воскресенье, 18 марта 2018 г.

18 марта. Начало Великой Китайско-Воробьиной Войны


К 1958 году Коммунистическая партия Китая была у власти в течение почти девяти лет. Националисты под приводом Чанг Кайши разгромлены и сбежали за границу, на о. Тайвань, где был американский флот, внутренние враги подавлены, коммунистический Китай обрел наконец свое первое правительство. Председатель Мао Цзэдун решил, что пришло время для "Большого скачка" вдогонку за экономически развитыми странами Запада и запустил кампанию по модернизации промышленности и сельского хозяйства. План кампании был разработан в 1958 году и обнародован Мао Цзэдуном ровно 60 лет назад, 18 марта 1958 года, на VIII съезде Коммунистической партии Китая. Не довольствуясь контролем над людьми, китайские коммунисты решили начать наступление на матушку-природу. Уничтожение воробьёв (кит. 打麻雀运动, 消灭麻雀运动) — наиболее примечательная сторона одниого из первых и самых амбициозных проектов этой масштабной кампании - "Войны против четырех вредителей": крыс, мух, комаров и, впервую очередь, воробьев.

великий китайский кормчий
Согласно современным китайским источникам, Мао принял решение о развертывание кампании после бесед с крестьянами и учитывая их мнения. Существует историю о том, что находясь в одной из поездок по стране, после обеда с коммунарами на полевом стане, Председатель Мао обратил внимание на воробьёв, слетевшихся на остатки риса в пиалах крестьян: птички за секунды подчистили все до последней рисинки! Председателя осенила мысль: сколько же риса мерзкие птицы съедают в объёмах всей страны! Эти умозаключения Мао и легли в основу кампании, затянувшейся на пять лет. Столько лет понадобилась, что бы полностью "реабилитировать" воробьев.

Не важно, пришёл ли Мао сам к заключению о вреде воробьёв, или к нему действительно поступали сигналы от крестьян, жалующихся на птиц, портящих посевы. Родившийся в деревне Мао, конечно же, знал о том вреде, который и правда наносят птицы сельскохозяйственным посевам (поэтому обычно и стоят на полях чучела, отпугивающие крылатых вредителей). По указанию Мао заместитель министра Министерства сельского хозяйства КНР Лю Жуйлун запросил АН КНР: воробьи - вредители, есть ли возможность их уничтожить? На что Цянь Яньвэнь, заместитель заведующего кафедры по исследованиям животных при АН КНР, отвечал: на данный момент наука КНР не имеет достаточных знаний по вопросу пишевых инстинктов воробьёв, поэтому не представляется возможным дать ответ на вопрос о необходимости уничтожения данного вида пернатых.

В то же самое время Мао Цзэдун занимался организацией работ над проектом плана развития сельского хозяйства республики в период с 1956-1967 гг, несомненно важным документом для развития всего государства. Понимания важность документа, работой над проектом был занят и весь ЦК КПК. Тогда-то Мао Цэдун и принимает решение об обязательном внесении вопроса по борьбе с вредителями в проект; воробьи вместе с крысами, мухами и комарами были внесены в разряд "четырёх зол/вредителей". Здесь нужно отметить, что традиционно, до начала объявления воробьёв вредителями, вредителями считались крысы, клопы, мухи и комары.

В ноябре 1955 года, на совещаниях с секретарями провкомов четырнадцати провинций и секретарём крайкома Внутренней Монголии были приняты так называемые "17 пунктов по развитию сельского хозяйства", где в 13-м пункте говорилось о необходимость в течении последующих семи лет в основном избавиться от "четырёх зол/ вредителей", а именно, крыс и им подобных, воробьёв и других птиц-вредителей (в список не входили вороны, чья вредность ещё не была подтверждена), мухи и комары. Во время подготовки принятия "17 пунктов", один из ответственных работников Министерства селького хозяйства, обратился за советом к специалисту по птицам из АН КНР Чжэн Цзосиню (1906-1998) о необходимости уничтожения воробьёв. В ответ Чжэн Цзосинь написал, что пока Китай не располагает достаточными научными материалами о воробьях. В своём докладе Чжэн указал на вредительскую особенность воробьёв во время жатвы: воробьи поедают зерновые. Но также Чжэн отметил и то, что воробьи поедают личинки вредителей, чем и оказывают чрезвычайную пользу. Необходимо не уничтожать воробьёв как таковых, а бороться с вредом, который воробьи приносят.

