воскресенье, 9 июля 2017 г.

9 июля 1357 года в Праге заложен Карлов мост


Ровно 660 лет назад соединить Старое Место (Старый город) с крепостью и резиденцией короля – Пражским градом решил, естественно, чешский король и римский император Карл IV – самый почитаемый в истории Чехии и самый просвещенный монарх своего времени. Мост через Влтаву, подобающий величию столицы, поручили построить опытным каменщикам и решили украсить скульптурами. По легенде, сам Карл IV заложил первый камень для будущего моста. А чтобы мост стоял вечно, обратились к другим, более универсальным специалистам. Хранители мудрости того времени – астрологи посоветовали заложить мост не просто 9 июля, когда Земля в хороших отношениях с Сатурном, а Солнце находилось в созвездии Льва, геральдического символа Чешского королевства, а еще и точно в 5 часов 31 минуту. Тогда, мол, момент закладки можно будет записать как 1357.9.7.5.31. С какой хочешь стороны считай – всё равно будет. И таким образом, упомянутое магическое число 135797531 будет охранять мост. Это, конечно, легенда. Но ведь мост-то до сих пор стоИт. Да какой прекрасный! Чтобы описать Карлов мост (чеш. Karlův most) - эту визитную карточку Праги - можно, без преувеличения, использовать такие превосходные степени прилагательных, как старейший, красивейший и знаменитейший, при чем во всем мире. Бывая в Праге, куда бы вы ни направлялись, какой бы вы маршрут ни выбрали, все дороги все равно вас приведут на Карлов мост. И сегодня Карлов мост не теряет своей мистической загадочности. Бытует мнение, что достаточно просто перейти через него, чтобы появилась реальная возможность стать богачом или излечиться от давно мучающей болезни. А иногда здесь, как утверждают, даже открывается дверь в другое измерение, ведь известно немало случаев пропажи людей на мосту. Кто знает, возможно, это и в самом деле так...

Малая мостовая башня — один из оставшихся фрагментов Юдитиного мост
Самым старым способом переправы через реку Влтава был брод под Пражским замком, или переход через связанные бревна, так называемые пороги. Позже, в X столетии, около него был построен деревянный мост, который в 1157 году во время наводнения был разрушен. Встала задача постройки нового моста. Епископ Праги Даниил, вдохновлённый каменными мостами в Италии, решил пригласить итальянского специалиста и построить новый мост из камня. Его идею поддержал король Владислав II, выделивший на строительство немалые деньги. Особое покровительство строительству моста оказывала его образованная и энергичная жена, королевы Ютта Тюрингская (Дуринская), или как ее еще называли - Юдит (Юдифь), в чью честь мост и был назван.


Строительство моста было начато в 1158 году, а завершено в 1172 году. Мост был построен в романском стиле, прототипом, вероятно, послужил каменный мост в Регенсбурге. Длина моста составляла около 514 метров, ширина его была около 10 метров, однако по направлению к району Мала Страна он сужался. Мост поддерживался с помощью 27 арок. Это был первый каменный мост в Чехии, и он был один из самых длинных мостов в Европе того времени. Установлено, что мост был облицован блоками песчаника, которые скреплялись с помощью металлических скоб. Мост был украшен скульптурами, которые, вероятно, изображали коронацию Владислава чешской короной, проведённую в январе 1158 года по приказу императора Фридриха I Барбароссы. Согласно предположениям археологов, мост не был прямым, а имел изгиб. Его мостовое полотно было на 3-4 метра ниже, чем полотно Карлова моста. Мост имел важное стратегическое значение, поскольку был единственным мостом, соединявший оба берега.

В 1253 году управление мостом перешло в руки Ордена крестоносцев, основанного Анежкой, сестрой короля Вацлава I. В задачу ордена входило следить за его техническим состоянием, поскольку он немало страдал от частых наводнений. Тогда же по обеим сторонам моста строительным братством цистерцианцев из Бургундии были созданы башни с воротами. Их пилоны имели вид шестигранника. Кроме того, крестоносцы подняли полотно на метр, что сделало его шире. Для финансирования ремонтных работ за проезд по мосту брали пошлину.

Фрагмент Юдифиного моста, экспозиция музея Карлова моста в Праге
Мостом пользовались ещё в начале правления Карла IV, но уже тогда из-за торгового, общественного и строительного подъёма появилась необходимость в более современном мосте. 3 февраля 1342 года во время ледохода арки моста оказались закупорены, в результате чего он был полностью уничтожен. В ту ночь мост развалился в четырех местах, так что от него осталась только четверть, а на старых пергаментах записано следующее: «Будто упала корона королевская, когда рухнул этот славный мост. Наступило большое неудобство и опасность для лодочников и мучение для бедных людей, потому что прекратилось плавание на лодках». Остатки арок от Юдитиного моста сохранились в подвалах некоторых домов в Праге. Например, одна из арок располагается в подземелье Кржижовницкого монастыря на берегу Старого Города, остатки другой - в подвале дома на улице Лужицкой семинарии, 82 (Мала Страна). Остатки Юдитина моста можно увидеть и в основании пилона, на котором стоит Староместская башня. Сохранилась и так называемая Малая мостовая башня, одна из Малостранских мостовых башен, известная также под названием «Юдитина башня». В настоящее время она является составной частью Музея Карлова моста.


Водолазы ищут Юдитин мост
Пётр Слезак, архив Kapr Divers
Кроме того, на дне Влтавы сохранились основания опор. В 2009 году они были обнаружены водолазами и обследованы археологами, которые составили на их основании модель моста.

Мох, обнаруженный на Карловом мосту.
www.muzeumkarlovamostu.cz
Карлов мост продолжает удивлять людей и сейчас. Например, недавно открылась новая тайна: когда аквалангисты исследовали под водой девятую основу моста, то нашли между мельничными камнями и основанием из гравия новый слой. Он состоял из сжатого мха, который не растет под водой. Находка подтвердила, что еще в XIV веке этот мох собрали в пихтовом лесу и специально уложили между гравием и мельничными камнями. Возможно, мох служил для того, чтобы распределить вес моста. Также его могли использовать как набивочную массу для заполнения щелей или вложить в мост в магических целях.

Красным цветом указан Юдитин мост, желтым - Карлов.
В 1357 году император Священной Римской империи и король Чехии Карл IV велел начать постройку нового каменного моста, позже названного Карловым. Его постройкой руководил Пётр Парлерж из швабского города Гмюнда, который в то время находился в Праге по приглашению Карла IV, чтобы участвовать в строительстве кафедрального собора св. Вита. Несмотря на то, что архитектор был на тот момент достаточно молод (всего 22 года) его работа понравилась императору с первых дней. По легенде камни на мосту якобы помогает удерживать черт. Архитектор и дьявол заключили договор-сделку, что черные силы держат камни, а взамен получают душу первого прошедшего по мосту. И когда зодчий заметил, что по его творению первым хочет пробежать его маленький сын, он успел остановить реббенка, а на мост пустил черного петуха, которым и "рассчитался" с дьяволом. Говорят, что в пасмурную погоду на мосту можно увидеть чёрта, сидящего на парапете и раздающего свои портреты прохожим. Впрочем, строился мост долго, более 50 лет, так что за это время у главного архитектора, не то что дети, внуки успели вырасти.


Существует подобная легенда и про другого строителя, правда, уже чинившего Карлов мост. После того как был казнен Ян из Непомук (см. ниже), в ту же ночь половодье снесло арку моста и никому не удавалось ее восстановить. Все, что строили каменщики, к утру сносило течение, это повторялось каждый раз, и уже не знали, что делать. Спустя некоторое время молодой честолюбивый строитель вызвался исправить мост. Он нанял лучших каменщиков и еще до рассвета приступил с ними к работе, так что к вечеру была построена большая часть арки. Строитель на ночь остался на мосту, чтобы уберечь свою работу и посмотреть, что будет происходить. В полночь послышался грохот, и перед глазами молодого строителя вся его работа рухнула в реку. Несчастный стоял как соляной столп, смотрел на свою разрушенную работу и понимал, что не избежит насмешек. Внезапно он услышал за своей спиной смех, обернулся и увидел на мосту дьявола, укрытого с головы до пят плащом. «Напрасно маешься, - продолжал смеяться дьявол, - Пока я не позволю, ни одна человеческая рука мост не починит. Но если тебе все же хочется этого добиться, то догадаешься, что надо». В итоге они договорились до того, что наградой дьяволу будет душа того, кто первый пройдет по мосту после окончания работы. Строитель стыдился насмешек и жаждал признания; кроме того, его жена ждала ребенка, и строитель запросил за свою работу много денег; поэтому после недолгих размышлений он согласился, в душе надеясь как-нибудь перехитрить дьявола. Дьявол действительно исполнил свое обещание и через несколько дней мост был готов. На обоих концах моста выставили стражу, которая не должна была никого на мост не пускать, пока строитель не разрешит. У него уже была идея: в договоре не было сказано, что первым, кто пройдет, должен быть именно человек. Поэтому велел принести к Староместской башне лукошко с петухом, которого собирался еще до рассвета выпустить на мост перед собой – пусть черт унесет петуха в ад или куда захочет. Однако дьявол был не глупее строителя. Когда увидел, какую тот приготовил ему ловушку, дождался сумерек и в образе каменщика отправился на Малу Страну к его дому. Постучал в двери и вежливо сообщил жене строителя, что ее муж на ночь остается на мосту, но очень просит ее поспешить к нему, потому что ему грозит опасность. Женщина испугалась и побежала к мосту. Стража хотела ее остановить, но когда узнали в ней жену строителя, то с вежливым поклоном пропустили. Жена бежала по мосту, дрожа от страха за своего мужа. Приближаясь к староместскому берегу, позвала его по имени. Строитель вышел из башни, увидел ее и моментально понял, что хитрость ему не удалась, и дьявол его гадко обманул. Однако ничего не сказал, успокоил жену и отвел ее домой. Потом вернулся к мосту объявить страже, что можно покинуть свой пост. Не знал, что делать, только со страхом ждал, чем все закончится. Собрался отдать себя в руки дьявола, чтобы спасти жизнь своей жены. Поспешил к построенной арке моста и ждал дьявола до рассвета, но тот не появился. Дома же его ждала страшная новость: слуги сообщили, что его жена родила мертвого ребенка и недавно сама испустила дух. Строитель горевал, но жене и ребенку вернуть жизнь не мог. Он обвинял себя в их смерти, совершенно измучился. С тех пор на Карловом мосту происходят странные вещи. Люди с Малой Страны и Старого Места рассказывают, что душа новорожденного ночью поднимается над мостом, и одинокие пешеходы слышали, как чихает от холода.


По еще одной легенде, согласно исследованиям чешского историка и астронома Зденека Горского, первый камень заложил Карл IV 9.7.1357 в 5:31 утра. Эта дата и время были выбраны по рекомендации астрологов. Если записать числа следующим способом: 1 3 5 7 (год) 9 (день) 7 (месяц) 5 (час) 3 1 (минуты), то мы получим сначала восходящий, а потом нисходящий ряд нечётных чисел (палиндром).

Есть так же предание о том, что для того, чтобы раствор, соединяющий камни был крепче, было решено добавить в него куриные яйца (белок которых обладает свойствами, схожими с цементирующим раствором), а так же молоко, которым разбавляли при строительстве моста известь, и вино. В Праге этих продуктов не хватало, и потому был отдан приказ собрать их со всего чешского королевства. Говорят также, что по легенде для строительства Карлова моста король Карл IV даже ввел одноразовый строительный налог - с каждого жителя Праги по одному пражскому грошу, по одному обожженному кирпичу и по одному куриному яйцу. И потянулись со всех концов в Прагу продуктовые караваны выстланных соломой деревянных повозок, которые везли на берег Влтавы свой хрупкий груз в ящиках и плетеных корзинах. И был замешан раствор на вине, молоке и яйцах. Впрочем, дороги в те времена были ухабистые, обода колес ломались, и из многих повозок еще задолго до Праги капал желток с белком. Не обошлось и без курьезов: жители местечка Велвары переживали, чтобы яйца в дороге не разбились или не испортились, и сварили их вкрутую, а заботливое население городка Унгошт кроме молока прислало так же творог и сыр. Долго смеялась вся Прага над этими чудаками. Но Карлов мост и по сей день стоит в Праге. Единственный из всех мостов мира, который выстроен из камня, яиц, молока, сыра, творога и вина.


