воскресенье, 20 мая 2018 г.

20 мая. Издалека долго течет река Волга (мегапост)

И жить мне молодо и звонко,
И вечно мне шуметь и цвесть,
Покуда есть на свете Волга,
Покуда ты, Россия, есть.
Евгений Евтушенко.
20 мая все поволжские регионы России отмечают день великой реки – День Волги. Инициатором создания праздника выступили три крупных организации: Международный социально-экологический союз, московское представительство бюро ЮНЕСКО и коммерческая фирма «Кока-кола Эйч Би Си Евразия». Впервые День Волги прошел ровно 10 лет назад, в 2008 году, в Нижнем Новгороде во время проведения Х международного научно-промышленного форума «Великие реки – 2008». Затем к празднованию присоединились и другие регионы России. Среди них Волгоградская, Астраханская, Ярославская, Самарская области, Республика Татарстан. По замыслу организаторов, праздник призван привлечь внимание властей и общественности к проблеме сохранения реки, которая является не только национальной гордостью страны, но и ценным стратегическим природным ресурсом. Однако активная хозяйственная деятельность человека и развитие научно-технического прогресса ведут к загрязнению и обмелению Волги. Виной тому – использование химических удобрений для повышения урожайности сельхозугодий, большое количество промышленных предприятий на берегах реки, каскад гидроэлектростанций и другие «следы цивилизации». В честь празднования Дня Волги во всех регионах, территории которых питает эта водная артерия, проводятся экологические мероприятия. Добровольцы очищают берега реки, проводят просветительские мероприятия – тематические фотовыставки и выставки детских рисунков, лекции, научные дискуссии и семинары, а также ярмарки изделий народных промыслов, игровые и концертные программы. К слову, 20 мая – далеко не единственный день, когда проходят мероприятия в поддержку Волги. Так, с 2006 г. по инициативе бюро ЮНЕСКО в Москве на территории Российской Федерации реализуется природоохранная программа «Живая Волга». Кроме того, в поволжских регионах России вот уже третье десятилетие подряд действует мощное экологическое движение в поддержку Волги – «Поможем реке». В нем участвуют около 200 общественных групп, координационный центр движения базируется в Нижнем Новгороде. В 1990 г. в его рамках в крупных городах Поволжья стартовала пропагандистская акция музыкантов и экологов «Рок чистой воды». А в октябре того же 1990 г. в Нижнем Новгороде прошла первая конференция «Дни Волги», на которую съехались представители 40 экологических организаций. Впоследствии эту конференцию стали устраивать ежегодно.

Считается, что возраст Волги – около 5 млн лет. Когда-то она также впадала в Каспийское море, имевшее другие очертания, а начало брала на Урале и текла как горная река. В ледниковом периоде (300 тыс. лет назад) Волга полностью замерзала, а затем, после таяния ледника, проложила себе новое русло, близкое в современному.

Свою же историю Волга ведет еще со времен античного мира. По крайней мере, точно установлено, что в V веке до н.э. об этой водной магистрали человечеству уже было известно. Первым, кто упомянул великую русскую реку в своих трактатах, был древнегреческий историк Геродот. Это был рассказ о том, как персидский царь Дарий I шел войной на скифские племена. Геродот сообщает, что Дарий, преследуя скифов за реку Танаис (совр. Дон), остановился на реке Оар. Реку Оар пытаются отождествить с Волгой, хотя Геродот также сообщил, что Оар впадает в Меотиду (совр. Азовское море). «Река Оар в трудах Геродота очень сильно похожа на Волгу. Беда в том, что Геродот не был историком в современном смысле этого слова. Он был скорее блогером. Его труды очень часто преувеличивают значение событий и в них встречаются неточности. Более подробно Волга была описана Диодором, примерно в 60-х годах до нашей эры. Историк называет ее Танаис [скорее всего, это современный Дон]», - говорит краевед Владимир Заболотный.

Некоторые исследователи видят Волгу в реке, о которой сообщал Диодор Сицилийский (прим. 90—30 гг. до н. э.): "Сначала они [скифы] жили в очень незначительном количестве у реки Аракса и были презираемы за своё бесславие. Но ещё в древности под управлением одного воинственного и отличавшегося стратегическими способностями царя они приобрели себе страну в горах до Кавказа, а в низменностях прибрежья Океана и Меотийского озера — и прочие области до реки Танаиса." На основании этих сведений пытаются отождествить Аракс Диодора с Волгой.


В древние времена, скифы называли эту реку Ра (в нижнем течении до Камского устья; часть среднего и верхнее течение имели другое наименование), что может быть связано с древним санскритским словом Rasah, означающим «священная река», а так же может означать "щедрая" (Ра) или просто "поток воды" (Рав) (сравни мокшанское и эрзянское современное название Рав — оба названия иранского происхождения, а так же мордовское - Pay). Под скифо-сарматским названием Ра эта река была известна и античным авторам первых веков нашей эры Клавдию Птолемею и Аммиану Марцеллин, по-латыни Rha. Предполагается, что это название связано с индоевропейской основой со значением «спокойная вода». Птолемей в своем известном труде «География» писал, что она имеет два устья: одно — в Каспийском море, другое — в Азовском: Волгу и Дон он считал одной рекой.

Большая советская энциклопедия дает такую справку о названии Ра, отождествляя его с именем древнеегипетского бога солнца Ра, период господства культа которого — самое выдающееся время в истории Египта: в это время возводится одно из семи чудес света — усыпальницы фараонов — пирамиды. Затем эта легендарная установка перекочевала в справочники, ученые труды и школьные учебники. На самом деле название нижней Волги Ра не имеет никакого отношения к культуре Древнего Египта, к культу бога солнца Ра. Уже Александра Македонского, завоевавшего Египет в 332 г. до н. э., жрецы из подобострастия вынуждены были провозгласить сыном бога солнца Амона (одно время бог Ра назывался Амон-Ра) - культ Ра забыт. Кроме того, «связь» царств Древнего Египта с вождями кочевых орд, обитавших на юге Восточной Европы, в регионе Прикаспия, была односторонней: его наводняли несметные полчища диких орд гиксосов, вавилонян, ассирийцев, персов с целью порабощения народа, а главное, грабежа. Летописи сообщают об исходе из Египта в библейские времена евреев с Моисеем, но они до Волги не доходили.

Однако, свидетельство античных авторов о названии Волги, как Ра, не было выдумкой. Чтобы река в течение тысячелетий сохранила свое название, необходимо, чтобы на ее берегах жили племена, народы, объединенные языковой и общей культурой. Истоки, корни названия Ра надо искать в древнейших пластах культуры европейско-российского региона и сопредельных с ним вокруг Каспия, а также Причерноморья и Средней Азии. Название Ра — индоевропейское слово. Древние литературные памятники индоевропейцев «Ригведа» и «Авеста» (рубеж II-I тысячелетий до н. э.) дают название Волги, как Ранха (Ранга), указывая, что это имя могучей, полноводной реки впоследствии ввиду языковых изменений сократилось до Ра. Мордва, обитающая в районе средней Волги, до настоящего времени сохранила в своем языке древнее название Волги, как Ра (Rav). Индоевропейское слово Ра (Рав) появилось в языке угро-финского народа в результате контактов в древние века со скифами. Исследователь гидронимист О. Н. Трубачев название Ра выводит (1968 г.) из древнеиндоевропейского, древнеиранского слова rautah (раута) — вода, река, речное течение, сохраненное в настоящее время во многих современных гидронимах Ирана и Афганистана. Словом, рожденным от гидронима Ра, является обозначение праздничного небесного явления радуга (ра — вода, дуга, водяная дуга).


С приходом в Прикаспий и Причерноморье тюркоязычных гуннов (375 г.), хазар, булгар, в начале Х века печенегов, затем половцев и др. из недр Восточной Сибири, Северного Кавказа индоевропейская общность распалась под ударами воинственных кочевых степняков. С установлением господства тюрков на территории от Карпат до Алтая Волга в нижнем, частично в среднем течении сменила название Ра на Итиль. Итиль — тюркский термин, как и Ра, обозначает вода, река. Возможно, гидроним состоит из двух слов Ит, Иль, так как на востоке и юге Сибири есть реки с такими названиями (Ить, Идь, Иль, Или). Не указывают ли части гидронима Итиль на две реки, текущие в низовье в Каспий: Волгу и Ахтубу? В языке чувашей сохранено древнее название Волги — Шур Атал, что значит «большая (великая) река» или «река рек», это подтверждает: Итиль — река, вода.

Итиль (Атиль Асиль, Исиль, Астиль, Эдиль, Идель Идэль, Атăл) — тюрко-монгольское название Волги (или Камы). Является таковым до сих пор в казахском (Еділ), чувашском, татарском, башкирском, калмыцком, монгольском и карачаево-балкарском ногайском языках (ср. современные названия башкирское Иҙел, татарское Идел, казахское Еділ, чувашское Атӑл, калмыцкое Иҗил, черемиское — Иуль). Современное марийское Юл происходит от древне-тюркского jul «источник, ручей».

Таким образом, можно точно установить, когда река сменила индоевропейское имя Ра на тюркоязычное Итиль: в начале V века, с приходом «потрясателей вселенной», как себя называли гунны, когда они, поглощая на своем пути другие племена, народы, столетиями шли от Великой китайской стены до стен Парижа. К слову, одна из точек зрения связывала происхождение гидронима с именем гуннского вождя Аттилы, но в настоящее время она имеет мало сторонников.

Фрагмент карты (составлена к 1154 г.) арабского географа, картографа и путешественника Аль-Идриси-Роджера (реконструкция Конрада Миллера 1929г.), север внизу, восток слева, здесь представлен регион России, город Булгар на Итиле вблизи перекрестия "67"
В VIII веке в связи с нашествием арабов была разгромлена столица Хазарии (на территории нынешнего Дагестана), ее пришлось перенести в дельту Волги, и по имени реки она получила название Итиль. В 960 годах киевский князь Святослав, совершив поход на Волгу, разгромил Хазарский каганат. В конце Х века каганат перестал существовать. Однако столица Хазарии, находившаяся на расстоянии около 15 км от современного берега моря, продолжала существовать и в золотоордынскую эпоху и исчезла лишь в XIV веке вследствие подъема уровня Каспия, то есть ее просто затопило. Булгары полагали началом Итиля реку Белую, текущую с Урала в Башкирии. По их понятию выходило, что Ока, впадающая в Волгу — приток притока Итиля. Башкиры до сих пор реку Белая называют Этель (Итиль). Арабский автор, мусульманин Ахмед Ибн-Фадлан, в 921—922 годах посетивший волжско-камских булгар, знает только одно название Волги — Итиль. К сожалению, арабские авторы-путешественники IX—XIII вв. в своих трудах не оставили названий верхней и средней Волги. Сами они до истока Волги (в Тверской области) не поднимались, а использовали сведения, полученные от купцов. В византийских источниках название «Итиль» встречается с VI века, в арабских, западно-европейских и еврейских — с X века. Варианты написания разнообразны, так как для всех «письменных» языков слово было чужим. В научной литературе приняты две равноправные формы — Итил(ь) и Атил(ь) (Атель). В средневековом арабском, согласно пояснению в географическом словаре Йакута ар-Руми, обе гласные произносились через [и]. Византийский хронист Феофан Исповедник (ок. 760—818), описывая географические названия Северного Причерноморья, несколько раз повторяет «величайшую реку, стекающую вниз от океана по земле сарматов и называемую Ατελ». В латинском переводе, сделанном «около полувека спустя после создания греческого оригинала», стоит Atel.

Это название Волги нашло свое отражение в названии волжско-татарского легиона Вермахта (создан 15 августа 1942 года), состоявшего из представителей поволжских народов (в основном из татар, башкир, чувашей, марийцев, мордвы, удмуртов), формальной идеологической основой которого была борьба с большевизмом и евреями
Наиболее подробное средневековое описание реки оставила арабская география. Однако представления средневековых арабов о русле реки на всём её протяжении не совпадали с современными. По этой причине понятие «Итиль» не всегда можно отождествлять со всей Волгой. Так, арабская географическая традиция за верхнее русло Волги принимала Каму, что формально верно, так как при слиянии этих двух рек Кама полноводнее и правильнее считать, что Волга впадает в Каму, а не наоборот. Истоки реки искали далеко на востоке Сибири. Не случайно река Белая, протекающая по территории современного Башкортостана, по-тюркски (то есть на башкирском, татарском и чувашском языках) называется Белая Волга (Агидель). Согласно средневековой тюркской и арабо-персидской географической традиции исток реки Итиль располагался в районе слияния рек Ак-Идели (Белая), Кук-Идели (Дёма) и Кара-Идели (Уфа). Позднее в русских картах Ак-Идель обозначалась как Белая Волга (Воложка).

Карта Й. Хондиуса"Тартария", 1606 г.
Западные средневековые картографы называли ее по разному: Волга, Етемия, Ердиль, Ра…
Первое упоминание в источниках о Волге находим в письме периода 954—961 гг. хазарского кагана Иосифа. Этот документ — единственное письменное свидетельство, дошедшее до нас от некогда могущественной Хазарии, соперничавшей с самой Византией. Каган сообщает о приволжских племенах, подвластных Хазарии: черемисах, мордве, веси (вепсах) и др. Написание Волги дано как В-л-г-з, в еврейской транскрипции на иврите.

Река Волга из космоса выглядят, как змея. Слева – фото реки Волга с двумя истоками-головами. Справа – змея с двумя головами.
Много было предпринято попыток объяснить название Волга, основанных на случайном созвучии. Чешский этимолог В. Махек предположил, что оно произошло от имени певчей птицы иволги, чему соответствует чешское vlha. Некоторые связывают название со словом «волк» (волк — Волга), но в русском языке нет чередования к/г. Возможно, что топоним (вернее, гидроним – "водяное" имя) Волги пошло на сей раз не от верховья (озеро Волго), а от низовья. А именно – Каспийского моря, которое в античной литературе называлось Гирканским. Слово "Гиркания" можно перевести как "страна волков". В защиту этой теории можно привести примеры названия других русских и зарубежных рек. При этом заметить "фаунистический" (животный) характер имён: Медведица, Волчина, Волчий путь, Волчьи ворота. "Тир" - зверь, родственное немецкому "Tier". Это наименование сближается с названием "Терса" (приток Волги в Саратовской области). Есть и ещё одна Терса – правый приток Медведицы в бассейне Дона. Знаменитый путешественник Марко Поло называл Волгу – Тир. В латвийском языке слово "Vielu" означает волк. Вологда стала называться так из-за перестановки звуков в слове Волкотта. Севернее, течёт река Волхов, чьё название близко к слову "Волга". Что касается Вольги - богатыря, то тут есть связь с именем оборотня, превращающегося в волка.

Гидроним "Волга" так или иначе связан со славянским словом "вода", которое в древнерусском языке и в некоторых диалектах звучало как "волога" (отсюда, кстати, и имя реки Вологды и старинного города на ней). Весь вопрос в том, сколь далеко в глубины прошлого общеиндоевропейского языкового единства уходят корни данного лексического субстрата. Когда-то существовал древний народ "пани". Оказывается, предводителя панского народа величали Вала! Такое имя нам знакомо уже из Библии: Ваал - верховное древнесемитское языческое божество, чье настоящее имя было Баал. Имя древнеарийского Вала (доиндоевропейского Ваала) сохранилось во многих современных географических названиях: Валаам, Валдай и др. Особенно показателен второй топоним, образованный путем соединения двух архаичных корней "вал" +"дай" (по типу "Дай, Бог" или Дажбог"). Думается, не надо напоминать, что Волга берет свое начало на Валдае. Обожествленная ипостась ведийского Вала обнаруживается сплошь и рядом. Во-первых, от древнеарийского теонима произошло имя чисто русского скотьего бога Велеса (поэтому неудивительно такое пристрастие ведийского Вала к похищению коров). Во-вторых, корни данного божества уходят в глубины доарийской этнокультурной и лингвистической общности: имя Вала (Ваал, Баал) вполне сопрягается с именем другого славянского божества - Бела, или Белбога. В-третьих, архаичный корень "вал" получил широкое распространение и в других мифологических именах: например, у скандинавов известен Вали, ребенок-мститель, сын верховного бога Одина; тот же корень присутствует и в широко известных названиях "валькирии" и "валгала". То, что ВЕЛЕС ил и ВОЛОС, трансформированные позже на востоке в Ваала или Баала, в первоначальную свою пору имели драконический облик и были связаны со змеиным образом космического созвездия, закрепилось в языках в виде следующего: голландский дракон – vlieger, азербайджанский змея – ilan, крымскотатарский змея – yılan, турецкий змея – yılan, английский кит – whale, венгерский кит – bálna, голландский кит – walvis, baleno, датский кит – hval, исландский кит – hvalur, испанский кит – ballena, каталанский кит – balena, немецкий кит – Wal, Walfisch, норвежский кит – hval, baleno, польский кит – wieloryb, турецкий кит – balina, финский кит – valas, французский кит – baleine, чешский кит – velryba, шведский кит – val и др.

Высказывалось так же мнение, что имя реке дали булгары (Волга — волгарь от булгар, болгары), проживавшие в регионе Камского устья. Тюркоязычный народ булгары на Волге-Каме проживали. "Рассматривая латинский вариант, обнаруживаем, что VULGARI значит «смешиваться, общаться, сходиться» или «торговать своим телом». То же даёт В. Даль: архангельское БОЛДЫРЬ – «ребёнок от брака русского с лопаркой или самоедкой саамкой» (с 1495 г.) [Даль], то есть метис русского с монголоидной женщиной. В. Даль считает это слово тёмным, однако сам же приводит прекрасную параллель из калмыцкого языка – baldr «ублюдок, незаконнорожденный» (поясним, ублюдок – правильное обозначение метиса, от blood – кровь). Об этом же говорит и М. Фасмер: древнетюркское bulɣar «смешанного происхождения, метис» от bulɣamak «мешать». И от этого произошло название БУЛГАР – болгарин «представитель тюркских народов – волжских булгар и дунайских булгар» [Фасмер]. Может, ближе всего в этом случае этимология от ВОЛОКИТА, волокнистый, волокно, волочить – волочиться за кем-нибудь, в том числе и в виде любовного ухаживания. Тема метисации для Среднего и Нижнего Поволжья для древности актуальна. Через Поволжье исстари (уже с 5-го тыс. до н.э.) проходили многочисленные и очень активные торговые пути, связывающие Русь с регионом Северного Китая и местами распространения монголоидов. По этим путям монголоиды (саамы, лопари, самоеды) прошли до архангельских и ещё более северных земель. Отсюда становится понятно, что в местах контакта руссов и монголоидов образовывались метисы – волгари, болдыри, булгары. <...> Во всех случаях БОЛДЫРЯМИ, БАЛТАМИ, ВОЛГАРЯМИ, БУЛГАРАМИ именуются люди, жившие на границе руссов с монголоидами и другими неродственными руссам народами, люди, смешавшие – ВЗБОЛТАВШИЕ – свою кровь с монголоидами, то есть метисы. По генетическим данным, по этой причине в Прибалтийских странах велика доля гаплогруппы N – гаплогруппа монголоидов Северного Китая (т.н. финно-угры), в то время как русские гаплогруппы I и R1a1 [Клёсов, Тюняев, 2010]. Таким образом, балтийское море – это море Болдырей, то есть метисов, которые расселились на его берегах" (президент Академии фундаментальных наук, академик РАЕН А.А. Тюняев, 2011 г.). Однако, Волга в пределах будущего государства булгар с V века называлась Итиль, а булгары к Камскому устью поднялись с юго-востока во второй половине VII века.

Отечественные исследователи (в частности Г. Ильинский и М. Фасмер) в ряде публикаций полагают считать гидроним Волга (старо-славянское Вльга, от праславянского *Vьlga) словом славянского происхождения, что возникло оно от понятия влага (вспомним такие слова, как влага, древнерусское волога и образованное от него современное слово во́лглый, т.е. «сырой, влажный»), так как в верхнем течении она протекает среди увлажненных, болотистых мест. Заметим, что все крупные реки имеют свой исток среди болот. За славянскую версию происхождения названия говорит наличие рек Волга, притока Днепра в Украине, Влга (VLHA) в бассейне Лабы в Чехии и Вильга (Wilga) в бассейне Вислы в Польше. В самой ранней древнерусской летописи XI века, «Повести временных лет», сказано: «Из того Волоковского леса [совр. Валдайская возвышенность, исток Оки] потечёт Волга на восток и втечёт семьюдесятью (70) устьями в море Хвалисское [совр. Каспийское море]». Впрочем, летописи составлены и переписаны в более близкое к нам время, в XVII веке, т. к. летописец Волгу от истока до устья называет одним именем, что могло быть только после походов царя Ивана IV Васильевича Грозного в середине XVI века на Казань и Астрахань, после присоединения к Московии Казанского и Астраханского ханств.

Однако, исторически известно, что гидроним Волга существовал задолго до прихода на север Восточной Европы славянских племен, которые стали проникать на эту территорию после IX—Х веков, славянский Новгород на Волхове возник в 953 г., а к Старой Ладоге славяне поднялись на стыке XII— XIII веков. Эти данные получены на основании последних археологических изысканий на территории севера Восточной Европы. Следовательно, слово Волга первично, а от него образованы влага, волглый, вологлый (ла/оло), которые вторичны, так как они чисто славянские, а гидроним Волга, возможно, слово «допотопного» времени. Название реке с ее верховья и до части среднего течения дали в глубокой древности дославянские народы, обитавшие на территории от Финского залива и далее на восток от Волговерховья.

Исходя из того, что верховье Волги находится в зоне, где широко представлена гидронимия балтийского происхождения, предложена этимология из балтийских языков: ilga «длинный, долгий» → оз. Волго → р. Волга; valka «ручей, небольшая река». Альтернативные версии выводят название реки из прибалтийско-финских (финское valkea «белый», родственное ему эстонское valge – «белый, светлый», ср. Вологда; выруское Valgõ) и волжско-финских (древне-марийское *Jylγ (из тюркского), современное марийское Юл) языков. Такой принцип называния (по характеру прозрачности воды) встречается в именах других рек, но М. Фасмер считал, что образование гидронима Волга из приведенных выше слов невозможно фонетически.