Мнение учёного, к сожалению, не было учтено. 21 декабря 1955 года ЦК КПК разослал документ всем провкомам и крайкомам, в котором воробьи официально вносились в список "четырёх вредителей". В документе говорилось, что начиная с 1956-го года, в течение пяти, семи или двенадцати лет (в зависимости от условий) необходимо в основном покончить с крысами, воробьями, мухами и комарами. Для воробьёв настали тяжелые времена. Сразу же после выхода документа отличилась одна из самых бедных профинций Ганьсу, где зимой 1955 года усилиями молодёжи лишь за неделю было уничтожено более 200 тыс воробьёв. Примеру Ганьсу последовали и другие районы страны: все силы были брошены на бой с "вредителями".

Осенью 1956 года, спустя чуть меньше года с начала кампании по уничтожению воробьев, в приморском городе Циндао открылась Вторая конференция Китайского зоологического общества, на котором отдельной темой обсуждения был вынесен вопрос по воробьям. Несколько учёных встали на защиту беззащитных птиц. Первым выступил учёный эмбриолог Чжу Си. В своём докладе Чжу опирался на огромное количество исторических доказательств: прусский император Фридрих не любил птичьего шума и приказал уничтожить всех птиц в округе. В результате, в округе стало тихо, но мошки и червяки съели все завязи на фруктовых деревьях. Фрукты, естественно, не выросли. Фридриху ничего не оставалось, как отменить приказ и начать завозить птиц с других мест. Чжу Си заключил свой доклад утверждением, что в определенное время года воробьи на самом деле приносят определённый вред, но в остальное время - наличие воробьёв просто необходимо. Чжэн Цзосинь и некоторые другие учёные поддержали Чжу Си высказав мнение, что на данный момент нет достаточных доказательств вреда, приносимого воробьями, и поэтому предложили повременить с уничтожением воробьёв. Учёные выразили мнение, что нет необходимости раздувать массовую кампанию по истреблению пернатых, а необходимо сконсолидировать все силы и знания на исследования данного вопроса.

Но было среди участников конференции и много таких, которые не разделяли мнение Чжу Си и его сторонников. Поэтому, исходя из разногласий и из того, что решение об истреблении воробьёв было принято лично Председателем Мао и ЦК партии, было решено лишь подготовить все записи конференции и отправить на ознакомление в Министрество сельского хозяйства. Приостановить истребление воробьёв до полного рассмотрения вопроса, участники коференции посчитали не целесообразным. По итогам конференции в китайской прессе разразилась огромная полемика: сторонники истребления и противники пытались доказать свои точки зрения. Но исходя из того факта, что решение об уничтожение воробьёв уже было выведено на уровень государственной политики, не каждый учёный хотел высказывать своё мнение по этой проблеме. Интересен тот факт, что самым ярым сторонником идеи истребления воробьёв был младший брат Лу Синя, заместитель министра образования, биолог Чжоу Цзяньжэнь. В своих статьях от 1957 года он, опираясь на воспоминания своего деревенского детства, он яро доказывал весь вред приносимый воробьями и изобличал неправильность идей высказанных Чжу Си на Второй конференции в Циндао. Не обошла полемика и иностранных специалистов. Ряд советских учёных также высказал свои мнения по данному поводу, смысл которых сводился к одному: незначительный сезонный вред от воробьёв имеет место, но пользы, несомненно, больше. Истреблять воробьёв в массовом порядке не правильно.

В разгар полемики в передовице "Женьминь Жибао" от 26 октября 1957 года были были опубликованны исправления к "Проекту плана развития селького хозяйства на период 1957-1968 гг", где говорилось, что в лесах и городах воробьёв можно не уничтожать. Но, это не помогло.