Карлов мост, более высокий и широкий (длина 516-520 м, ширина 9,5-10 м), чем мост Юдити, стоящий на 16 мощных опорных быках, облицованных тёсаными блоками из песчаника, соединяет Старый Город и Малую Страну, пересекая Влтаву над небольшим островом Кампа, отделенным от берега узким протоком - Чертовкой. Он был сдвинут южнее остатков Юдитиного моста. Через мост вела так называемая «Королевская дорога» (а ныне проходит Пражский марафон): отсюда чешские правители направлялись к коронации. Сама Королевская дорога пролегала через Королевский двор, затем через улицу Целетна, которая переходит к Староместкой площади. И далее по самым знаменитым районам Праги. Кстати. Интересно, что никогда за всю 660-летнюю историю этого моста на нем не взимался мыт — мостовая пошлина за проход/провоз...


В народе мост долго называли «Каменным» и «Пражским». Только в 1870 году он был официально переименован в честь основателя Карла IV, с легкой подачи писателя Йозефа Рудла а волне национального возрождения XIX века.

оригиналы статуй Карлова моста в музеях
Его украшают 30 скульптур, преимущественно религиозного содержания. Впрочем галереей скульптур мост порадовал пражан только в золотой век барокко, с 1683 по 1714 год. На сегодняшний день все монументы заменены на точные копии. Это сделано для лучшей сохранности оригиналов (28 статуй из 31 были выполнены из мягкого и недолговечного песчаника – камня, подверженного разрушению), которые теперь можно увидеть в галерее «Горлице» казематов Вышеграда и в музее скульптур Лапидариуме (Lapidarium) – филиале Национального музея в пражском районе Голешовице.


А вот до этого, с июня 1621 года по ноябрь 1631 года, это было страшное место - на мосту (по другим данным, на мостовой башне) были выставлены "живые статуи" - головы чешских дворян, участвовавших в восстании против правления Габсбургов. Власть Габсбургов не могла допустить, чтобы кто-либо подрывал ее авторитет. В воскресенье, 23 мая 1618 года три королевских чиновника были выброшены из окон на Пражском Граде. Началось Сословное восстание, которое 8 ноября 1620 года завершилось битвой на Белой горе. Мятежники, выступившие против императора, потерпели поражение, а для главных представителей сословий эмиграция стала единственной возможностью выжить. Остальные участники восстания постепенно попали в заключение. Первоначально должны были казнить 45 человек, но император Фердинанд II (1578–1637) благодаря ходатайствам смягчил несколько судебных решений, оставив их все равно крайне жестокими. Ранним утром 21 июня 1621 года выстрел из пушки сообщил, что палач Ян Мыдларж (Jan Mydlar 1572-1664) начал в Праге исполнение приговора над мятежными сословиями. В течение четырехчасовой публичной экзекуции казнено 27 мужчин. В качестве предостережения головы 12 из них выставлены на галерее крыши Староместской мостовой башни. Спустя 10 лет черепа были сняты...


Далеко не каждый, кто приходит на Карлов мост, внимательно осматривает все скульптуры. Понятно, что не все так увлечены скульптурой, чтобы изучить тридцать композиций моста. Большинство торопится обратиться к Яну Непомуцкому со своими желаниями и надеждами, а галерею скульптур пробегает взглядом. Тем более, что сама атмосфера Карлова Моста и окружающие виды успешно переключают внимание. Если направляться по мосту от Староместской мостовой башни к Малостранским мостовым башням, то на северной (правой) стороне скульптуры расположились в следующем порядке:


Мадонна со Св. Бернардом Клервосским (сюжет отображает преодоление страстей и соблазнов: Святой Бернард был настоятелем цистерцианского монастыря, проповедовал скромную жизнь в работе и молитве и был приобщён к лику святых за то, что сумел укротить в себе страсть к женщинам), обретшая место на Карловом мосту в 1708 году (скульптор Матей Вацлав Якель, 1709, копия 1979 года. Оригинал находится в казематах Выщеградской Крепости).

Деталь моста Юдиты в Праге – скульптура «бородача»
Среди камней набережной с правой стороны моста, рядом со скульптурами Мадонны и св. Бернарда, если долго присматриваться, различим загадочный неброский барельеф Бородача (Bradáč), который символизирует всех рабочих, строивших мост. Барельеф появился в XII веке ещё на Юдитином мосту, но затем его перенесли и замуровали в отвесную стену набережной, где он стал первым водомерным знаком. Когда вода доходил ему до бороды Бородача, это означало, что вскоре по Старому Месту можно будет передвигаться только на лодках.


Мадонна со Св. Домиником де Гусмаан Гарсесом и Св. Фомой Аквинским (XVIII в.). Заказчиком скульптуры доминиканских патронов св. Фому Аквинского и св. Доминика был, естественно, доминиканский орден. Скульптор Матей Вацлав Якель создал ее в 1708 году. Мадонна с Младенцем Иисусом подает четки св. Доминику, св. Фома Аквинский, основатель схоластической философии, сжимает в руке свой символ - книгу, а ангел держит головной убор святого и пчелиный улей (символ дара красноречия). Здесь также изображен пес с факелом в пасти - символ св. Доминика и доминиканского ордена: имя святого-основателя инквизиции происходит от латинского Domini Canus - пес Господень. В левой части изображён облик Иисуса Христа и атрибуты его пыток (крест, молоток, клещи и гвозди).

Голгофа
На третьей опоре справа находится скульптура, называемая "Распятие", установленная в 1630 г. взамен первоначального, деревянного креста, стоявшего здесь еще в правление Карла IV и разрушенного в 1419 году во время Гуситских войн (на этом месте в те времена проводились казни, осужденный у креста читал свою последнюю молитву, поэтому крест и был уничтожен гуситами). Скульптуры Девы Марии и св. Иоанна Крестителя создал в 1861 году из песчаника Эмануэль Макс, бронзовый позолоченный корпус Креста был отлит в 1629 году в Дрездене X. Хиллингером и в 1657 году куплен для Праги при содействии художника Карла Шкреты. Позолоченную надпись на иврите со священным словом «Адонай» (Господь) в качестве штрафа в 1696 году оплатил еврейский купец, оскорбивший христианскую святыню. Другую часть скульптуры оплатил барон Карел Адам из Ржичан, поэтому у основания креста поместили его герб.

Рассказывают, что чешская королева Елизавета Стюарт, жена Фридриха I по прозвищу «Зимний король», часто высказывала недовольство, что крест на Карловом мосту мешает ей смотреть на Прагу. Однажды зимой, проезжая на санях по мосту, даже сказала, что не может видеть «этого нагого бородача на кресте». Она оказывала давление на своего мужа, слабого короля, так долго, пока он не приказал сбросить крест в воду. Но это безбожное действие очень скоро было наказано. В день проигранной ее мужем битвы на Белой горе (8 ноября 1630 года) королева Елизавета, спасая свою жизнь, спешно и навсегда покидала Прагу через Карлов мост с восстановленной «Голгофой».

В 1648 году Карлов мост, как единственная пражская переправа через Влтаву, стал ареной сражения Тридцатилетней войны, когда шведская армия безуспешно пыталась пробиться со стороны Пражского Града в Старе-Место. Предание рассказывает, что шведское войско во время своих многочисленных атак на мосту далее креста никак не могло подвинуться. Думая, что Распятие помогает пражанам в их мужественной защите, захватчики пытались расстрелять крест из пушек, но ни один швед не смог его поразить. Но нашелся чешский воин, перешедший на сторону шведов, который первым же выстрелом из пушки сразил крест и тот упал в воду. За это действие предателю сразу присвоили звание офицера, но недолго он гордился своим выстрелом — в тот же день был застрелен защитниками Праги у постамента «Голгофы».


Очень трогательно выглядит скульптура (1707, копия 1997), на которой изображена мать Девы Марии святая Анна, покровительница брака, матерей и вдов. Скульптор отразил три ипостаси Анны: она показана как женщина, как мать и как бабушка. Святая Анна держит на руках младенца Иисуса, а рядом с ней находится юная Мария. Автором этих трех композиций является представитель школы барокко Матей Вацлав Екель. Он известен не только скульптурами на Карловом мосту, но и рядом работ в других регионах Чехии. Например, его скульптуры размещены в соборе Девы Марии в Кутной Горе.


Самой новейшей работой, установленной на Карловом мосту, является скульптурная группа св. Кирилла и Мефодия, установленная в 1928-1938 гг. скульптором Карлом Дворжаком. Она отобразила миссионерскую деятельность обоих проповедников, объясняющих сущность христианской религии и основы славянской письменности (кириллицы) двум девушкам и юноше, олицетворяющим Богемию (Чехию), Моравию и Словакию.


Раньше на этом месте стояла скульптура Святого Игнатия Лойолы (1711 год, Фердинанд Брокоф). Во время наводнения 1890 года статуя основателя ордена иезуитов упала в реку. Теперь она хранится в Лапидарии Национального музея.


Скульптура Святого Иоанна Крестителя (1857 год, Йозеф Макс) изображает Иоанна, к которому сам Христос пришел на Крещение в водах реки Иордан. Согласно библии, именно Иоанну Господь открыл настоящее происхождение своего сына Христа. Иоанна крестил сам Бог, после чего Иоанн стал активно пропагандировать крещение по всему миру. Скульптура представляет собой изображение Святого Иоанна с крестом в руке, а жест правой руки говорит о том, что сам Господь велел принять христианство и благословляет любого, кто проходит мимо. Считается, что крест, вмонтированый в перила моста за статуей святого Иоанна Крестителя (Йозеф Макс, 1857) отмечает место, откуда был сброшен во Влтаву Ян Непомуцкий. Кстати, с этого же места в феврале 1911 года пытался спрыгнуть в реку Ярослав Гашек, всерьёз или нет так никто и не понял. Проходивший мимо парикмахер поймал его за ногу и сдал в полицию. Гашек начал срывать с полицейских плюмажи, так что пришлось отправить его в сумасшедший дом, из которого его потом еле-еле выгнали, так как сам уходить он не хотел.


Ранее на этом месте также стояла другая скульптура – «Крещение Христа» (1706 год, Михаил Брокоф), но она была сильно повреждена австрийской артиллерией во время пражского восстания 1848 года и хранится в Лапидарии Национального музея.

скульптор Йозеф Макс, 1853

Основатель ордена премонстреанцев святой Норберт, ведший, до того как его понесла лошадь и он лишь чудом не погиб, весьма светскую жизнь, наполненную удовольствиями, изображён в компании святого Сигизмунда с мечём, которым тот убил по наговору второй жены собственного сына (после чего ушёл в монастырь, где помогал бедным и страждущим, пожертвовав часть своего состояния и стал святым - в ХIV веке император Карл IV перевез мощи Святого Сигизмунда в Прагу и с тех пор тот считается покровителем Чехии), и святого Вацлава (всего Вацлавов на мосту – три), князь и покровитель земли чешской, многое сделавший для распространения христианства в Чехии, именно по его распоряжению в X веке была построена церковь, послужившая основой собора Святого Вита в Пражском Граде. В первом варианте скульптуры 1708 года Святой Норберт был изображен вместе со Святыми Андрианом и Иаковом. В 1764 году ветшающие фигуры были заменены и рядом с Норбертом стояли ангелы. Постоянное желание сохранить именно образ Святого Норберта связано с тем, что его мощи находятся в Страговском монастыре Праги.

Скульптура св. Яна Непомука на Карловом мосту
Вслед за ними располагается самая знаменитая статуя на Карловом мосту - статуя Св. Яна Непомуцкого - самая старинная статуя, отлитая из бронзы (в 1683 году ее отлили в Нюрнберге по модели Я. Брокофа). По преданию, именно с Карлова моста был сброшен в мешке почитаемый в Чехии святой Ян Непомуцкий. В том самом месте, где тело святого погрузилось во Влтаву, над водой якобы видели свечение в виде 5 звезд (по другой легенде, 5 звездочек вокруг головы сияло после того, как через несколько дней его тело было выловлено сетями рыбаков), означающих «T.A.K.U.I.» («Я молчал» на латыни); с тех пор Ян Непомуцкий изображается с пятью звездами над головой. Место, возле которого Яна сбрасывали через перила, можно увидеть по правую руку на пути в сторону Мала Страны, это место отмечено вмурованным в перила моста крестом и двумя медными гвоздями неподалеку от креста. Убийство Яна Непомуцкого имело широкий резонанс, оно послужило поводом к свержению с германского престола Вацлава IV, по велению которого и был утоплен Непомук. Об отношении к делу Непомуцкого спрашивали на допросах на Констанцском соборе Яна Гуса, который отрицал своё сочувствие королю. Конкретная причина, по которой гнев короля обрушился именно на Яна Непомуцкого, точно не известна. В 1433 году хронисты выдвинули предположение, весьма вероятное, но точно не доказанное, что Ян отказался раскрыть королю тайну исповеди королевы, духовником которой он был (по другим данным, его, наоборот, убили наемники за то, что выдал тайну исповеди королевы). Тело Яна было извлечено из Влтавы и впоследствии захоронено в кафедральном соборе святого Вита в Праге. В 1729 г он был причислен к лику святых.