Несомненно, Волга, как очень крупная река, имела притоки со своим именем, например Вологда, где -да — приуральский формант со значением вода — река, ср.: Вычегда, Рочегда и др. Затем река Вольга в бассейне Клязьмы, Волгань, Волгома в бассейне Оки (ср.: Еденьга — Едема). Гидроним Волга имеем в Днепроверховье. Гидронимы с первой частью в названии вал-, вол-, волг- имеют широкое распространение на территории финнов, угро-финнов: в Эстонии река и озеро Валгейыги, в Карелии озеро Волгоозеро — Волгоярви (ярв — озеро, эстонск.), на пограничье Латвии — Эстонии соответственно города Валка — Валга. Гидронимист А.И. Попов полагает, что гидроним Волга произошел из саамского Волоньга (Волонга), в котором в результате изменений в языке утратился «Н» (Волога) и, наконец, Волга (А. И. Попов. Географические названия. Введение в топонимику., М.-Л., 1982, С.90).

Самое главное, что доказывает образование названия Волга от Волоньга: река Волга вытекает не из озера Вол, а из озера — Волг —, что опровергает утверждение, что гидроним финского или угро-финского происхождения. Угро-финские гидронимы имеют указание — формант -га, который выявился из jokki (йокки), например, из озера Андо (саамск.) вытекает река (-га) —Андога. Следовательно, в гидрониме Волга, Волоньга корень Волг-, Волоньг -, -а — окончание, указывающее, что Волга — река, слово жен. рода. В названии Волга -га не обозначение — река, как в финском языке, а входит в корень: Волг, Волог от Волоньг.

Есть и еще одно предположение относительно названия Волга. Доктор географических наук Е. М. Поспелов считает, что сопоставление этого слова с названиями рек севера европейской части СССР позволяет создать гипотезу о существовании основы волг-, принадлежащей языку древнего населения Севера (возможно, прафинно-угорского), со значением «река». Что может говорить в пользу этой версии? В Карелии есть гидронимы Волгозеро и Волга-йоки. Возможно, считает Е. М. Поспелов, от этой же основы волг- образованы такие речные и озерные имена, как Волхов и Волхола в Волгань и Волгома в Поочье, Волгуша и Воложка (в большом количестве) в Поволжье.

Рассмотрим гипотезу происхождения гидронима Волга от марий-эльского (черемисы, марийцы) «волгыдо» (светлая). Отводов много:
  1. угро-финны, как и финны, не первые насельники севера Восточной Европы,
  2. марийцы никогда не проживали в Волговерховье,
  3. понятия «вода» и «светлая» не одно и то же,
  4. гидроним Волга настолько древен, что должен обозначать одно: вода.
Однако связь между «волгыдо» и Волоньга — Волга просматривается. В период протосаамской, финской, финно-угорской и прабалтской языковой общности «волгыдо» и «волоньга» имели общий корень со значением «вода», но «волоньга» со временем сохранила это значение, под влиянием многих, от нее не зависящих факторов, сократившись до Волга, а «волгыдо» утратило, получив новое смысловое обозначение «светлая». Уже замечено, что саамы и меря ввиду территориального соседства частично ассимилировали друг друга, много тюркизмов из языка саамов перекочевало в язык мери, оказавшись впоследствии в лексике марийцев. Одним из таких тюркизмов оказалось слово «волгыдо» с обозначением нового смысла «светлая».

Существуют и другие гипотезы, однако поиск продолжается, продолжается трудный и необычайно интересный процесс постижения научной истины.

Так кто же дал реке имя Волга — Волонга: славяне, балты, угро-финны, финны или саамы (лопари)? Скорее всего, саамы в глубокой древности дали имя Волга большой, могучей реке, которую теперь величают великой русской рекой, красавицей народной. Основатели же наименования реки теперь прочно забыты, что является доказательством исторической закономерности: сменились народы, когда-то проживавшие на огромной территории, по которой плавно, безмятежно, спокойно катит свои воды величавая Волга от озера Селигер, с Волговерховья до седого Каспия.

К летописным временам относится и появление топонима Поволжье. Он древнерусский и впервые упоминается в 1-й новгородской летописи.

Бассейн ВолгиВид Волги со спутника Терра
Принимая во внимание обилие наименований водной магистрали, можно сделать следующий вывод: с самого начала своего существования она пользовалась у человечества огромной популярностью и уважением. Причиной тому служила полноводность и выгодное географическое положение Волги и притоков, которое привело к возникновению волжского торгового пути. Через волгодонскую переволоку осуществлялась связь с Доном-Азовским-Черным морем. Из арабского халифата вывозились ткани, металлы, из славянских земель — оружие (мечи), меха, воск, мёд. В IX—X веках в торговле значительную роль играли такие центры, как хазарский Итиль в устье, булгарский Булгар на Средней Волге, русские Ростов, Суздаль, Муром в Верхнем Поволжье. После похода князя Святослава в 965 г. на Волгу и разгрома многих хазарских городов, значение волжского торгового пути падает, а многие древние торговые города приходят в упадок. Начиная с XI века большая часть русской международной торговли проходит по днепровскому торговому пути, чему способствует княжеская политика, ориентированная на торговые и религиозные связи с Византией. В этот период волжская торговля сильно ослабевает, а в XIII веке монголо-татарское нашествие нарушило хозяйственные связи, кроме бассейна верхней Волги, где активную роль играли Новгород, Тверь и города Владимиро-Суздальской Руси.

И. Я. Билибин. Mалый Китeж на Bолгe.
Эскиз дeкорации к 2-му дeйствию опeры H. А. Римского-Корсакова
«Сказаниe о нeвидимом градe Китeжe и дeвe Фeвронии»
Километрах в 60 от города Нижнего Новгорода, вверх по Волге, на левом крутом берегу, находится город Городец — центр одного из районов Нижегородской области. Это один из так называемых «малых» городов России, который имеет богатую историю — Городцу на Волге более восьми веков. Он принадлежит к числу древнейших русских городов, которые появились в истории нашей страны как города-крепости, города-воины, призванные защищать русскую землю от врагов. Два раза дотла разоряли его орды кочевников, и вновь восставал он как Феникс из пепла. Михаил Зевеке, поэт из Городца написал такие строки: "И пускай откроется: Как в большом ларце, Дух России, кроется в старом Городце". Городец оставил нам богатое художественное наследие, которое удивляет многообразием народных промыслов: это и резьба по дереву, так называемая «глухая» домовая резьба, это и инкрустированные морёным дубом донца прялок, которые являются настоящим шедевром народного творчества, это и удивительная городецкая роспись, резные пряничные доски, золотое шитьё, рукописные книги и многое другое. Ещё задолго до прихода в эту местность князя Юрия Владимировича Долгорукого здесь образовался небольшой монастырь, вернее скит, из первых пришельцев-монахов. Возможно, они и положили основание доисторическому Городцу, носившему в тот период название Малый Китеж. Само слово «Китеж» по своему происхождению марийское и означает «пришелец», «скиталец». История Городца на Волге начинается со второй половины XII века как крепости Ростово-Суздальской земли на её восточных границах. Потерпев в 1152 году неудачу в борьбе за Киевский стол, князь Юрий (Георгий) Владимирович Долгорукий развернул активную деятельность по укреплению границ Ростово-Суздальского княжества. За короткое время им основаны города-крепости Юрьев-Польский, Переславль-Залесский, Кострома, Кидекша под Суздалем. Перейдя Волгу при устье реки Унжи, князь Юрий Долгорукий дошёл до красивых высот, на которых располагалось селище Малый Китеж. Волга имела здесь величественный вид, с высокого обрывистого берега открывались до самого горизонта широкие просторы, почти сплошь покрытые девственными могучими лесами, внизу величаво несла свои воды Волга. Решив здесь основаться, князь заложил город и дал ему название Городец-Радилов, что означает Городец на Волге или Волжский городок (в древности река Волга называлась Ра, отсюда название города — Радилов). Одна из предположительных дат основания Городца — 1152 г. (по другим данным — 1172 г.). Позднее было начато сооружение вала и рва, которые должны были защищать территорию быстро развивающегося посада. Даже сейчас это мощное оборонительное сооружение смотрится внушительно и грандиозно: протяжённость вала составляет полтора километра, а высота от пяти до семи с половиной метров, глубина рва от четырёх до шести метров. Можно себе представить, какой надёжной защитой был он в те далёкие времена для городчан, когда высота вала достигала пятнадцати метров. За неприступной стеной нашли защиту нижегородцы, когда в 1378 году ордынский князь Арапша напал на Нижний Новгород и предал его огню и раззорению, но жители успели все до одного уйти и укрыться в Городце-Радилове, под твердынями которого и переждали пока князь Арапша не ушёл обратно. Нашествие на Городец в 1408 году хана Едигея обратило город в пепел. Штурм был таким кровавым, что предания о нем живы в современном фольклоре. Любой городчанин может с точностью указать место в городском валу, где была прорвана оборона русских. После разрушения 1408 года Городец в летописях упоминается исключительно как “пустой город”. В сущности, до советского времени Городец так и не стал городом. Это было большое село, население которого, впрочем, на порядок превышало население уездного города Балахны, уездного центра, к которому был приписан Городец. Вал же местами порос соснами, дуплистые стволы которых покрыты шрамами, а скрученные в узлы ветви поддерживают вековые кроны. Могучие красавцы-деревья стоят как безмолвные стражи и смотрятся таинственно, внушительно и прекрасно. Одна из древних сосен носила название «крестовой». Неподалёку от этой сосны находилось «Святое озеро». Здесь происходило крещение язычников и на «крестовой» сосне развешивались кресты для принимавших крещение. Позднее местные старообрядцы в праздничные дни навешивали на уже высохшую «крестовую» сосну медные кресты и иконки. Жители Городца относились к ней с суеверным почтением. Место это издавна считалось святым. Это вызывало недовольство властей и по именному повелению Николая I сосна была срублена и сожжена. Но вблизи срубленной сосны выросла другая с разветвлением, напоминавшим также форму креста, и как прежде чтимая городецкими старообрядцами. С конца XVII столетия открылась новая страница в его истории — с этого времени Городец считался одним из центров старообрядчества, а с XIX века — и его неформальной «столицей». Сегодня Городец по сути - город мифический, не от мира сего. Не случайно в деревянной резьбе Городецких домов, в рисунках, которые печатаются на городецких пряниках, в городецкой росписи можно встретить такие фантастические персонажи, как Сирины, Алконосты, Русалки, Грифоны, Гамаюны. Никто толком не знает, откуда они взялись, известно только, что они, эти чудища, описывались еще в античной литературе.

Памятник Афанасию Никитину в Твери.
Слева - почтовая марка СССР, 1966 г.
Справа - памятная монета Банка России. 2 рубля, серебро, 1997 г.

С XV века значение торгового пути восстанавливается, растёт роль таких центров, как Казань, Нижний Новгород, Астрахань. В том же XV веке, более чем за 25 лет до путешествия португальского мореплавателя Васко да Гамы, тверской купец Афанасий Никитин, отправился из Твери в свое знаменитое «Хожение за три моря» («Хождение за три моря»), став первым европейцем, достигшим Индии (индийского государства Бахмани), и оставив после себя путевые записи (жанр хожения), кстати, первое в русской литературе описание не паломничества, а коммерческой поездки, насыщенное наблюдениями о политическом устройстве, экономике и культуре других стран, датируемые 1468—1474 (датировка Л. С. Семёнова, ранее И. И. Срезневским датировалось 1466—1472 годами). «Пошёл я от Спаса святого златоверхого с его милостью, от государя своего великого князя Михаила Борисовича Тверского, от владыки Геннадия Тверского и от Бориса Захарьича», - так начинал свой рассказ Никитин. Почему русский купец обращается к великому князю Тверскому Михаилу Борисовичу как к государю? Дело в том, что на тот момент Тверь была еще самостоятельным княжеством, не входившим в Московское государство и ведшее с ним постоянную борьбу за первенство в русских землях. Окончательно территория Тверского княжества вошла в состав Московского царства при Иване III (1485 г.).

Взятие Казани Иваном Грозным
Покорение Иваном IV Грозным в середине XVI века Казанского и Астраханского ханств привело к объединению всей Волжской речной системы в руках России, что способствовало расцвету волжской торговли в XVII веке. Возникают новые крупные города — Самара (с 1935 по 1991 - Куйбышев), Саратов, Царицын (с 1925 по 1961 — Сталинград; современный Волгоград); большую роль играют Ярославль, Кострома, Нижний Новгород (с 1932 по 1990 — Горький, названный в честь буревестника революции - Максима Горького (Алексея Максимовича Пешкова), родившегося здесь), Синбирск (в 1780-1924 годах - Симбирск; современный Ульяновск, названный в честь вождя мирового пролетариата).

Астрахань в XVII веке
По Волге ходят большие караваны судов (до 500). В XVIII в. основные торговые пути перемещаются на Запад, а экономическое развитие нижней Волги сдерживается слабой заселённостью и набегами кочевников.


Известна Волга и тем, что представляла собой в XVII–XVIII веках «арену», на которой происходили казацкие бунты и крестьянские восстания под руководством Степана Разина и Емельяна Пугачёва. Кстати, именно в Волге, согласно народной песне, Стенька Разин утопил персидскую княжну.


В 1908 г. записала эту песню на пластинку в студии фирмы «Патэ» знаменитая исполнительница народных песен Надежда Плевицкая. Впоследствии многие прекрасные исполнители обращались к этой песне, не только в России, но и за рубежом. В Германии издавна бытовал вариант на немецком языке (мелодия песни была использована для «Марша немецких парашютистов» (Fallschirmjäger — «Abgeschmiert aus 100 Metern», ок. 1940)), а в 1942 г. немецкие солдаты, выйдя к Волге под Сталинградом, запели: «Wolga, Wolga, Mutter Wolga…» Эпично, в сопровождении мощного хора, исполнял эту песню Шарль Азнавур.


И все они – от Шаляпина (кстати, Шаляпин, настоящий волжанин, пел не «стрежень» (стремнина), а «стяжень» – так говорили во времена его молодости на Волге) до Юрия Гуляева – словно восхищались сомнительным подвигом буйного атамана.


Юрий Гуляев ("Голубой огонек", 1967 г.)


Георг Отс - Из-за острова на стрежень


И только в лиричном исполнении Анны Герман эта история предстаёт перед нами словно увиденная глазами несчастной жертвы – безымянной восточной княжны…


В 1966 мелодия была использована для песни австралийской группы The Seekers «The Carnival Is Over».


На иврите есть 2 версии: Дана Альмагора (о Разине) и Эхуда Манора (перевод с английского - "Карнавал закончен").


Французы тоже любят эту песню: Aznavour et Les Compagnons de la chanson и Paul Mauriat


А это уже немцы. Rhönkosaken (казаки из Рёна - А капелла)


На испанском: Хор Santiaguín de Langreo

12-метровый памятник Сусанину в Костроме,
сооружённый по проекту московского скульптора Н. А. Лавинского
и архитекторов Марковского и Бубнова в 1967 г.
Именно это полулегендарное событие стало национальным мифом. Немногие исторические сюжеты сравнятся с ним по популярности. За границей, скорее всего, вспомнят литературный сюжет – убийство Родионом Раскольниковым старухи-процентщицы (топором! – это особенно потрясает воображение иностранца). В России же прибавят, пожалуй, подвиг Ивана Сусанина (если кто не в курсе, старосты села Домнино (вотчины боярского рода Шестовых, к которому принадлежала мать Михаила Романова; ныне находится в Сусанинском районе Костромской области), прославившегося во время русско-польской войны спасением 16-летнего Михаила, впоследствии основателя династии Романовых, от польско-литовского отряда (к слову, польские историки считают, что в марте-апреле 1613 г. шляхтичей в Костроме быть не могло, ведь Михаил Романов находился в статусе уже избранного царя, поэтому не было смысла его убивать с целью снова возвести на трон польского претендента, к тому же многие современные исследователи склоняются к версии, что вооруженным отрядом вполне могли быть казаки, явившиеся с берегов Днепра, Дона, Яика (Урала) или Терека, которые во времена Смуты поддерживали тех, кто больше заплатит (в том числе и поляков), да и грабили попутно всех, кто попадется), доказательством реальности чего считается царская грамота от 30 ноября (10 декабря) 1619 г. о даровании зятю Сусанина Богдану Собинину половины деревни с «обелением» от всех податей и повинностей «за службу к нам и за кровь, и за терпение…», что подтверждалось царскими грамотами вплоть до 1837 г., а кроме того, по неподтвержденным сообщениям СМИ, якобы в 2003 г. в окрестностях села Исупово археологами, в результате исследования поляны, расположенной на месте бывшего болота, пересохшего в прошлом столетии, найдены 40 нательных католических и 1 православный, причем перерубленный, крестик),


о котором С.Н. Глинка, вдохновлённый стихотворной поэмой К.Ф. Рылеева «Иван Сусанин», написанной в 1823 г., поведал в 1836 г. (впрочем, первое музыкальное произведение на эту тему было написано 20 годами раньше обрусевшим венецианцем композитором Катарино Камилло Кавосом) в своей опере либретто для которой написал коллеж­ский асессор эстляндский барон Георг фон Розен, а название - «Жизнь за царя» - изволил присвоить сам царь Николай I, прямо возведя Сусанина в идеал народной доблести и самопожертвования. К слову, улица Сталина в Костроме (бывш. Лазаревская) была переименована в улицу Ивана Сусанина в 1952 г., т.е. ещё при жизни И. В. Сталина, несмотря на то, что в начале становления власти Советов Сусанина причисляли не к героям, а к царским угодникам, и в 1934 году снесли его памятник. Впрочем, переименование было связано с наличием в центре города проспекта Сталина (бывш. Павловская улица, ныне проспект Мира), а из Сусанина вновь стали создавать образ национального героя, отдавшего жизнь за свою Родину. В 1939 г. в Большом театре вновь поставили «Жизнь за царя», правда, называлась она уже «Иван Сусанин», а либретто было кардинально переписано поэтом Сергеем Городецким с учетом новой идеологии: в новом варианте поляки требовали провести их не в поместье Шестовых, а к тайному месту сбора ополченцев Минина (сюжет, таким образом, был построен на анахронизме), в финале же отряд ополченцев под командованием Минина и Сабинина побеждает поляков, но спасти Сусанина им не удается. Кстати, еще во второй половине XIX в. великий русский историк Николай Костомаров, признавая реальным сам факт существования костромского крестьянина, погибшего в 1613 г., не смущаясь, именовал весь сюжет об Иване Сусанине «анекдотом», который «сделался более или менее общепризнанным фактом», ставя под сомнение главное - историю со спасением царя (за что подвергался критике со стороны коллег): «Страдание Сусанина есть происшествие, само по себе очень обыкновенное в то время. Тогда козаки бродили по деревням и жгли и мучили крестьян. Могло быть, что разбойники, напавшие на Сусанина, были такого же рода воришки, и событие, столь громко прославленное впоследствии, было одним из многих в тот год. Через несколько времени зять Сусанина воспользовался им и выпросил себе обельную грамоту». Современные украинские историки вообще утверждают, что Сусанин — это выдуманный русскими персонаж, прототипом которому послужил казак Богдана Хмельницкого Никита Галаган, который во время битвы при Корсуне в 1648 г. внедрился в войско шляхты и завел его в западню (в кинематографе подвиг Н. Галагана нашёл своё отражение в историческом фильме польского кинорежиссёра и сценариста Ежи Гоффмана «Огнём и мечом», 1999 г.). Что касается анекдотов, то по их количеству с Сусаниным смогут сравниться, пожалуй, только Чапаев и Штирлиц.

Медведев Г.А. «Степан Разин на Волге»
Так как же дело было, поскольку в песне описан только факт утопления знатной пленницы-жены, а вот про подоплеку умалчивается.

А началось все с того что 15 мая 1667 г. казаки со своим предводителем Степаном Тимофеевичем Разиным отправились "за зипунами". Так издавна назывались набеги казаков на бусурман (Крым, Турцию и персидские владения). Москва одобряла набеги на крымские улусы и турецкие города, тем более что казаки освобождали из рабства и плена русских и малороссов. Но с персидским шахом Аббасом у царя был мир. Поэтому войсковой атаман строго-настрого запретил крестнику мутить казаков и идти в Персию. В частности, сначала они прошлись по родной земле, грабя своих же купцов. Разин начал с того, что разграбил большой караван русских торговых судов, следовавших в Астрахань. Кроме купеческих стругов, в караване шло судно патриарха московского (церковь и тогда вела торговлю) и струг самого государя. Стрельцы сдались без боя, струги вошли в состав флотилии атамана пиратов. Торговых людей разинцы перебили, некоторых пытали калёным железом. Досталось даже попам. Были освобождены колодники, которых везли в ссылку; они и несколько десятков гребцов присоединились к атаманову войску.

Когда запахло "жареным, отправились к Каспийскому морю пощипать персов. Предупрежденные царскими послами о набеге казаков («А вам бы, брату нашему Аббас шахову величеству, своей персицкой области околь моря Хвалынского [Каспийского] велеть остереганье учинить, и таким воровским людям пристани бы никто не давал и с ними не дружился, а побивали бы их везде и смертью уморяли без пощады», – рекомендовал царь), персы не дремали и весной 1669 г. казаки выдержали несколько боёв в «Трухменской земле», где погиб друг Разина Сергей Кривой. В июле 1669 г. Разин обосновался на Свином острове близ Баку. Кстати, происхождение русского названия Свиной острова Санги-Мугань не имеет никакого отношения к свиньям. В старину остров Санги-Мугань был местом ссылки провинившихся и преступников. Поэтому он именовался "остров с виной". А уже потом название перешло в "Свиной". Основу топонима "Санги-Мугань" составляет персидское "санг" - камень, а "Мугань" это название прибрежной местности. В некоторых источниках остров также именовался Санги-Музаффар.

