статьи, книги, снимают кинофильмы. Кто же она такая? Звезда русского балета – бесспорно. Но почему напрочь забыты те, с кем Кшесинская выступала на сцене и кого современники считали звездами балета той же величины? Почему никто, кроме узкого круга любителей балета, не знает имен Ольги Преображенской, Тамары Карсавиной, Веры Трефиловой, Ольги Спесивцевой, Юлии Седовой, Елизаветы Герд и многих других? У нас чуть-чуть помнят блистательную Анну Павлову, да и то в значительной степени из-за внимания, уделенного ей советским агитпропом (книги, фильмы).

Матильда Кшесинская является персонажем следующих литературных произведений:
  • В. С. Пикуль. Нечистая сила. Политический роман. — Фрунзе: Кыргызстан, 1991.
  • Борис Акунин. Коронация. — М.: Захаров, 2002.
  • Геннадий Седов.. Мадам Семнадцать. Матильда Кшесинская и Николай Романов. — М.: Текст, 2006. — ISBN 5-7516-0568-3.
  • Т. Бронзова. Матильда. Любовь и танец. — Бослен, 2013
В начале 1996 года в особняке Кшесинской открылась постоянно действующая выставка (сегодня в ее особняке в Санкт-Петербурге расположен Музей политической истории России), посвященная балерине, В 1993 был показан фильм «Матильда Кшесинская. Фантазии на тему», куда вошли несколько чудом сохранившихся кадров хроники, запечатлевших живую Малечку в 1914 году, (фрагменты партий из репертуара балерины — в исполнении Юлии Махалиной). И создание фильма, и открытие выставки были бы невозможны без деятельной помощи бизнесмена Константина Севернарда, правнучатого племянника первой звезды русского балета (правнук Иосифа Кшесинского).

Как считают потомки Кшесинской, на этом фото
Матильда пытается скрыть округлившийся животик.
Из личного архива
По уверениям потомков Кшесинской, этот снимок полностью доказывает, что летом 1911 года Кшесинская родила дочь.
Впрочем, Севернард считает себя прямым потомком Кшесинской, утверждая, что среди «чудом спасшихся от расстрела» лже-детей Николая и Александры, которые, как грибы после дождя (всего историки насчитывают 28 лже-Ольг, 33 лже-Татьян, 53 лже-Марий, 34 лже-Анастасий и 81 лже-Алексея, и это не считая никогда не существовавших якобы тайныех дочерей императорской четы), стали появляться в разных уголках мира практически сразу после трагических событий лета 1918 года, была действительно одна настоящая дочь, но не от его благоверной, а совсем от другой женщины, а именно от Матильды Ксешинской, роман с которой Николая II возобновил в 1910 году - Целина Кшесинская, которую до сих пор считают племянницей прославленной балерины (считается, что именно у Иосифа Кшесинского в 1911 году родилась дочь Целина).

По мнению потомков Кшесинской, Целина -
дочка Матильды и Николая II
Целина вышла замуж за Константина Севенарда и родила ему троих детей: Лидию, Юрия и Федора. Никто из них не сомневался в своем происхождении. Лишь в конце 80-х один из внуков Целины – Константин Севенард по воле судьбы приоткрыл завесу семейных тайн и легенд Матильды Кшесинской. В Нижнем Новгороде, в семейном фотоархиве потомков балерины, Константин Севенард обнаружил несколько крайне важных снимков. Именно они, по мнению Севенарда, и способны перевернуть сложившиеся представления о царской семье. "Эта фотография сделана в 1911 году. Как видите, на ней Матильда Феликсовна далеко не в балетной форме, - Константин Севенард указывает на заметно округлившийся животик балерины. - А вот, к примеру, другой снимок, сделанный позже в том же году. Здесь мы видим уже постройневшую Матильду. Смотрите, она стоит рядом с коляской и с нежностью смотрит на маленькую спящую Целину. Мы считаем, что эти снимки полностью доказывают тот факт, что Матильда Феликсовна летом 1911 родила дочь". Но оставлять малышку у себя было непозволительно – пошли бы пересуды. И она отдала кроху на попечение своего брата Иосифа и его супруги.