Более правдоподобной кажется следующая версия. В 1389 Ян Непомуцкий был назначен Генеральным викарием пражского архиепископства. Напомним, что средневековая Церковь играла важнейшую роль в жизни общества. В разные исторические периоды она была сильнее королевской власти. Монархи же по праву считали, что церковь должна ограничиться церковными делами и не лезть в сферу светской и общественной жизни. На этой почве часто возникал конфликт между «светским лидером» в лице короля и «церковным лидером» в лице высшего сановника. Каждый из них вёл политическую игру, направленную на ослабление власти оппонента. Это был естественный и закономерный процесс. Ян НепомуцкийИменно в таком конфликте сошлись король Вацлав IV и Генеральный викарий Ян Непомуцкий. Отметим, что чешский король отличался мирным характером. Он почти не вёл военных действий, а всю свою жизнь посвятил работам по завершению масштабного строительства, которое начал его отец Карл IV. Однако, в ситуации с Непомуцким, который пытался распространить на общественную жизнь и королевскую власть влияние Церкви, Вацлав IV повёл себя жёстко. Генерального викария пражского архиепископства с двумя ближайшими сподвижниками арестовали и подвергли допросам с пытками. После этого сподвижников освободили, а Яна Непомуцкого казнили. Вскоре в Чехии, на фоне церковной коррупции и продажи индульгенций, начали распространяться реформаторские идеи Яна Гуса. Авторитет церкви упал до критического уровня. Католики остро нуждались в духовном лидере с мученической судьбой, погибшем за правду. На эту роль идеально подошёл Ян Непомуцкий. Католики «сочинили» свою версию жизни и деяний Яна Непомуцкого. Из него сделали образ доброго и смиренного служителя Божьего. Причину смерти объяснили так: Вацлав IV хотел узнать от Непомуцкого тайну исповеди своей жены, но когда получил отказ, то пришёл в ярость и приказал убить Яна. Кроме того, позже, когда открыли могилу святого, то было объявлено, что его язык остался нетленным (это объяснили, как свидетельство того факта, что Непомуцкий ничего не выдал Вацлаву IV).

"Карлов мост они прошли в полном молчании"
Иллюстрация к Швейку народного художника РСФСР И.М.Семенова
Аналогичный кадр из фильма 1957 года Карелы Стеклы.
Кстати, про Непомуцкого есть фрагменты в «Швейке» Гашека. "— Раньше, — заметил Швейк, — бывало куда хуже. Читал я в какой-то книге, что обвиняемые, чтобы доказать свою невиновность, должны были ходить босиком по раскаленному железу и пить расплавленный свинец. А кто не хотел сознаться, тому на ноги надевали испанские сапоги и поднимали на дыбу или жгли пожарным факелом бока, вроде того как это сделали со святым Яном Непомуцким. Тот, говорят, так орал при этом, словно его ножом резали, и не перестал реветь до тех пор, пока его в непромокаемом мешке не сбросили с Элишкина моста [С Элишкиным мостом Швейк ошибся — это был Карлов мост]". Когда же Швейк тащит мимо этого места вдрызг пьяного фельдкурата, тот умоляет отрезать ему голову и бросить в мешке во Влтаву: «Мне очень пойдут звёздочки вокруг головы. Десять будет в самый раз». Вы спросите, почему 10, а не 5 звездочек? Да от выпитой сливовицы у армейского священника двоилось в глазах!


Скульптурный постамент содержит два барельефа, на которых изображены те печальные события. Один из сюжетов передает историю буквально. Другой барельеф рассказывает о страданиях королевы, чью тайну унес с собой Ян Непомуцкий. Если одной рукой прикоснуться к Непомуцкому на рельефе справа, а другой к собачке на рельефе слева и загадать желание, оно в течение года сбудется. Иногда желания исполняются позже, иногда по нескольку сразу, поскольку святой не успевает вовремя обработать запрсы миллионов туристов. Исполнять желания начали более 10 лет назад. Незадолго до этого кто-то украл один из рельефов, и они были заменены на копии, но просящих оказалось так много что копии уже истёрлись.

В этом месте Карлова моста был сброшен в реку Святой Ян Непомуцкий
На парапете моста, рядом со скульптурой, располагается дощечка из мрамора, на которой металлический крест и пять звезд. Как утверждают старики, если прикоснуться к дощечке и загадать желание, то оно в обязательном порядке исполнится. Именно поэтому дощечка отполирована до золотого блеска пальцами человеческих рук.


Каждые несколько недель на Карлов мост — одну из главных исторических и архитектурных достпримечательностей Праги — приезжает бригада рабочих и пилой-болгаркой спиливает замки, которые на антикварную решетку вешают новобрачные. Дурацкая эта мода появилась, как говорят, лет семь назад и теперь с ней борются вот таким радикальным способом.


Рaбота Яна Майера 1707 года изображает проповедника ордена францисканцев. Святой Антоний Падуанский является покровителем странствующих и бедных. Еще этого святого можно попросить о помощи в поиске потерянных вещей, так как он способствует обнаружению пропажи.


Святой Иуда Фаддей, один из первых 12 апостолов (1708 год, Ян Майер). В Средние века апостол Иуда считался сыном Иосифа Плотника от первого брака и, следовательно, сводным братом самого Иисуса Христа. Современные библеисты полагают апостола Иуду Фаддея и Иуду, «брата Господня», разными лицами. В Евангелии от Иоанна Иуда Фаддей на Тайной Вечере задает вопрос Иисусу о его грядущем воскресении, при этом он назван «Иуда, не Искариот», чтобы отличить его от Иуды — предателя. Поскольку Святого Иуду Фаддея часто путали с Иудой Искариотом, предавшим Христа, его почитание никогда не было особо широко распространено. По этой причине Иуда Фаддей считается в католической традиции покровителем людей, попавших в тяжелое и безвыходное положение, незаслуженно забытых и попавших в немилость, страдающих от всеобщего непонимания. Апостол известен проповеднической деятельностью на территории Малой Азии, Месопотамии, Персии и в Армении, где во второй половине I века принял мученическую смерть от рук язычников — был забит дубинами. Поэтому Святой Иуда Фаддей на скульптуре изображен опирающимся на дубину с Евангелием в руке.


Скульптура Блаженного Августина появилась на Карловом мосту в 1708 году, но сейчас ее заменяет копия. Святой жил в IV веке в северной Африке, где много проповедовал и создавал духовные писания. Он же написал устав, который позднее взял за основу орден августинцев. На скульптуре Иеронима Кола Святой Августин Блаженный изображен в епископском одеянии с пылающим сердцем в руке, правой ногой наступивший на еретические книги.


Святой Каетан Тиенский, основатель ордена театинцев, защитник людей от чумы (1709 год, Фердинанд Брокоф). Скульптурная композиция на Карловом мосту символизирует Святую Троицу. Окутанный облаками из камня обелиск, имеющий три грани, расположен позади Святого Каетана и очень похож на чумной столб, который по католическим традициям воздвигался в благодарность небесным покровителям за изгнание чумы. Над обелиском кружат маленькие ангелы и держат массивное, пламенное сердце. В руках у Святого Каетана находится распахнутое Евангелие.

Единственная скульптура Карлова моста из белого мрамора – Святой Филипп Бениций, основатель и генерал ордена сервитов (1714 год, Михал Мандл). Филипп Бениций был одним из 7 юношей из знатных флорентийских семей, состоявших в братстве для совместных молитв и духовных упражнений. На праздник Успения 1233 года они приняли решение создать новый орден «служителей Девы Марии», который стал бы духовным примером для жителей Флоренции, погрязшей в то время в междоусобных распрях. Орден сервитов — единственный из католических орденов, который основан сразу группой, а не одним или двумя людьми. Филипп Бениций, став генералом ордена в 1267 году, много сделал для укрепления, распространения и сохранения ордена, совершая многочисленные миссионерские поездки по всей Европе от Испании до Польши. Легенда гласит, что после смерти одного из пап римских, Филипп Бениций считался наиболее подходящей кандидатурой на место понтифика. Но будучи очень скромным человеком и полагая себя не достойным столь высокой миссии, прятался в пещере, пока не был избран другой папа. Надпись на постаменте скульптуры подтверждает эту легенду: «Пятый генерал ордена сервитов Святой Филипп Бениций любим Богом за скромность». На скульптуре Святой Филипп одет в традиционные для ордена сервитов белые одежды, в левой руке он держит ветку лилии, крест и книгу, а у его ног положена тиара, символизирующая отвергнутый титул папы римского.


Статуя святого Вита (Фердинанд Максимилиан Брокоф, 1714), раннехристианского римского мученика, покровителя Чешских земель, именем которого назван кафедральный собор в Пражском Граде. Легенда гласит, что изгнавший из души императора Диоклетиана бесов Вит отказался молиться римским богам, за что святого Вита бросили в клетку со львом, но животное только облизало ему пятки. И тогда, в 303 году, Вита бросили в котел с кипящим маслом. Тут о его ноги для симметрии трутся сразу два льва, один из них светлее потому как его чистили по эксперементальной лазерной технологии, которую потом решили не применять. В средневековой Европе существовало поверье, по которому можно было обрести здоровье, танцуя перед статуей Святого Вита в день его именин 15 июня. С той поры праведник считается покровителем танцующих и хранителем от болезни, называемой «пляской Святого Вита».

Композиция Спаситель и Святые целители
Ближе к Малостранским башням (последняя скульптура на северной стороне Карлова моста), там, где можно спуститься на остров Кампа, установлена скульптура Спасителя и двух врачевателей, созданная Яном Майером в 1709 году. Косма и Дамиан — братья-близнецы, поэтому неизвестно каким образом было установлено, что Косма стоит справа от Спасителя, а Дамиан это тот, что стоит слева. Они одеты в университетские мантии, держат мученические ветви и медицинские ступки с надписями: «Это лекарство жизни» и «Так зародилось искусство врачевания». Братья Косма и Дамиан были причислены к лику святых за свою целительскую деятельность. Они являются покровителями всех, кто имеет отношение к медицине, в том числе, помогают и в излечении болезней. В центре находится Спаситель, он опирается на крест, надпись на котором гласит следующее: «В этом кресте есть наше спасение».


Теперь, если идти в обратном направлении, от Малостранских мостовых башен к Староместской мостовой башне, то на южной стороне Карлова моста его скульптуры расположились в следующем порядке: Святой Вацлав, князь и покровитель земли чешской, многое сделавший для распространения христианства в Чехии, и убитый родным братом, воспитанным в языческих традициях (1858 год, Йозеф Бём). Святой Вацлав стоит, опираясь на левую ногу, правая нога согнута в колене и чуть отведена в сторону. На его левой руке висит щит, изображающий герб с эмблемой орла и этой же рукой он словно «обнимает» знамя. Вацлав облачен в княжескую одежду, голова увенчана короной. Шея князя вытянута, подбородок устремлен чуть вверх, глаза закрыты, руки сложены перед собой: он совершает молитву, плотно прижав ладони друг к другу. Поза подчеркивает его приверженность христианству. Заказчиком скульптуры выступало пражское общество слепых, о чем свидетельствует надпись на постаменте: «В память о праздновании 25-летнего юбилея со дня основания общества слепых, состоявшегося в Праге 4 октября 1857 года».

Скульптурная группа «Освобождение из турецкой неволи»
Следующая с южной стороны Карлова моста скульптурная группа Святых Иоанна де Мата, Феликса де Валуа и Иоанна Чешского, часто называемая Пражский Турок (1714 год, Фердинанд Брокоф), возле которой неизменно задерживаются туристы. Она вызывает трепет изображением трех христианских пленников, упрятанных в скале, которых стерегут собака и Турок, олицетворяющий мусульман. Картуш с изображением ангела над пещерой одной рукой держит Святой Феликс де Валуа, подавая другую руку освобожденному узнику. Над Турком стоит Святой Иоанн де Мата с символическими кандалами, рядом с ним священный олень с крестом между рогами. Сидя на вершине скалы, на происходящее взирает первый славянский пустынник Иоанн Чешский с золотым крестом в руках. Сюжет был создан на основе событий, касающихся освобождения христиан из турецкого плена. Французский богослов Иоанн (Жан) де Мата и пустынник Феликс де Валуа основали в 1198 году католический нищенствующий монашеский орден тринитариев для выкупа пленных христиан из мусульманского плена. Средства для выкупа монахи добывали сбором милостыни, но нередки были случаи, когда тринитарии отдавали себя самих в рабство за освобождение пленников. Достоверно установлено, что за 437 лет Орден Тринитарии (Пресвятой Троицы) выкупил из мусульманского плена 30 732 невольника, и среди них автора романа «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» Мигеля де Сервантеса. Святой же Иоанн Чешский, или, как его еще называют, Иван под Скалой был первым пустынником не только земли Чешской, но и всего славянского мира, живший в густом лесу у подножия горы недалеко от современной Праги в IX веке. Интересно, что в период Второй Мировой войны статуя являлась символом надежды избавления от захватчиков.