В мае 1958 года, 2-я сессия VIII съезда утвердила новую генеральную линию, выдвинутую по инициативе Мао Цзэдуна. «Напрягая все силы, стремясь вперед, строить социализм больше, быстрее, лучше, экономнее», говорилось в материалах излагающих основные моменты генеральной линии. В принципе, неплохой лозунг, но в реальности это означало что всё то, что было раньше - отметается. Вся страна начинает "строить социализм ускоренными темпами" (большой скачок в промыщленном и сельскохозяйственном производстве не учитывая сложившихся условий).

Вскоре после обнародования генеральной линии, началась новая кампания, так называемый Большой скачок. ЦК выдвинул требование досрочно завершить мероприятия намечанные ранее, в том числе и по развития сельского хозяйства. Что, в принципе, означало и ускоренное уничтожение "четырёх зол".

Можно сказать, что с началом Большого скачка, над воробьями нависла смертельная угроза. 12 февраля 1958 года вышел в свет совместный документ ЦК КПК и Госсовета КНР, так называемый "Указ об уничтожение четырёх зол и соблюдении норм гигиены". В указе говорилось, что уничтожение "четырёх зол" можно завершить не только за 10 лет, но возможно это сделать и за более короткий период. Уже 13 февраля "Женьминь жибао" писала о героической битве с "четырьмя злами", по значимости не имеющей прецедента в истории Китая. Необходимо в кратчайшие сроки избавиться от этой гадости и провозгласить Китай сильным государством "четырёх нет" (имеется в виду "нет крыс, нет воробьёв, нет мух, нет комаров"). В марте того же года было объявленно о начале соревнования по искоренению "четырёх зол" под лозунгом "За досрочное провозглащения государства "четырёх нет!"". Постепенно кампания охватила всю страну.


Почему же именно воробьи? Можно понять, зачем избавляться от комаров-кровососов, мухи тоже порядочная гадость, крысы вообще не только вызывают омерзение, но и переносят различные болезни. Но птичек-то зачем уничтожать? Что с ними настолько неправильно, что лично председатель Мао решил ими заняться? Ну, видите ли, воробьи жрут зёрна урожая. Причем, не просто жрут, а, согласно коммунистическо-китайской пропаганде, массово, нанося национальному хозяйству колоссальный убыток — по подсчётам китайского научно-исследовательского института зоологии, от воробьёв за год терялся такой объём зерна, которого бы хватило, чтобы прокормить 35 миллионов человек. И если воробей увидит зернышки, которые вы только что посадили в землю, он слопает их еще до того, как вы успеете сказать: "Да здравствует великий Мао! Долой американский империализм!" Такое положение вещей особенно возмущало китайских крестьян, которые сеяли пшеницу только для того, чтобы стоять в стороне и беспомощно наблюдать, как огромные стаи воробьев съедают все подчистую. Именно поэтому предводитель всех китайцев и постановил ликвидировать летающих истребителей зерновых – с исчезновением этих тварей наступит золотой век для китайского крестьянства. По крайней мере, по словам Мао.

Все на уничтожение воробьёв!, плакат времён "Движения по уничтожению воробьёв".
Школьник стреляет из рогатки, школьница держит в руках уже убитых птиц
Но возникла проблема – каким же образом уничтожать пернатых? Стрелять слишком затратно – будут израсходованы миллионы боеприпасов, которые можно обратить против контрреволюционеров и мирового империализма. Яд слишком опасно – так можно и людей потравить. Ловушки... это хорошо, но расставлять миллионы ловушек – это слишком хлопотно даже для коммунистического Китая. Правительство нашло мудрое решение – почему бы самим крестьянам не взяться за благородное дело избавления деревень от воробьев?