Константин Севенард, император всея России
А вот дальше начинается самая настоящая свистопляка с бубном. По словам Константина Севенарда, в апреле 1917 года Матильда добилась того, чтобы ее пустили к императорской семье в Царское Село якобы передать им подарки к Светлой Пасхе. Удалось ей это только благодаря тому, что князь Львов (председатель Временного правительства) был горячим поклонником балета и Матильды Феликсовны в частности. В тот день в царскосельской церкви был расторгнут брак Николая и Александры Федоровны. Почти сразу же в той же церкви Николая обвенчали с Кшесинской. Опять же, в этой ситуации Николай руководствовался, прежде всего, государственными интересами. Весной 1917 года у императорской семьи все еще оставался шанс бежать за границу. Но для этого Николаю нужно было гарантировать, что после него не останется наследников, способных претендовать на престол. Развенчавшись с Алисой, он тем самым лишил их общих детей права престолонаследия. А брак с Кшесинской был заключен для того, чтобы сделать наследницей ее и их общую дочь Целину (о которой Временное правительство не знало). А далее немного автобиографических сведений самого Севенарда. "В 1989 году я вместе с однокурсниками отправился в Польшу на экскурсию в Гданьск. После нее я решил доехать до Варшавы, посетить семейный склеп Красинских (по семейному преданию род Кшесинских ведет начало от польских графов Красинских – прим. авт.), - с блеском в глазах продолжает Константин Севенард. – На кладбище я быстро нашел склеп: у нас дома были его фотографии. Я зашел внутрь. В холодном помещении присел на массивную мраморную скамейку. Вдруг я понял, что плита сверху скамейки плохо закреплена. По наитию я приподнял эту плиту и увидел, что скамейка внутри полая. Сразу мелькнула мысль о том, что это хитроумный тайник. Я залез внутрь и нащупал несколько бумажек. Аккуратно, почти не дыша, достал их и ахнул. Прямо сверху лежал Указ Николая II, заверенный его личной подписью. О престолонаследии! В нем Николай признавался, что никакого отречения не было. Кроме того, в нем он завещает наследование престола и имущества Светлейшей княгине Романовской-Красинской (этот титул принадлежал Кшесинской – прим. авт.) и ее прямым наследникам по мужской и женской линии. Под указом лежал церковный документ о заключении союза между Николаем и Матильдой, датированный апрелем 1917 года. Под ним – признание дочери Целины. Но на этом сюрпризы для меня не закончились. В самом низу лежали два сертификата Национального резервного банка Соединенных Штатов Америки на вклад 5 тысяч тонн золота под 6%. Они были составлены на двух языках: русском и английском. Один сертификат был на вклад 3200 тонн золота, другой на 1800 тонн. В сертификате было прописано, что это личный вклад Николая (не государственный!) сроком на 110 лет. После этого распоряжаться золотом могут только прямые потомки Николая. Сделан вклад был в 1913 году. Получается, в 2023 году заканчивается невозвратный период. Также в сертификатах было прописано, что наследники Николая могут в любой момент снимать проценты в виде любой техники и вооружения, производимого в США. Кроме того, в документах были строго оговорены условия, при которых банк должен немедленно вернуть вклад с огромными процентами. Например, если США не вступит в войну с Японией, если Япония нападет на Россию. Забрать их из склепа я не мог: во-первых, потому что из-за времени и неправильных условий хранения многие бумаги буквально рассыпались при малейшем движении [Вот она была, и нету. Пестня грустная такая - БЪ.]. Во-вторых, это доставило бы мне немало неприятностей. Фотоаппарата у меня, чтобы сделать хотя бы снимки, тоже не было. По возвращении из Польши в Ленинград, я позвонил в Ленинградское управление КГБ и сообщил о находке. Также я попросил их снять копии с документов и отдать их мне, но эту просьбу мою так и не исполнили. <...> Но Кшесинская не сдалась: она решила оставить для потомков конверт с письмом и копиями всех документов. Его мне передали в том же 1989 году. В то время я очень много разъезжал в составе разных студенческих делегаций. Почти сразу после поездки в Польшу мы отправились в Антверпен. В качестве переводчика нас там сопровождала баронесса Анна де Кастерле. Однажды мы с ней разговорились, и баронесса рассказала, что в юности посещала балетные классы Матильды Кшесинской в Париже. Когда Анна узнала, что я потомок Матильды Феликсовны, она убедила меня отправиться в Париж. Мол, там меня ждут важные новости. Собрав денег, я поехал в Париж. Там, накануне отъезда я увиделся с князем Мещерским в его роскошном поместье на юго-западе столицы. Князь передал мне конверт с письмом от Матильды и копиями всех тех документов, которые я уже, по воле судьбы, видел в Варшаве. К сожалению, в начале 1990 года мою квартиру в Ленинграде ограбили. Из ценного не пропало практически ничего, кроме того самого конверта со всеми бумагами… Именно поэтому мой отец, Юрий Константинович Севенард – родной сын Целины Кшесинской – в ноябре [2016 - БЪ.] сдал образец ДНК в Институт общей генетики им. Вавилова. Генетики сравнят его с образцом ДНК Николая II. И тогда, надеюсь, все встанет на свои места".