Есть один случай, связанный со скульптурой Турка. Когда-то из Подскали переехал на Малую Страну сапожник, совсем маленького роста, но настоящий мастер своего дела, и местные жители его хорошо приняли. Сапожник поселился в домике рядом с Малостранской мостовой башней. Однажды вечером он зашел в корчму выпить пива, и из-за своего небольшого роста стал делать все, чтобы привлечь к себе внимание и удивить соседей. Стал хвалиться, что шьет лучшую в Праге обувь, послышались насмешки, и он, стукнув по столу, воскликнул: «Зря смеетесь! Я могу все, что захочу! Да хоть бы завтра сюда придет Турок с Карлова моста!» Соседи засмеялись, мастер сапожных дел настаивал на своем, и был заключен спор на бочку пива. На следующий день корчма была переполнена. Турок все не приходил, да и сапожник где-то задерживался. Все уже думали, что больше его не увидят. Вскоре после 10 часов вечера двери корчмы распахнулись, и появился сапожник. Он нисколько не чувствовал себя смущенным и даже наоборот, на его лице играла злорадная ухмылка. Поздоровался, сел поближе к двери и стал плутовато осматриваться. Посетители слетелись к нему, как осы: «Мастер, если ждешь Турка, так он не придет. Оплати бочку пива и лучше следи за своим языком!» Сапожник поднял глаза от пива и удивленно спросил: «Почему я должен оплатить бочку пива? Имеете ввиду вчерашний спор? Но платить я не буду, потому что Турок уже здесь». Сапожник вскочил, стукнул себя кулаком в грудь и воскликнул: «Турок стоит перед вами! Вот он Турок с Карлова моста!» Все замерли, думали, что сапожник сошел с ума, но тот вытащил из кармана свои документы, из которых было видно, что его зовут Турок, а живет он у Карлова моста. «Пришел сюда Турок с Карлова моста или нет?! Пришел – так вам надо заплатить!» Малостранцы вынуждены были признать, что проиграли спор. С тех пор не один трактирщик Малой Страны и Старого Месте утверждает, что именно к нему и ни к кому другому ходит пить пиво Турок с Карлова моста.


Святой Войтех, второй епископ Праги, покровитель Чехии, более известный в Европе под именем Адальберт Пражский (1709 год, Михаил Брокоф, копия). Войтех родился в 955 году болезненным, и его родители из могущественного чешского княжеского рода Славниковичей в стремлении исцелить младенца положили его на алтарь Девы Марии. Случилось чудо излечения, и в благодарность за спасение Войтеха определили служению Церкви и святому Римскому Престолу. Когда Войтех учился в монастырской школе, его духовным наставником был Адальберт Магдебургский, который и дал Войтеху при миропомазании имя своего небесного покровителя. В 982 году против желания Войтех был избран пражским епископом. Жил в добровольной бедности, активно боролся с языческими верованиями, которые все еще были сильны в Чехии, по всей стране создавал мужские монастыри и монашеские ордена, отличался ревностным служением церкви. Пражане несколько раз изгоняли из города своего епископа, требовавшего слишком строгого соблюдения церковных канонов. После очередного изгнания Войтех проповедовал христианство неподалеку от нынешнего Калининграда, где и встретил свою смерть от рук прусских язычников. После гибели его останки были выкуплены чешским князем Болеславом Храбрым, причем вес выплаченного золота равнялся весу мощей великомученика, которые и сейчас находятся в кафедральном соборе Святого Вита в Пражском Граде. На скульптуре Святой Войтех изображен в облачении архиепископа с Евангелием в левой руке.

Оригинал скульптуры хранится в Лапидарии Национального музея.
Видение Святой Луитгарды, монахини цистерцианского ордена, покровительницы людей с ограниченными возможностями (1710 г., Матиаш Браун, копия 1995 г.). Родилась Луитгарда в Бельгии в 1182 году, двенадцатилетней девочкой ее отдали в бенедиктинский монастырь, а в уже в 23 года она стала настоятельницей монастыря. К ордену цистерцианцев, известных своими строгими порядками, Луитгарда присоединилась в 1208 году. В последние годы жизни монахиня ослепла, но не прекращала встречаться с людьми, помогала и исцеляла их. В предании говорится, что перед смертью Луитгарде было видение, в котором к ней пришел Иисус Христос сообщить о ее смерти. Он склонился над слепой монахиней, чтобы она смогла исцелить его раны своим поцелуем. После этого Луитгарда и Иисус обменялись сердцами. Это видение и было воплощено в скульптуре: Иисус сам пришел за Луитгардой; она несла радость людям, но ее жизнь и служба на земле уже закончились. Склонившись над святой, Иисус просит ее о последнем деянии – исцелить его самого.


Святой Николай Толентинский (Иероним Кол, 1708) — монах-августинец, который лечил безнадежно больных хлебом, осененным крестом. Согласно житию святого, однажды, ослабев после сурового поста, он увидел Деву Марию и Святого Августина, которые велели ему начертить на хлебе знак креста, намочить его в воде и съесть, что привело к немедленному выздоровлению. После этого монах начал раздавать такие хлеба больным, и с тех пор у августинцев существует обычай распространять «хлеб Святого Николая». Чашу с хлебами, способными исцелять больных и спасать от недугов, держит ангел. За спиной его виднеется дом «У иконы Девы Марии», построенный в том месте куда наводнением принесло образ. Рассказывают, что икона эта приплыла на Кампу во время большого наводнения. Тогда, говорят, у опор моста скопилось гора дров, обломки построек, трупы животных, а в кроне вывороченного с корнем приплывшего дерева пражане увидели кусок деревянной стены, на которой висела картина с изображением Девы Марии. Владелец дома на Кампе решил её сохранить, и как только принес его домой, вода начала спадать. Сохраненная картина нашла свое почетное место на фасаде дома. Рассказывают, что Дева Мария принесла счастье не только владельцу дома, но и помогала тем, кто к ней в несчастье обращался. Об одном из таких чудес есть сказание о валиках для белья. Девушка, прислуживающая в доме, относилась к картине с большим почтением. Всегда украшала ее свежими цветами и чтобы всегда горела лампадка под ней. Случилось, что девушка гладила белье на тяжелом старинном катке. Не заметила, как ее рука попала между валиками массивного механизма, только почувствовала боль и в страхе обратилась за помощью к Деве Марии. Каток моментально остановился сам, и девушка освободила свою руку неповрежденной. На память о том случае с обеих сторон этой чудесной картины повесили два валика от этого механизма, которые сохранились доныне. А вот лампада, горящая под окном не предвещает ничего хорошего, увидевший как она погаснет не проживёт и года.


Еще одной из знаменитых скульптурных групп моста является композиция, созданная Фердинандом Брокофом в 1712 году. Это произведение искусств восславляет деятельность св. Прокопа Сазавского и св. Винцента Феррарского, усмиривших 100 тысяч грешников, обративших в католичество около 10 тысяч язычников, отступников (в частности, катаров Франции, Италии и Швейцарии) и евреев, а также воскресивших многих умертших. К слову, проповедь Винцента Феррарского против тщеславия привела к тому, что знатные дамы Лигурии перестали носить пышные прически., а Сазавский монастырь, основанный Прокопом, был центром славянской культуры и последним местом в Чехии, где совершалось богослужение на церковнославянском языке. На скульптуре, высотой 5 метров, Святой Винсент Феррер в доминиканских одеждах одной рукой изгоняет дьявола из человека, стоящего перед ним на коленах, а другой воскрешает из мертвых усопшего, лежащего в могиле. Святой Прокоп Сазавский в аббатском облечении держит жезл над укрощенным крылатым сатаной. Барельефы пьедестала изображают турка и иудея, которые также символически находятся под пятой святых, а так же черта, которого св. Прокоп запрягает в плуг, что соответствует местным легендам. В 1890 году эта статуя была уничтожена наводнением, потом ее по частям выловили из Влтавы, а полностью она была восстановлена Ченекем Восмиком. На памятнике есть несколько надписей: «8 000 басурманов к вере католической», «70 дьяволов усмирить» и «2 500 евреев к Христу».


Святой Франциск Ассизский, католический монах и проповедник, основатель названного его именем нищенствующего ордена францисканцев (1855 год, Эмануил Макс). На скульптуре Святой Франциск Ассизский облачен в монашескую рясу с капюшоном, на его ладонях и груди отчетливо заметны стигматы — кровоточащие язвы-знаки, которые открываются на теле в тех местах, где располагались раны распятого Иисуса Христа. Постамент со статуей святого выдвинут чуть вперед, за его спиной и по бокам — два ангела-хранителя. Один из них плотно прижимает к себе обеими руками огромную книгу – библию. Постамент статуи увенчан надписью: «Святому Франциску Ассизскому в благодарность за чудесное спасение императора Франца Иосифа в феврале 1853 года».


Первая чешская мученица и первая покровительница Чехии святая Людмила (мастерская Матиаша Брауна, около 1720 года, копия 1998), принявшая крещение от самого Мефодия, учит читать своего внука, святого Вацлава, а слева расположился маленький ангел-хранитель. Людмила и Вацлав – самые почитаемые в Чехии святые. А голубь уже читать научился, поэтому в книжку не смотрит. Постамент скульптуры украшает барельеф, отображающий момент убийства князя Вацлава родным братом-язычником.


Раньше на этом месте стояла скульптура Святого Вацлава в окружении ангелов, которая обрушилась во Влтаву при наводнении 1784 года. Теперь она хранится в Лапидарии Национального музея.


Святой Франсиско Борджиа, один из самых успешных и лучших генералов ордена иезуитов (1710 год, Фердинанд Брокоф). Родился в 1510 году в семье из знатного каталонского рода Борджиа, воспитывался как придворный кавалер при дворе своего дяди короля Арагонского. После смерти императрицы Священной Римской империи Изабеллы Португальской, у которой был советником, заявил, что больше никогда не будет служить смертному господину, отказался от всех мирских званий и вступил в орден иезуитов. В 1565 году был избран третьим генералом ордена и этот день называл днем своего распятия. Внес значительный вклад в развитие религии, организовал правильную подготовку послушников, основал миссии ордена иезуитов в Перу, Мексике и во Флориде. На скульптуре Святой Франсиско Борджиа изображен между двумя ангелами в одеянии священника. Оба ангела держат в руках святые изображения, первый — образ Богоматери, второй — Святых Даров. Рассказывают, что скульптор долго искал для ангела живую модель. Бродил по Праге и заглядывал людям в лица, но все не находил то, что искал. Ни у кого не было достаточного благородства, невинности, которые бы соответствовали представлениям автора. Наконец, он встретил на Малой Стране такую красивую девушку, что у него перехватило дух. Он решил, что именно она должна стать моделью для его ангела. Девушка действительно была необычайно красива: с нежным лицом и ясными очами. Скульптор долго незаметно ходил за ней, пока не решился обратиться. Попросил быть его моделью. Девушка опустила глаза и ответила, что без разрешения родителей сама не может принять решение. Тогда скульптор отправился с ней домой и так долго уговаривал родителей, пока они, наконец, не согласились. Он сразу же нарисовал ее лицо на куске пергамента и обещал прийти на следующий день. Однако когда вошел в ее дом, родители встретили его с большой печалью и сообщили, что ночью девушка умерла. Скульптор удивился такой неожиданной новости. Он не мог забыть эту девушку, и странное событие не выходило у него из головы, поэтому он стал спрашивать о красавице у соседей и прислуги. Слово за слово, он узнал, что у девушки была нехорошая репутация - она была жадная, недоброжелательная, и обладала другими непривлекательными чертами. Скульптор подумал, что это было решение судьбы. Девушка с красивым лицом и нечистым сердцем действительно не могла быть моделью для ангела. Он возобновил поиски и вскоре выбрал одного студента из иезуитской коллегии. Позвал его в вою мастерскую, усадил его и начал рисовать. Но лицо студента начало изменяться при каждом штрихе. На нежном худом лице появились складки злобы, глаза приобрели жесткое выражение, улыбающиеся губы сложились в ненавистную ухмылку. Чем быстрее скульптор рисовал, тем более мерзким становилось лицо студента, пока скульптор не увидел, что это лицо самого дьявола! Он быстро забросил эскиз, студента уволил и начал снова искать модель. Искал долго и упорно, но все усилия были напрасны. Постепенно скульптор смирился с мыслью, что модель для ангела, отвечающую его представлениям, не найдет. Поэтому вернулся к эскизу той красивой девушки. Он долго не мог забыть ее красоту, и дополнял рисунок из глубин своей памяти и представлений. Но дела не шли. Как только он доставал пергамент, так сразу всплывали воспоминания того, что о ней слышал, а рука переносила это на эскиз. Сколько ни старался, не мог вызвать свое первое впечатление о ней. Поэтому вернулся к самому первому эскизу и начал по нему тесать скульптуру. Дела шли медленно, но наступил день, когда лицо ангела было готово. Утомленный, скульптор отложил инструменты, смахнул с лица пот и посмотрел в лицо ангелу, чтобы посмотреть, как у него получилось. И в этот момент с удивлением обнаружил, что он изобразил самого себя - у ангела было его лицо.