Добиться быстрого эффекта в борьбе с грызунами и мухами невозможно, с небольшими птицами справиться значительно проще, и натиск на воробьев стал самым успешным. Процесс истребления выглядел следующим образом. Известно, что воробьи могут летать не более 15-20 минут, после чего нуждаются в передышке. Все крестьяне, а также привлечённые к кампании государственные служащие, солдаты, домохозяйки, студенты и школьники выходили в поля, где кричали и били в тазы, гонги и прочая, или, стоя на крышах домов, размахивали шестами, импровизированными флагами и, даже, просто руками — чтобы напугать воробьёв и не дать им укрытия. Утомлённые птицы падали на землю замертво, чего и добивались полные энтузиазма участники действия. По городам же катались специально выделенные мотоциклисты, в задачу которых входило выявления мест нахождения воробьёв. Каждый населённый пункт подражая соседям стремился отрапортовать о количестве истреблённых птиц. Напоказ выставлялись фотографии с горами мёртвых воробьёв высотой в несколько метров. Дело пошло, комиссары браво рапортовали о грандиозных достижениях в области умерщвления воробьев. Ура! Да здравствует мудрое правительство во главе с Мао! "Женьминь Жибао" писала о "солдатах и горожанах уставших после битвы и набирающих силы перед решительным ударом". О победах над "четырьмя злами" писали не только в газетах, но и работники искусства прославляли "победы рода человеческого". Живой классик китайской литературы (автор многочисленных исторических и литературных произведений, а также переводов, в том числе с русского языка), лауреат Международной Сталинской премии «За укрепление мира между народами» (1951) и по совместительству - первый президент АН КНР академик Го Можо́ (郭沫若) внес свой вклад в борьбу, посвятив ей стихотворение "Проклинаю (Ненавижу) воробьёв", которое было моментально растиражировано прессой. Впрочем, с начала 1960-х гг. произведения Го Можо в СССР не издавались.

Как вспоминал один из участников кампании, в то время ещё подросток: "Вся школа отправилась убивать воробьёв. Мы делали лестницы, чтобы сбивать их гнёзда, и били в гонги по вечерам, когда они возвращались домой на ночлег. Это было задолго до того, как мы узнали, что воробьи — хорошие птицы. В то время мы знали лишь то, что они едят зерно".

Китайский эмигрант Куан Ю Чен писал: «Я помню один день, когда все население не делало ничего иного, кроме бега с гонгами и кастрюлями, и всеми возможными предметами, которыми можно звенеть, по улицам и дворам, чтобы пугать воробьев. Целый день стояло громкое постукивание, и птицы не могли нигде опуститься и, наконец, падали с неба замертво. В тот день были убиты миллионы птиц, и мы все были очень горды этим. Разве это не фантастика, что Мао Цзэдуну удавалось мобилизовать все население для общей цели? Лишь позже мы узнали, что птицы, которые жили в городе, всегда оставались в городе и поэтому не могли причинить ущерб полям. Кроме того, из-за того, что не только полевые воробьи были подвергнуты уничтожению, у нас потом начались проблемы с насекомыми».


Пекинское радио сообщало, что в акции по уничтожению воробьев приняли участие около 3 млн пекинцев. Только за 3 дня апреля 1958 г. в Пекине и Шанхае было уничтожено 900 тыс. птиц, а к первой декаде ноября того же года в Китае, по неполной статистике, было истреблено 1,96 млрд воробьёв. В Пекине и приморских провинциях, где воробьёв уничтожали особенно усердно, попутно истребляли вообще всех мелких птиц. (При этом не было зарегистрировано уменьшения численности других трёх «врагов» (мух, комаров и крыс), поскольку сокращение их популяции может быть достигнуто лишь гигиеническими факторами, а не «охотой» на них, даже всенародной.) Было чему радоваться – крестьянство вздохнуло свободней, никто уже не клевал зернышки в бороздах, можно было надеяться на щедрый урожай. Так оно и случилось – в 1959 в закрома родины собрали значительно больше предыдущих периодов и компартия успела отрапортовать о значимых достижениях.


Правда, вместе с зерновыми успешно плодились, поедающие побеги, саранча и гусеницы, которых раньше поедали маленькие птички – враги коммунизма. В экосистеме исчез важный естественный регулятор, заместить который было некем - прочие мелкие виды птиц такие же всеядные, но менее приспособленные. В следующем, 1959 году случилась продовольственная катастрофа – саранча уничтожила посевы, наступил голод, от которого умерло от 10 до 30 (а по некоторым оценкам и до 40) миллионов китайцев, несмотря на массовое использование зерна из государственных запасов. Этот период китайцы называют "Тремя горькими годами", и это был самый массовый голодомор в истории человеческой цивилизации. Стали распространены каннибализм, продажа человеческой плоти на рынке, обмен детьми, чтобы люди могли использовать их в пищу, не совершая при этом грех детоубийства.


