среда, 14 февраля 2018 г.

14 февраля. 100 лет назад Советская Россия перешла на новое летоисчисление

Поместный Собор. Петербург. 1917-1918 гг.
Почему у нас Октябрьская революция в ноябре, рождество не со всеми, и есть странный праздник под не менее странным названием «Старый Новый год»? А что происходило в России с первого по четырнадцатое февраля 1918 года? Ничего! Вообще ни-че-го! В 1918-м году в России после 31-го января наступило 14 февраля, т.е. не было ни первого февраля, ни второго, ни далее до четырнадцатого. Согласно декрета Совета народных комиссаров (СНК) «о введении в Российской республике западноевропейского календаря», принятому, как указано в документе, «в целях установления в России одинакового почти со всеми культурными народами исчисления времени» на заседании СНК 24 января (6 февраля) 1918 и подписанному товарищем Ульяновым-Лениным 26 января (8 февраля) 1918 года. Этим же декретом предписывалось до 1 июля 1918 г. после числа каждого дня по новому стилю в скобках писать число по старому стилю: 14 (1) февраля, 15 (2) февраля и т. д.


Вся передовая общественность приветствовала этот переход. Исключением стала лишь Русская Православная Церковь (РПЦ). В РПЦ после периода колебаний григорианский календарь был формально введен патриархом Тихоном 15 октября 1923 г. Однако нововведение вызвало несогласие в церкви, и поэтому уже 8 ноября 1923 г. патриарх Тихон распорядился «повсеместное и обязательное введение нового стиля в церковное употребление временно отложить». Таким образом, новый стиль действовал в Церкви только 24 дня, и она вернулась к Юлианскому календарю. Она и поныне продолжает придерживаться юлианского, или, как еще говорят в народе, старого стиля. Примечательно, что, кроме Русской Церкви, по юлианскому календарю живут Иерусалимская, Сербская и Грузинская Православные Церкви, а также монастыри горы Афон. Многие другие поместные Церкви, в частности обновленцы, в 1923-м году приняли новоюлианский календарь, который до 2800-го года совпадает с григорианским. Необычным был переход на григорианский календарь на Аляске, так как там он сочетался с переносом линии перемены даты. Поэтому после пятницы 5 октября 1867 года по старому стилю следовала еще одна пятница 18 октября 1867 года по новому стилю. Одними из последних на григорианский календарь перешли Греция в 1924 году, Турция в 1926 году и Египет в 1928 году. До сих пор не перешли на григорианский календарь Эфиопия и Таиланд. Однако Пасху все православные Церкви, кроме Финляндской и Греческой, продолжают праздновать по юлианскому календарю. Вообще, способ вычисления даты Пасхи - важнейший пункт сравнения юлианского и григорианского календарей как церковных.

Конечно, решение было политическим. Но и наболевшим, безусловно, тоже. Как говорится, совместили одно с другим, или, опять же, как писал великий Горин: «Сначала намечались торжества, потом аресты, потом решили совместить». Большевикам не нравились церковные торжества, аресты уже порядком поднадоели, и тут как раз подвернулась идея. Не свежая.