Резюме "Комсомолки": "История, рассказанная правнуком Матильды Кшесинской, больше похожа на блестящий сценарий для очередного голливудского байопика. Здесь есть все: трагическая личность Николая II, тайный и такой запретный брак с блестящей балериной, незаконнорожденная наследница короны, тысячи тонн золота, вывезенного из страны, целый детектив с поиском секретных документов, спрятанные дневники, склепы и ограбления. Пожалуй, этого бы с лихвой хватило даже не на один фильм. И даже неважно, что в истории есть целый ряд нестыковок. Вот, например, почти невероятно представить, что документы практически мировой важности, были спрятаны в расхлябанную скамейку, где их легко мог найти случайный прохожий. Или вот еще: кажущиеся просто нереальными суммы, которые Николай якобы вывез из страны прямо накануне разрушительной Первой мировой. Почему в то самое время, когда Россия в буквальном смысле голодала, он спокойно хранил 5 тысяч тонн золота в США? К слову, весь золотой запас страны к началу войны составлял 1311 тонн золота и Российская империя по этому показателю занимала первое место в мире! Как бы то ни было, время и генетическая экспертиза (если она состоится) все расставят на свои места. Но кто знает, быть может совсем скоро Россия все же услышит о потомках последнего царя Николая II и славы русского балета Матильды Кшесинской".

Мнение кандидата исторических наук Федора Дроздова: "То, что у Николая были отношения с Матильдой Кшесинской – это факт. Но говорить об их связи после женитьбы Николая на Александре Федоровне сложно: даже если они и виделись, все это делалось максимально секретно. Но, извините, я никогда не поверю в то, что Николай в Царском Селе завещал престол своей незаконнорожденной дочери, происхождение которой еще надо будет доказывать. Тем более что в Российской империи приоритетное право престолонаследия всегда было по мужской линии. Напомню также, что Николай отрекся от престола и за себя, и за своего сына Алексея. Теперь что касается личного вклада Николая II в Национальный резервный банк США. Бесспорно, какие-то капиталы царской семьи за рубежом существуют. На них, кстати, и раньше претендовали лже-дети императора. Но невозможно представить себе такой колоссальный частный вклад. Пять тысяч тонн золота – это уже не частные, а государственные объемы! Нереальности всей истории придает то, что важнейшие исторические документы были найдены на кладбище. Подобное может произойти разве что в каком-нибудь захватывающем фильме. Тем не менее, потомки Кшесинской вполне могут проверить свое родство с Николаем II. Но я думаю, скорее всего, «наследники последнего императора» окажутся обычными мошенниками, которые просто захотели пропиариться".


В 2007 год вышел российский четырёхсерийный фильм «Звезда империи» по мотивам биографии балерины Матильды Кшесинской (в роли которой Виктория Садовская-Чилап), в которую были влюблены три Романовых: Николай II, великие князья Сергей Михайлович и Андрей Владимирович.