Хотя официально истинные причины голода были озвучены не сразу. Сначала среди населения даже распространялись листовки, в которых рассказывалось о том, что в голоде виновата Великобритания.

В том же году Академия Наук Китая посмотрела на проблему под новым углом и признала, что война была несколько ошибочной: опытным путём было доказано, что агротехническая польза воробьёв существенно выше наносимого вреда. Учёные обратились за помощью к партсекретарю АН КНР Чжан Цзинфу. Было решено составить доклад, который как бы отображал различные точки зрения учёных по вопросу с воробьями. 27 ноября 1959 года от имени Чжан Цзинфу доклад был положен на стол самого Мао. К докладу прилагались материалы по тебе состоящие из трёх частей:
  1. Несколько примеров из иностранной истории по вопросу воробьёв.
  2. Некоторые мнения иностранных учёных по данному вопросу.
  3. Некоторые мнения современных китайских учёных, где кратко представлялась точка зрения Чжу Си, Фэн Дэпэя, Чжан Сянтуна и Чжэн Цзосиня
Машина "реабилитации воробьёв" закрутилась с нарастающей силой и на следующий год великий Мао волевым решением прекратил борьбу с воробьями, переключившись на нового противника – постельных клопов. В проекте «Указа ЦК ЦКП о гигиенических мероприятиях», принятого ровно через два года, 18 марта 1960 г., Мао Цзэдун написал: «Не надо бить воробьев, как результат мы лишь получили клопов. Лозунг такой: Уничтожать крыс, клопов, мух и комаров» ( “麻雀不要打了,代之以臭虫,口号是‘除掉老鼠、臭虫、苍蝇、蚊虫’。”).

Иллюстрации художника Yoko Tanaka
из книги "Sparrow Girl" (2009) Sara Pennypacker,
рассказывающей про эту войнц.
А популяцию воробьиных пришлось восстанавливать, их даже импортировали из СССР, Канады и даже Кубы. Советские и канадские руководители, конечно, удивились, но на призыв откликнулись. Воробьев доставляли в Китай целыми вагонами. Теперь уже начали пировать птицы — нигде больше в мире не было такой кормовой базы, как невероятные популяции насекомых, буквально покрывших Китай. С тех пор в Китае особенно трепетное отношение к воробьям, а в начале XXI века здесь даже началась массовая кампания по защите воробьёв. Если будете уличены в гибели хотя бы одного воробушка, попадете под статью, предусматривающую серьезный штраф. Пока закон распространяется в качестве эксперимента лишь на одну провинцию Хунань - это одно из мест в Китае, где антиворобьиная истерия тех лет привела к практически полному исчезновению этих птиц.

К слову, по одной из версий, "Воробьиная война" была "пробой пера" управления массами... в особенно крупных размерах: партия проверяла, насколько послушно и слепо, будет ей подчиняться народ. Сработало. Потом были домашние плавильные печи, ну это цветочки. А с ноября 1965 года наступили и ягодки, то есть ягодка, вернее плод размышлений мудрого Дуна Дзе - культурная революция в ходе которой было репрессировано около 5 млн членов партии. Сам Мао считал, что в ходе «культурной революции» «было 30 % ошибок и 70 % было сделано правильно». Большинство источников дает цифру в 100 миллионов пострадавших кроме вышеуказанных членов партии.

А все начиналось с воробьев...

рисунок современного художника Дмитрия Никулушкина
А в СССР от тех времен остался детский анекдот про дядю ГоМоЖо и ГоМоЖопину тетю.

Воробьиную войну в своих песнях упоминает и Владимир Высоцкий:

…козы в Бельгии съели капусту,
Воробьи — рис в Китае с полей,
А в Австралии будто злые мангусты
Истребили полезнейших змей.

«Песенка про мангустов»

А если зуд — без дела не страдайте, —
У вас ещё достаточно делов:
Давите мух, рождаемость снижайте,
Уничтожайте ваших воробьев!

«Письмо рабочих тамбовского завода китайским руководителям».

Комментариев нет :

Отправить комментарий