Персидские сандалы на гравюре XVII в.
Там казачье войско подверглось нападению большого шахского флота из 50 больших лодок-сандалов под командованием Менеды (Мамед)-хана Астаринского — произошло сражение, вошедшее в историю под названием Бой у Свиного острова. Но и в этом сугубо морском сражении атаман перехитрил персов. Несколько разинских стругов пустились наутёк, заманивая преследователей в ловушку. Персы соединили свои сандалы железными цепями, «в надежде захватить их [казаков] всех как бы в сеть, чтобы никто не мог ускользнуть», что, однако, лишало корабли подвижности и, в случае неудачного исхода сражения, обрекало на гибель всю флотилию. И тут из укрытия вылетели остальные струги Разина. Грянули пушки, тонущие персидские суда увлекали за собой другие. Менеды-хан сумел уйти всего с тремя сандалами, но его сын Шабалда (Шабын-Дебей) был пленён. Именно в этом сражении (по легенде) в плен к разинцам попала и дочь командующего персидским флотом — дочь и была той персидской княжной, которую Степан Разин, впоследствии, как поётся в известной песне «Из-за острова на стрежень…», бросил с корабля в воду. Где захватил атаман свою полонянку на самом деле? Была она ханская дочь или купеческая? Персиянка или, может быть, туркменка? Этого никто уж не узнает. Народная молва окрестила её персидской княжной, пусть ею и остаётся. (Кстати, даже в челобитной самого Шабалды с просьбой отпустить его на родину — о сестре ни слова)

В августе 1669 г. из Персидского похода в богатстве и славе возвращался Стенька Разин на Волгу с поредевшим войском в тысячу сабель, зато струги едва не черпали бортами воду – так были они нагружены добычей и пленными. Везли они на Дон добычу богатую: злато-серебро, ковры, шелка да парчу. И пленников, больше всего – жёнок-полонянок. Одних для выкупа, других – в услужение взять, а иных – и в жёны. На Дону женщин не хватало, там и венчались, бывало, без попов, в казачьем кругу. Но путь из Каспийского моря в Волгу был перекрыт царскими стругами и большим войском князя Львова. Разин решил уходить, как пришёл – волжскими узкими протоками, прорываясь с боями через стрелецкие заслоны. Но тут пришла спасительная грамота от самого царя Алексея Михайловича. Царь не хотел биться с непокорным атаманом, хотя сила была на стороне власти. Слава об удачливом казаке уже прокатилась по всему югу. Расправа над Стенькой оттолкнула бы от Москвы и без того не очень ей преданное казачество. Царь извещал, что готов простить разинцев, если они повинятся и будут впредь ему верно служить. Прочие условия примирения изложил боярин и воевода астраханский, князь Прозоровский: всех казаков переписать поимённо; сдать все пушки, захваченные в русских землях, а также и струги; вернуть товары персидских купцов, ограбленных близ Астрахани, прежде всего коней-аргамаков – подарок шаха персидского царю московскому; освободить некоторых знатных пленников. Начался торг. Разин был изворотлив; недаром его, ещё молодого казака, посылал войсковой атаман и к калмыкским, и к татарским мурзам, и в саму Москву со станицей (т.е. депутацией). И теперь он говорил Прозоровскому так: «Отродясь такого не бывало на Дону, чтобы вольных казаков переписывать. Это дело Божье, только у Бога все людишки сочтены. А товары, добытые саблею, уже раздуванены (дуван – раздел добычи), и обратно взять их у казаков не можно. Также и полон – за него нашими головами заплачено, иные наши братья сами в полон взяты». Слова словами, но и заплачено и подарено было князьям-воеводам без счёту. Прозоровский был особенно жаден, что ни завидит, всего-то ему хочется и того, и другого, и третьего. Позарился даже на атаманову соболью шубу: Стенька и в августовскую жару приходил в ней на переговоры – для пущей важности. Жаль было шубы, говорят, заветная она была, но князь не отставал, грозил царю пожаловаться, и тогда атаман сбросил шубу с плеча на руки воеводе со словами: «На тебе шубу, да чтобы не надеяла она шуму!».

Пока торговались в приказной избе, казаки распродавали награбленное на базаре. Драгоценности, ткани, изукрашенное оружие отдавали за бесценок. И тут же пропивали, угощая астраханцев: пей-гуляй! Потом с трудом снимали последнее: перстни с заскорузлых пальцев, скрюченных под охват весла и сабли. В лагере разинцев под Астраханью шло веселье. Горожане ходили туда группами – поодиночке было боязно – смотреть, как гуляют казаки. Иные астраханцы думали: «Эх, мать честная! Так бы хоть недельку пожить!..» Иногда Стенька Разин выходил «в народ» и всегда раздаривал деньги, швырял пригоршнями в толпу. Его благословляли, величали «батюшкой», как большого вельможу. Время от времени он устраивал торжественные выезды, но не в возке, как царские вельможи, а на стругах. Его атаманский струг был ярко изукрашен и устлан персидскими коврами. Перед ним сидели его есаулы и старшина, одетые в бархатные кафтаны, опоясанные шёлковыми кушаками. А по правую руку Степан теперь усаживал красавицу-персиянку. Прежде он скрывал свою полонянку и тешился ею тайно. Но в эти дни атаман, как и другие казаки, много пил, делался упрям и заносчив. Кто посмеет ему перечить, если сам царь ему дружбу предлагает? Вся Астрахань сбегалась посмотреть на эти красочные выезды. Одни махали шапками, другие кланялись Разину, как государю.

Наконец, Разин и Прозоровский сговорились: казаки оставят себе лишь несколько стругов и малое число пушек для обороны во время пути степью на Дон, но обязуются прислать их потом в Царицын. С остальными требованиями Разин согласился. Атаман был доволен. Путь вверх по Волге был открыт, а там… Разин и не думал выполнять обещания. Ему не впервой было нарушать клятвы и договоры, даже креплённые крёстным целованием. Напоследок струги вышли покрасоваться перед астраханцами. Были в толпе на берегу и иностранцы. Голландец, парусных дел мастер Ян Янсен Стрейс несколько раз пытался попасть в лагерь казаков, посмотреть на Разина. Но его не пускали, говорили, смеясь: «Степан Тимофеич нынче пьяны, приходи вдругорядь». Теперь Ян во все глаза следил за происходящим. Гребцы запели, ударили вёсла по воде, атаманский струг выруливал на стяжень.

У нас-то было, братцы, на тихом Дону,
Породился удал добрый молодец,
По имени Стенька Разин Тимофеевич.
В казацкий круг Степанушка не хаживал,
Ходил-гулял Степанушка во царёв кабак…

Разин и княжна, МИХАИЛ КУДРЕВАТЫЙ, 1989 г
Атаману поднесли чашу вина, он высоко поднял её, показывая людям на берегу, что пьёт за их здоровье. «Любо! Любо!» – закричали в ответ. Однако скоро певцы умолкли: запыхались грести против течения. Стали слышны громкие голоса на струге. Есаулы что-то горячо говорили Разину, указывая на персиянку. Она сжалась в комок. Атаман вскочил, покачнулся на пьяных ногах, рыкнул в ответ, схватившись за саблю. Есаулы не унимались. Разин посмотрел на берег, словно ища поддержки. Все замерли. Вёсла повисли над водой. Казалось, сама Волга замедлила свой бег, и струг застыл на месте. Разин вдруг сгрёб персиянку, как медведь, и бросил в воду. Она вскрикнула пронзительно: «Алла!» «А-ах!» – отозвалось на берегу. Тяжёлая одежда персиянки распласталась по воде, быстро намокла и мигом утянула её в пучину. Атаман рухнул на лавку и махнул рукой. Гребцы поняли это как сигнал, ударили вёслами по воде, струг поплыл дальше. Астраханцы на берегу толковали так и сяк. Одни осуждали: «Жаль княжну, хоть и нехристь, а всё ж живая душа». «Упился атаман, совсем разум помутился», – замечали другие.

Бабы шептались: «Говорят, дитё у них народилось. Стенька его кому-то на воспитание оставил, тайно, чтоб враги не сыскали». Мужики смеялись: «Да когда ж они успели дитё сотворить?» «Дык он её давно полонил, за собой повсюду таскал, – стояли на своём бабы. – А ещё говорят, молодой есаул к ней подкатывался, вот атаман и приревновал…» Но большинство хвалило удалого атамана: «Он казацкого братства ради ничего не пожалеет, буйну голову отдаст!» А старики судили по-своему: «Это он Волгу отблагодарил, вон сколько богатства она ему принесла…» Струги Разина развернулись и пошли обратно, по течению, к казацкому лагерю. Гребцы сушили весла и пели:

Поедем мы, братцы, на синее море гулять,
Разобьём, братцы, бусурманские корабли –
Возьмём мы казны сколько надобно!..

Атаман сидел на скамье, устланной персидским ковром, красиво избоченясь. Он уже позабыл об утопленнице. В голове прояснилось, он думал о новом походе, который потрясёт всю Россию.

Появление Разина и разинцев в Астрахани в августе 1669 г. и в особенности его расправа над княжной произвели такое сильное впечатление, что, казалось, явись сюда сам царь-государь, он не так поразил бы горожан роскошью, силой, милостью и жестокостью одновременно. Отсюда, как круги по воде после утопления княжны, разнеслась слава о Стеньке Разине – великом и ужасном. Песни и легенды о нем слагались на протяжении двух столетий…


Предание, записаное от казака в Астраханской губернии П.И. Якушкиным в середине XIX века, гласит: "Захватил Стенька Разин себе полюбовницей дочку самого султана персидского. […] Облюбил эту султанскую дочку Разин, да так облюбил! Стал ее наряжать, холить… сам от нее шагу прочь не отступит: так с нею и сидит! Казаки с первого начала один по одном, а после и круг собрали, стали толковать: что такое с атаманом случилось, пить не пьет, сам в кругу нейдет, все с своей полюбовницей-султанкой возится! Кликнуть атамана! Кликнули атамана. Стал атаман в кругу, снял шапку, на все четыре стороны, как закон велит, поклонился, да и спрашивает:
— Что вам надо, атаманы?
— А вот что нам надо: хочешь нам атаманом быть — с нами живи; с султанкой хочешь сидеть — с султанкой сиди! А мы себе атамана выберем настоящего. Атаману под юбкой у девки сидеть не приходится!
— Стойте, атаманы! — сказал Стенька, — постойте маленько!
Да и сам вышел из круга.
Мало погодя идет Стенька Разин опять в круг, за правую ручку ведет султанку свою, да всю изнаряженную, всю разукрашенную, в жемчугах вся и в золоте, а собой-то раскрасавица!
— Хороша моя красавица? — спросил Разин.
— Хороша-то хороша, — на то ему отвечали казаки.
— Ну теперь ты меня слушай, Волга-матушка! — говорит Разин. — Много я тебя дарил-жаловал: хлебом-солью, златом-серебром, каменьями самоцветными; а теперь от души рву да тебе дарю!
Схватил свою султанку поперек, да и бултых ее в Волгу! А на султанке было понавешано и злата, и серебра, и каменья разного самоцветного, так она, как ключ, ко дну и пошла!
— Хорошо, казаки-атаманы? — спросил Разин.
— Давно пора тебе, — говорят, — атаман, это дело покончить
."

Разин топит княжну. Гравюра из книги «Три путешествия» Яна Стрейса.
Говорят, что эта легенда – быль, и свидетелем этой истории был голландский путешественник Ян Стрейс, который первым поведал об этой увлекательной истории в своих «Трех достопамятных… путешествиях» 1676 г.: "При нем была персидская княжна, которую он похитил вместе с ее братом. Он подарил юношу господину Прозоровскому, а княжну принудил стать своей любовницей. Будучи сильно пьян, он (Разин) облокотился на край лодки и, смотря задумчиво на Волгу. Придя в неистовство, он вскричал, обратившись к Волге: «Ты прекрасна, река, от тебя получил я так много золота, серебра и драгоценностей, ты отец и мать моей чести, славы, и тьфу на меня за то, что я до сих пор не принес ничего в жертву тебе. Ну хорошо, я не хочу быть более неблагодарным!» Вслед за тем он совершил следующую необдуманную жестокость. Схватив несчастную княжну одной рукой за шею, другой за ноги, бросил в реку. На ней были парчовые одежды, затканные золотом и серебром, и она была убрана жемчугом, алмазами и другими драгоценными камнями, как королева. Она была весьма прекрасная и благородная девица, нравилась ему и во всем пришлась ему по нраву. Она тоже полюбила его страха ради перед его жестокостью, и чтобы забыть свое горе, и во всем угождала, а все-таки должна была погибнуть таким ужасным и неслыханным образом от этого бешеного зверя". Несмотря на то, что Стрейс был современником событий, реальность этой истории вызывает споры среди учёных. Сам Стрейс хоть и пишет, что лично присутствовал при сем волнительном событии, скорее всего, передал лишь услышанное от кого-то.

С другой стороны, это свидетельство в целом подтверждает и другой иностранец, Людвиг Фабрициус, сын лейденского хирурга, служившего в бразильской колонии Голландской Вест-Индской компании, который был в Астрахани с 1667 г. находившемуся в Астрахани и в 1670 г. попал в плен к разинцам под тем же Черным Яром, события у которого заставили бежать Стрейса. Правда, по его словам, атаман топит не персиянку, а татарку и не в Волге, а в Яике, то есть еще до каспийского похода: «Но сначала [перед выходом в марте 1668 г. в Каспийское море, после зимовки в Яицком городке] Стенька весьма необычным способом принес в жертву красивую и знатную татарскую деву. Год назад он полонил ее и до сего дня делил с ней ложе. И вот перед своим отступлением он поднялся рано утром, нарядил бедняжку в ее лучшие платья и сказал, что прошлой ночью ему было грозное явление водяного бога Ивана Гориновича, которому подвластна река Яик; тот укорял его за то, что он, Стенька, уже три года так удачлив, столько захватил добра и денег с помощью водяного бога Ивана Гориновича, а обещаний своих не сдержал. Ведь когда он впервые пришел на своих челнах на реку Яик, он пообещал богу Гориновичу: «Буду я с твоей помощью удачлив — то и ты можешь ждать от меня лучшего из того, что я добуду». Тут он схватил несчастную женщину и бросил ее в полном наряде в реку с такими словами: «Прими это, покровитель мой Горинович, у меня нет ничего лучшего, что я мог бы принести тебе в дар или жертву, чем эта красавица». Был у вора сын от этой женщины, его он отослал в Астрахань к митрополиту с просьбой воспитать мальчика в христианской вере и послал при этом 1000 рублей» Как бы там ни было, монолог Разина вызывает сомнение: вряд ли на берегу слышали, что говорил Разин на середине реки.

Сопоставим изложенную информацию:
  • Согласно Стрейсу, дело было по окончании Каспийского похода разинцев, после прибытия их флотилии в Астрахань, а по Фабрициусу – еще во время этого похода, перед отправлением казаков из Яика в море.
  • Соответственно в первом случае пленница была брошена в Волгу (по контексту сообщения, либо в Астрахани, либо где-то недалеко от нее), во втором — в Яик.
  • У Стрейса это персидская княжна, а у Фабрициуса – знатная та тарская дева.
  • В первом варианте пленница попала в руки Разина на Каспии, во втором – неизвестно где.
  • По Стрейсу, ее захватили совсем недавно, по Фабрициусу – за год до Каспийского похода.
  • Первый автор утверждает, что пленницу взяли вместе с ее братом, а второй о брате вовсе не упоминает.
  • Согласно Стрейсу, Разин принудил полонянку стать его любовницей, и та полюбила его из страха (довольно странное выражение: можно ли полюбить из страха?), а у Фабрициуса не говорится ни о каком принуждении и страхе.
  • Поскольку, по Стрейсу, это была недавняя пленница, у нее не могло быть от «изверга» ребенка, почему первый автор о нем и не упоминает, тогда как второй мемуарист говорит об их общем сыне.
  • В первом случае красавица была принесена в жертву реке (Волге), во втором – водяному богу Яика.
  • Первый вариант рассказывает об импульсивном поступке Разина, а второй – об осознанном решении: атаман обещал жертву водяному богу задолго до утопления.
  • Соответственно, по Стрейсу, у Разина не было никакого видения перед ужасным поступком, а согласно Фабрициусу – случилось явление упомянутого бога.
  • В первом случае атаман был пьян, во втором случае о его опьянении не сказано ни слова, а поскольку дело происходило утром, можно предположить, что Стенька находился в трезвом состоянии.
  • По контексту первого сообщения получается, что Разин бросил пленницу в воду с судна, во втором же известии нет намека, откуда именно красавицу швырнули в реку, может быть, и с берега.
Что же произошло? Фабрициус, будучи на Волге и Каспии, совершенно ничего не слыхал об утоплении и просто переиначил рассказ Стрейса, переписав его в свои мемуары для занимательности? Но зачем тогда он так значительно переделал текст? Нет, скорее всего, оба голландца слышали чьи-то увлекательные рассказы, но в разных вариантах и в разное время. Очевидно, Фабрициусу история с утоплением стала известна еще до взятия Астрахани разинцами, и он был уверен, что все, кто там находился в разинское время, знают: в период пребывания в городе атаман никакую любовницу не утоплял. Из слов Стрейса вытекает, что он не только слышал историю, но и лично видел убиенную впоследствии красавицу. Но выходит, что видел (если в действительности видел) совсем не ту женщину?

Степан Разин и персидская княжна.
Вакуров И.В., 1926, Лаковая миниатюра
Все защитники Разина старательно обходят полным молчанием тот факт, что существовал еще один эпизод. И уж о нем-то поведал человек совершенно русский, более того - строгой старой веры. Читаем у Николая Мельникова (А. Печерского) в книге "В лесах":

"…Запел Артемий одну из разинских песен, их так много сохраняется в Поволжье:

Как повыше было села Лыскова,
Как пониже было села Юркина,
Супротив села Богомолова:
В луговой было во сторонушке,
Протекала тут речка быстрая,
Речка быстрая, омутистая,
Омутистая Лева Керженка

Выплывала легка лодочка,
Легка лодочка атаманская,
Атамана Стеньки Разина.

Посередь лодки парчевой шатер.
Как во том парчевом шатре
Лежат бочки золотой казны.
На казне сидит красна девица -
Атаманова полюбовница,
Есаулова сестра родная,
Казакам-гребцам - тетушка.
Сидит девка, призадумалась,
Посидевши, стала сказывать:
"Вы послушайте, добры молодцы,
Вы послушайте, милы племяннички,
Уж как мне, младой, мало спалося,
Мало спалося, много виделось,
Не корыстен же мне сон привиделся:
Атаману-то быть расстрелену,
Есаулу-то быть повешену,
Казакам-гребцам по тюрьмам сидеть,
А мне, вашей родной тетушке,
Потонуть в Волге-матушке".


- Вишь, и девки в те поры пророчили! - сказал Артемий, - Атаманова полюбовница вещий сон провидела… Вещая девка была… Сказывают, Соломонидой звали ее, а родом была от Старого Макарья, купецкая дочь… И все сбылось по слову ее, как видела во сне, так все и сталось… С ней самой атаман тут же порешил, - матушке Волге ее пожертвовал… хвать Соломониду поперек живота, да со всего размаху как метнет ее в Волгу-матушку… Вот каков был удалой атаман Стенька Разин, по прозванью Тимофеевич!.. "

Стенька Разин и Княжна
Лисицын Вдадимир Георгиевич, 01.11.2010
Фольклорист Сергей Неклюдов считает, что Стрейс, много заимствовавший из чужих текстов без указания источника, мог и в данном случае выдать услышанную от кого-то историю за увиденное лично. Принесение девушки в жертву водной стихии — известный фольклорный мотив. «История с этим жертвоприношением, — пишет историк Владимир Королев, — лишь отзвук древнего обряда, возникший на основе представлений о варварстве и жестокости атамана и его товарищей». Судя по всему, убиение княжны было одновременно и подарком водяному духу за удачу в бою, в которого мореходы верили, и своеобразной местью врагу за гибель близкого товарища. Принесение Природе сакральной жертвы, как один из способов Посвящения в сокровенные знания – мотив, встречающийся в фольклоре самых разных стран. К тому же в некоторых народных сказаниях место персиянки занимает русская «вещая дева» Соломония или Соломонида. Она не просто тонет в волжских водах, а становится Царицей подводного царства. И, что удивительно мстить обидчику не стремится, а напротив всемерно ему помогает. А возможно Разин верил, что женщина на корабле к несчастью, вот и избавился от нее незамысловатым способом…

Персидская княжна бросает Стеньку Разина / Михаил Алюков

sandro_iz_che выдвигает свою, оригинальную версию

А было-то вот как…

Последний расписной челн давно уже скрылся за излучиной реки, пьяные вопли и дикий хохот стихли вдалеке, но она для верности еще немножко отсиделась в камышах. Наконец, решилась, осторожно выглянула, убедилась, что берег пуст, и помчалась по отмели к лесу. Бежать было легко, тонкие узорные шальвары совсем скоро высохли от солнца и встречного ветерка.
На опушке она перешла на шаг, отдышалась и огляделась. Да, кажется, правильно – вот, в той рощице у холма…

Под слоем дёрна земля оказалась мягкой, копалось споро, и она увлеклась так, что только в последний момент услышала, как захрустели сучья под чьими-то ногами. Резко развернулась, замахнулась лопатой, но тут же опустила, узнав вывалившегося из подлеска бородатого мокрого и всклокоченного мужика.
- Филька, чёрт, напугал! – воскликнула она и рассмеялась: - Как всё сладилось-то?
- А, как и задумали! – захохотал тот и, подмигнув, прошёлся по опушке вприсядку от распиравшей радости:
- Когда тебя-то, значит, того, наш разошёлся: «Пляши! – кричит – Жги, наяривай!» Ну, я поплясал малость, да и култых за борт, будто оскользнулся, нырнул, затаился за корягой…
- А оне чего?
- А чо - оне? Поохали, плюнули, да дальше поплыли…

Так, время от времени переглядываясь и смеясь, они и выкопали пузатый бочонок, перехваченный крепкими ободьями.
- Добрых пуда два потянет, - качнула его ножкой красавица.
- Не бойсь! Своя ноша не тянет, - заверил Филька, пристраивая его на спину: - Ну, что решила: к твоим будем пробираться, аль еще куда?
- Филечка! У моих строго, тебе не понравится без зелена вина жить! Да и мне за тебя не разрешат выйти, ты ж роду не княжеского, – фыркнула спутница. – За Дон пойдём, погуляем вволю, да там и осядем, хозяйство крепкое заведем…

Вот так и появился вскоре богатый хутор Персияновка. Учитесь плавать, девушки!