Весной 2016 года был показан трейлер фильма «Матильда» (премьера которого запланирована к столетию Октябрьской революции, 25 октября 2017 г.) режиссёра Алексея Учителя. В роли Матильды Кшесинской — польская актриса Михалина Ольшанская.



После появления в 2016 году официального трейлера фильма с любовно-эротическими сценами представители общественно0православного движения «Царский крест», возмущенные тем, что Учитель порочит память святого (в 2000 году Николай II и его семья были признаны страстотерпцами), заявили об «искажении исторических событий» и «антироссийской и антирелигиозной провокации в сфере культуры», побудив обратиться в Генеральную прокуратуру России Наталью Поклонскую, депутата Государственной думы РФ, известную своим почитанием Николая II, заявившую, что даже «не будет мараться просмотром» ленты. Последняя утверждает, что фильм содержит сцены, оскорбляющие чувства верующих, и заявляет о необходимости «не допустить нарушения чьих-либо прав», избегая как ограничений свободы творчества, так и посягательства на «конституционные права граждан».
После запроса в Генеральную прокуратуру была проведена проверка материалов фильма, которая, по словам Алексея Учителя, не выявила нарушений. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил об отсутствии позиции Кремля по данной проблеме, так как фильм ещё не готов. Председатель комитета Государственной думы по культуре кинорежиссёр Станислав Говорухин раскритиковал идею о проверке фильма, заявив, что такие инициативы надо «прерывать на корню». Министерство культуры РФ сообщило, что вопрос о выдаче фильму прокатного удостоверения будет решаться после завершения работы над картиной. В декабре 2016 года сообщалось, что прокуратура затребует сценарий фильма в рамках проверки по запросу депутата Поклонской.
Директор канцелярии главы Российского императорского дома Александр Закатов назвал фильм «в большой части» кощунственным, но добавил, что его запрет лишь создаст «лишнюю рекламу и привлечёт дополнительное внимание». Сходную позицию занял епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов). Критически оценив фильм, он сообщил, однако, что требовать запрета фильма — «абсолютно тупиковый и неверный путь».
В январе 2017 года стало известно о поступлении в общественный совет при Министерстве культуры России 20 тысяч подписей с требованием запрета фильма, выборочная проверка которых подтвердила реальное существование подписавшихся. Аналогичного значения достигло число официальных обращений против проката фильма на имя Натальи Поклонской.