Святой Христофор, покровитель скитальцев, мореплавателей и путешественников (1857 год, Эмануил Макс). Одна из легенд гласит, что Христофор был римлянином огромного роста, принявшим христианство. Гигант отыскивает святого отшельника, у которого просит совета, каким образом он может служить Христу. Отшельник отвел Христофора к опасному броду через реку и сказал, что большой рост и сила воина помогут людям пересекать бурную реку. Однажды, когда Христофор спал, к нему подошел ребенок и попросил помочь переправиться через реку — символ перехода в потусторонний мир. Христофор посадил его на плечи и вошел в воду. С каждым шагом поток становился все более бурным, а ребенок сделался неимоверно тяжелым. С большим трудом Христофор добрался до противоположного берега и, опустив своего пассажира на землю, произнес: «Кто ты, дитя, ввергнувшее меня в такое испытание? Взвали я весь мир на свои плечи, то даже такая ноша не показалась бы тяжелее!». Младенец ответил: «Христофор, не удивляйся, ибо ты нес на плечах своих не только весь мир, но и того, кто сотворил его. Я — Иисус Христос, Царь Небесный». Так нарек Иисус его Христофором, что означает «несущий Христа». Ранее, на месте скульптуры находилась сторожевая будка, но в 1784 году во время наводнения эта часть Карлова моста была разрушена и будку смыло. Все пятеро стражников, находящихся там, погибли. После этого движение по мосту ограничили, а пост восстанавливать не стали. Было принято решение установить скульптуру, на которой изображен Святой Христофор, несущий маленького Иисуса на плечах через бурные воды реки.


Статуя миссионера святого Франциска Ксаверия (1711) - иезуитского миссионера, пытавшегося по поручению папы Павла III и португальского короля обратить в христианскую веру азиатов. В высоком постаменте, который поддерживают татарин, самурай, негр и языческий правитель, Франциск осеняет высоко поднятым поднятым распятием индийского принца, готового принять христианство. Мальчик с морской раковиной протягивает святому воду для крещения. Задумчивый человек с книгой справа от святого, наблюдающий за сценой, имеет портретное сходство с создателем скульптурной группы - Фердинанда Максимилиана Брокоффа. По сложности композиции и скульптурной передаче эта группа одна из самых ценных с художественной точки зрения на мосту. До наших дней оригинал скульптурной композиции не дошел, так как его поглотили воды Влтавы во время катастрофического наводнения 1890 года. Копия статуи была изготовлена и установлена на Карловом мосту лишь 23 года спустя, в 1913 г.


Святой Иосиф, муж Девы Марии и приемный отец Иисуса Христа (1853 год, Йозеф Макс). На скульптуре Святой Иосиф в левой руке держит лилию, символ Девы Марии, обозначающий чистоту и непорочность. Правой рукой он поддерживает маленького Иисуса Христа, благословляющего город.


Оплакивание Христа после снятия его тела с креста, эпизод Страстей Христовых (1859 год, Эмануил Макс), являющийся сюжетом ряда апокрифических и теологических сочинений, но отсутствующий в канонических текстах. В отличие от «Пьеты», где тело Иисуса находится на коленях у рыдающей Богоматери, и отсутствуют другие персонажи, в сцене Оплакивания Христос обычно лежит на земле, окруженный несколькими фигурами. На скульптурной композиции Карлова моста над телом Спасителя в молитве склонились сама Богородица, Мария Магдалина (раскаявшаяся блудница, последовавшая за Иисусом после исцеления от одержимости семью бесами) и Иоанн Богослов (автор четвертого Евангелия и один из любимых учеников Христа).


Святые Варвара (Илиопольская, обезглавили в 306 году, покровительница горняков и шахтеров), Маргарита ((Марина) Антиохийская, жестоко пытали и в 304 году казнили, покровительница урожая, защитница от клеветы и наветов) и Елизавета (Венгерская, дочь венгерского короля, а с 1221 г. жена правителя Тюрингии, покровительница медиков и пекарей), оказались вместе потому, что Елизаветой звали жену спонсора статуи – обычно с Маргаритой и Варварой изображают святую Катерину. На скульптуре (Фердинанд Брокофф и сыновья, 1707) Святые Варвара и Маргарита изображены с венцами мучениц на голове, у ног Маргариты дракон, которому она отрубила голову. Святая Елизавета подает милостыню нищему, который с благодарностью смотрит на свою благодетельницу.


Святой Иво Бретонский, церковный судья ордена францисканцев, известный честностью и неподкупностью, покровитель вдов, сирот и бедных (1711 год, Матиаш Браун, копия). Святой является покровителем всех, кто работает в области права и юриспруденции. По преданию, поводом для канонизации Иво стала история о том, как он чудесным образом накормил одной буханкой хлеба несколько сот человек. Скульптурная композиция сооружена на средства юридического факультета Карлова университета (Иво в нём учился, хотя по происхождению он француз) и изображает святого духовным судьей, за которым находятся старик и вдова с ребёнком, просящие о помощи, а с другой стороны — Фемида, богиня правосудия, на глазах которой повязка — символом беспристрастия судьи.


Единственная статуя (1884 год, Людвик Шимек), которая стоит не на мосту, а на его опоре с южной стороны Карлова моста, близ острова Кампа – памятник легендарному защитнику чешского народа рыцарю Брунцвику - знаменитый «рыцарь Марины Цветаевой». Цветаева считала, что «пражский рыцарь» похож на неё лицом, вспоминала о нём долгие годы. «Есть у меня в Праге друг, каменный рыцарь. Он стоит на берегу Влтавы и охраняет мост. И если есть у меня ангел-хранитель, то это именно он, с его львом, с его мечем и с его лицом»,- писала Цветаева Пастернаку.


Бледнолицый
Страж над плеском века —
Рыцарь, рыцарь,
Стерегущий реку.

(О найду ль в ней
Мир от губ и рук?!)
Ка-ра-ульный
На посту разлук.

Клятвы, кольца…
Да, но камнем в реку
Нас-то — сколько
За четыре века!

В воду пропуск
Вольный. Розам — цвесть!
Бросил — брошусь!
Вот тебе и месть!

Не устанем
Мы — доколе страсть есть!
Мстить мостами.
Широко расправьтесь,

Крылья! В тину,
В пену — как в парчу!
Мосто — вины
Нынче не плачу!

— «С рокового мосту
Вниз — отважься!»
Я тебе по росту,
Рыцарь пражский.

Сласть ли, грусть ли
В ней — тебе видней,
Рыцарь, стерегущий
Реку — дней.

Марина Цветаева, 27 сентября 1923


Но Брунцвика ли изображает статуя, которая сегодня стоит у Карлова моста? Известно, что первую скульптуру в честь прославленного рыцаря уничтожили взрывом в 1648 году шведские войска. Сохранились только остатки постамента, эскизы и копия из алебастра. Но новая скульптура, заменившая разрушенную только в 1884 году, кардинально отличается от первоначальной. Статуя Брунцвика до 1648 года представляла собой мужчину, одетого в железные доспехи, а его голову украшал шлем. Ноги статуи были широко расставлены, а сам герой опирался на огромный меч. За рыцарской спиной был изображен лев. Однако, сегодня перед нами - молодой мужчина, держащий золотой меч в правой руке, а в левой - герб. Лев возлежит теперь у ног рыцаря, словно верная собачонка. Но это только начало череды загадок, связанных с этой статуей. Герб украшают странные, неизвестные никому знаки. Они расположены в нижней трети постамента, на котором стоит скульптура. Надписи же напоминают старинные германские руны. Но понять смысл написанного не сумел пока еще никто. Впрочем, неизвестно и то, каким образом скульптура оказалась у Карлова моста. Ученые и исследователи неоднократно доказывали, что сама скульптура гораздо старше моста. В частности, чешский историк Ярослав Шаллер отмечал, что первое изваяние Брунцвика была частью Юдитина моста, того самого деревянного перехода, который был уничтожен наводнением 1342 года. А еще раньше, в те времена, когда территорию современной Чехии населяли язычники, на том самом месте, где сегодня возвышается статуя «Брунцвика», располагалось святилище бога Перуна. И в настоящее время у подножия изваяния часто отмечаются всплески мощной энергии неизвестного происхождения. Исследователи предположили, что такие аномалии провоцирует спрятанный под статуей волшебный меч Брунцвика, загадочно исчезнувшим после освобождения рыцарем Чешского королевства. Этот меч, говорят, охраняет Карлов мост, ожидая, когда его обладателем станет новый герой. Так ли это – никто проверять пока не решается. Хотя несколько лет назад в прессу и просочился слух о том, что во время последней реставрации моста, мастера обнаружили какой-то ржавый тяжелый меч. Однако строители подтвердить свои слова ничем не смогли, поскольку таинственная находка бесследно исчезла.

Bruncvík Original Czech Lager
10 дукатов. Чехия. 2012
А существовал ли на самом деле герой Брунцвик? Историки нашли в его легенде много связей с разными другими легендами, в том числе и с всемирно известной „Одиссеей" древнегреческого поэта Гомера. Из этого вытекает, что Брунцвик скорее придуманный герой, созданный в связи с различными иностранными легендами и сказаниями. По преданию Брунцвик, который являлся сыном исторически также неподтвержденного чешского князя Жибржида, вместе со своей дружиной отправился завоевывать право изображать льва на своем гербе, заявив: "Мой отец раздобыл в свой герб орла, а я хочу завоевать льва". Практически весь отряд погиб. Остался только Брунцвик. И вот однажды он увидел льва, дравшегося с девятиглавым драконом. Рыцарь спас жизнь льву, и тот стал Брунцвику преданным другом. Именно он помог добыть витязю волшебный меч. Вернувшись домой, Брунцвик закопал свой меч у Карлова моста, или замуровал это чудесное оружие в пилоне моста. Считается, что когда Чешская земля подвергнется самому большому унижению, Брунцик во главе рыцарей, спящих в горе Бланик, вернется, его конь постучит по тому месту, где закопан меч и разбудит короля Вацлава. А князь Вацлав поднимет тот меч, взмахнет им, и у всех врагов скатятся головы с плеч, а в Чешской земле наступит святой покой. Считается так же, что Брунцвику символизирует одного из королей рода Пржемысловичей, который сменил чёрного орла на серебряного льва на гербе Богемии в 1172 году.