Кашкуревич Анатолий. "Степан Разин"
Интересна в этом плане и литературная зарисовка от Любви Папеты:

Когда войско Степана Разина возвращалось из Персидского похода, его ладьи проплывали мимо села под Астраханью на стрелке рек Волги и Болды. Местный кузнец Степан-бобыль на закате купал в Волге коней. На берегу он нашёл женщину в промокших парчовых одеждах. Она была чуть жива. Он отнёс её к себе в избу. Несколько дней женщина была в жару и беспамятстве. А когда пришла в себя, с трудом объяснила своему спасителю, что бросилась с борта в реку, спасаясь от пьяного атамана. Парчовые одежды надулись колоколом и дали ей возможность доплыть до берега. Влюбился кузнец в прекрасную персиянку и обвенчался с ней. На венчании невесту накрыли тонким белым покрывалом, расшитым ею золотыми звёздами и месяцами, а на женихе была алая рубашка, вышитая таким же узором. На шее невесты поблёскивало и тонко звенело золотое ожерелье, состоящее из нескольких рядов маленьких и больших монисток - невиданное в этих краях украшение… До сих пор не прервался род персиянки Фатьмы и Степана-кузнеца. Из поколения в поколение передаётся старшей дочери или старшей снохе в наследство золотое ожерелье княжны и умение вышивать гладью.

Гравюра Шюблера с картины П.Ф. Яковлева
«Атаман Стенька Разин и персидская княжна»

Портсигары "Степан Разин и персидская княжна"
К слову, о Разине писал и автор незабвенных «Трех мушкетеров», Александр Дюма, когда в 1858–1859 годах предпринял дальнее путешествие — из Петербурга через Москву и Поволжье на Кавказ (где, кстати, скрупулезно записал для французских гурманов рецепт шашлыка). В путевых очерках писателя есть историческая справка о донском казаке, предводителе народного восстания второй половины XVII века Стеньке Разине, «настоящем легендарном герое, как Робин Гуд», и связанное с атаманом волжское предание о Девичьем холме. Легенда напоминает историю с персидской княжной. Разбойник Стенька Разин, стоя на холме, вопрошал — чего, мол, ты хочешь за свое покровительство, о Волга? Услышав в ответ эхо «Ольга!», он принес реке в жертву самое дорогое — бежавшую с ним возлюбленную (которую так звали). После чего удача изменила Стеньке, и он был побежден и схвачен князем Долгоруким.

А. Пушкин. «Песни о Стеньке Разине».
Художник К. Бокарев (Палех)
В 1824 г. в журнале «Северный Архив» были напечатаны выдержки из записок Стрейса. К образу Стеньки Разина стали обращаться профессиональные литераторы, и первым был, конечно, Пушкин. Во время ссылки в Михайловском он слышал и записывал много народных песен, в том числе о Стеньке Разине и его мифическом сыне. Пушкин считал Разина «единственным поэтическим лицом в русской истории». Три его стихотворения цикла «Песни о Стеньке Разине» (1826) основаны не на исторических сведениях, а навеяны фольклорным образом лихого атамана. Поэтому Пушкин избрал форму и стилистику народной исторической песни.

Как по Волге-реке, по широкой
Выплывала востроносая лодка.
Как на лодке гребцы удалые,
Казаки, ребята молодые.
На корме сидит сам хозяин,
Сам хозяин, грозен Стенька Разин.
Перед ним красная девица,
Полоненная персидская царевна.
Не глядит Стенька на царевну,
А глядит на матушку на Волгу.


Согласно пушкинской трактовке сюжета, утопление княжны (персидской царевны) было актом жертвоприношения Волге за дарованные ему богатство и славу. «Песни о Степане Разине» не были напечатаны при жизни поэта. Николай I, к которому Пушкин обратился за разрешением, передал вежливый, но отказ: «…при всём поэтическом своем достоинстве, по содержанию своему не приличны к напечатанию. Сверх того, церковь проклинает Разина, равно как и Пугачёва»

А. Александров. Степан Разин после победы над персами
Но автором национального мифа стал Дмитрий Николаевич Садовников, педагог, фольклорист, этнограф и поэт. Он родился и учился в Симбирске, там же преподавал потом в гимназии. Родная Волга, фольклор волжан интересовали его как исследователя. В 1870-х – начале 1880-х годов Садовников опубликовал несколько книг песен, легенд, преданий и загадок, собранных в Поволжье. Народные песни и легенды о Стеньке Разине вдохновили его на сочинение собственных стихотворений об этом герое. Самым удачным оказалось «Из-за острова на стрежень», изображающее драматическую сцену гибели княжны. Оно было напечатано в «Волжском вестнике» в 1883 г. (в этом году у песни юбилей - 135 лет) под названием «Жертва Волге». Садовников, как и Пушкин, следовал народным традициям, но его стилистика напоминает не историческую песню, а, скорее, популярную в те годы балладу, с чётким ритмом и крепкими рифмами. Поэтому в народе запели именно «Из-за острова на стрежень», конечно, сократив и слегка изменив авторский текст. Вот две строфы, которые редко исполняют в застолье да и со сцены.

Гневно кровью налилися
Атамановы глаза,
Брови черные нависли,
Собирается гроза…

«…Чтобы не было зазорно
Перед вольными людьми,
Перед вольною рекою, –
На, кормилица… возьми!»


В последней строфе автор даёт своё объяснение дикой выходке Разина: «чтобы не было зазорно», то есть стыдно миловаться с полюбовницей на глазах у всех. В трактовке поступка атамана Садовников идет за Н.И. Костомаровым, автором монографии «Бунт Стеньки Разина», принёсшей молодому профессору всероссийскую славу. К слову, Костомаров первым дал оценку демократическую, если не сказать – революционную, личности великого разбойника и бунтовщика. Так вот, по поводу несчастной любовницы атамана Костомаров подозревает, что «…злодейский поступок с княжной не был только бесполезным порывом пьяной головы…»; и предполагает, что «Стенька, как видно, завел у себя запорожский обычай считать непозволительным обращение казака с женщиной поступком, достойным смерти. Увлекшись сам на время красотою пленницы, атаман, разумеется, должен был возбудить споры и негодования тех, которым не позволял того, что позволил себе, и, быть может, чтобы показать другим, как мало он может привязаться к женщине, пожертвовал бедной персиянкою своему влиянию на казацкую братию».

Завьялов А.И. Выколотка «Разин и княжна». 1997 г. Латунь, выколотка
Версию историка косвенно поддерживает упоминание о том, что Стенька Разин однажды приказал «посадить в воду» казака, совершившего насилие над женщиной, чужой женой. Возможно, эту казнь ему и припомнили есаулы: что ж ты, атаман, казаков за блуд казнишь смертью лютою, а сам прилюдно распутничаешь?.. В этом случае атаман мог оправдаться и очиститься в глазах товарищей только таким, жестоким, но эффектным поступком. Отношение казаков-разбойников к пленницам – очень запутанный вопрос. Одни учёные утверждают, что казаки в походах вели себя по-рыцарски, другие уверяют, что насиловали всех подряд. По одной из версий, пленница должна была принадлежать всем или оставаться нетронутой.


К слову, свидетельства очевидцев показывают, что массового насилия женщин Разин не устраивал. И хотя в отписке Воронежского воеводы Бухвостова значится, что при взятии Царицына разинцы «…жен и дочерей-девок насильством брали к себе для блудного воровства», к этим сведениям следует относиться критически. Очевидец восстания голландский парусный мастер Ян Стрейс в своих воспоминаниях писал, что Разин «в некоторых вещах придерживался строгого порядка, особенно преследовал блуд». Об этом же можно прочесть и в записках офицера Л. Фабрициуса: «Проклятия, грубые ругательства, бранные слова, а у русских есть такие неслыханные и у других неупотребимые слова, что их без ужаса и передать нельзя — все это, а также блуд и кражи Стенька старался … искоренить.

Скорее всего, у казаков это было заведено так же, как у большинства пиратов во всем мире: на борту ни-ни, на берегу – пожалуйста, но только с согласия пленницы. Понятно, на деле согласия могло и не быть, и что творилось в прибрежных камышах, неизвестно. В те жестокие времена кровь была как вода, что ж тут говорить о женских слезах.

А. Алексеев-Свинкин
А между тем у Разина на Дону была жена Алёна и пасынок. И это всё, что известно о прежней личной жизни атамана. Значит, он женился на вдове с ребёнком. Дело обычное, тем более, если вдова зажиточная, а выбирали молодому парню невесту расчётливые родители. Но собственных детей Степан и Алёна, выходит, не нажили. У жены был сын, значит, она не бесплодна. Следовательно, дело в муже: не мог он стать отцом или не хотел, то есть не любил? Если не любил, то, может быть, с молодой персиянкой у него не просто «шумел камыш», а, действительно, взыграло ретивое? Тогда вся сцена на струге приобретает ещё более драматический смысл. Тогда выходит, что Степан под давлением ближайшего окружения утопил любимую. И жертвами становятся они оба.

Где страсть, там и ревность. Мотив ревности в этой истории усмотрели только кинематографисты. Первый русский игровой кинофильм (фильма, как тогда говорили) назывался «Понизовая вольница (Стенька Разин)». В центре киноповествования как раз была любовная интрига. Есаулы, недовольные пьянством атамана и его привязанностью к пленнице, пытаются вразумить Стеньку и разлучить с княжной. Они подбрасывают ему подмётное письмо, якобы адресованное княжне каким-то принцем Хасаном. В припадке ревности Разин расправляется с княжной всем известным способом.

Спектакль «Я пришел дать Вам волю»
Московский государственный драматический театр "Сфера"
Василий Шукшин в киносценарии, а затем в романе «Я пришёл дать вам волю» представил эту коллизию так: молодой есаул полюбил персиянку и втайне от Разина домогался её любви. Стенька застал охальника обнимающим его наложницу. Есаул бежал, опасаясь мести атамана. Другие есаулы и старшины сочувствовали беглецу. Они упрекали атамана, говорили, что персиянка сеет раздор меж казаков.

А финал такой же, как в рассказе Стрейса, как в стихах Пушкина и Садовникова:

Мощным взмахом поднимает
Полонённую княжну
И, не глядя, прочь кидает
В набежавшую волну…



На основе стихотворения был создан фильм «Понизовая вольница» (1908), считающийся первым художественным фильмом, снятым в Российской империи. Для театральной постановки этой «исторической былины», по замыслу Василия Гончарова, требовались «киноиллюстрации», за содействием в создании которых он обратился к кинопредпринимателю Александру Дранкову; последний быстро убедил его, что на этом же материале следует сделать фильм. В результате, помимо театральной постановки, появляется ещё и кинотеатральная. Фильм стал одной из самых первых российских кинопостановок, а заодно вызвал скандал вокруг вопроса признания авторских прав сценариста: Гончаров обратился в Союз драматических и музыкальных писателей с письмом, в котором просил «охранять его авторские права во всех синтематографических театрах», но получил отказ, мотивированный парадоксально: его сценарии были признаны «механическими» и «не подходящими под определение литературного произведения»; указывалось также, что развитие синематографических театров идёт во вред развитию «настоящих театральных предприятий». "Показ фильма сопровождался мощным исполнением популярной народной песни «Стенька Разин», которую пел большой синодальный хор в сопровождении специально написанной для этого случая музыки композитора Михаила Михайловича Ипполитова-Иванова, который сам дирижировал и хором, и оркестром во время этого запомнившегося мне киносеанса в Манеже, когда впервые в Москве, да, вероятно, и в России, кинокартину смогли одновременно смотреть несколько сот человек. Успех был потрясающим. Вероятно, именно поэтому память об этом фильме, воздействие которого на зрителей было чрезвычайно усилено пением большого хора с музыкой, и сохранилось у меня на всю жизнь. Однако когда через много лет мне снова пришлось увидеть эту картину на экране учебного просмотрового зала ВГИКа, то ничего, кроме искреннего хохота над её наивностью и псевдоисторичностью, а также нелепой ходульностью игры актёров, этот «шедевр» вызвать не мог ни у меня, ни у моих студентов" (Анощенко Н. Из воспоминаний: минувшее. — М., 1992.).


Фраза о сбрасывании классиков с корабля современности давно вошла в пословицу. Но, как это бывает, не в виде точной цитаты из первоисточника, а отшлифованная народным употреблением. В манифесте футуристов «Пощечина общественному вкусу» (1912) стояло: "Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода современности". То есть, там фигурировал не корабль, а пароход, который воспринимался как знамение технического прогресса (не всегда, правда, успешного, — учитывая недавнюю гибель «Титаника»). Но с тех пор устарел, как устаревает все новое и потому привязанное ко времени, уступив место прекрасно сохранившемуся в языке кораблю. Кроме того, классиков предлагалось с этого парохода не сбросить, а бросить. Разница, казалось бы, невелика, но она есть. В “сбросить” важен элемент удаления, наводящий на мысль не столько о реальном сбрасывании ненужного балласта — за борт, сколько о переносном — со счетов, то есть о банальном устранении конкурентов с литературного рынка. Бросить — грубее, потому что сосредотачивается не на удалении откуда-то, а на кидании куда-то, в данном случае, в морскую пучину. А что имели в виду авторы? Крученых вспоминал: "Я предложил: „Выбросить Толстого, Достоевского, Пушкина”. Маяковский добавил: „С Парохода современности”. Кто-то — „сбросить с Парохода”. Маяковский: „Сбросить — это как будто они там были, нет, надо бросить с парохода…”". Этот вариант и был принят. Вслушаемся в аргументацию Маяковского. Сбросить/выбросить значило бы признать, что „они там были”, поэтому надо бросить. Но если их там не было, чего о них тревожиться? Достаточно их на свой “литерный” пароход не пускать. Для того же, чтобы их оттуда, где их не было, бросить, их надо сначала туда доставить. И тогда акция приобретает отчетливый смысл. Речь идет не просто о свержении классиков с литературного Олимпа, а об убийстве (если угодно, эдиповском, в смысле Хэролда Блума), точнее — о казни.

Степан Разин и княжна. 1929
КРЫЛОВ БОРИС ПЕТРОВИЧ
Версий о непосредственном источнике образа, предложенного Маяковским и поддержанного Бурлюком, Крученых и Хлебниковым. Существует несколько. Например, выдвигалась гипотеза, что архаическим прототипом этого образа могло послужить свержение в Днепр языческого идола Перуна князем Владимиром (Безродный 2000). Но не сказалось ли одно более свежее впечатление? В годы юности авторов «Пощечины…» гремела народная песня «Из-за острова на стрежень…», сочиненная Д. Садовниковым. Так же имела успех фильма «Понизовая вольница», и естественно предположить, что авторы «Пощечины…», любители технических новшеств, ее видели. Самое важное в той ленте то, что утопление княжны происходит там не в результате спонтанно разгоревшегося спора на челне, а организуется сознательно, со специальным вывозом княжны на стрежень во исполнение приговора, вынесенного в лесу.

Петр Митурич. Лист из серии
"Велимир Хлебников «Разин» 1920-е годы"
Из авторов «Пощечины…» образ Разина, как правило в связке с княжной, особенно волновал Хлебникова, сообщившего футуризму (на его языке — будетлянству) архаический славяно-азиатско-заратустрианский крен и увлекавшегося Персией. Уже в 1913 г., мечтая об установке памятников героям русской истории, он писал: "Персидской княжне, брошенной в Волгу, и Разину — памятник печальный на рейде перед впадением Волги в Каспийское море. И привлекут сердца персов".

Наиболее развернутая вариация на эту тему — в его поэме «Уструг Разина»:

‹…›
Волга-мать не видит пищи,
Время жертвы и жратвы.
Или разумом ты нищий,
Богатырь без головы?
Развяжи кошель и грош
Бедной девки в воду брось!
Куксит, плачет целый день.
Это дело — дребедень.
Закопченною девчонкой
Накорми страну плотвы
‹…›
Богатырь поставил бревна
Твердых ног на доски палубы,
Произнес зарок сыновний,
Чтоб река не голодала бы
‹…›
К богу-могу эту куклу!
Девы-мевы, руки-муки,
Косы-мосы, очи-мочи!
Голубая Волга — на!
Ты боярами оболгана!
‹…›
Волны Волги — точно волки
‹…›
И у Волги у голодной
Слюни голода текут.
Волга воет, Волга скачет
Без лица и без конца.
В буревой волне маячит
Ляля буйного донца
‹…›


Здесь поэт вчуже любуется Разиным, но в другой поэме («Труба Гуль-муллы») он объявляет — плывя в Персию на пароходе! — о желании стать «Разиным навыворот».

Я — Разин напротив.
Я — Разин навыворот
‹…›
Плыл я на «Курске» судьбе поперек.
Он грабил и жег, а я слова божок.
Пароход-ветросек
Шел через залива рот.
Разин деву
В воде утопил
‹…›
Что сделаю я? Наоборот? Спасу!
Увидим. Время не любит удил.
И до поры не откроет свой рот
‹…›


Правда, полной гарантии своей перековки поэт дать не может. Любопытно, что идентификация с Разиным зашла у Хлебникова так далеко, что во время пребывания в Персии у него — в жизни и стихах («И вот зеленое ущелие Зоргама…») — появилась собственная персидская княжна — дочь местного хана.

И вот зеленое ущелие Зоргама.
Ханночка, как бабочка, опустилась.
Присела на циновку и
Водит указкой по учебнику.
Огромные слезы катятся
Из скорбных больших глаз. Это горе.
Слабая, скорбная улыбка кривит губы.
П
ервое детское горе. Она спрятала
Книжку, чтобы пропустить урок,
Но большие люди отыскали ее и принесли
‹…›

Апофеозом разинщины Хлебникова стала поэма «Разин», появившаяся в начале 1920 г., с подзаголовком «заклятье двойным теченьем речи, двояковыпуклая речь». Помимо фигуры Разина, важную роль играла и его фамилия. Ра — древнее название Волги. Родившийся под Астраханью, Хлебников всегда помнил, что он низарь (уроженец речного низовья). Низарь — это Разин наоборот. Это слово и вдохновило Хлебникова на его поэму: "Мы, низари, летели Разиным".

Б.Кустодиев Степан Разин
На этот же сюжет написан цикл из 3-х стихотворений Марины Цветаевой «Стенька Разин» (1917):

1

Ветры спать ушли — с золотой зарей,
Ночь подходит — каменною горой,
И с своей княжною из жарких стран
Отдыхает бешеный атаман.

Молодые плечи в охапку сгреб,
Да заслушался, запрокинув лоб,
Как гремит над жарким его шатром —
Соловьиный гром.

22 апреля 1917

2

А над Волгой — ночь,
А над Волгой — сон.
Расстелили ковры узорные,
И возлег на них атаман с княжной
Персиянкою — Брови Черные.

И не видно звезд, и не слышно волн,
Только весла да темь кромешная!
И уносит в ночь атаманов челн
Персиянскую душу грешную.

И услышала
Ночь — такую речь:
— Аль не хочешь, что ль,
Потеснее лечь?
Ты меж наших баб —
Что жемчужинка!
Аль уж страшен так?
Я твой вечный раб,
Персияночка!
Полоняночка!

***

А она — брови насупила,
Брови длинные.
А она — очи потупила
Персиянские.
И из уст ее —
Только вздох один:
— Джаль-Эддин!

***

А над Волгой — заря румяная,
А над Волгой — рай.
И грохочет ватага пьяная:
— Атаман, вставай!

Належался с басурманскою собакою!
Вишь, глаза-то у красавицы наплаканы!

А она — что смерть,
Рот закушен в кровь. —
Так и ходит атаманова крутая бровь.

— Не поладила ты с нашею постелью,
Так поладь, собака, с нашею купелью!

В небе-то — ясно,
Тёмно — на дне.
Красный один
Башмачок на корме.

И стоит Степан — ровно грозный дуб,
Побелел Степан — аж до самых губ.
Закачался, зашатался. — Ох, томно!
Поддержите, нехристи, — в очах тёмно!

Вот и вся тебе персияночка,
Полоняночка.

25 апреля 1917

3

(СОН РАЗИНА)

И снится Разину — сон:
Словно плачется болотная цапля.
И снится Разину — звон:
Ровно капельки серебряные каплют.

И снится Разину дно:
Цветами — что плат ковровый.
И снится лицо одно —
Забытое, чернобровое.

Сидит, ровно Божья мать,
Да жемчуг на нитку нижет.
И хочет он ей сказать,
Да только губами движет…

Сдавило дыханье — аж
Стеклянный, в груди, осколок.
И ходит, как сонный страж,
Стеклянный — меж ними — полог.

***

Рулевой зарею правил
Вниз по Волге-реке.
Ты зачем меня оставил
Об одном башмачке?

Кто красавицу захочет
В башмачке одном?
Я приду к тебе, дружочек,
За другим башмачком!

И звенят-звенят, звенят-звенят запястья:
— Затонуло ты, Степаново счастье!