Западногерманская марка 1982 г. (фрагмент),
выпущенная к 400-летию введения григорианского календаря
Впервые григорианский календарь ввёл папа римский Григорий XIII в католических странах специальной буллою “Inter gravissimas” (“Среди наиважнейших”) от 24 февраля 1582 года, в которой говорилось: "заботою нашею не только восстановить равноденствие на издревле предназначенном ему месте, от которого со времени Никейского Собора оно отступило на десять дней приблизительно, и Луне вернуть ее место, но и установить также способ и правила, которыми будет достигнуто, чтобы и в будущем равноденствие и Луна со своих мест никогда не сдвигались”. Если обывателям да и знати на это в общем-то было наплевать, то иначе обстояло дело для князей церкви. Ведь Рождество, традиционно отмечаемое 25 декабря и изначально совпадавшее с зимним солнцестоянием, фактически оказалось сдвинуто в сторону весны. Но ещё большей проблемой стало смещение и дня весеннего равноденствия, по которому исчислялась и дата Пасхи: астрономические полнолуния оказались не согласованы с пасхальными, а непорядок в делах пасхальных — это уже серьёзно. Пытались исправить это положение папы — Пий III (1534—1549) и Пий IV (1559—1565), но тщетно, получилось лишь у Григория XIII. В 1582 году жители славного города Рима легли спать в четверг, 4 октября, четвертого октября, а проснулись на следующий день, в пятницу, но день этот был уже пятнадцатым. Разница в 10 суток накопилась за долгие годы и решением папы Григория XIII была исправлена. Само собой, после длительных совещаний и переговоров. Осуществляли реформу на основе проекта итальянского доктора, астронома и математика Луиджи Лиллио. Григорианский оказался более привлекательным с астрономической точки зрения, так как его расхождение с тропическим годом в одни сутки накапливается не за 128 лет, как в юлианском, принятом еще при Юлии Цезаре 1 января 45 года до н. э., а за 3200 лет. К середине XX века григорианским календарем пользовался почти весь мир. Поначалу Григорий XIII попытался добиться согласия на календарную реформу и у православного клира, обратившись с соответствующим предложением к Константинопольскому Патриарху Иеремии II. Но Константинопольский Собор 1583 года, созванный для обсуждения папского предложения, признав, что юлианский стиль весьма несовершенен, постановил: папе отказать, отметив, что Римская Церковь слишком уж любит «новшества» и потому совершенно «безрассудно» идет на поводу у астрономов! Да и вообще — «григорианский календарь далек от совершенства». Причина такого упорства православных иерархов банальна и лежит вообще вне какой-либо формально-научной и даже теологической плоскости: отцов православия устраивало как раз то, что календарная разница стала ещё одной военно-пограничной линией между православным Востоком и латинским Западом. Ну, а за идейно-политическим обоснованием, как водится, дело не заржавело: в ход тут же был запущен основополагающий тезис, что православный Восток, мол, остался верен славным традициям прошлого. На том и стоят по сей день... А между тем разница между календарями постепенно увеличивалась и увеличивалась из-за разного количества високосных годов: в григорианском календаре завершающий год века, если он не делится на 400, не является високосным.


К слову, существовал и более точный календарь, чем созданный позже григорианский. С 1079 г. до середины XIX в. в Иране действовал персидский календарь, разработанный комиссией под руководством ученого и поэта Омара Хайяма (1048-1123). Персидский календарь основан на дроби 8/33, т. е. цикл составляют 33 года, из которых 8 високосных. Високосными были 3-й, 7-й, 11-й, 15-й, 20-й, 24-й, 28-й и 32-й годы цикла. Средняя продолжительность года в персидском календаре составляет 365,24242 суток, что на 0,00022 больше, чем в тропическом. Погрешность в одни сутки накапливается за 4545 лет (0,00022 x 4545 ~ 1).


Древние же славяне, как и многие другие народы, в основу своего календаря первоначально положили период изменения лунных фаз. Но уже ко времени принятия христианства, т. е. к концу Х в. н. э., Древняя Русь пользовалась лунно-солнечным календарем. Установить, что представлял собой календарь древних славян, окончательно не удалось. Известно только, что первоначально счет времени велся по сезонам. Год начинался с 1 марта, и примерно с этого времени приступали к сельскохозяйственным работам. Вероятно, тогда же применялся и 12-месячный лунный календарь. В более поздние времена славяне перешли к лунно-солнечному календарю, в котором семь раз в каждые 19 лет вставлялся добавочный, 13-й месяц. Древнейшие памятники русской письменности показывают, что месяцы имели чисто славянские названия, происхождение которых было тесно связано с явлениями природы. При этом одни и те же месяцы в зависимости от климата тех мест, в которых обитали различные племена, получали разные названия.
  1. Так, январь назывался где сечень (время вырубки леса), где просинец (после зимней облачности появлялось синее небо), где студень (так как становилось студено, холодно) и т. п.;
  2. февраль - сечень, снежень или лютый (лютые морозы);
  3. март - березозол (здесь существует несколько толкований: начинает цвести береза; брали сок из берез; жгли березу на уголь), сухий (самый бедный осадками в древней Киевской Руси, в некоторых местах уже высыхала земля, соковик (напоминание о соке березы);
  4. апрель - цветень (цветение садов), березень (начало цветения березы), дубен, квитень и т. д.;
  5. май - травень (зеленеет трава), летень, цветень;
  6. июнь - червень (краснеют вишни), изок (стрекочут кузнечики - «изоки»), млечень;
  7. июль - липец (цветение липы), червень (на севере, где фенологические явления запаздывают), серпень (от слова «серп», указывающего на время жатвы);
  8. август - серпень, жнивень, зарев (от глагола «зареветь» - рев оленей, либо от слова «зарево» - холодные зори, а возможно, от «пазорей» - полярных сияний);
  9. сентябрь — вересень (цветение вереска); руень (от славянского корня слова, означающего дерево, дающего желтую краску);
  10. октябрь - листопад, «паздерник» или «кастрычник» (паздеры — кострики конопли, название для юга России);
  11. ноябрь - грудень (от слова «груда» — мерзлая колея на дороге), листопад (на юге России);
  12. декабрь - студень, грудень, просинец.