В июле 2017 года Поклонская сообщила, что в приложении к очередному депутатскому запросу против фильма содержится 100 тысяч обращений и подписей граждан об оскорблении их чувств. При этом Дмитрий Песков в начале февраля 2017 года счёл невозможным «что-то говорить о картине, которую мы не видели», и предложил дождаться её выхода, посмотреть «всем тем, кто хочет её комментировать», и лишь затем высказать своё мнение.
В конце января 2017 года была обнародована информация, что прежде неизвестная организация «Христианское государство — Святая Русь» в связи с готовящимся выходом фильма разослала директорам кинотеатров письмо, в котором говорилось, что в случае его выхода на экраны «кинотеатры будут гореть». На эту угрозу в феврале 2017 года более сорока российских кинематографистов (среди которых Александр Прошкин, Андрей Смирнов, Павел Лунгин, Александр Гельман, Виталий Манский) ответили открытым письмом, в котором расценили письмо как угрозу потенциальным прокатчикам фильма и «призывы к поджогам кинотеатров и насильственным действиям», а возникшую обстановку — как угрожающую. Они заявили, кроме того, о нежелании попасть «под пресс новой цензуры». Алексей Учитель обратился в Генеральную прокуратуру с жалобами на угрозы экстремистов из незарегистрированной организации и на Поклонскую, а Песков отметил, что угрозы «со стороны анонимных экстремистов … абсолютно недопустимы», как и всякое нарушение законов.
В апреле 2017 года очередная комиссия, на которой настояла Поклонская, рассмотрев текст сценария и два трейлера, усмотрела в фильме навязывание зрителю ложного образа святого Николая II и оскорбление религиозных чувств верующих. При этом эксперты (И. В. Повкин, В. И. Слободчиков, В. Ю. Троицкий и А. Ю. Евдокимов) установили, что именно формирует негативный образ Николая II. Алексей Учитель заявил, что «уже устал от войны госпожи Поклонской с ним и всей съёмочной группой фильма». Результаты экспертизы были направлены в Генеральную прокуратуру.
В июне 2017 года митрополит Ханты-Мансийский Павел разослал благочинным, настоятелям приходов и настоятельнице женского монастыря подведомственной епархии письмо, в котором благословил в июне — июле 2017 года провести сбор подписей за запрет производства и проката фильма «Матильда» и предписал до 1 августа 2017 года представить сведения об их количестве. В письме митрополит Павел выражает мнение, что фильм является «сознательной антиисторической подделкой, направленной на дискредитацию, глумление и клевету, на формирование вполне определённого ложного образа Российского императора Николая II и членов его Семьи» и что картина не только оскорбляет чувства верующих, но и наносит «серьёзный вред нравственному состоянию общества».
Движение "Сорок сороков" заявило о проведении 1 августа 2017 года в ряде городов России массовых акций против выхода фильма на экраны. О намерении присоединиться к организуемому движением «стоянию» против фильма «Матильда» сообщила Наталья Поклонская, которая активно агитировала за акцию, однако московское «молитвенное стояние» против фильма на территории храма Воскресения Христова в Кадашах, собравшее около тысячи человек, прошло без её участия.


Но все эти "наезды" ПГМ-нутых разбиваются об один факт. Представитель объединения членов семьи Романовых в России (с 1999 по 2017 гг.) бывший глава службы протокола администрации Санкт-Петербурга Иван Сергеевич Арцишевский считает, что история отношений Николая II и балерины Матильды Кшесинской в фильме режиссера Алексея Учителя не может расцениваться как оскорбление памяти российского императора и чувств верующих. Арцишевский отметил, что интимная связь цесаревича Николая с балериной - исторический факт. «Абсолютно нормально, что искусство это показывает, это описывает человеческий образ Николая II. Он был человеком со своими слабостями, он был действительно влюблен», - сказал Иван Арцишевский, и добавил, что члены императорского рода в эту дискуссию вмешиваться не будут.


Среди всех этих морально-политических дискуссий об этичности фильма про отношения канонизированного Русской православной церковью Николая II с балериной легко потерять саму героиню. А ведь Матильда была настоящей иконой стиля — ее гардероб насчитывал такое количество платьев, что при отъезде с Французской Ривьеры для них пришлось задерживать поезд. Можно назвать Кшесинскую настоящей супермоделью времен императорской России — сконцентрировавшись на успехе и славе, а также на поисках достойного партнера, Матильда вовсе не действовала как агент большевиков или спецслужб. Она просто делала то, о чем сначала мечтала Эди Седжвик, отправляясь в Нью-Йорк на «Фабрику» Уорхола, а ныне мечтают девочки, заводящие в инстаграме армию поклонников, готовых купить им из «списка подарков» на Amazon любые украшения и платья. До Фаберже сейчас, конечно, не доходит (народ измельчал), но общий посыл — «Живи ради себя, будь успешной ради себя, а злые языки волновать тебя не должны» — тот же. Получается практически феминистская икона. То, что сейчас называют «step your game up» — повышение ставок своей игры. Современная культура потребления ненамного менее мизогинна, чем культура Российской империи начала XX века, но в наши дни появилось больше шансов для современных «Матильд»: им удается устраивать собственные выставки и запускать бренды или делать бренд из самих себя.

Хотелось бы, чтобы история могла переосмыслить положение Мали в ее обществе и начала рассматривать ее не как любовницу влиятельных мужчин, а как самостоятельную и сильную женщину, прожившую 99 лет полных переживаний, успеха, прекрасных романов, нарядов и украшений и получившую все, к чему она стремилась.

Комментариев нет :

Отправить комментарий