8 мая 1917



Как утверждает молва, атаман выбросил персидскую красавицу-княжну в Волгу в районе утеса Стеньки Разина, о котором поется в песне на стихотворение А. Навроцкого «Есть на Волге утес…», опубликованном в 1870 г., и ставшим популярным среди революционной молодежи. Спустя 26 лет автором была написана музыка на текст стихотворения. Предполагают, что утес этот – это Молодецкий курган — гора в западной оконечности гряды Жигулёвских гор у слияния рек Уса и Волга, напротив города Тольятти. Считается, что здесь и на горе Стрельной были разинские стоянки, а в пещерах и потайных подземельях Жигулей до сих пор хранятся сокровища атамана. По другим данным, утёс Степана Разина — это участок обрывистого берега Волги на границе Саратовской и Волгоградской областей, в 5 километрах к югу от села Белогорское, разбиты пополам глубоким «Невольничьим» («Тюрьминским», «Дурманным») оврагом, в котором якобы Разин держал своих пленников. Кстати, остров, из-за которого «на стрежень выплывали…» просто затопило, когда плотину построили. Утёс является важной частью сюжета повести В. А. Осеевой «Динка» и фигурирует в рассказе В. А. Гиляровского «Суслик».

Первое изображение утёса, сделанное братьями Чернецовыми
При отсутствии прямых доказательств как самого пребывания Степана Разина в окрестностях утёса, так и связанных с этим событий, за прошедшие с тех времён века в народе сложились самые разные легенды о кладах, якобы зарытых в этих местах, о явлениях призраков и других мистических событиях. Легенда об утесе Стеньки Разина – это целый куст фантастических историй. По преданию, именно здесь на троне из слоновой кости восседал Степан Разин, оглядывая окрестности и высматривая богатые караваны. Здесь не только зарыт до сих пор ненайденный клад атамана, охраняемый магическим оберегом (благодаря чему утес весь перекопан — следы раскопок «официальных» археологов и «черных копателей», но, говорят, что всех кладоискателей постигает печальная участь: они сходят с ума, в ужасе убегают, либо теряются в пространственно-временных дырах (эффект, подобный Бермудскому треугольнику)), но и обитает призрак самого атамана; здесь же, в тайной пещере, была и гробница Марины Мнишек (Марьяны Мнишковны, дочери сандомирского воеводы Ежи (Георгия/Юрия) Мнишека и Ядвиги Тарло; жены Лжедмитрия I, венчанной с ним в мае 1606 г., незадолго до его гибели, и коронованной как русская царица (единственная женщина, коронованная в России до Екатерины I); затем жены следующего самозванца, Лжедмитрия II, выдававшего себя за первого; активно участвовавшей во всех основных событиях Смутного времени), неизвестно каким образом «породнившейся» со Стенькой Разиным.

М. П. Клодт. «Марина Мнишек и её отец Ежи Мнишек под стражей в Ярославле»
До июня 1612 г. Марина Мнишек находилась под Москвой, преимущественно в Коломне, где был и Заруцкий. После умерщвления Ляпунова она заставила Заруцкого и Трубецкого объявить её сына наследником престола и вместе с Заруцким подослала убийц к Пожарскому, когда отпал от неё Трубецкой. Подступившее к Москве земское ополчение заставило Марину бежать сначала в Рязанскую землю, потом в Астрахань, наконец вверх по Яику (Уралу). У Медвежьего острова она была настигнута московскими стрельцами и, скованная, вместе с сыном, доставлена в Москву (июль 1614 г.). Здесь трёхлетний её сын был повешен, а она, по сообщениям русских послов польскому правительству, «умерла с тоски по своей воле»; по другим источникам, она повешена или утоплена. Имеется предание, согласно которому Мнишек перед своей смертью якобы прокляла род Романовых, будто бы предсказав, что ни один из Романовых никогда не умрёт своей смертью и что убийства будут продолжаться, пока все Романовы не погибнут. Кроме того, существует версия, что Марина Мнишек была заточена в Круглой (Маринкиной) башне Коломенского Кремля, где и скончалась. К слову, в 1605 г. в багаже Марины Мнишек Лжедимитрием I была впервые привезена в Россию вилка. На свадебном пиру в Кремле демонстративное использование вилки шокировало русское боярство и духовенство. В дальнейшем вилка, как символ нерусского происхождения Лжедмитрия (в то время использовали только ложки), стала поводом для недовольства противников Лжедмитрия.


В 1859 г. в Саратовских Губернских Ведомостях был опубликован рассказ бурлака, который, взобравшись вместе со своим товарищем на утёс, увидел в земле пещеру с железной дверью. Спустившись в подземелье, они оказались в богато обставленном помещении, посреди которого был установлен окованный тремя железными обручами гроб. В углу пещеры висела икона в осыпанном драгоценными камнями окладе, а вдоль стен стояло множество бочек с золотом и серебром. Бурлаки помолились иконе, после чего товарищ рассказчика схватил молот, лежавший возле гроба, и разбил замки на гробе, из которого поднялась ожившая Марина Мнишек. Бурлак, обезумев, начал стегать её железными прутьями, а попытавшийся его остановить рассказчик был мгновенно выброшен за дверь невидимой силой. Вход в подземелье бесследно исчез. После случившегося бурлак вернулся на корабль один, его товарищ пропал без вести. Примечательно, что похожая легенда связана и с находящимся чуть южнее Ураковым бугром…

У писателя-историка Василия Григорьевича Яна в повести «Батый» читаем: «Главный колдун, Газук, заперся в пещере внутри Ураковой горы и не вышел приветствовать вождя монгольского войска» Батыя, который остановился близ горы хана Урака [точная историческая дата стояния Батыя возле горы - 1237 г.]. В.Г. Ян живописал Газука так: «…старик в медвежьей шкуре. Его лицо густо заросло бородой, седые волосы торчали клочьями во все стороны… Он пел песню и размахивал посохом с золотым набалдашником». Красота, да вот только волгоградец М. Кучеров приводит легенду о монгольском (!) колдуне Газуке, который якобы тоже ютился в пещерах. Бурлаки, попытавшиеся войти во владения колдуна, были жестоко наказаны: им померещилась девушка, восставшая из золотого гроба. Вот так! А у писателя Яна Газук – вроде как русский колдун, да еще с национальным патриотизмом в душе: не выйду к тебе, хан Батый, и все тут! Еле-еле с нукерами поймали и приволокли на поклон! Когда татарские воины вошли в пещеру, то увидели кожаные сундуки, набитые добром, и вытесанного из камня истукана высотой в два человеческих роста, олицетворяющего духа владыки грома Хоходай-Моргона. Следуя рассказу колдуна Газука, название бугра, происходит от имени гуннского царя Урака, отца жестокого завоевателя Аттилы.

Есть легенда, повествующая «о заговоренном Разине». Дело было примерно так: перед тем, как возродить на Руси истинную правду, пришел Степан к колдуну Ураковой горы и попросил сделать его неуязвимым для врагов, т.е. «заговорить». За эту «услугу» отдал он душу свою дьяволу. Интересно, что легенда о том, что Разин «заговоренный человек» и неуязвим для врагов, появилась еще при его жизни. Царицынский воевода в 1670 г. отписывал царю: «Того есаула Разина ни пищаль, ни сабля, ничего не берет». Есть, конечно, одно «но»: со времен Батыя до рождения Разина прошло не одно столетие. Однако, скажем честно: чего стоят наши человеческие мерки времени для настоящих колдунов, живущих в пещерах?! В конце концов, если и не сам колдун дожил, так учеников оставил!


Чуть дальше, в Камышинском уезде, есть Настин бугор и бугор Урака. Атаман Урак был влюблен в красавицу Настю, а девушке больше по сердцу был Разин. Однажды Урак пригласил Степана в гости. На самом деле он хотел избавиться от соперника и выстрелил в него. Так пуля отскочила от атамана и убила самого Урака. Говорят, когда Разина казнили, Настя горько плакала. И до сих пор в ненастную погоду возле бугра слышится ее плач.

Согласно другой легенде Стенька, совсем ещё мальчишкой попал, в шайку к разбойнику Уракову. Был он кашеваром на корабле. Да не заладил пятнадцатилетний мальчишка с атаманом. Идет как-то купеческое судно, приготовился Ураков захватить его. А молодой кашевар кричит:
— Не тронь, бедно оно!
Тот и пропустил. Показалось из-за острова другое судно, а Стенька опять:
— Брось, не стоит, бедно!
Атаман и это судно пропустил, но жутко рассердился на Стеньку.
— Молодой еще мной командовать! — выпалил он и нажал на курок пистолета.
А Стенька даже не пошатнулся. Вытащил пулю и подает ее назад Уракову.
— Возьми, — говорит, — может, в другой раз пригодится.
Ураков в ужасе упал на землю, а кашевар тут же пристрелил его из незаряженного пистолета. И сам стал атаманом.
А бугор так и стали называть именем Уракова. Говорят, что до сих пор, когда дует ветер, на бугре слышны стоны злобного атамана Урака.

Есть и другая легенда. «Однажды атаман волжских разбойников Урак приказал молодому Степану Разину остановить судно. Степан возразил: «Грешно тебе, атаману, грабить крестьянский люд!» Урак разозлился и честно предупредил, что в следующий раз убьет дерзкого казака. Так повторилось трижды. Когда Ураку все это, мягко скажем, надоело, он выстрелил в Степана, но заговоренный Разин вернул пулю атаману. Грозный Урак стал безумно хохотать, и сердце его разорвалось. С тех самых пор его душа не может найти покоя: во время бурь на Волге на вершине бугра часто слышен грозный хохот Урака». Существуют и отличные версии данной легенды. В них, во-первых, будущий атаман Разин сам понял, какие прибыли ему сулит высокая гора, с вершины которой прекрасно обозревались окрестности, а заодно уж захотел отобрать награбленное добро у нынешнего атамана Урака. Во-вторых, стрелялись они по-честному, на кремневых пистолетах. В-третьих, хохотать начал как раз-таки Разин, а Урака отскочившая от Степана пуля сразила прямо в сердце.

Разин же, воспользовавшись победой, поселился в пещерах, откуда стал совершать свои доблестные набеги на корабли, проходящие по Волге, приумножая богатство Урака. Так и назвали бугор, где жил атаман, бугром Сеньки Разина. А вот Настя была любовницей Разина, на которую наложил проклятие колдун Урак после своей смерти. Бедная Настя была влюблена в Сеньку, но околдованная была обречена на вечные хождения вокруг бугра, который впоследствии назвали Настин бугор. Говорят, что до сих пор слышен безудержный плач атаманши в районе Настиного бугра… Особенно в непогоду, когда оживают длинные тени и в пещерах просыпается колдун, владеющий страшными знаниями прошедших веков, скрытых от непосвященных бездной времени. Он начинает будить древние силы и требовать повиновения. И на Волге поднимается буря…

Но существует и другое объяснение топонима горы. В 1636 году известный путешественник и ученый, секретарь Гольштинского посольства Адам Олеарий оставил в своих путевых дневниках следующее описание Уракова бугра (а заодно и попытался обосновать его название): «Против устья реки Еруслан, на правом берегу Волги подымается гора Ураков караул, названная так потому, что здесь татарский князь Урак сражался с казаками и был убит ими и тут же похоронен». Повторил легенду Олеария и голландский путешественник Стрюйс, проплывающий по Волге в период восстания Степана Разина. Он также считал, что гора называется по имени татарского царевича Урака, павшего в бою с русскими и якобы похороненного на этой горе.

Есть и другие версии названия бугра. «У реки Ра», например. Читай «У-Ра». Или от тюркоязычного слова «ур», «урак» — кривой нож. А вот известный исследователь А.Н. Минх, назвал бугор на русский манер «Раков» или «Ракова гора». Но не от обилия раков, а от того, что бугор сложен, в том числе, из отложений ракушечка, древних отложений теплого океана Тетис третичного периода.

слева бугор Степана Разина, справа Настин бугор.
В центре овраг с дубами-патриархами
Между Настиным бугром и бугром Степана Разина расположена балка Патриарших дубов, в которой растут дубы-великаны. Их возраст около 300 лет. Два дуба высохли, но и в таком виде они величественны. В балке произрастают такие породы деревьев как: дуб, осина, береза, яблоня, груша, клен… У одного из дубов стоит беседка, из которой открываются красивые виды на Настин бугор, саму балку, водохранилище и его левобережье, бугор Степана Разина на котором видна каменная гряда и просматриваются остатки рва и вала.


По мнению большинства специалистов, происхождение пещер Настиного и Уракова бугров связано с Немцами Поволжья, которые проживали на территории нашей области в XVII-XIX вв. Немцы использовали пещеры в качестве штолен по добыче камня, используемого в последствии для изготовления жерновов и молотильных камней. Со стороны Волги можно увидеть входы в горизонтальные штольни – пещеры. Высота штолен до полутора метров. На их стенках отчетливо видны следы обработки. Пещеры вырыты в мягких зеленовато-серых песчаниках, переполненных фауной двустворчатых и брюхоногих моллюсков (турителл). Влажный песчаник легко обрабатывается, а когда высохнет, становится прочным. Интересный факт - недалеко от озера Эльтон на месте старого умёта Романовский сад, найден молотильный камень, изготовленный из ураковского песчаника. Из этого следует, что продукция немцев пользовалась популярностью, и пещеры Уракова бугра действительно использовались в качестве штолен.


Есть, конечно, и более фантастичные теории происхождения пещер. Например, волжский краевед Ю.Копнов утверждает, что немцы добывали здесь руду - золото и серебро. Эта версия сразу отметается, разбираясь в геологии с уверенностью можно сказать, что руды здесь нет. Известный уфолог Г.С.Белимов как всегда предполагает внеземное происхождение штолен или, во всяком случае, наличие здесь очень мощной энергетики, о чём свидетельствуют исследования биолокаторщиков с рамками. Эта версия на любителя. Большая часть краеведов уверена в том, что штольни являлись пещерным храмом и убежищем для русских сектантов староверов. Об этом говорит настоящий бум пещерокопания в конце XIX века. В это время возникают подземные скиты в сёлах Безродное и Заплавное. Во время экспедиции волгоградских спелеологов, в катакомбах найдены предметы культа.
Карта Минх, 1902
Известный саратовский краевед XIX-ХХ века А.Н. Минх в своих заметках указывает, что местные жители рассказывали про монаха, якобы живущего в пещерах Уракова бугра. Теория, утверждающая использование катакомб в качестве убежища для староверов, заслуживает внимания и последующего анализа.

справа: К.В.Филатов "Шевченко в ссылке"
слева внизу: К.Н. Устиянович "Шевченко в ссылке"
слева вверху: памятник Тарасу Шевченко в Астрахани
Летом 1857 г. Тарас Шевченко после длительной ссылки попадает в Астрахань, а оттуда поднимается на пароходе вверх по реке. Вот что он записал 29 августа 1857 г. в своем дневнике: "Берега Волги с каждым годом делаются выше и привлекательнее… Выше Камышина в 60 верстах, на правом берегу… лоцман парохода показал мне бугор Стеньки Разина. Это было на рассвете, и я не мог хорошо рассмотреть этой замечательной местности… Мне еще досаднее, что я не мог сделать …очерка с этого весьма прославленного бугра…" К сожалению, жаль, что Шевченко не сделал подробнее описания. "По словам И. П. Клопатовского, Шевченко выехал из Астрахани в Нижний на пароходе Сапожникова. Показание это не сходится с официальным сведением, приводимым биографом поэта Родзевичем из архивных дол Новопетровского укрепления. По этому сведению Шевченко выехал из Астрахани 22 августа 1857 г. на пароходе «Пожарский», принадлежавшем, если не ошибаюсь, только что возникшему тогда обществу «Кавказ и Меркурий». Как видно также из официальных фактов того же биографа, — в Нижний Новгород поэт прибыл 20 сентября; следовательно, от Астрахани до Нижнего он ехал 29 дней. Разумеется, и при тогдашних условиях плавания по Волге на весьма тихо, в сравнении с нынешними, ходящих пассажирских пароходах, Шевченко не мог целый месяц путешествовать до Нижнего. Поэтому следует предположить: или поэт заезжал в какой-нибудь попутный город (кажется, Казань), или заявил свое прибытие в Нижний тамошним властям позже, чем было на самом деле. Что же касается показания И. П. Клопатовского об отъезде из Астрахани на пароходе Сапожникова, то, по всей вероятности, владелец сопровождал на нем поэта до какой-нибудь пристани, выше Астрахани, т. е.,так сказать, конвоировал пароход «Пожарский», и поэт мог плыть до этой пристани на пароходе Сапожникова, а затем пересесть на «Пожарского» для дальнейшего следования" (В. И. Кларк "ТАРАС ГРИГОРЬЕВИЧ ШЕВЧЕНКО В АСТРАХАНИ", Впервые опубликовано в ж. «Русская старина», 1896)

Дурман-гора. Вид с Волги.
Чуть правее центра снимка вход в овраг "Тюрьма",
справа утёс Степана Разина
Фотография М.П.Дмитриева. ок 1894 г.
Дурман-гора, высота - 186,2 метра.
Вид с горы
Из всех легенд, связанных с Утёсом Степана Разина, учёным удалось разгадать только одну. Многие археологи и кладоискатели, с конца XIX века активно искавшие богатства, зарытые атаманом, жаловались на головокружение и ухудшение самочувствия. Происходили и более странные события, из-за чего клады считались заговорёнными и проклятыми. Последняя примечательная история случилась уже в советские времена с остановившимся передохнуть трактористом Василием Ичкаевым, работавшим в ночное у Дурман-горы. Сквозь сон он услышал, как кто-то с силой распахнул дверь трактора (Т-54), однако вокруг никого не было. Стоило ему снова заснуть, как всё повторилось. Больше тракторист испытывать судьбу не стал и сломя голову рванул с проклятого места. С тех пор пахать там он отказывался категорически. А после и вообще уехал из села на заработки в Подмосковье. В народе также распространена молва о Тюремном овраге, где якобы все узники Степана Разина после первой же ночи заболевали. Однако объяснение этим мифам дали исследования геологов, якобы обнаруживших в этих местах электромагнитное излучение - предположительно, наследие находившегося там вулкана. Причина галлюцинаций, повышенного артериального давления, головных болей так же в том, что бывшее убежище Разина находится прямо на разломе земной коры, что показали проведенные исследования и замеры радиационного фона с помощью дозиметра. По результатам же инфракрасной съемки, местами наружу вырывается радиоактивный газ радон, который и может вызывать кратковременное помутнение рассудка. Хотя так хочется верить, что кроме газа и разлома здесь все-таки присутствует нечто аномальное и мистическое. Ведь до сих пор никто так и не добрался до сокровищ легендарного атамана…


Там, где небо ярко-голубое,
И манит к себе степной простор,
Волга, отливая синевою,
Не спеша ведёт свой разговор.
Об утёсе, ставшим знаменитым,
О загадочной Дурман-горе
Древними легендами увитой,
О родной и милой стороне.

Зинаида Силкина

Вид на с. Белогорское

Однако, по мнению некоторых неромантиков, самым интересным объектом в пределах Стенькиного утеса является село Белогорское Красноармейского района Саратовской области с его полуразрушенным клубом-храмом и памятником-самолетом, так как в самом утесе ни мистического, ни аномально-паранормального нет. Белогорское было основано на рубеже XVII-XVIII веков беглыми крестьянами. Так как, в те времена данная местность была богата на липу, то основным ремеслом стало плетение лаптей. Лапти приобретали бурлаки, которые тащили суда по Волге из Астрахани, Царицына и Камышина. Собственно, отсюда и первое название села – Лапоть. В настоящее время Белогорское входит в Нижнебанновское сельское поселение. Из-за отсутствия газа, дороги и транспорта происходит отток населения в районный и областной центры. Несмотря на это, село, благодаря своим достопримечательностям и близости Утёса Степана Разина, остаётся привлекательным для туристов.


В здании закрытой из-за недостатка учащихся школы её бывшим директором П. М. Парамоновым организован посвящённый истории Белогорского и жизни Н. М. Скоморохова музей, в котором собраны найденные в окрестностях села старинные предметы быта, фотографии и экспонаты советского периода истории, гражданской и Великой Отечественной войны.



Здание церкви, более известное как клуб
Здание сельского клуба, архитектурные особенности которого сразу выдают в нём бывшую церковь, является одним из нескольких сохранившихся на территории Саратовской области памятников деревянного православного зодчества. Построенная в 1865 г. тщаниями прихожан Михаило-Архангельская церковь в годы советской власти была закрыта и переоборудована в зернохранилище, стоявшая на столбах колокольня была снесена, вместо разобранного купола была уложена крыша, однако алтарная часть и приделы перестроены не были, и первоначальный облик здания остался частично сохранён.


Рядом с бывшей церковью стоит бронзовый бюст дважды героя Советского Союза, фронтовика, маршала авиации Н. М. Скоморохова, написавшего несколько книг о войне, поставленный в 1953 г. Сохранился дом, в котором родился жил этот легендарный лётчик, воспоминания которого произвели столь сильное впечатление на Владимира Высоцкого, что в 1975 г. он посвятил Николаю Михайловичу одну из лучших своих песен – «О погибшем летчике». 4 мая 2010 г. на нём была торжественно установлена мемориальная доска. Сам Скоморохов совершил 605 боевых вылетов, провёл более 130 воздушных боёв, сбил лично 46 фашистских самолётов и 8 самолётов в группе (7-й результат в списке советских асов-истребителей), а также уничтожил на земле 3 бомбардировщика противника. Сам Скоморохов ни разу не был ранен, его самолёт не горел, не был ни разу сбит. По злой иронии судьбы, заслуженный летчик СССР трагически погиб 14 октября 1994 г. в банальной автокатастрофе.

Машина каких-то оленей на фоне
памятника лётчикам Великой Отечественной войны
На берегу Волги возле Белогорского стоит открытый в 1975 г. монумент лётчикам участникам Великой Отечественной войны - боевой самолет-истребитель. Оригинальные надписи на постаменте не сохранились, их заменили рисунки по бокам и надпись: «Славным соколам, защитникам Отечества от благодарных земляков» на лицевой стороне. Нужно отметить, что село Белогорское производит довольно удручающее впечатление. Как и многие другие деревни и села, оно полуразрушено. Над обломками домов возвышается, как огромный транформатор, величественная Дурман-гора. Может быть, именно местные жители и поддерживают слухи о легендарном утесе, чтобы совсем от скуки не загнуться. К тому же, в справочнике путеводитель"Москва - Астрахань" И.И.Феденко, изданном еще в 1946 г. Министерством речного флота можно прочитать: "Ниже пристани Нижняя Банновка - утес Степана Разина, отделенный от соседних возвышенностей оврагами, буераками. Утес этот (по местному - шихан) внешне ничем не отличается от других многочисленных утесов и бугров правого берега".