Многие древние названия месяцев позже перешли в ряд славянских языков и в значительной степени удержались в некоторых современных языках, в частности в украинском, белорусском и польском.

В конце Х в. Древняя Русь приняла христианство. Одновременно с этим к нам перешло летосчисление, применявшееся римлянами, - юлианский календарь (основанный на солнечном годе), с римскими наименованиями месяцев и семидневной неделей. Счет годов в нем велся от "сотворения мира", которое якобы произошло за 5508 лет до нашего летосчисления. Эта дата - один из многочисленных вариантов эр от "сотворения мира" - была принята в VII в. в Греции и долгое время применялась православной церковью. В течение многих веков началом года считалось 1 марта, но в 1492 г., в соответствии с церковной традицией, начало года было официально перенесено на 1 сентября и отмечалось так более двухсот лет.


Однако через несколько месяцев после того, как 1 сентября 7208 г. москвичи отпраздновали свой очередной Новый год, им пришлось празднование повторить. Всё дело в том, что 19 декабря 7208 г. был подписан и обнародован именной указ Петра I о реформе календаря в России, по которому вводилось новое начало года - от 1 января и новая эра - христианское летосчисление (от "рождества Христова"). Петровский указ назывался: "О писании впредь Генваря с 1 числа 1700 года во всех бумагах лета от Рождества Христова, а не от сотворения мира". Поэтому в указе предписывалось день после 31 декабря 7208 г. от "сотворения мира" считать 1 января 1700 г от "рождества Христова". Чтобы реформа была принята без осложнений, указ заканчивался благоразумной оговоркой: "А буде кто захочет писать оба те лета, от сотворения мира и от Рождества Христова, сряду свободно". На следующий день после оглашения на Красной площади в Москве указа Петра I о реформе календаря, т. е. 20 декабря 7208 г., был оглашен новый указ царя - "О праздновании Нового года". Год 1699-й, таким образом, оказался для России самым коротким, поскольку длился лишь четыре месяца – с сентября по декабрь. Считая, что 1 января 1700 г. является не только началом нового года, но и началом нового века (Здесь в указе допущена существенная ошибка, которую иногда повторяют и в наши дни: 1700 год является последним годом XVII в., а не первым годом XVIII в., а новый век наступил с 1 января 1701 г.), указ предписывал отметить это событие особенно торжественно. В нем были даны подробные предписания, как организовать праздник в Москве. В канун Нового года Петр I сам зажег на Красной площади первую ракету, дав этим сигнал к открытию праздника. Улицы осветились иллюминацией. Начались колокольный звон и пушечная пальба, раздались звуки труб и литавр. Царь поздравлял население столицы с Новым годом, гуляния продолжались всю ночь. Из дворов в темное зимнее небо взлетали разноцветные ракеты, а "по улицам большим, где пространство есть", горели огни - костры и пристроенные на столбах смоляные бочки. Дома жителей деревянной столицы принарядились в хвою "из древ и ветвей сосновых, елевых и можжевеловых". Целую неделю дома стояли украшенными, а с наступлением ночи зажигались огни. Стрельба "из небольших пушечек и из мушкетов или иного мелкого оружья", а также пуск "ракетов" были возложены на людей, "которые золота не считают". А "людям скудным" предлагалось "каждому хотя по древцу или ветве на вороты или над храминою своей поставить". С этого времени в нашей стране установился обычай ежегодно 1 января праздновать день Нового года. Петровская реформа 1700 г., изменившая начало отсчета летосчисления  —  от Рождества Христова (а не от Сотворения міра)  —  тем не менее, оставила в силе Юлианский календарь. Он служил некоторым дополнительным барьером для слияния России с западным католическим миром.