Но время еще не наступило, даже тогда, когда чехам казалось, что хуже уже не может быть. Например, в 1939 году, когда немцы гитлеровцы захватили Чехословакию. Убивали, сажали в тюрьмы, грабили, забрали их свободу и права и собирались еще украсть их память о прошлом, веру в будущее, а также и их язык (наих у речь), который является душой народа. Это было беспросветное время, безнадежное. И в тот раз до чудесного меча не дошло, но в первые рождественские дни этого чудовищного года с ним кое-что случилось, после чего предание о мече будут рассказывать по-другому. Рождественские праздники принесли людям некоторое утешение, потому что в это время люди были немного ближе друг к другу, чем в обычные дни. Поэтому во время полночной мессы костелы были полны. Кто-то сказал, что в это время немцы вряд ли пойдут в костел, и чехи будут там одни, в своем неоскверненном окружении… Когда после полуночи прихожане выходили из храма, падал снег, настоящий рождественский снег - густой, сухой и чистый. Началась метель, будто на небе вытрясали перину. Ветра не было, и снежинки спускались, тихо, как пух, и оставался лежать там, куда упал. Улицы и лестницы были посыпаны им, как сахаром, перила или колонны были высоко покрыты чистейшими сливками, башни стояли, как сахарные конусы, а малостранские крыши были как торты с белым кремом. На ветвях деревьев и на карнизах спали снежные лисички, голуби и кошечки. Это был самый сказочный город, какой только можно представить. Вы же знаете, как красиво выглядит заснеженная Прага. В ней может произойти что угодно сказочного, можно увидеть невиданное, услышать неслыханное, встретить неожиданное. Дети, разумеется, не шли по тротуарам вместе с родителями. Они направились на середину улицы, шли по выпавшему снегу, пока не оказались на Карловом мосту. Едва минули остров Кампу, как шедшие впереди старшие ребята что-то увидели на мосту. Прямо поблизости статуи Брунцвика, в середине моста было пятно, не покрытое снегом, будто снег избегал этого места. Посреди этого место что-то сверкало, как белое пламя, как блеск серебра. Это был большой и красивый меч с серебряным эфесом, с покрытыми драгоценными камнями ножнами, сиявший так, что не будь он таким тяжелым, можно было бы подумать, что он из солнечных или лунных лучей. Ребята сразу поняли, какой меч они нашли, и сразу сообщили новость тем, кто шел сзади и еще не вступил на Карлов мост. Какой же еще меч мог объявиться на Карловом мосту, если не тот волшебный, из старого предания?… Под носом у немецких патрулей меч был спрятан, а затем благополучно спасен, дети разошлись по домам и договорились встретиться на следующий день под Каменным мостом, на Кампе, поблизости статуи Брунцвика, около которого меч был найден… Это было самое большое собрание детей, пришедших со всех кварталов Праги, а также и селяне, приехавшие на Рождество к своим пражским родственникам. Поскольку это были только дети, жандармы, пребывая в неведении, не обращали на детей внимания, не считали нужным их опасаться… Долго обсуждали дети, что делать с мечом. Некоторые пытались вытащить его из ножен, но как ни старались, ни у кого не получилось, меч оставался в ножнах, будто закованный. Тогда на лестницу поднялся еще один мальчик, самый маленький. Долго махал худыми ручками, чтобы заметили, что он тоже хочет что-то сказать, и начали слушать. «Я знаю, почему не можете вытащить меч. Пророчество говорит, что его обнажит сам св. Вацлав, когда в Чехии станет хуже всего. Так как же смеем вытаскивать меч мы? И почему он вчера оказался перед нами как рождественский подарок? Думаю, потому, что на Карловом мосту меч уже не в безопасности. Немцы наверняка читали в хрониках, что он там спрятан. Они бы обыскали весь мост, а то и разрушили бы его, камень за камнем, лишь бы лишить чешский народ его чудесного оружия. Поэтому я думаю, что меч доверен нам, детям, чтобы мы его сохранили. Один из нас возьмет его с собой, потом передаст другому, и никто не должен знать, у кого находится меч. Так он дождется самых тяжелых времен, когда св. Вацлав со своими верными рыцарями Бланика придет на помощь своему народу»… С того момента чудесный меч скрыт, и никто не знает, где. Известно только, что его охраняют дети и что он появится в нужный момент. Поэтому можно сказать, что с того памятного Рождества легенду о чудесном мече Карлова моста нужно рассказывать по-новому. Он уже хранится не под камнем. Мы уже не говорим о каждом камне моста, что здесь скрыто наше спасение и надежда А как только встретим какого-либо чешского ребенка, скажем о нем: Здесь он!». И будет скрыт так долго, пока не наступит самое тяжелое время. И тогда выедет св. Вацлав во главе бланицких рыцарей, доедет до Карлова моста. Там, однако, его конь не споткнется о чудесный меч, а с Кампы выбежит ребенок и подаст св. Вацлаву меч. Тогда и исполнится древнее пророчество. И на Чешской земле наступит мир и покой. И действительно, лучше уже не может храниться самое мощное оружие чешского народа! У сердец чешских детей, несомненно, есть чудо, которое спасет чешскую землю, когда будет необходимо.


Когда в давние времена первые поселенцы хотели построить дома на острове Кампа, что под мостом, пражское городское управление им разрешило, но при определенном условии: «За милостивое разрешение к пребыванию будете навсегда следить за Карловым мостом, устранять повреждения, содержать мост в надлежащем порядке и безопасности». Вероятно, первыми жителями Кампы были каменщики, каменотесы, плотники - полезные для содержания моста ремесла. Когда же потомки, как это бывает, оставили ремесло отцов, городское управление их обязанности заменило на денежные сборы с каждого дома, на которые мост ремонтировали и охраняли. Так осталось до наших дней. Конечно, за это вся Прага должна быть благодарна жителям Кампы, но как рассказывает предание, лучше всех их отблагодарил сам мост, предоставляя им свою охрану. Не только тем, что они посуху переходят через реку, не только тем, что они много раз спасались на нем, когда остров заливало наводнение. Это мог бы каждый мост. Карлов же может и кое-что другое. Его тяжелое, могучее тело является подножием для двух рядов статуй, которые будто бы расцвели из его пилонов. Мост и аллея скульптуры совместно создают единое знаменитое целое, невиданную красоту, которую мы с дрожью любви и гордости в голосе называем Карловым мостом. О нем сложено много легенд, и одна из них рассказывает, что именно эти каменные фигуры Карлова моста платят взаимностью жителям Кампы за их заботу.

Каждая статуя Карлова моста строго по очереди брала (и сегодня тоже берет) под свое покровительство ребенка, родившегося на Кампе. Предание рассказывает, что самые счастливые дети Кампы были те, которые родились в то время, когда была очередь влиятельного и сильно почитаемого святого. Но все дети не могут получить такой совершенный благословенный удел, потому что среди статуй Карлова моста, а потому и в очереди покровителей есть не только святые персонажи, но и светские. Однако и их защита приносит подопечным большую пользу. Откуда была бы такая сила у мясника Иеремии, урожденного на Кампе, у которого на Погоржельце была розничная разделка мяса, что он унес на спине забитого быка, а на чемпионате Праги в поднятии тяжестей поднял 380 кг, если известно, что его отец был небольшим слабым брадобреем? Но в день его рождения, когда уже светало, - молочница разнесла по Кампе - перед его домом прохаживался молодой человек, сильный и могучий, как гора, темнокожий и толстогубый. Молочница поклялась бы, что это был негр, который своей спиной подпирает фигуру св. Франтишка Ксаверского на мосту. Каждый, однако, догадается, почему он там ходил и стал покровителем будущему тяжелоатлету, который уже проявил свои способности при рождении, когда весил больше пяти килограммов. Он передал ему свою силу. А Турка, известного турка с Карлова моста, с его подопечным даже связывает история всей жизни. Со своего места наш турок на памятнике, где сторожит в скальной тюрьме несчастных пленников, повернут к Кампе спиной, но зато видит малостранскую мостовую башню. А под ней, как только на Кампе родится ребенок, всегда торопится старая повивальная бабка с сумкой в руках, которая за свою помощь при рождении ребенка обычно получает сдобную булку, сколько сможет съесть, и кофе, сколько выпьет. Когда подходит очередь Турка, он бабку вовремя замечает, быстро, насколько ему позволяет объемный живот и висящий на нем ятаган, соскакивает с постамента и идет за ней и легко узнает, где родился ребенок, которого он должен взять под охрану на всю его жизнь. Однажды досталось ему заботиться о сыне пана Калаба, плотника. Молодой Калаб вырост, научился ремеслу кровельщика, а так как был очень сильный, то его взяли в армию. Тогда Чехией правил император Франц Иосиф, который хотел расширить свою империю на Боснию и Герцеговину, отвоевав их у турок. Он отправил туда свое войско, и молодого Калаба в том числе. Неприятельской пулей Калаб был ранен в ногу. Скажете: хороша защита, если Турок с моста позволил изувечить своего подопечного родной турецкой пулей! Но она послужила ему на пользу! После ранения он немного хромал, но из-за него император назначил его надзирателем заключенных в тюрьме на Панкраце. И так вместо опасного ремесла кровельщика, в котором мало кто доживает до старших лет, ему досталось спокойное место, хотя и не для всех завидное. Но оно как раз показывает, насколько он был связан со своим покровителем. Сначала был ранен в его родной стране, потом у него такая же работа - сторожит заключенных, как и его покровитель на мосту. После тридцати лет службы в тюрьме пан Калаб получил табачную лавку на Мальтийской площади напротив галереи, и продажа табака приносила ему неплохой доход до самой старости. Так как курение раньше тоже считалось турецкой привычкой (опять Турок!), пан Калаб заказал изобразить на жестяной вывеске курящего турка. Он висел на дверях магазинчика, и захолустная лавка стала хорошо заметным магазином. Вывеску ему нарисовал бедный художник в качестве оплаты за табак, при этом позволил себе небольшую шутку - нарисовал Турку лицо пана Калаба, и сходство уловил очень точно. Это разнеслось по Праге, и много людей ходило покупать курево на Мальтийскую площадь только, чтобы сравнить, насколько Турок на щите похож на владельца табачной лавки. Поэтому дела у пана Калаба шли очень хорошо, опять же благодаря Турку. Обычная история заканчивается смертью героя, но это не может быть в случае Турка на мосту. Поэтому продолжаем нашу историю. Когда умер пан Калаб, его семья оказалась в бедности и начала продавать вещи одну за другой. Уже дошло и до перин, когда вспомнили про вывеску с Турком и попросили песенника и издателя пана Шваба Малостранского с Мостецкой улицы, чтобы выставил вывеску на продажу в витрине своей книжной лавки рядом с его веселыми песенками, которые он сочинял, пел, печатал, продавал и прославился ими на всю Чехию. Там вывеску увидел какой-то турист из Америки, вошел в лавку и провозгласил, что вывеска, или как там она называется, в общем, картина на жести - ценный художественный шедевр, несомненно, кисти Рубенса, если не Рембрандта, потому что кто иной смог бы так мастерски изобразить турецкую копию с оригинала. Заплатил за вывеску столько, что семья долгие годы жила безбедно. На Кампе говорили о тысяче, а на Малой Стране о двух тысячах талерах...

Дошла очередь и до Брунцвика стать защитником новорожденного. Думал Брунцвик, что под его опекой вырастет ребенок благородным рыцарем и борцом за справедливость и свободу. Нетерпеливый, как и все отважные рыцари, Брунцвик уже давно сошел со своего пьедестала, ловко перескочил перила моста и расхаживал туда-сюда по Карлову мосту, звеня латами и высекая искры шпорами. И вот выбежал из домика на Кампе какой-то человек без пальто и в тапках, и Брунцвик остановил его вопросом: «Скажите, пожалуйста, у кого-то на Кампе сегодня родился мальчик? Он здоров?» У суетливого человека не было времени даже посмотреть, кто его спрашивает (наверно, онемел бы от удивления), он только гордо выкрикнул: «Это у меня. Как раз спешу рассказать свату на Лазеньскую улицу. Девочка!» И побежал дальше, не заметив, что Брунцвик остался стоять, как окаменелый. Рыцарь так ждал своего подопечного, мечтал воспитать его по своему образцу, и вот доблестному воину досталась забота о девочке. Ему казалось, что он видит слабые улыбки на лицах остальных статуй моста. Разочарованный, Брунцвик залез на свой столб и повернулся к Кампе спиной.

Обращал он на нее внимание или нет, Аничка - так назвали девочку - была здорова, быстро росла, хотя, действительно, ничем не напоминала своего покровителя. Брунцвик слышал, как она звала маму, когда мальчики на берегу к ней задирались, и напрасно рыцарь бурчал себе под нос: «Была бы похожа на меня, так врезала бы тому мальчишке один раз». Но Аничка только верещала и пищала. Когда она начала ходить по Карлову мосту, Брунцвик сначала видел над каменными перилами моста только хвостик ее волос, а по мере того, как она росла, красивую голову. Она вставала на цыпочки и бросала косточки от черешни в гнездо, которое воробьи свили под ногами льва Брунцвика. Ее поведение рыцарю казалось недостойным - одним словом - девчонка! Потом она подросла и начала работать в красильне в доме «У Штигру» (U Stigru), в котором перед этим был ткацкий цех. С дюжиной других девчат она красила бумазею, полотно, шелк, ходила по мосту с руками, забавно окрашенными по локоть. То зелеными, как у лягушки, то красными, будто вымазанными малиной, иногда синими, будто к ним прилип кусок небесной лазури. Корпела от рассвета до заката, чтобы вечером принести домой несколько монет, и Брунцвик часто слышал, как она и ее подружки сетовали, выливая грязную воду в реку, на тяжелый труд и низкий заработок. Но замолкали, как только появлялся красильщик. Брунцвик каждый раз сжимал зубы: «Если бы она была другой, бросила бы хозяина в бак с краской или во Влтаву!». Да куда там, Аничка не такая!