Еще одна местная достопримечательность -
печь бывшего алебастрового завода
Вид в трубу печи
Путеводитель же по Волге и судоходным рекам Волжского бассейна на навигацию 1937 г. указывает: "За пристанью Нижняя Банновка (прав. берег) - утес Степана Разина, со следами старинных укреплений. За утесом - алебастровый завод, недавно построенный. Внешне утес ничем не замечателен, и без указаний его трудно отличить от ряда других утесов, показать его может администрация парохода. Почти рядом с утесом громадная обнаженная гора Дурман или Стенькина тюрьма, куда "добры молодцы" приводили пленных. По народному преданию здесь были непроходимые лесные чащи, пленному некуда было выбраться, один путь - в Волгу"…


Интересно, что в середине ХХ века историей с утопленной княжной заинтересовался в связи со служебной деятельностью член Политбюро ЦК КПСС, министр иностранных дел СССР А.А. Громыко. Перед предстоящими переговорами с иранцами, Громыко решил проверить не помешают ли им некоторые «темные страницы» прошлого. Проведенные спецслужбами по приказу партии исторические розыскания, показали, в зоне ответственности атамана каких-либо знатных персиянок казаки в полон не брали. Конечно, можно с недоверием отнестись к исследовательской деятельности «историков в погонах», от которых ожидали определенного результата и они именно его и выдали. Но, то, что даже недоброжелатели-современники ни о какой княжне не упоминают – серьезный довод в пользу того, что персидскую княжну в Волгу не бросали…


Анекдот.
Стенька Разин просыпается с похмелья. Кричит:
- Есаул!
Подбегает есаул:
- Чего надо?
- Что вчера было-то?
- Да княжну утопил.
- За что?
- А так просто!
- Эх, жалко, хорошая была баба! Ну да, хрен с ней, с княжной! Что еще было?
- Село соседнее спалил.
- За что?
- Да мужики с тобой пить отказались.
- Большое село-то?
- Да восемь сотен дворов.
- Ну, да ладно, хрен с ним, с селом. Что еще было?
- Да ничего особенного: песни пел, матерился.
- ЧТО?! Матерился???
- Да, ладно, что там…
- Что ладно-то! Перед коллективом неудобно.



…Минули десять дней, которые потрясли Астрахань. Струги Разина уплывали вверх по Волге. Обросший многочисленными легендами, воспетый в народных песнях и сказаниях, волновавший современников и потомков колоритными подробностями, былями и небылицами персидский поход принёс разинцам колоссальную добычу. Разин пришёл в Астрахань удачливым разбойным атаманом, а уходил вождем российского охвата. Он уверился, или убедил сам себя, что царь считается с ним, что князья-воеводы его боятся. Он знал теперь, что сможет поднять казаков и голутвенных по всей стране. Не две, а двести тысяч! Кормить-поить их не надо, они будут сыты добычей, взятой саблею в поместьях и городах. Они будут воевать и богатеть одновременно. Он, Степан Разин, установит повсюду казацкое правление. А сам станет первым Атаманом Всея Руси! Он поведёт своё войско на Москву не «за зипунами» – за шапкой Мономаха. Не по Стеньке оказалась шапка…

Степан Разин, 1935, Иван Билибин
После смерти Разина о нем стали слагаться легенды. То он бросает со струга двадцатипудобые камни, то защищает Русь вместе с Ильей Муромцем, а то добровольно садится в тюрьму, чтобы выпустить заключенных. "Полежит так маленько, отдохнет, встанет… Дай, скажет, уголь, напишет тем углем на стене лодку, насажает в ту лодку колодников, плеснет водой: река разольется с острова до самой Волги; Стенька с молодцами грянут песни — да на Волгу!.. Ну, и поминай как звали!"

Есть ещё экспертное заключение евразийского лингвиста. Теодор Шумовский великолепный знаток происхождения русских слов доказал, что фамилия «Разин» — это вовсе не принадлежность к семье. Это почётный титул степного аристократа — однокоренной древнему слову «Раджа». Так в Индии до сих пор именуют сиятельных князей – потомков скифов и эфталитов (белых гуннов), захвативших Индостан во времена «раджпутской революции» VII века. Ну да, Разин – Скиф… Степной Раджа - Степан Разин…


Когда Василий Суриков написал свою знаменитую картину «Степан Ра­зин», почти все зрители задавали ему один и тот же вопрос:
— А где же княжна? Ну, та самая, которую — «за борт» ?
Просто замучили художника этим вопросом. Вначале Василий Суриков честно всем отвечал, что княжны, увы, у него на картине «Степан Ра­зин» нет. Но зрите­ли уходили разочарованные. Тогда Суриков поменял тактику.
— Видите, круги на воде? — говорил художник, ука­зывая на крути от весла. — Вот там она, бедняжечка, та самая княжна.

Николай Вакуров. «Емельян Пугачев».
Палехская лаковая миниатюра. 1936 г
Считается, что Емельян Пугачев и Степан Разин по происхождению были украинцами. Емельян Пугач родился, как отмечено в официальном документе Оренбургской тайной следственной комиссии от 1774 г., в "казачьей малороссийской [т.е. украинской] Зимовейской станице" (после восстания Пугачёва станица была переименована в Потёмкинскую и перенесена на 2 км, с 1917 г. носит название Пугачёвская, ныне Котельниковского района Волгоградской области). На допросах же в ноябре 1774 г. он сообщил, что его дед Михаил "был Донского войска Зимовейской же станицы казак, и прозвище было ему - Пугач". Кстати, Буго-Гардовской паланкой Запорожской Сечи в 1773 г. управлял полковник Пугач. В 17 лет Емелька Пугач женился на сироте из соседней Есауловской станицы, украинке Софье Дмитриевне Недюжевой, а когда у них родился сын Трофим, то крестным отцом его стал также украинец. Впоследствии Емелька Пугач, призванный в войска, побывал во многих местах Украины, а в Киеве, по его словам, жил 2 года, прикидываясь больным, чтобы не служить в армии царской России.

Между прочим, в той же украинской казацкой станице Зимовейской, где-то за сто лет до Емельки Пугача, родился другой вожак восстания против царизма - знаменитый Степан Разин, тоже украинец. Впервые об этом сообщил А. И. Ригельман в 1778 г. Ту же версию подтверждает ряд позднейших, в частности энциклопедических изданий. Однако данная версия была поставлена под сомнение другими исследователями. Неизвестным остаётся, на чём было основано данное утверждение Ригельмана, особенно учитывая то, что Зимовейский городок впервые упоминается в источниках только в 1672 г., а Разин умер в 1671 г. Ещё до Ригельмана в 1814 г. историк А. Попов сообщал, что Степан Разин являлся уроженцем городка Черкасска (ныне станица Старочеркасская Аксайского района Ростовской области). В 1907 г. донской историк В. Быкадоров подверг критике утверждение Ригельмана, утверждая, что родиной Разина был Черкасск. В народных преданиях прослеживаются разночтения относительно родины Разина. В них ею называются городки Кагальницкий, Есауловский, Раздоры, но чаще других встречается Черкасский городок. Он же упоминается в качестве родины Разина и во всех исторических песнях о нём XVII века (коих насчитано 15).

"Вечная малороссийская наклонность к неудовольствию" - эта черта Емельки Пугача была выделена в материалах следственной комиссии после его вероломного ареста, и именно эту черту каратели считали одной из главных причин бунтарства этого украинского казака, пытаясь не замечать других, социально-политических. Между тем Емелька Пугач был, можно сказать, чуть ли не первым политическим деятелем, понявшим, что порабощенные народы России не смогут освободиться самостоятельно, в одиночку, а лишь после развала всей колониальной империи. После подавления московскими и польскими войсками восстания гайдамаков ("Колиивщины") в Украине, в котором, по некоторым данным, принимал участие и Емелька Пугач, он сбегает на Кавказ, на Терек. У него возникает замысел объединить всех казаков - запорожских, донских, слободских, волжских, яицких, и поднять восстание, привлекши к нему крепостных крестьян и всех угнетаемых, чтобы захватить Москву и установить везде "свободные казацкие порядки".

Нужно сказать, что украинцы составляли значительную, если не большую часть населения Дона (см. дальше). Как отмечал исследователь Бронштейн, уже в 1638 г. на Дону насчитывалось свыше 10 тысяч "черкас" (так когда-то называли украинцев). Да и название столицы Донского казацкого войска - Черкасск говорит само за себя. Украинцы преобладали также в волжском казачьем войске, значительная часть их была и в Терском и Яицком казачьих войсках. Поэтому закономерно, что когда 18 сентября 1773 г. на Яике (Урале) началось восстание под предводительством Емельяна Пугача, то украинцы были его основной ударной силой. Бывшие гайдамаки (есть данные о том, что даже сам Максим Зализняк убежал с сибирской каторги и присоединился к восставшим), запорожцы. Вот лишь несколько фамилий активнейших соратников Емельки Пугача (а их можно назвать и целую сотню): Мелещенко, Заклиста, Журба, Новиковский, Кармацко, Шаварнивский, Журбинский, Стодола, Криворученко, Черваченко, Величко… Почти тысяча украинских казаков перешла на сторону повстанцев весной 1774 г. из русской карательной экспедиции, посланной на подавление восстания, которой командовал генерал Бибиков. Пугачевцы появились и в Запорожье. Как сообщал епископ Феодосий, в январе 1774 г. в Запорожье "пугачевские полковники" Емельянов и Стодола призывали казаков присоединиться к восстанию. Тот же епископ Феодосий писал: "Весной 1774 года к проживающим здесь запорожцам присоединились несколько бурлаков из разбитого пугачевского войска". Да и сам Емелька Пугач после поражения намеревался "пробраться морем к запорожским казакам".


Историческая справка
В исторической литературе сведения о появлении первых поселений украинцев на Нижней Волге относятся к 1680-х гг., практически сразу после покорения Казанского и Астраханского ханств Иваном Грозным. Как правило, это были небольшие селения, всего несколько дворов, в трудно доступных местах. Очень часто первые поселения украинцев становились убежищем для так называемых в то время "воровских казаков", промышлявших в Диком Поле и на Волге, добывавших себе "зипуны".
В период царствования Петра I российское государство стало укреплять свои юго-восточные рубежи. Для строительства Царицынской оборонительной черты и дальнейшей ее обороны Петр I отправил в Царицын непокорных и строптивых украинских казаков. Долго такого наказания казаки терпеть не стали и через некоторое время вернулись к себе домой и к своим семьям. Через некоторое время царское правительство предприняло еще одну попытку поселить украинцев вдоль Царицынской черты. Вторая попытка была более удачной, так как правительство применило уже проверенный способ, который использовался при заселении Слободской Украины - с помощью осадчих и предоставление различных льгот переселенцам.
В XVIII в. украинцы начали эмигрировать на территорию Нижнего Поволжья и в 1782 г. составляли там уже 4,4% населения района. Со временем украинцы поселились в Самарской, Саратовской, а также в Оренбургской и Уфимской губерниях. Вследствие того в Поволжье и Урале создались украинские диаспоры среди российского населения. В начале XX в. поселения украинцев в Поволжье были промежуточной полосой между украинской территорией в Европе и украинскими поселениями в Азии.
В конце 1840-х гг. количество украинских поселений на Нижней Волге стало неуклонно возрастать. Причиной появления новых украинских поселений на берегах Волги стала добыча со дна Эльтонского озера соли. Для вывоза добытой соли правительство по традиции привлекло украинских чумаков, которые и стали вдоль Саратовского и Камышинского трактов образовывать свои поселения: Покровская слобода, Александров Гай, Малый Узень, Новая Порубежка, Старая Порубежка.




Украинские слободы и села быстро росли, что в свою очередь поставило вопрос о дальнейшем расселении переселенцев - малороссов. Через некоторое время украинские слободы, образованные в конце XVIII - первой половине XVIII вв., стали центрами расселения украинцев в нижневолжском крае. Например, выходцами из слободы Рудня были образованы следующие слободы и села: Терсинка, Баранниково, Тарапатино, Козловка, Лемешкино, Бородаевка; из слободы Красный Яр - хутора Добринский, Недоступов, Моисеев, Серпокрылово, Дорошево, Неткачево, Крячков, Верещагин; из Котово -Лобинец; из слободы Баланда - хутор Сергино; из слободы Самойловка - хутор Залесянка.
Вследствие активного дворянского освоения пустующих земель в годы правления Екатерины II, в Нижнем Поволжье образовались обширные дворянские вотчины, заселенные украинцами. Такими крупными вотчинниками были помещики Нарышкины, Четвертинские, Шереметьевы, Кочубеи, Воронцовы, Персидские, Скибиневские и другие.
В 1830-х гг. правительство стало активно осваивать степи левого берега Нижней Волги. В следствие колонизационного потока, в Заволжье украинцами были основаны поселения Перелюб, Большая Черниговка, Августовка, Дергачи, Ждановка, Семеновка и другие.
После раскрепощения крестьян в 1861 г., с помощью Крестьянского Поземельного банка украинские крестьяне в губерниях Нижнего Поволжья стали покупать участки земли и образовывать новые поселения. Только в Саратовской губернии до начала ХХ века украинцами было образовано более 200 новых сел и хуторов.
После Октябрьского переворота 1917 г. процесс образования новых украинских поселений прекратился. По итогам переписи в 1926 г. в Сталинградской губернии проживало 1 407 752 чел., в том числе 140 853 украинцев; в Саратовской губернии 2 896 280 чел., в том числе 202 279 украинцев; в Оренбургской губернии 772 813 чел., в том числе 112 108 украинцев. Украинское присутствие на территории современного Жёлтого Клина (укр. Жовтий Клин — историко-культурная область казацко-украинской колонизации в районе лесостепей (откуда и метафора «жёлтый») Нижнего Поволжья) неравномерно, что объясняется долгими и многогранными процессами взаимодействия с русским народом. Но здесь присутствуют почти «чисто» украинские сёла, смешанные русско-украинские сельские округа. Больше всего украинцев, однако, проживает в городах Саратов, Волгоград, Энгельс, Камышин, Астрахань.


"Пугачев на Соколовой горе(*)", Василий Фомичев, 1949 г.
* Соколовая гора — возвышенность, расположенная на северо-восточной окраине города Саратова. Имеет высоту 165 метров. Точное происхождение названия неизвестно. По некоторым данным, гора получила название от имени разбойника Соколова (XVIII век). По мнению А. А. Гераклитова, гора получила название от фамилии человека, которому принадлежали земли на её плато. Так, автор приводит данные, что в конце XVII века вокруг сенокосных угодий вёлся спор саратовского посадского И. Соколова и Четырёхсвятского монастыря.

Восстание под руководством украинца Емельки Пугача испугало русскую царицу Екатерину II - именно после этого она решила уничтожить Запорожскую Сечь - этот "рассадник" бунтов и неповиновения, островок свободы в море абсолютизма, поняв, что пока будет на Украине Сечь, до тех пор будет жить и Украина. Через полгода после казни Емельки Пугача русские войска коварно захватили и разрушили Запорожскую Сечь. Следовательно, так называемую крестьянскую войну "под предводительством Емельяна Пугачева" - крупнейшую в истории Российской империи - можно полностью считать и украинским восстаниям против поработителей, одним из важных этапов трагической истории нашего освободительного движения. Так же, как и восстание под предводительством Степана Разина, который царским указом был четвертован после жестоких пыток на Красной площади в Москве 6 июня 1671 г. Как знать, какой была бы будущая судьба Украины, если бы российское правительство, спешно заключив мир с Турцией, не послало против повстанческой армии Пугача свои лучшие войска, а предатели не захватили бы и не выдали карателям своего атамана! Восстание было жестоко подавлено осенью 1774 г., а 21 января 1775 г. Емелька Пугач был публично казнен в Москве…

Некоторые историки указывают на странные вещи. Казачий хорунжий, воевавший в Турции, незадолго до восстания возвращается в Россию из… Франции, к тому же с поддельным паспортом. В тех же французских архивах есть интереснейший документ, рассказывающий, что в молодости Пугачев был пажом при императрице, далее учился заграницей, после этого довольно долго служил в прусской армии, а в итоге стал камер-юнкером Павла I. Можно было счесть все это неправдой, но современники Пугачева отмечали, что он был слишком образован для простого казака. Кроме того, Пугачев с самого начала обладал достаточными средствами для вооружения и содержания войска. Откуда? Вот тут возникает еще один интересный момент. Во-первых, на сторону Пугачева встают не только простые люди, но и довольно большая доля церковнослужителей вплоть до архиерея. Во-вторых, на стороне восставших были и дворяне, которые довольно сильно обогатились за счет бунта. Но возникновение первоначального капитала это не объясняет. В русских архивах, якобы, хранится информация о том, что деньги на кампанию Пугачеву ссудили Франция и Турция. Считается, что именно в это время влияние России на Западе растет с небывалой скоростью, поэтому его нужно было остановить, пресечь на корню. Политическая обстановка в самой России этому как нельзя благоприятствовала. При внимательном рассмотрении всей ситуации становится понятно, почему после ареста и казни самого Пугачева так быстро, словно сам собой, затихает бунт. Оставшиеся без финансовой поддержки войска просто разбегаются. Так что русский бунт, тот самый «бессмысленный и беспощадный» бунт, историю которого написал А.С. Пушкин, и который был назван едва ли не первой революцией, хоть и был предопределен ситуацией в России, но поднят был искусственно и не на русские деньги

В.И. Ленин-студент. На Волге.
Галахов Николай Николаевич (г. рожд. 1928)
Юность В.И.Ленина. 1950, Прагер В., Холст, масло
[впрочем, как и революция Ульянова, тоже, между прочим, волжанина (родился 22 апреля 1870 г. в г. Симбирск, однако, покинув родной город летом 1887 г., сюда больше никогда не возвращался)]. Впрочем, уже из самого факта подписания выгодного для России мирного договора следует, что даже если бы каким-то боком Османская империя или другие недруги России посодействовали пугачевцам, хотя даже трудно себе представить как, то это не сильно помогло турецкой армии и флоту, которые были разгромлены наголову на всех театрах военных действий. Да и пошло османское руководство на перемирие, выходит, не дожидаясь исхода событий в районе Оренбурга и Поволжья, где царские войска основательно пощипали пугачевские повстанцы. Не исключено, что в Блистательной Порте даже не знали о внутренних проблемах неприятеля. А даже если и знали, никакой пользы для себя не извлекли. Ведь Екатерина II проявила определенную выдержку и не отозвала свои отборные части сразу, как только восстание началось, не дрогнула, когда в поволжских городах зачитывались указы Пугачева о крестьянской вольности, вызывая все новые восстания крепостных. И только когда казакам-путчистам рукой было подать до Москвы, решила не требовать всего и сразу от поверженной Турции, а, заключив с нею мир, высвободить силы, способные спасти ее трон от становившейся все более реальной крестьянской революции. С «суворовцами» пугачевцам было уже никак не совладать, но самое главное, некоторые из их командиров дрогнули и сдали своего предводителя силам Екатерины. С другой стороны, считается, что бунта могло и не быть вовсе, если бы правящие круги, «жадною толпой стоящие у трона» Екатерины Великой, не затеяли, как сейчас бы сказали, коммерческий проект. Нет, нет, никаких инноваций олигархами предложено не было, ими банально была прихватизирована торговля солью, составляшая солидную статью в доходах вольного яицкого казачества. Поначалу обманутые казаки, будущие разбойники, пытались решить вопрос в рабочем порядке, отправив петицию, точнее, несколько петиций государыне-матушке. Но последние то ли не доходили до адресата, теряясь в ящиках каких-нибудь камер-юнкеров, лоббирующих интересы соляных магнатов, то ли сама царица недооценила масштаб своеволия региональных властей. Так или иначе, казаки вместо соли остались с носом, но некоторые из них носы не повесили, а решили добиться правды своими силами и средствами, далекими порой, увы, от гуманных…

Восстание под предводительством Степана Разина так же прямо связано с Украиной. Еще в 1663 г. Степан Разин во главе отряда донских казаков вместе с запорожцами успешно воевал против крымских татар. Весной 1670 г. Степан Разин возглавил народное восстание, которое охватило Дон, Поволжье, Московию. Не обошло оно и Украину. Это было общее выступление донских и запорожских казаков, других порабощенных Московией народов и племен, против общего врага - московского царя. Впоследствии восстание переросло в войну - после того, как к разинцам присоединились украинские повстанцы во главе с полковником Острогожского полка Иваном Дзиковским. Именно он еще в 1668 г. тайно договорился со Степаном Разиным о совместном вооруженном выступлении - и осенью 1670-го восстанием была охвачена вся Слободская Украина. Если бы не измена промосковски настроенной части казацкой верхушки, то неизвестно, чем бы закончилась война под предводительством Степана Разина. Заговорщики захватили руководителей восстания на Украине, выдали их царю. 8 октября 1670-го Дзиковский, его жена Евдокия, писарь Марко Жуковцев, сотники Яков Чекмез, Василий Григорьев, обозный Николай Волнянка были расстреляны. Но восстание продолжалось еще до весны 1671-го. Повстанцы одержали ряд блестящих побед над царскими войсками, захватили много городов - эта война охватила все Поволжье, Дон, Приуралье. Повстанцы боролись против гнета московского царя, за казацкие вольности и порядки. Они хотели свободы, их идеалом было казацкое государство. Но в апреле 1671 г. тяжело раненного Степана Разина захватили изменники и выдали московскому царю на расправу.