Карл-Христофор фон Ливен
Но в XIX столетии в торговых и политических связях с зарубежьем часть российского общества и чиновничества стала поддаваться “общеевропейской норме” григорианского календаря. Новый стиль наряду со старым начал применяться в международных отношениях и в деловой переписке соответствующих ведомств. Астрономы между тем тоже не молчали и, найдя поддержку некоторых ученых российских мужей, уже в 30-е годы XIX века от имени комиссии, созданной по календарному вопросу при С.-Петербургской Академии наук, высказались в пользу григорианского календаря в целях удобства сношений с культурной Европой. Однако, бывший в то время министром народного просвещения князь Карл Андреевич Ливен отрицательно отнесся к этому и в своем докладе царю Николаю I представил реформу календаря как дело "несвоевременное, недолжное, могущее произвести нежелательные волнения и смущения умов". Он указывал, что "выгоды от перемены календаря весьма маловажны, почти ничтожны, а неудобства и затруднения неизбежны и велики". После получения такого "доклада" царь написал на нем: "Замечания князя Ливена совершенно справедливы".

митрополит Филарет
В 1860 году Берлинское астрономическое общество обратилось в Святейший синод с предложением ввести и в России одинаковый со всей Западной Европой календарь. На что «чужеземным астрономам» резкую отповедь дал митрополит Филарет. В своё время историк Русской православной церкви Василий Васильевич Болотов, принимавший участие в работе календарной комиссии при Русском астрономическом обществе в качестве представителя Святейшего синода, заявил, что именно в удержании юлианума «в жизни ещё несколько столетий» будто бы и состоит «культурная миссия России». И миссия эта в том, чтобы «облегчить для западных народов возвращение от не нужной никому григорианской реформы», которая-де «не имеет для себя не только оправдания, но даже извинения», «к неиспорченному старому стилю». Устами митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Антония (Вадковского) свою позицию затем выразил и Святейший синод: «Юлианский календарь в применении его к церковной практике во всех случаях является надёжным якорем, который удерживает православных от окончательного поглощения миром инославным, является как бы знаменем, под которым чада Православия собираются воедино…» Проще говоря, проблема тут совсем не календарная.

Портрет обер-прокурора Синода К. П. Победоносцева.
А. В. Маковский, (1899), Государственный Русский музей
В 1899 г. при Русском астрономическом обществе была создана комиссия из представителей многих научных учреждений, ведомств и министерств. Она предложила ввести в России не григорианский календарь, а более точный, основанный на проекте И. Г. Медлера. Несмотря на исключительно активную роль в этой комиссии великого русского ученого знаменитейшего химика Дмитрия Ивановича Менделеева, реформа вновь не состоялась из-за противодействия царского правительства и церкви. Стремясь парализовать активность комиссии, "императорская" Академия наук срочно создала свою календарную комиссию на основе высочайшего разрешения, в котором было сказано, чтобы новая комиссия при Академии наук в своей деятельности "приняла во внимание соображения бывшего министра народного просвещения князя Ливена по вопросу о введении в России григорианского стиля". Эти "соображения" сводились к явному запрету проведения календарной реформы. В "академическую" комиссию поступило и мнение Святейшего Синода, обер-прокурор которого Константин Петрович Победоносцев сообщил, что считает введение нового календаря неблаговременным.