Потом наступил 1848 год. Брунцвик весь оживился, его Прага взбунтовалась и воевала. Если бы мог, прибежал бы на помощь чешским студентам и подмастерьям, которые построили баррикаду под Староместской мостовой башней против австрийского войска. Бой длился долго, и по Кампе разнеслась весть, что на Старом Месте свирепствует голод. Красильщицы с Кампы не только посочувствовали храбрым защитникам, но и решили испечь им булок и пирогов. Купили муку, дочиста отмыли руки и испекли. Труднее было решить, кто отнесет подарок, потому что императорские солдаты стреляли залпами с малостранского берега, а над Карловым мостом пули так и свистели. Выбрали Аничку, потому что была самая маленькая. Она взяла корзину, в этот раз в белые ручки, прикрыла её фартуком и быстро-быстро побежала по Карлову мосту. Так бежала, что и Брунцвик ее, наверно, не заметил и не устыдился за ее страх. Защитники моста перед Клементинумом встретили ее, обрадовались и с большим аппетитом съели выпечку. Теперь бы Аничка могла вернуться на свой берег с пустой корзинкой, но императорское войско усилило стрельбу, начало бить из пушек и метать зажигательные бомбы. Мельницы у моста вспыхнули большим пламенем, и Аничке пришлось остаться, скрываясь за баррикадой. А там начало происходить недоброе. К повстанцам пошли один за другим рассудительные горожане с советом оставить безнадежное сопротивление против мощной императорской армии, превосходящей защитников силамии. Они боялись, что из-за какой-то свободы сожгут их доходные дома, а если повстанцы сложат оружие, государь император будет к ним милостивым и лишь снисходительно накажет за их бессмысленный бунт. После таких благоразумных советов, увидев вокруг себя такой страх, начали сомневаться и защитники моста, уже было больше разговоров, чем стрельбы, некоторые начали думать, как бы спастись, уцелеть, кто как может. Как увидели, что на другом берегу австрийские солдаты готовят новую атаку, собрались уже оставить баррикаду. От всего этого Аничке стало очень печально на душе, она вспомнила, как отдала свой заработок на муку, как песком отмывала руки и локти, прежде чем начала замешивать тесто, как всю ночь пекла, как бежала по мосту под градом пуль. Уже хотела молодцам сказать пару горячих слов, как неожиданно совершила то, чего сама не могла потом объяснить: она подняла красно-белый флаг, который кто-то уже опустил. Как же она была рада, что руки чистые! Внезапно, сама не зная как, оказалась на вершине баррикады, замахала флагом и воскликнула: «За Прагу! За родину! За свободу!», не подозревая, что это рыцарь Брунцвик вложил в ее сердце отвагу и в ее уста эти слова. Защитники сразу прекратили малодушные речи, взялись за ружья, заняли свои места на баррикаде. Австрийские солдаты оторопели на середине моста и быстро отступили. Прагу в тот день они не завоевали! На многих старинных гравюрах, изображающих бой студентов на баррикаде перед Клементинумом в 1848 году можно увидеть Аничку, поднимающую красно-белый флаг. Так был запечатлен ее подвиг. За него она была осуждена австрийскими властями и на некоторое время заключена под арест. Позже она вышла замуж за хорошего печника, была тихой женой и дородной мамочкой с мягким характером, и никто бы не подумал, что однажды она вела легионы. А вот кто об этом хорошо помнил, так это ее покровитель - каменный Брунцвик с Карлова моста. Тогда он хорошо ее видел со своего места и был счастлив, что хоть сам и не мог сойти со своего пьедестала на помощь Праге, его так хорошо заменила его подопечная. Всегда, когда она проходила по мосту, Брунцвик гордо распрямлял грудь, рыцарски поднимал меч для ее приветствия и гордо оглядывался на остальные статуи. Если бы кто-то другой это заметил, то очень удивился бы, что он отдает честь жене печника, позже толстощекой мамочке, которая, когда вела детей по мосту, умирала от страха, чтобы на нее не наехал извозчичий конь, а еще позже - старой бабушке, которая рассказывала внукам о бое на Карловом мосту, о себе сказав не больше, чем скромненько: «Я это видела вблизи, ведь я родилась на Кампе».


Карлов мост - место таинственное, часто в предрассветном тумане гуляют по нему призраки, пленники влачат тяжелые оковы, по мосту проезжает карета, запряженная черными как уголь лошадьми, вдовы казненных всматриваются в бурлящую бездну Влтавы. В начале XV века, следуя какой-то необъяснимой традиции, к Карлову мосту началось настоящее «паломничество» прорицателей. Они утверждали, что достаточно провести здесь только одну ночь, и человек познает свое будущее. Предание гласит, что один из таких прорицателей увидел во сне, что под мостом спрятан мешок с золотом. Проснувшись, мужчина принялся искать сокровище. Подозрительного человека заметили стражники и попытались его схватить, но тот достал из ямы какой-то мешок и уплыл на стоящей рядом лодке. С Карловым мостом связано и много других ключевых события в истории города. Например, в 1420 году мост помог попасть гуситам на Малую Страну, а в 1648 году с этого моста Градчаны атаковали шведы.

Карлов мост разрушен наводнением 1890 года
Катастрофическое наводнение, случившееся в Праге 2—5 сентября 1890 года, серьезно повредило Карлов мост. Большое количество бревен (есть информация, что это были плоты) и другого плавучего мусора, смытого наводнением выше по течению, застряло в пролетах моста, образовав естественную плотину. От огромного давления 3 пролета и 2 опоры моста обрушились. Восстанавливали мост мастера из Будапешта, хотя многие чехи считали возмутительным то, что строительство поручили иностранцам, однако их возмущение проигнорировали. Восстановительные работы длились 2 года, мост был вновь открыт 19 ноября 1892 года, став на то время единственным мостом, по которому можно было переправляться через Влтаву.

Карлов мост, конка
В 1883 году в Праге торжественно открыли трассу трамвая, запряженного лошадьми, так называемую конку (кстати, очень популярную в Чехии), которая вела от Национального театра до площади Крестоносцев и через Карлов мост к Малостранской площади. Это были первые в истории Чехии трамвайные пути. В 1905 году она была электрифицирована, после чего по ней проходил электрический трамвай с нижним токосъёмом. В 1908 году трамвайное движение по Карлову мосту окончательно запретили из опасений, что тяжелые трамваи разрушат его. Машины ездили по мосту до 1965 года. В 1966-75 гг. Карлов мост прошел еще один капитальный ремонт. С тех пор Карлов мост стал пешеходным.


Как и кафедральный собор на Пражском Граде, Карлов мост посвящен святому Виту. Обе достопримечательности стали главным примером стремления Карла IV к астрономическо-астрологическому единству. Восточная мостовая башня, которую задумывали как триумфальные ворота на коронационном пути императора между Пражским Градом и Вышеградом, является проходом в Старе Место и потому именуется Староместской. Башню построили зодчие из мастерской Петра Парлержа около 1380 года. Её украшает фигурная пластика высокого художественного уровня, гербы земель Священной Римской империи; над воротами размещены изображения зимородка, а скульптуры, количество и расположение украшений на фасаде которой несут космологическое и астрологическое значение, связанное с моментом возникновения башни. Скульптуры, изображающие святого Вита (покровителя моста), Карла IV и Вацлава IV находятся на втором этаже. Скульптуры покровителей земли чешской — святого Войтеха и святого Сигизмунда расположены на самом верху. Заслуживают внимания также сетчатые своды в проезде западной башни. Верхняя часть башни построена таким образом, что в день летнего солнцестояния (21 июня) с площадки башни видно, что солнце садится именно в то место, где похоронен Святой Витт в Пражском граде. Точно за башнями собора можно увидеть заход Солнца: оно проходит ровно за кафедральной башней, которая поднимается над часовней покровителя чешских земель, святого Вацлава, заканчивая свой путь прямо над той частью собора, где находятся останки святого Вита. Так Карл IV осмыслил шифр имен Вит и Святовит (славянский бог Солнца, войны и мира). А еще говорят, что тот кто услышит крик сыча, прилетающего к Староместской башне, то у того будет пожар в доме. Забраться на эту площадку можно, преодолев 138 ступенек. На последней, 138-й ступеньке лестницы, ведущей на крышу, посетителей встречает каменный хранитель башни с задранной рясой. Не каждый турист сможет заметить и прочесть надпись на латыни на северной стороне Староместской башни Карлова моста. А надпись такова: SIGNA TE SIGNA TEMERE ME TANGIS ET ANGIS. ROMA TIBI SUBITO MOTIBUS IBIT AMOR. Переводится эта странная надпись так: «Крестись, крестись, того не зная, ты этим меня задеваешь и давишь». Ничего особенного в этой надписи не замечаете? А особенность такова, что надпись одинаково читается как с начала, так и с конца. Это чтобы дьявола запутать. Другая традиция – нужно на восточной стороне Староместской башни моста насчитать пять изображений зимородков. Зимородок был символом Вацлава IV и по одной из легенд, олицетворял преданность и верность в любви. Подсказка: птички спрятаны в венце из полотенец. Четырех зимородков найти не сложно, а вот пятого придется поискать. По легенде, увидеть всех зимородков сразу может только святая чистая душа. Можете себя проверить на чистоту души. Большинство туристов с поставленной задачей справляются и птичек среди гербов и скульптур святого Витта, Карла IV и Вацлава IV, всё-таки находят.


Малостранские мостовые башни, расположенные с западной стороны моста, построены в разное время. Более низкая и более мощная первоначально была романской, после 1591 года перестроена в стиле Ренессанса. В период правления короля Йиржи из Подебрад (1464 год) была заложена вторая, более высокая башня. Стилем и архитектурными деталями она похожа на Староместскую, на противоположном конце моста, которая была построена зодчими из мастерской Петра Парлера и которая, вероятно, и послужила образцом. При короле Вацлаве IV были построены ворота между башнями. До тех пор, пока на мосту не начали устанавливать скульптуры, башни на обоих его концах были единственным его украшением.


Малостранские мостовые башни связаны узкой аркой, по которой можно пройти из одной башни в другую. На обеих сторонах арки находятся каменные перила, в которых до ремонта одной из башен недоставало одного камня. О причине этого рассказывает следующая легенда. Жил в Чехии отважный рыцарь, пан Бертольд из Бертольдиц. Он побеждал на турнирах, прославился в битвах, в его жилах текла такая необузданная кровь, что казалось, будто сама смерть его боится и избегает встречи с ним. Однажды рыцарь отправился в Прагу к королю. Проехал со своей дружиной Карлов мост, уже приближался к мостовым воротам, нетерпеливо глядя наверх в сторону Пражского града, где его ждал король. И именно на этом месте его ожидало несчастье. Едва он въехал под узкую арку, соединяющую башни, высоко на зубцах перил освободился камень и упал на голову рыцаря, пробил шлем, и несчастный замертво упал с коня. Стали разбираться, и выяснили, что от дождя и ветра с камня начал осыпаться раствор, и он едва держался на своем месте. В тот момент, когда рыцарь проезжал под аркой, на камень уселись два ворона и по неизвестной причине дрались, махали крыльями и клевались большими клювами, пока не расшатали камень, и он не упал. Короля очень огорчило известие о странной смерти такого бесстрашного рыцаря, и он приказал не возвращать камень на место, чтобы пустое место напоминало о храбром рыцаре Бертольде из Бертольдиц.


Из двух спаренных башен на малостранской части Карлова моста интерес представляет скорее невзрачная меньшая. Дело в том, что она — позднероманская, и в первой половине XII века являлась частью укрепления под Пражским Градом (Малой Страны как таковой в то время еще не существовало). Увы, башня была значительно перестроена в 1591, в эпоху Ренессанса. А вот более высокая башня сооружена в 1464 по инициативе гуситского короля Йиржи с Подебрад — и тоже на месте романской башни. Стилистически ее декор связан с парлержевской Староместской предмостной башней, но возводилась она позднее Карлова моста. Единственное, что по времени примерно соответствует периоду строительства моста — это собственно зубчатые ворота между башнями, однако и те, скорее всего, заменили собой более древние ворота, еще романские. На более высокую из двух башен можно при желании подняться.

Лестница Карлова моста
Частью архитектурного комплекса Карлова моста является монументальная неоготическая лестница, которая ведёт прямо с моста на влтавский остров Кампу. Лестница была построена в 1844 году вместо прежней, деревянной.


Согласно современной легенде, в 1990 году по нему проходил Далай Лама. Мост его настолько впечатлил, что он высказал свое предположение о его расположении в центре Вселенной. Вокруг него нет и не может быть никакой отрицательной энергии, что способно притянуть к себе каждого человека. Поэтому совсем неудивительно, что и по сей день Карлов мост притягивает к себе большое количество желающих по нему пройти. Поэтому, наряду с Пражским Градом и Вышеградом Карлов мост остается тем местом, где внимательный посетитель лучше всего сможет ощутить дух старой Праги. Очарование и мистику моста не нарушают даже постоянные толпы туристов, но лучше всего прочувствовать его атмосферу можно в ранние часы.