Емельяну Пугачеву не суждено было ни дня процарствовать и, соответственно, воплотить свои намерения о казацкой и крестьянской вольнице в действительность. Однако в русской истории и литературе он занял практически столь же заметное место, что и его победители — императрица Екатерина Великая и блистательный генерал А.В. Суворов. Начавшийся ровно через 50 лет мятеж аристократической фронды был запоздалым признанием феодальной элиты царской России правоты пугачевщины. Так что если декабристы, как верно заметил В.И. Ленин, разбудили А.И. Герцена, то их самих, «страшно далеких от народа», от спячки пробудил Емельян Пугачев. Может быть, именно поэтому близкий к декабристским кругам А.С. Пушкин так увлекся событиями 1773−1775 гг. и столь положительным для своего времени представил главного их героя в «Капитанской дочке».


После развала СССР в современной Российской Федерации возрождаются имперские замашки и традиции, переписывается история. Поэтому и Степан Разин, и Емельян Пугач, и другие герои, которые разрушали основы империи, считаются едва не государственными преступниками. Что же, с точки зрения имперско-великодержавной - это возможно и так. Но не с позиций общечеловеческих ценностей…

Артель бурлаков на Волге
Во времена предшествующие паровому двигателю, движение судов по Волге производилось за счёт паруса, гребцов и бурлаков. Бурлак (от искаженного татарского "буйдак", то есть бездомный) - наемный рабочий в России, который, идя по берегу против течения, тянул при помощи бечевы речное плоскодонное судно - "расшиву". Суда ("расшивы"), идущие вниз, как правило, приводились в движение гребцами, а при попутном ветре – парусами. Однако, при обратном движении – против течения, вверх по реке, гребцы не справлялись. В древние времена, при невозможности грести или идти под парусом, гребцы выходили на берег и тянули судно лямкой (было несколько разных способов, например, с помощью закидных якорей), однако к XVIII-XIX веку оформился целый отдельный вид деятельности – бурлачество. Ни одна река в мире не знала такого размаха бурлачества, как Волга. Главная причина этого — чисто физическая: почти на всей судоходной части реки скорость течения не слишком велика.

Бурлаки, вызывавшие восторг российской интеллигенции, как-то незаметно становились символом народа вообще. Страждущего, но непокорного и полного сил для борьбы. Достаточно почитать восторженные строки слабосильного Н.Г.Чернышевского об одном из героев его романа, сильного не только духом, но и телом, который сознательно пошел в бурлаки. Через год после начала этих занятий он отправился в свое странствование и тут имел еще больше удобства заниматься развитием физической силы: был пахарем, плотником, перевозчиком и работником всяких здоровых промыслов; раз даже прошел бурлаком всю Волгу, от Дубовки до Рыбинска. Сказать, что он хочет быть бурлаком, показалось бы хозяину судна и бурлакам верхом нелепости, и его не приняли бы; но он сел просто пассажиром, подружившись с артелью, стал помогать тянуть лямку и через неделю запрягся в нее, как следует настоящему рабочему; скоро заметили, как он тянет, начали пробовать силу, — он перетягивал троих, даже четверых самых здоровых из своих товарищей; тогда ему было двадцать лет, и товарищи его по лямке окрестили его Никитушкою Ломовым, по памяти героя, уже сошедшего тогда со сцены. На следующее лето он ехал на пароходе; один из простонародия, толпившегося на палубе, оказался его прошлогодним сослуживцем по лямке, а таким-то образом его спутники-студенты узнали, что его следует звать Никитушкою Ломовым. Действительно, он приобрел и, не щадя времени, поддерживал в себе непомерную силу. «Так нужно, — говорил он, — это дает уважение и любовь простых людей. Это полезно, может пригодиться». "Народ", "простые люди" - понятия, конечно, очень расплывчатые. Неплохо бы проанализировать, а к какому классу "простых людей" принадлежали бурлаки. Те, которых описывал Н.А.Некрасов уж точно не были  крестьянами. Начнем с того, что в те годы, когда герой стихотворения мальчонкой бегал по берегу Волги, крестьяне были закрепощены. И если уходили из родных мест, то только с разрешения помещика и только на заработки. В бурлаки они бы не пошли - слишком тяжела работа, слишком мала оплата. Опять же, бурлацкий  труд был сезонным. Главная работа - по «большой воде», то есть весной и осенью. В это время какой же крестьянин уйдет от земли? Значит, бурлаки явно были не из крестьян. По той же причине - сезонность работы и низкая оплата - бурлацкий труд не мог привлечь ни мещан, ни городских мастеровых. Получается, что брались за эту тяжеленную работу люмпен-пролетарии. То есть, бродяги бездомные да голь перекатная. За что крестьяне, в отличие от городских интеллигентов-романтиков, бурлаков не жаловали. Слово "бурлак" в деревне употреблялось почти как ругательное: "буян, бродяга, гулящий человек".

"БУРЛА́КА м. южн. бурлак вост. вообще, крестьянин, идущий в чужбину на заработки, особ. на речные суда; || южн.неженатый, холостой, одинокий, бездомок, шатун, побродяга; || буйный, своевольный, грубый, дикий. По всей Волге cудорабочие бурлаки идут ежегодно со вскрытием рек большими артелями в низовые губернии, с лямками, для подъема судов бичевою. Старший из них водолив, он же плотник, отвечающий за подмочку товара; затем лоцман, дядя, шуточно бука́тник, правящий судном, ши́шка, передовой в лямке, и двое косных, в хвосту, кои обязаны лазить на дерево, мачту, а при nяге, сса́ривать бичеву. Коренные бурлаки, взятые на всю путину, с задатком; добавочные, взятые временно, где понадобится, без сроку и без задатков. Вывеска бурлака: ложка на шляпе. Надсадно бурлаку, надсадно и лямке. Бурлак на час денежку пасетили копит. Кобылку в хомут, а бурлака в лямку. Дома бурлаки бараны, а на плесу - буяны. Собака, не тронь бурлака, бурлак сам собака" (Толковый словарь живого великорусского языка. Владимир Даль).

В украинском языке это слово тоже имеет отрицательную окраску. Знаменитая поэма И.Котляревского "Энеида", переделка древнеримского эпоса на современный поэту украинский лад, прямо так и начинается:

Еней був парубок моторний
І хлопець хоч куди казак
Удавсь на всеє зле проворний
Завзятиший од всіх бурлак.


Представьте себе, что вам нужно пройти пешком вдоль Волги. Но не вдоль набережной, а пару тысяч километров, от Астрахани до Нижнего Новгорода. И не просто пройти, а уложиться в определённый срок, тащить всё это время тяжёлый груз и спать по ночам 2-3 часа. А ведь именно такой была когда-то жизнь бурлаков. Впрочем, бурлакам для выполнения своей работы вовсе необязательно было идти по берегу. Существовали конструкции расшив, где бурлаки шли по палубе, подтягивая судно канатом к заранее завезённому выше по течению якорю. Однако завоз якорей был слишком обременительным, поэтому бурлаки всё же предпочитали традиционный ход.

Дорогу свою по Волге бурлаки называли «путиной» и разделяли путины на дальние и короткие. Дальними считались путины от Астрахани до Нижнего Новгорода и до Рыбинска. На дорогу от Астрахани до Нижнего требовалось 70-75 дней. Обыкновенно требовалось, чтобы бурлаки пришли в Нижний к Ильину дню. Все путины делились на «перемены». Переменами назывались пространства плёса, вёрст в 25, на которые делилась вся Волга. Перемены из года в год всегда оставались на одном и том же месте. Всех перемен от Астрахани до Нижнего было 57. Перемены были весьма неравны по своему протяжению и не следует, конечно, думать, чтобы бурлаки бессменно тянули лямку на всём расстоянии, они должны были меняться. Эти общеизвестные перемены имели особенное значение благодаря тому обстоятельству, что, по преданию, во время путешествия Екатерины II на этих местах были остановки для смены людей. Эти перемены и в начале ХХ в. продолжали иметь значение для плывущих по Волге всех возможных судов, плотов и пароходов.

"Волжское бурлачество, без сомнения, самое многолюдное… Теперь, когда живую силу заменил пар, оно значительно ослабло, но нельзя сказать, чтобы совершенно исчезло. И теперь можно встретить бурлаков запряженных в лямки и тащащих за бичеву судно, сопровождая тягу заунывной песней больше для такта, по тем рекам, где не ходят пароходы, и на речках, удобных для сплава только при разливах, да и на больших реках оно еще не вывелось… Бурлачество находится в тесной связи со способами грузки и разгрузки судна и образует из своей среды на больших пристанях, как например в Петербурге на Калашниковой пристани, в Рыбинске, Нижнем Новгороде и др., особый промысел батырей и крючников. Последние, носящие кули, называются горбачи они отличаются особенной силой и крепостью. Батыри суть хозяева артелей крючников" ([1] - "Истории корабля" Н. Боголюбов, 1880 г.).

Найм бурлаков проводился обычно зимой в период между праздниками масленицы и пасхи (с конца февраля до начала апреля). В традиционно определенные пункты собирались бурлаки на “бурлацкие” базары. Большой базар на Волге ежегодно проходил в Пучеже. Крупными пунктами найма бурлаков были также Кострома, Кинешма, Юрьевец, Городец, Балахна, Нижний Новгород, Самара, Саратов, а на Каме — Пермь, Чистополь, Лаишев.

"Большинство составляют русские; затем татары казанские и симбирские, но они слабосильны и не охотно принимаются судохозяевами, к тому же, злы и ленивы. Потом идут чуваши и черемисы. Бурлаки нанимаются из разных губерний, верховые идут из Ярославской, Тверской и Новгородской губерний; низовые или волжские идут из Костромской, Вятской, Нижегородской, Казанской, Симбирской; Самарской, Саратовской. Владимирской, Рязанской, Тамбовской и Пензенской губерний. Последняя поставляет наибольшее число бурлаков и даже слывет в народе под именем бурлацкой. Иные идут на все лето, предоставляя полевые работы бабам, другие на рабочую пору возвращаются домой. Большая часть народа идет в бурлаки по нужде, но многие из любви к свободе, из охоты побродить по привольным берегам кормилицы-реки, почему нередко между бурлаками можно встретить и бездомного бродягу и пропившегося дьячка, либо пономаря, мальчиков лет 13-15 и стариков лет под 60. Tе, которые нанимаются с начала сплава называются коренными бурлаками, но случается принанимаются и на пути, чтоб увеличить силу; эти называются добавочнымми. Некоторые догадливые и расчетливые хозяева, зная время, когда крестьяне более нуждаются в деньгах, идут сами в деревни для найма бурлаков и соблазняют их задатками, устанавливая цену, торгуются, норовя конечно надуть друг друга и составляют договор в волостных правлениях, а скрепляют в кабаке, гдe же больше? Бедняк, конечно, возьмет меньшую цену, за то справный домохозяин упорен и возьмет дороже" ([1]).

Крестьянство было главной базой, откуда шли бурлаки на все водные пути. Но в целом состав бурлачества был довольно пестрым. Несмотря на разношерстность бурлацкой массы, она четко делилась на профессионалов и случайных людей. Первые, бурлачившие всю свою жизнь, отлично знавшие реку, всегда нанимались в “коренные” и были самым надежным элементом бурлацкой среды. В случайные бурлаки по крайней нужде шла крестьянская беднота, городская и посадская голытьба или же “лишние руки”, которые не могли найти применения своего труда в деревне. Значительную часть случайных бурлаков составляли (до отмены крепостного права в 1861 г.) помещичьи крестьяне, сдаваемые внаем за недоимки или в виде наказания, а также беглый беспаспортный люд, который можно было нанять за гроши или просто “за харчи”. Неотразимой приманкой служил задаток, который можно было получить, нанявшись в бурлаки, как раз в то время года, когда крестьянин испытывал наиболее острую нужду. Работа бурлаков была сезонной, которая в лучшем случае продолжалась в течение навигации, а чаще всего ограничивалась одним рейсом, или, как тогда говорили, путиной, и не могла, следовательно, служить постоянным объектом приложения труда и источником существования. Часть бурлаков и в зимний период находила себе кое-какую работу в судовом промысле (постройка и ремонт судов, заготовка судового инвентаря, оснастки и др.) или иное занятие, однако основное большинство их уходило домой, в деревню, с которой они не могли порвать связь.

"Бурлацкие артели составляются от 10 до 40 человек, на 900 и 1000 пудов грузу; на верховьях, цены выше чем на низовьях Волги. Бурлаку, конечно, неизвестен настоящий вес нагруженного товара, а выгода хозяина: показать его меньше действительности; таким образом начинается надувание бурлаков, которые, если смекнут дело, то норовят в свою очередь непременно поприжать хозяина; иногда даже отказываются и не возвращают задатка, который пошел уже на разные расходы по дому и уплату податей. Хозяин волей-неволей сдается и набавляет цену, ибо преследование бурлака обойдется дороже, да и на будущее время повредит его кредиту в бурлацком сословии. <…> Если бурлаки тянут лямку, то работа, за исключением времени отдыха во время еды, продолжается во весь день от восхода солнца до заката; но лямка все-таки считалась более легкой работой, чем поднимание якорей на отживших коноводках" ([1]).

Заработок бурлаков колебался в больших пределах: лоцманы получали от Астрахани до Нижнего от 30 до 120 рублей, водоливы – 50-60 рублей, а рядовые бурлаки 28-40 рублей. Труд бурлака был чрезвычайно тяжёл. Надо было иметь очень крепкое здоровье и особенно крепкую грудь, чтобы вынести все тяжести дальней путины: от ступания с усилием по мягкому, рассыпающемуся песку, у бурлаков на ногах растягивались жилы, камни портили ноги, от сильного налегания на лямку грудью развивались проблемы с лёгкими, а от постоянного наклона головы к ней всё время приливала кровь, отчего у бурлаков портились глаза. Тяжесть пути в значительной степени зависела также от противного (встречного) ветра и низкой воды. При низкой воде суда приходилось перегружать, а противный ветер не давал двигаться вперёд. То и другое сильно задерживало бурлаков в пути и, чтобы поспеть к сроку в Нижний, они должны были употреблять невероятные усилия и спать не более 2-3 часов в сутки. Недаром сложилась бурлацкая пословица: «Волга ину пору мать, а ину – мачеха».

"Заработки бурлаков весьма неопределенны. Нанимаясь на путину, бурлак идет, как говорится, на авось. Не будет противных ветров, не обмелеет река и не обсохнут перекаты (в 1848 г. по причине мелководья к Архангельску пришло только 50 барок вместо 1200), бурлак проедает меньше денег и идет во вторую путину, — а как задует противный втер, да сгонит воду так, что надо дожидаться пока она прибудет или тратить время на перегрузку (паузка), тогда бурлаку приходится так плохо, что он идет домой пешком. Нынче конечно такие случаи реже, ибо судохозяева в случае противных ветров нанимают пароходы, но все-таки они встречаются, особливо если обочтет их судохозяин, либо проевшись в дороге он ему задолжает за харчи. Бывали и такие случаи, что хозяин, что бы поприжать бурлаков уверяет их, что потерял их паспорта, а в действительности бросил их в воду с предусмотренным расчетом. За тоже и бурлак норовит выместить хозяину его прижимки. В пути бывают разные неожиданности, потечет на пример барка — надо выгружать товар чтобы уберечь от подмочки — тут бурлаку сенокос — он требует с хозяина что захочет. Вообще, если хозяин добрый — и бурлак услужлив; если же он прижимает — и бурлак тароват на отмеску; ему ни почем и удрать из артели. Казалось бы, что может приманить к такой невеселой и тяжелой жизни? Но бурлаки по большей части не отказываются от этого тяжелого и тупоумного промысла. Рутина, слабая надежда на небольшой заработок, а более разгул на пристанях и ожидаемое приволье на просторе — вот причины, по которым наш крестьянин идет бурлачить. Всмотритесь в бурлака дома и на воде — это два неузнаваемые человека. Дома он смирнее овцы, тогда как на пристанях, да еще в таких многолюдных сборищах каковы бывают в Астрахани, Нижнем, Рыбинске, где за ними не возможно усмотреть — бурлак есть первый задора, первый нарушитель тишины и порядка. Тут бурлак отдыхает после долгого странствия; барка его стоит неподвижно; товар еще не сдан, выгрузка не начиналась, делать значит ровно нечего, а кабаков больше чем потребно, как же миновать кабак? — Ни как не возможно, ну, а как выпил лишнюю чарку — тут и пошел буянить, тут уж и море по колено!" ([1]).

Бурлачки - это не жёны бурлаков. Да, были и женские артели
Патриотически настроенный современник уверенно объясняет: выгодно это было мужику (ну и бабе – тем более), заработки, мол, были большие: “Пройдя с баржой от Царицына до Нижнего бурлак зарабатывал столько, что мог купить дом в деревне.” То, что заработок бурлака был большим для мужика – правда. Тут и Репина в качестве свидетеля можно использовать. Вспоминает он, как его поразила фраза одного из мужиков, признался, что 20-ти рублей ему бы хватило на всю жизнь. “Heвольно думалось: "Kaкoв бюджет y этиx бобылей. Двадцать рублей - так это капитал ему на всю жизнь, да и тот он зарыл бы в землю, да так и yмер бы, никому не открыв cвоeго клада" (И.Е.Репин “Далекое близкое”).

А вот какой резон был платить хозяину такие суммы, если содержание лошадей обходилось намного меньше, чем цена домиков в деревне? Вот с этим явная нестыковка. Хотя, на мой взгляд, ответ – на поверхности – человеческий труд был намного дешевле, чем лошадиный, а бабий труд – еще дешевле.

Почему же не заработать было мужикам-босякам на домик в деревне? Да потому, что цена рабочей силы зависела от предложения, а желающих заработать на таких работах по всей России было в избытке. Вот и женщины уже стали составлять конкуренцию, сбивая цены солидным артельным мужикам. Женщины, как правило, оплачивались (и соглашались на такую оплату) еще меньше, чем мужчины.

"Отведя барку до места, покутив вдоволь на пристани, конечно если все шло благополучно и бурлак не прохарчился, он возвращается восвояси, кто на пароходах, кто на лодках покупаемых односельчанами артельно, а бывает и так, что стянут лодку потихоньку — и скорее на утек и это случается нередко, да оно и дешевле чем покупной способ. Если же нет денег, то в крайности бурлаки идут пешком, а бывает что и побираются Христа ради" ([1]).

"Доля бурлака, как видит читатель, не завидная, — труд зачастую не по силам, труд бессмысленный, притупляющий умственные способности, всякого рода лишения и в будущем та же нужда, какая была и при начале, а потому надо радоваться, что пароходство вытесняет этот тяжелый промысел и дает возможность сохранить рабочие силы простолюдина для земледелия; да и в нравственном смысле выгода очевидная, ибо в деревне крестьянину не представляется столько соблазна и поводов к распущенности как на бурлацком промысле…" ([1]).