К идее унификации календаря вновь вернулись в октябре 1905 году. Время выбрали более чем неудачное. Императорская академия наук вынесла постановление, что необходимо скорейшим образом ввести европейский календарь в России, дабы наконец иметь календарь, единый со всеми культурными народами планеты. Церковь же, вынесли вердикт академики, если пожелает, то может сохранить архаичный юлианский календарь для себя. Синод, как всегда, был категорически против, к его мнению император Николай II и прислушался, назвав реформу «нежелательной», и довольно сурово намекнул членам комиссии, что надо бы отнестись к вопросу «весьма осторожно», имея в виду политическую ситуацию в стране. И в 1911 году календарная комиссия приказала долго жить.

В 1917 году о календарной реформе всерьёз задумалось уже Временное правительство, да вот реализовать практически готовую задумку, увы, не успело. Ею и воспользовались захватившие власть большевики. Впервые вопрос о замене «мракобесно-черносотенного» календаря на «прогрессивный» был поставлен уже на одном из первых заседаний Совнаркома 16 (29) ноября 1917 года: негоже, мол, передовым пролетариям Советской России плестись в хвосте мирового прогресса. Но поначалу руки до календаря не дошли, всё было как-то недосуг, находились дела куда более актуальные: национализация, экспроприация, борьба с буржуинами, создание ЧК, развал армии, разгон Учредительного собрания и, главное, драчка за власть промеж товарищей. Когда Учредиловку разогнали и поделили наконец портфели, народные комиссары дозрели: пора! И 23 января (5 февраля) 1918 года на совещании СНК было предложено сразу два проекта по переходу на новый календарь и, как водится, образована комиссия для их рассмотрения. Один из проектов предусматривал постепенный переход к григорианскому календарю, то есть предполагалось каждый год отбрасывать по 24 часа. Поскольку к тому моменту разница между календарями составляла уже 13 дней, то полный переход на новый стиль занял бы 13 лет. Преимуществом этого варианта было то, что им могла воспользоваться и православная церковь, которая на тот момент была в Российской империи государственной религией. Второй вариант был жёстче и предусматривал одномоментный переход на новый стиль. Интересы церкви при этом не учитывались. Сторонником этого варианта был Ленин. Тогда же специальным декретом церковь была отделена от государства, и привязка гражданского календаря к церковному утратила актуальность. А для того, чтобы отсталые народные массы в этом сумбуре совсем уж не утратили связь времён, СНК предложил, чтобы в газетах и официальных документах после даты по новому стилю временно — до 1 июля 1918 года — в скобках проставлялась ещё и дата по старому. Едва ли не сразу новый стиль стал не столько календарным, а чуть ли не мировоззренческим и даже политическим водоразделом — границей между Россией старой и советской. Неудивительно, что многие из тех, кто не принял захвата власти большевиками, приняли в штыки и новый стиль, сочтя его очередным детищем уродливого режима. Потому иные из белых военачальников в приказном порядке отменяли новый календарь на контролируемых ими территориях, восстанавливая исчисление по старому стилю.

К слову. На территориях бывшей Российской империи, находившихся под контролем других государственных образований, возникших после падения Временного правительства, даты официального введения нового стиля отличаются. Так, Временное Сибирское правительство ввело новый стиль декретом от 31 августа 1918 года, постановив считать день 1 октября днем 14 октября 1918 года.


Противоречия с православными праздниками — не смущают. Напротив, «старорежимные» Морозы и елки должны уйти вон из новой страны. На утренниках и приемах читают стихи поэта Валентина Горянского:

Скоро будет рождество
Гадкий праздник буржуазный,
Связан испокон веков
С ним обычай безобразный:
В лес придет капиталист,
Косный, верный предрассудку,
Елку срубит топором,
Отпустивши злую шутку...


Горянский, шутит. Он поэт-сатирик. Он не то чтобы не любит революцию, он находится в глубокой депрессии. Бежит в Одессу, потом уезжает в эмиграцию. Но стихи про буржуазный праздник уже опубликованы. Подняты, как знамя, и вовсе без шуток. Прекращается выпуск новогодних открыток, и населению новой страны велено упорно трудиться, а если и праздновать, то новые даты...

С датами выходит путаница. После перехода на «новый стиль» оказывается, что революция в ноябре, Новый год становится старым, в смысле по старому стилю и переезжает на после Рождества, а Рождество, в свою очередь, оказывается 7 января. В справочниках появляются даты в скобочках. Сначала старый стиль — потом в скобках новый.