Впрочем, этот уникальный памятник архитектуры и истории в настоящее время живет бурной, современной жизнью. Полукилометровый мост, объявленный с 1974 г. пешеходным, является одним из самых популярных мест для встреч и прогулок. Многочисленные художники, музыканты, продавцы всевозможных сувениров уже давно облюбовали это место. Несомненно, Карлов мост - это потрясающее место, которое притягивает к себе многих деятелей искусства для черпания вдохновения, а также огромное количество туристов с самых разных уголком Земли! Карлов мост вдохновлял и еще будет долгое время вдохновлять всех желающих его увидеть!

внизу слева Калов мост
Карлов мост
Серия: 600 лет со дня смерти св. Иоанна Непомуцкого
Ватикан


Серия: 650 лет Карлову мосту
Карлов мост фигурирует во множестве фильмов и не только. В триллере Брайана Де Пальмы «Миссия невыполнима» (1996) на Карловом мосту происходит убийство одного из героев. Вин Дизель тоже отметился на Карловом мосту — в ленте Роба Коэна «Три икса» (2002), съемки которой проходили в Праге, Карлов мост занимает не последнее место. Карлову мосту также достался и свой «Бонд» — Дэниел Крейг в фильме «Казино Рояль», действие которого частично происходит в Праге.Особенно, конечно, колоритен Карлов мост в картинах о вампирах — по нему прогуливался вампир Блейд (Уэсли Снайпс) в картине «Жажда крови: Блейд-2» и истребитель нечисти Ван Хельсинг (Хью Джекман) в ленте «Ван Хельсинг». Карлов мост, равно как и привидения из легенд, с ним связанных, появляются в комиксе Крейга Рассела «The Vampire of Prague» о приключениях Хеллбоя в Праге, вышедшем в седьмом томе комиксов «Hellboy. The Troll Witch And Others» (Dark Horse Books 2007). В рекламе часов, снятой Тимом Бёртоном, Карлов мост выполняет роль крыши, на которой начинается схватка героев ролика. Мост фигурирует упоминается и в компьютерной игре-квесте «Still Life».


Портрет классика художественной фотографии Карела Плиски (1894—1987). Марка издана в блоке с купонами. На правом купоне — Карел мост в Праге (фотография Карела Плиски).
Словакия, 2008, 40 Ks. П. офсет в сочетании с высокой. 12. многоцветная
Каталоги:
Michel: 586, блок 28
Scott: SS 548
Stanley Gibbons: MS538
Yvert et Tellier: блок 28


Чехия, 2008, 35 Kc. П. высокая. 12. многоцветная
Каталоги:
Michel: 574, блок 32
POFIS: A 575
Scott: SS 3397
Stanley Gibbons: MS559
Yvert et Tellier: блок 30


А на Карловом мосту (вернее в Мосту) в Одессе можно даже пообедать. а еще у них чашечки красивые. Потому что это - чешская ресторация. Рестораны с тем же названием есть и в других городах например в Алматы, Барнауле, Краснодаре.

Когда-то под этой аркой Карлова моста водяной Влтавы
встречался с горшечниками Праги
и выкуривал с ними трубку табаку.
А еще рассказывают, что под четвёртой аркой живёт призрак водяного пана Йозефа - самого старшего и самого важного среди всех водяных Чехии. Со всех сторон Чехии собирались водяные на свои собрания под Карловым мостом, а председателем у них всегда выступал пан Йозеф. Поселился он тут еще задолго до строительства моста со времен праотца Чеха, и собирал души утопленников, чтобы отправить их на вечный покой. В те времена, не приходилось ему жаловаться на нехватку работы, потому как до того, как построили первый мост через Влтаву, переправлялись люди в брод через реку, и не один десяток душ унесло течением реки на вечный покой. Да и после того, как появился первый мост, работы у водяного не поубавилось. Во время гуситских войн не один десяток человек нашли свой покой в водах реки Влтавы, как с одной, так и с другой стороны воюющих сторон. Потом было сражение шведов и чешских студентов за Карлов мост. Даже при коронации короля Леопольда несколько душ попало ему с моста. Хранил пан Йозеф упокоенные души в горшочках под водой. И порядок в его хозяйстве был как в аптеке. На каждом горшке был написано, в каком году упокоилась душа. Здесь есть грубая волосатая, всегда нахмуренная душа кельта, который переходил через Влтаву, когда чешская земля еще была некрасива и безлюдна. А вот, пожалуйста, первая чешская душа, еще из свиты самого праотца Чеха, но уже проявляет признаки настоящей чешской души, уже умеет, хотя и с небольшим ворчанием, приклеиваться к своему горшочку. И здесь же рассерженные беспощадные души обеих сторон гуситских войн, здесь души шведов и пражских студентов, боровшихся за Карлов мост. Здесь несколько любопытных душ, подданных короля Леопольда, которые упали в воду во время его коронации, когда толпились на мосту, чтобы лучше видеть великолепную коронационную процессию. Здесь несколько красивых душ с 1848 года, которые охраняли староместскую баррикаду и сложили жизнь за родную землю и ее свободу. Здесь же хитрые и голодные души последних времен - все они стали достоянием пана Йозефа. Да и сами горшки были у него особенные, не такие как у других водяных. За многие лета, которые жил водяной около острова Кампа, он сдружился с ремесленниками, мастерские которых находили на берегах речки Чертовки. И те бросали водяному горшки прямо в воду. У пана водяного Йозефа есть еще одно отличие от всех остальных водяных: он - заядлый курильщик, и есть у него завидная трубка неизвестного происхождения, которая если была набита и зажжена, не гасла, пока не была выкурена, даже в воде, не говоря уже о суше, а табак для его трубки приносят ему жители Кампы. Если выгонит жена мужа, чтобы тот не дымил дома, выйдет пан на берег реки и тогда он может поговорить со своим водяным о жизни, да о своих делах. Так и стелется дым по реке до сих пор во время таких разговоров. С мужчинами, как видно, он кое-как сблизился, а вот с кем никак не мог подружиться, так это с женщинами. Они им постоянно пугали детей, и каждый раз, если сын не приходил вовремя к ужину, а бродил где-нибудь под Петршином, ругали недобрым словом водяного. Впрочем, в магистрате признали его заслуги, наградили медалью за многолетнюю верную службулюдям и даже предложили служить на Летенской водонапорной станции. Но пан Йозеф заохал: «Господа, то не могу, при самом большом желании не могу». Пан Йозеф допускал, что может отказаться от своего двухтысячелетнего промысла, но не от Кампы же, уголка у воды, который он так любил! Правда теперь он сам к воде близко не подходит, чтобы ему не припоминали былые времена, когда он хоронил под водой усопшие души. Чтобы совсем не зачахнуть от скуки, пан Йозеф решил открыть лодочную станцию. Раздобыл несколько лодок и нарисовал вывеску «Прокат лодок». Пан Йозеф содержал их в чистоте, так что и дамы в белых юбках могли спокойно в них сесть. Поэтому экскурсоводы всегда отдавали предпочтение лодкам пана Йозефа. И не только поэтому. Как только сопровождающий пан брался за весла, водяной моментально мог оценить его способности и посоветовать, по какой воде плыть - более легкой или более тяжелой, поэтому его новый промысел процветал. Если соберетесь к нему, легко найдете на Кампе его лодочную станцию. Прогулка по реке стоит того! Можете от Кампы заплыть под плотину, потом положить весла на лодку и отдыхать. Хоть вы и в центре Праги, услышите только мягкий гул надвигающихся по шлюзу вод. У этого шлюза самый красивый тон из всех пражских плотин, настоящий орган среди плотин, звучит всеми водами от Шумавы до Вышеграда. О нем много раз писали поэты, а его пение вы унесете в своей душе, будь вы хоть где на свете, как и гимны самой Праги. Только многоголосие пражских колоколов может сравниться с его пением. Но самое сильное впечатление, которое можете здесь испытать, это проехать зигзагом под арками Карлова моста. Вы плывете, и солнечное тепло сменяется каменной прохладой, дневной свет - полумраком арок. С арки на вас дыхнет мудрый покой первозданности и стабильности, а почерневшие камни посмотрят на вас сверху холодным взглядом вечности. Если несколькими взмахами весел вернетесь к дневной яркости, то вам покажется, будто вы прибыли из бесконечного паломничества в блаженство суетного мгновения. Если все лодки разобраны, подождите с ним на скамейке. Увидите, что у пана Йозефа редкая бородка, нос, похожий на редиску, волосы с проседью, зачесанные волной за уши. Он не вынимает трубку изо рта, даже когда разговаривает. Таким можно увидеть его и на картинах художников...


Среди жителей Кампы популярен и всеми любим еще один водяной - Кабоурек, который любил ходить в пивные пить пиво. Любили его и трактирщики, потому что присутствие водяного говорило, что здесь хорошее пиво. (Подобно этому лучшим считался гончар, у которого водяные покупали горшочки для хранения душ). Поскольку водяному всегда нужна влага не только в горле, а главное чтобы полы сюртука были мокрыми, Кабоурек всюду носил с собой лохань с водой, в котором мочил сюртук. Четверо трактирщиков потом сами ему приставляли лохань. Когда же в пивных появилось радио и граммофон, не говоря уже о телевидении, Кабоурек перестал туда захаживать, а только просил иногда у прохожих бутылку пива, за что благодарил их щукой или угрем. Теперь Кабоурек сидит в лохани в Музее пражских преданий и привидений (Прага, ул. Мостецкая, 18)


Недалеко от Карлова моста располагаются водяные мельницы, дамба, общественные Карловы бани, бывшая водонапорная башня. Староместская водонапорная башня начала свое существование с 1489 года, по крайнее мере, первое известное историкам упоминание о башне встречается в 1489 году, тогда она уже функционировала и была деревянной. Но еще в начале XV века городскими властями было принято решение построить водонапорную башню, призванную снабжать дома пражан и городские фонтаны водой Влтавы. Начало XV века – очень приблизительная дата, так как точное время постройки башни неизвестно. По одним источникам – это 1431 год, по другим – 1477. За все время своей «жизни», она горела не менее семи раз (это только те, о которых знают краеведы) и семь же раз восстанавливалась, обретая все новые черты. Здание пережило и два военных конфликта. Староместская водонапорная башня, конечно, украшение Праги, она еще и стратегический объект, снабжающий водой всю округу на правом берегу Влтавы. В 1648 году в Прагу осадили шведы, битва разыгралась прямо на Карловом мосту в непосредственной близости от башни. Второй раз башню сильно повредили во время революционного восстания 1848 года. Тогда вся Прага была охвачена восстанием, и не было ничего удивительного в том, что башня снова попала под обстрел пушек, все-таки ее высота 53 метра, и это одно из самых высоких зданий в старом городе. Здание было восстановлено в том же году архитектором Бергманом и обрело свой прежний вид. Последнее изменение – постройка крыши в неоготическом стиле. К зданию добавили еще один этаж (в башне было пять этажей) и поместили в нем часовой механизм. На стенах последнего этажа вокруг часов появились фигуры воинов, изображающие защитников Праги в 1648 году. Современная постройка была возведена в 1885 году. На стене башни можно заметить небольшую металлическую пластинку. Это своеобразная отметка, которая показывает максимальный уровень воды во Влтаве в момент наводнения 4 сентября 1890 г. Староместская водонапорная башня прослужила пражанам верой и правдой вплоть до 1913 года. За пять веков своей непростой истории она повидала немало, сохранив память о людях и событиях, так или иначе соприкоснувшихся с ее старыми стенами. Сегодня Староместская водонапорная башня – музей великого чешского композитора Берджиха Сметаны, филиал Национального музея Чехии и пример того, как сугубо практическое здание стало украшением города, символом его истории и культуры.

Novotného lávka
Мельницы, которые располагаются около Карлова моста были построены в далеком XV веке, а в XIX веке претерпели реконструкцию в стиле неоренессанс. Как говорят историки, название лавки Новотнего связано с находившимися здесь прежде мельницами. Пан Новотный был владельцем мельницы, а «лавка»- небольшой полуостров, на котором она находилась. Понятие «лавка» также дословно может быть переведено как «мостик». Ну это очевидно, так как под лавкой Новотнего протекает Влтава. На сегодняшний день квартал располагает несколькими современными ресторанами, киосками сувениров, театральными сценами и пунктами обмена валют.

поцелуй на Карловом мосту.
фото Jakutsevich.ru
Одно из поверий гласит, что если дотронуться рукой до любой скульптуры на Карловом мосту и загадать желание, оно сбудется. Если влюбленные загадают желание и поцелуются на мосту, оно тоже исполнится. Поэтому, если случиться вам побывать на Карловом мосту — смейтесь, влюбляйтесь, наслаждайтесь и просто радуйтесь жизни.

Комментариев нет :

Отправить комментарий