Если вы думаете, что на календарной реформе 1918 года Советы остановились, то сильно ошибаетесь. В период с 1929 но 1940 г. в СССР, вызванные производственными нуждами, они проводились трижды.


Так, 26 августа 1929 г. СНК СССР принял постановление «О переходе на непрерывное производство в предприятиях и учреждениях СССР», в котором было признано необходимым уже с 1929-1930 хозяйственного года приступить к планомерному и последовательному переводу предприятий и учреждений на непрерывное производство. Осенью 1929 г. начался постепенный переход на «непрерывку», который завершился весной 1930 г. после опубликования постановления специальной правительственной комиссии при Совете Труда и Обороны. Этим постановлением был введен единый производственный табель-календарь. В календарном году предусматривалось 360 дней, т. е. 72 пятидневки. Остальные 5 дней было решено считать праздничными. В отличие от древнеегипетского календаря, они не были расположены все вместе в конце года, а были приурочены к советским памятным дням и революционным праздникам: 22 января, 1 и 2 мая, а также 7 и 8 ноября. Работники каждого предприятия и учреждения были разбиты на 5 групп, и каждой группе был установлен день отдыха в каждую пятидневку на весь год. Это означало, что после четырех рабочих дней наступал день отдыха. После введения «непрерывки» отпала необходимость в семидневной неделе, так как выходные дни могли приходиться не только на различные числа месяца, но и на различные дни недели.

Однако этот календарь просуществовал недолго. Уже 21 ноября 1931 г. СНК СССР принял постановление «О прерывной производственной неделе в учреждениях», в котором разрешал наркоматам и другим учреждениям переходить на шестидневную прерывную производственную неделю. Для них были установлены постоянные выходные дни в следующие числа месяца: 6, 12, 18, 24 и 30. В конце февраля выходной день приходился на последний день месяца или переносился на 1 марта. В тех месяцах, которые содержали но 31 дню, последний день месяца считался сверхмесячным и оплачивался особо. Постановление о переходе на прерывную шестидневную неделю вступило в силу с 1 декабря 1931 г.

Как пятидневка, так и шестидневка полностью нарушили традиционную семидневную неделю с общим выходным днем в воскресенье. Шестидневная неделя применялась около девяти лет. Только 26 июня 1940 г. Президиум Верховного Совета СССР издал указ «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений», В развитие этого указа 27 июня 1940 г. СНК СССР принял постановление, в котором установил, что «сверх воскресных дней нерабочими днями также являются: 22 января, 1 и 2 мая, 7 и 8 ноября, 5 декабря. Этим же постановлением были отменены существовавшие в сельских местностях шесть особых дней отдыха и нерабочие дни 12 марта (День низвержения самодержавия) и 18 марта (День Парижской коммуны).

7 марта 1967 г. ЦК КПСС, Совет Министров СССР и ВЦСПС приняли постановление «О переводе рабочих и служащих предприятий, учреждений и организаций на пятидневную рабочую неделю с двумя выходными днями». Впрочем, эта реформа никак не коснулась структуры современного календаря.


Но самое интересное то, что страсти не утихают. Очередной виток случается уже в наше, новое время. Сергей Бабурин, Виктор Алкснис, Ирина Савельева и Александр Фоменко вносят в 2007 году в Государственную Думу новый законопроект — о переходе России с 1 января 2008 года на летоисчисление по юлианскому календарю. В пояснительной записке депутаты отмечают, что «мирового календаря не существует» и предлагают установить переходный период с 31 декабря 2007 года, когда в течение 13 дней летоисчисление будет осуществляться одновременно по двум календарям сразу... Участие в голосовании приняли только четыре депутата. Трое — против, один — за. Воздержавшихся не было. Остальные избранники голосование проигнорировали.


Так и живем. На широкую русскую ногу и с распахнутой русской душой, отмечая католическое Рождество до Нового Года, потом Новый год, потом Православное Рождество, старый Новый год и... далее везде. Уже невзирая на даты. И на лица. Кстати, в феврале Новый год по восточному календарю. И документ у нас есть, если что — декрет 1918 года «о введении в Российской республике западноевропейского календаря».

Комментариев нет :

Отправить комментарий