В. А. ГиляровскийБурлак на Волге, 1904 г.
Бурлачество на Волге практически умерло примерно к 80-м годам XIX века. Гиляровский ходил бурлаком где-то около 1870 г. и бурлачество, по его описанию, уже вырождалось.
"Машина съела бурлака. Ты уж видишь самые остатки. Нынче они себе другой промысел ищут. Вот в Рыбну придем, там бывалый бурлак есть, да и тот смешался с разным людом. Все больше крючничать теперь бурлак ходит, потому где ни быть, а поближе к Волге, пуще бабы тянет она к себе, матушка… Раньше в бурлаки приходили из деревень. Неурожай какой, жрать нечего, земли почитай что нет, оброк платить надыть большой, а денег шиш. Где взять? Вот и пошел бурлачить. Поряда-то начиналась великим постом и до пасхи длилась — у мужика самая нужда, а тут задаток дают… И шумели же бурлацкие базары! Яблоку упасть негде, не токмо пройти али проехать. И то сказать, со всего Поволжья мужик съезжался. Кого-кого, бывало, не увидишь там. Тут тебе и ярославские «чистоплюи» — здоровяки, кровь с молоком, и костромичи «тамойки», спросишь его: «Где был? Откуда идешь?» — а он тебе: «здесятко», «тамойко». Зарядит, и ни гу-гу больше не выбьешь. Стояли бурлаки на базарах артелями. Поартельно и нанимали их судовщики. Подрядчик из своих же с судовщиком торгуется, а артель стоит слушает. Придет откуда-нибудь на бурлацкий базар мужик с одной думкой в башке — деньжонок подзаработать да домой послать, пособить бабе с ребятишками, старикам. Задаток, верно, пошлет али сам снесет, если не издалеча, а уж послева, в большинстве, засасывала бурлацкая аравушка. В какую артель попадет, по-разному бывало. А то трудится, трудится бурлак, поливает своим потом да кровью берега волжские — ничего, сдюжу, думает, скоро домой. Кончилась путина, зашил в зипунишко четвертную, идет домой, радуется, спешит. А там, глядишь, баба померла, с тоски да с голодухи надорвалась, али из деток кто преставился; у кого родитель с родительницей живы были, смотришь, богу душу отдали — вот и тянет опять на Волгу-матушку. Весной-то, в половодье, щедрая она: тоску зальет, раны зарубцует. Вторую зиму бурлак перебивается где-нибудь окрест нее: домой-то и хочется и колется, деньжонки, какие были, с артелью пропил, ехать не с чем да и не к кому, махнет рукой и пошел зимогорить, околачиваться по трактирам, где случай приведет. Весной, коль уцелел, снова ожил, на базар бурлацкий, в лямку, да и пошел. Умолк шишак. Еремой звали его. Долго смотрел на Волгу. Рядом кто-то завел песню. Над притихшей вечерней водой ясно и четко звенел грустный напев ее. Никто не подхватил слов песни, и, одиноко прозвучав, она скоро затихла. — Бывало, что не выдерживали, помирали, — снова начал Ерема. — Зато, кто выдюжит, почитай, с Волгой не расстанется — не житье без нее нашему брату. За путину-то и на грудях мозоли, и ноги в кровь лопаются, косточек своих не чуешь, день и ночь гудут окаянные. Вдругорядь куричья слепота нападет — болесь такая.
Голову, вишь, в лямке идучи, все вниз клонишь, кровь приливает — вот и слепнешь. Как вечер, хоть глаз коли, чернота одна, а днем ничего, расходится… И хозяин-то тебя обсчитает, опоив сивухой. В сердцах побушуешь да и опять в лямку — деться некуда, а Волга тянет, слободней дышится как-никак и вольготней по берегам ее, чем, к примеру, в деревне. Много раньше артелев бурлацких по Волге хаживало. Они, артели, тожить разные, понятно дело. В другой молодец к молодцу. Это из бывалых да молодых которые состоят, а другая — смотреть одна жалость, это все больше те, кто впервой в путину нанялся. Они из деревни-то пришли голодные, в чем душа держится, а тут оттопай от зари до первой звездочки с лямкой на груди. Идет, идет такой непривыкший да и бухнет замертво на песок. Оттащат немного в сторонку, разгребут яму, чтобы покрыть только, и кончен путь. В холеру сколько падало. Весь тальник, что по берегам тянется, на бурлацких косточках взрос, и нет им ни числа, ни имени. Именами-то бурлацкими и допрежь никто не интересовался, нет паспорта — хозяину одна выгода, потому платить меньше можно, а звали бурлака больше по прозвищу. Вот хоть как тебя прозвали Бешеным, так и кликали бы по всей Волге.
— Ерема, неужто всем по душе лямка приходилась?
— Пошто всем? Нет! Иных бурлаков, из молодых особливо, тоска заедала. Придем к перемене, сядет он тебе у воды и все смотрит, как она течет. А в глазах рисуется дом ему, что в деревне остался, матка, зазноба, сенокос, парни идут с косами, девки с граблями. Там ведь каждый кустик родной, каждая былинка пригреет, обласкает, а здесь чужаки. Не может свыкнуться да и только. Есть не хочет, возьмет ложку в руки да так до рта и не донесет, глазами вдаль вперится и не слышит, что ему говорят. Народ разный, зачнут потешаться, а тут и так тошненько. Засмеют парня, и — конец: либо сбежит, либо головой в Волгу, а чаще просто так помирали. Хвори всякие к таким больно приставали, скрутит в момент. Зароют в тальнике — и только.
— Ну, а рассердитесь на хозяина, — спросил Володя [Гиляровский], — что ж, побушуете — и всё, да и как бушевали?
— По-разному бывало. Чаще всего расшивы хозяйские грабить зачинали. Идешь, идешь себе по следу шаг за шагом, ветерок чуть воду рябит, и вдруг, отколе ни возьмись, лодки, а с них кричат нашему брату:
— Ложись!
Мы, понятно дело, носом в песок, уж знаем: сейчас почнут расшиву чистить. Нашего брата ни в жисть не трогали, потому сами горемышные. Ватаги-то эти, особо те, что по Жигулям шастали да и так, где у лесистого бережку, из бурлаков же и составлялись. Кто поотчаянней да совсем одинок, неча ему терять, а спину гнуть на хозяина — не гнется больше окаянная, выпрямиться захотелось. Вот после путины какой брат-хват заводило найдется, подберет побойчее человек шесть-семь, раздобудут лодку да и айда в Жигули. Расшивы идут мимо, они знают их все, потому не один год бурлачили на Волге. И чистят хозяйское добро. А нам что, чистите, добры молодцы, мы не помеха, лежим себе в песочке, рылом вниз, не видим, не знаем, кто и что. Уж как от расшивы отъезжать почнут, крикнут:
— Аравушка, вставай!" (Киселева Екатерина Георгиевна. "Гиляровский на Волге". Ярославль, 1962).


Клич «Сарынь на кичку», широко известный в России в прошлом (временем наибольшего применения клича «Сарынь на кичку» был, вероятно, XVII век.), сохранил свою известность до наших дней, но уже в XIX в. немногие из не волжан, да и не все волжане могли толком объяснить, что это означало: сарынь, кичка, сарынь на кичку. В 1828 г. Журнал «Московскій телеграфъ» в разделе «Разные известия» опубликовал без подписи и заглавия заметку об условном языке старинных «русских мошенников и разбойников», автор которой утверждал, что «у волжских разбойников слова «Сарынь на кичку» значили «бить всех». Ему компетентно возразил один из читателей журнала, Бояркин, приславший в редакцию письмо, в котором, насколько известно, впервые ознакомил публику со значением клича и слов, его составляющих. «Разбойничий крик на Волге «Сарынь на кичку» не значил «бить всех». Слово «сарынь» (а не сарын) значит почти то же, что «сволочь». В понятии унизительном часто так и ныне называют артель бурлаков или толпу рабочих людей на расшивах и других судах, по Волге ходящих. «Кичкою» же назывался нос, или передний конец судна, противоположный концу заднему, называвшемуся кормою. Когда, нападая на судно, разбойники кричали: «Сарынь на кичку!», то в подлинном смысле условного языка их слова они означали: «Бурлаки! Убирайтесь все к носу! Приляжьте, молчите и с места не трогайтесь». Когда сие ужасное повеление исполнялось, то грабили судно и каюту, близ кормы находящуюся, но к бурлакам не прикасались; били же их в таком только случае, когда они крику «Сарынь на кичку» не повиновались» (Бояркин. Объяснение нескольких слов условного языка волжских разбойников // Московский телеграф. — 1828). Редакция журнала вполне удовлетворилась этими разъяснениями и добавила к письму особое примечание: «С истинною благодарностию принимая замечания почтенного г-на Бояркина, мы покорно просим его и всех любителей отечественного присылать к нам столь любопытные замечания. Мы готовы печатать их немедленно в «Телеграфе» и за сообщение известий обо всем, что касается нравов, обычаев, обрядов и вообще подробного познания отечества нашего, будем особенно благодарны».

Наблюдения Бояркина были подтверждены исследованиями В.И.Даля ("Толковый словарь живого великорусского языка", т. 4). «Сарынь» (для говора Калужской губернии поставлено: «сор?») он определил как собирательное слово женского рода, употребляющееся к востоку от Москвы и имеющее следующие значения: «толпа мальчишек, шалунов; ватага черного народа; Сарынь/сорынь и ныне местами значит сволочь, чернь, толпа». «Кичка» у В.И.Даля определена как «нахлестка, огниво, перекладина, укрепляющая палубу расшивы с носу; перед или нос судна [возвышенная часть на носу судна]». В целом клич «Сарынь на кичку» - «по преданию, приказ волжских разбойников, завладевших судном», - означал: «Бурлаки на нос судна!», «Бурлаки, на нос, прочь». «Это было приказание бурлакам убираться в сторону и выдать хозяина, что всегда выполнялось беспрекословно, отчасти потому, что бурлаки были безоружны и считали разбойников кудесниками». Иначе говоря, Даль предполагает, что слово сарынь русское, образованное от слова сор с помощью суффикса -ынь- (ср. полынь, светлынь), первоначально обозначало сор, мусор, а затем стало в переносном смысле употребляться в отношении черни. В подкрепление своего определения «сарыни» В.И.Даль привел два примера из речи: «Сарынь по улице гомонит» и «Велика сарынь (толпа), да некого послать».

Теперь второй член этой формулы – «Кичка». Применялось это слово только к известной части судна или оно имело и другие значения. Слово «кичка» есть уменьшительное от слова «кика». В том же Словаре Даля по поводу этого слова находим следующее. «Кикa, кичка, кичечка, умал., киченка униз. — бабий головной убор, с рогами, род повойника (сорока без рогов, кокошник с высоким передом). Кичка, нахлестка, огниво, перекладина, укрепляющая палубу расшивы на носу; перед или нос судна. Сарынь на кичку! бурлаки на нос, прочь. Дымовая труба на солеварне. Часть хомута конского, клешни, оголовок. Следовательно кичкой, как видим, называется верхушка или выдающаяся часть какого-нибудь предмета, на судне выдающаяся его часть есть нос, но ни в каком случае кичка не есть корма судна. К кому был направлен этот клич от предводителя нападавших — к своим ли соучастникам начать атаку с «кички», или он был обращен к прислуге, к экипажу судна, чтобы она удалилась на кичку и тем самым предохранила бы себя от нападавших, чтобы и сами нападавшие в свою очередь знали, что на кичке находится только прислуга, не имеющая никакого отношения к перевозившемуся добру.

В Словаре церковно-славянского языка (II отд. Акад. Наук, т. III, 1847) о сарыни говорится просто и мало: «Сарынь (обл.) — сволочь».

Использовали ли клич «Сарынь на кичку» донские казаки? Скорее всего да, поскольку часть их в XVI-XVII вв. активно участвовала в «разбоях» на Волге. В.С.Моложавенко утверждает, что «Сарынь на кичку» было «любимым боевым кличем Стеньки Разина», а М.Аджиев полагает, что «знаменитый клич» употребляли Ермак Тимофеевич, С.Т.Разин и даже Е.И.Пугачев, но документальных подтверждений этому не имеется. Впрочем в старой легенде, рассказывающей о том, как С.Т.Разин с бугра останавливал баржи, атаман применяет названный клич. В донской народной драме «Ермак» есаул, давая сигнал к нападению на помещика, кричит: «Сарынь на кичку!.. Бей, жги, не жалей, ребята, богатого помещика Скопидома Живодерова!», а в народной драме «Атаман Чуркин» подручный главного героя Ванька Отчаянный во время нападения донцов на офицеров кричит: «Сарынь на кичку!..». Из контекста, однако, видно, что авторы названных драм уже не представляли себе реального содержания клича.

По поводу названия Донских казаков «сарынью» И.Ф.Быкадоров высказывается так: «Существовало и еще другое название у Донских казаков, теперь утерянное — сарыни, по признаку принадлежности к Сарской (Сарайской) епархии, вероятно, расценивавшейся в качестве второразрядной, вследствие близости к татарам и нахождения в Сарае. В примечании к этим словам он пишет: «Волжский клич: «сарынь на кичку», т.е. «христиане на корму» (безопасное место), образовался во время походов новгородских и вятских ушкуйников по р. Волге во время существования Золотой Орды. Донцы тогда обслуживали и охраняли суда; призыв ушкуйников "сарынь на кичку" имел смысл приглашения не принимать участия в защите судна. Впоследствии, когда уже не было Сарской епархии, этот призыв сохранил тот же смысл. Во время подавления Булавинского восстания Петр I назвал «сарынью» восставших донских казаков в приложении к указу, направленному 12 апреля 1708 г. командующему карательной армией князю В.В.Долгорукому, повелев тому мятежные городки «жечь без остатку, а людей рубить, а завотчиков на колесы и колья [сажать], дабы сим удобнее оторвать охоту к приставанию воровства у людей, ибо сия сарынь, кроме жесточи, [ничем] не может унята быть». По И.Ф.Быкадорову, Петр I знал происхождение Донских казаков и принадлежность предков их к Сарайской епархии, оно в его время еще не было искажено русскими исследователями ("Донское Войско въ борьбе за выход в море", с.8). По поводу этой гипотезы, предложенной читателям в виде аксиомы, следует сказать, что хотя Сарская епархия действительно существовала и обслуживала население степей между Волгой и Доном, связь между ее наименованиями и «сарынью» ничем не доказывается. Население Дона, некогда входившее в Сарайскую епархию, не могло называться по имени этой епархии «сарынью», как думает об этом И.Ф. Быкадоров, ибо нельзя привести ни одного примера, где бы население называлось по имени епархии, тем более, что сами-то епархии по церковной традиции именовались по имени того города, где было управление, где была его кафедра. Сарайская же епархия называлась так по городу Сарай, столица хана Золотой орды; епархия эта охватывала большое и разнообразное население и тогда все жители ее должны бы также называть себя «сарынью», забыв свое подлинное название. Кроме того, Дон не всегда целиком входил в Сарскую епархию (споры митрополитов из-за Червленого Яру). Нет доказательств и того, что казаки обслуживали и охраняли суда Золотой Орды. Наконец, гневная петровская «сарынь» в адрес казаков весьма мало намекает на то, что царь имел в виду их «сарское» происхождение. Скорее всего, слово «сарынь» им употреблено тут как озлобленно — презрительное отозвание Донских Казаков, пользовавшихся этим кличем при своих нападениях на суда по Волге, а не потому, что Петр знал, что Казаки когда-то, лет триста и более тому назад принадлежали к Сарской епархии, давно уже исчезнувшей. Так же И.Ф.Быкадоров не поясняет почему «кичка» была кормой и по какой причине представляла собой безопасное место (хотя в принципе мог бы вывести «кичку» из обозначения кормы в турецком и татарском языках).

Г.Б.Губарев по поводу той же сарыни пишет: «Сами себя казаки иногда называли «сарынью». Значение этого слова объясняет летописец применительно к понятиям того времени. Тогда родословие выводили соответственно библейским данным. В объяснении летописца «от Измаила творят Сарины и прозваша имена собе саракыне, рекше: Сарины есьмы» кроется такой смысл: отказываясь от Измаила, как от сына рабыни Агари, они называют себя детьми свободной Сары, законной жены Аврама. Судя по летописи, торки тоже считали себя «сариными», («.О.Ж.» № 22, с.56).

Выдающийся ученый-кораблестроитель академик А.Н.Крылов, вспоминая Волгу 1870-1880-х гг., упоминал расшивы с их разукрашенными «кичками», ходившие по Унже, Ветлуге и Суре и доставлявшие лес: «Сплав производился кормой вперед, для чего ставились специальные большие сплавные рули. Судно волочило за собой чугунный, весом от 50 до 100 пудов, груз, который называли «лотом», а тот канат, на котором его волочили, называли «сукой» (от глагола сучить). Этот канат при управлении судном прихватывался то с одного, то с другого борта, для чего на носовой части устраивался квадратный, во всю ширину помост, именовавшийся «кичкой», - отсюда команда старинных волжских разбойников: «Сарынь (т.е. бурлаки), на кичку».

Если предположить, что этот клич был командой атамана начать атаку с кички, чтобы нападавшие сосредоточились в одном месте, то тогда надо признать, что словом «сарынь» Казаки обозначали самих себя, однако нигде и никогда Донские Казаки сарынью себя не называли. Народы или группы людей, живущих по какой-либо реке, носят название у своих соседей по имени этой реки; это явление есть закономерного порядка: Дон — донцы, Кубань — кубанцы, Москва — москвитины, Тверь — тверцы и т.д. без конца.

Василь Ирина. "Река Сура", 1981 г.
В Волгу впадает довольно большая река Сура, жители по этой реке, не делая исключения из общего правила, могли у соседей прозываться Сурами; так, например, Масуда, арабский писатель-географ, в 950 г., говорит о реке Бертас, нынешний Буртас, что жители по этой реке, тоже впадавшей в Волгу, будучи сами турецкого поколения, носили название Бертасов (Буртасов) и что они много занимались судоходством. Могло быть, что это занятие было сильно распространено среди жителей по р. Суре и их по имени этой реки называли «сурынью», в испорченном же виде «сарынью», так же как и река Бертас по Масуди называется у нас Буртас.

Кроме того, в р. Суру впадают две реки, обе с названием Сарынки, на одной из них находится гор. Саранск, получивший свое имя от р. Саранки.

И по этим рекам жителей также могли называть Саранью, Сарынью. Видимо, что люди эти были малокультурны, ибо слово «сарынь» имеет не особо лестное значение — чернь, сволочь. Так как в этом районе много рек и жители были опытными судоходами, как в степи — конники, то этих жителей нанимали обслуживать суда, плававшие по Волге. Резюмируя изложенное приходим к заключению, что слово «сарынь» происходит от имени р. Суры или от рек Саранок, что жители по этой реке или рекам, как только что сказано, много занимались обслуживанием судов в качестве экипажа его; что «кичкой» назывался нос судна, как более возвышенная часть его, с которой атаковать судно очень неудобно, поэтому клич «сарынь, на кичку» есть клич чисто местного, областного происхождения, не имеющий никакого отношения ни к Саре, ни к Сарской епархии, ни к Сарацинам.

"А пошли на Волгу! - крикнул вдруг какой-то гулевой атаман. - Сарынь на кичку!"
("ДО ТРЕТЬИХ ПЕТУХОВ, то ли сказка, то ли быль, рассказанная Василием Шукшиным")
В XIX-XX вв. в литературе, в том числе художественной, «сарынь», «кичка» и «Сарынь на кичку» понимались именно в изложенном смысле.

В.Г.Короленко полагал что «картина» этого применения являлась «типической для матушки-Волги» XVIII в. и что будто бы с приказом «Сарынь на кичку» «обращались не одни «удалые», но и многоразличные «команды», являвшиеся для проверки «указанных пашпортов» и опасавшиеся сопротивления беспашпортного судового сброда». Согласно В.Г.Короленко, после крика «Сарынь на кичку» «сарынь (судорабочие и бурлаки) кидалась на нос судна («кичка») и смиренно лежала там, пока удальцы распоряжались с хозяевами, откупавшимися данью… Объяснение просто: «Сарынь на кичку» не есть волшебное заклинание. Это совершенно определенное требование, чтобы «ребята» (судовая команда) вышли на нос судна и там ждали пассивно, не вмешиваясь в то, что происходит». «Кому не известен знаменитый крик «Сарынь на кичку», теперь в литературных воспоминаниях принявший романтический характер лозунга поволжской вольницы. Мы знаем, что стоило раздаться этому кличу с «легкой лодочки» или стружка, и огромные караваны грузных барок отдавались на волю течения… Эти барки, плывущие по стрежню, мимо волжских буераков, порой мимо сел и деревень, глядевших с высоты береговых обрывов, представляли тогда очень характерное зрелище: толпа русских людей лежит ничком… а небольшая кучка таких же русских людей самовластно распоряжается их судьбой и имуществом. Величайшая трусость и низость, величайшая дерзость и смелость почти сказочная – обе противоположности сведены вместе в этой картине…» (Короленко В. Современная самозванщина // Русское богатство. 1896. № 8).

Князь М.Долгорукий и боярин Артамон Матвеев
убеждают стрельцов, ворвавшихся в Кремль, разойтись.
Справа в тереме царевна Софья.
Миниатюра из рукописи 1-й пол. XVIII в.
«История Петра I», соч. П. Крекшина.
Собрание А. Барятинского. ГИМ.
У "красного графа" А.Н.Толстого (детские годы которого, кстати, прошли на хуторе Сосновка, близ Самары) в «Петре Первом» князь Михаил Долгорукий гневно кричит восставшим стрельцам: «Сарынь! Прочь отсюда, псы, холопы…». «Сарынь, на кичку! – пишет В.С.Пикуль, - боевой возглас волжской вольницы. «Сарынь» - это беднота и голытьба, а «кичка» - носовая часть волжского корабля. Беря на абордаж купеческие суда с товарами, этим возгласом отделяли голытьбу от купцов, подвергавшихся уничтожению». «Кичка», естественно, попала и в профессиональные словари.

В «Словаре волжских судовых терминов» С.П.Неуструева имеется следующая справка: «Кичка – застилаемое досками пространство между выступом концов огнива [брусьев, положенных поперек носовой части] за борт судна и бортом. Кички в старину устраивались на всех волжских судах, в том числе и на расшивах; теперь они устраиваются только на мокшанах и беспалубных судах. Так как якоря на названных судах спускаются и поднимаются через концы огнива, то кичка как настилка из досок служит для производства работ: стоя на ней, судорабочие вытаскивают и спускают якоря. Отсюда старинный разбойничий крик: «Сарынь на кичку», т.е. «ложись на кичку», иначе – выходи из судна и не препятствуй его грабить».

Э.В.Копылова в «Словаре рыбаков Волго-Каспия» кратко сообщает, что «кичка» - устаревшее обозначение носа судна, и приводит пример из «Моих скитаний» В.А.Гиляровского, где тело умершего «спрятали в расшиве под кичкой».

В последние десятилетия в печати появились разные фантастические построения, пытавшиеся по-иному объяснить смысл приказа «Сарынь на кичку».

М.Аджиев предлагает считать «Сарынь на кичку» половецким по происхождению выражением и воспринимать его как «Сарынна кичку», а точнее «Сарынна къоччакъ», что в переводе с кумыкского означает «Да здравствуют храбрецы» (имеется сходство с татарским и другими тюркскими языками). Доказательств того, что здесь речь идет не о простом созвучии, автор не приводит, как и игнорирует принятое мнение об «адресате» клича. Недавно В.С.Моложавенко оповестил читателей о том, что «сарынь» в переводе с татарского якобы означает «сокол», что имя первого известного донского атамана Сары-Азмана надо понимать как «Сарынь-атаман» «Сокол-атаман», и что «Сарынь на кичку» означало «Сокол, в полет!» или «Сокол, возьми!». Пока никто еще не называл Сары-Азмана «Соколом-атаманом», хотя М.Х.Сенюткин в свое время предполагал, что Сары-Азман это «искаженное татарами имя – вероятно, Сарын или Сарыч атаман». Что такое Сарын или Сарыч, недоумевал тогда Г.И.Костин, «Бог знает». «Сарын-атаман» так и остался «неразъясненным», а сарыч (канюк) легко поддался объяснению как птица из семейства ястребиных (сокол относится к другому семейству – соколиных). Впрочем, это не склонило исследователей к «птичьему» толкованию имени первого атамана. Добавим, что В.С.Моложавенко еще предстоит объяснить, почему на «кичку» означает «в полет» или «возьми» и как команды волжских судов должны были воспринимать обращенный к ним разбойничий призыв «Сокол, в полет!».

Искусствовед и бард Борис Алмазов, сам будучи потомком донских казаков, так же пишет в книге "Не только музыка к словам", что "Сарынь на кичку!" - древний клич донского казачества, доставшийся в наследство от половцев (кипчаков, или "саров"). Население казачьего Дона, впоследствии русифицированное, первоначально было смешанным, и наиболее древняя часть донских казачьих родов ("сарынь") представляла собой остатки половецких орд. Например, до сих пор точно не известна ни национальность, ни вероисповедание Степана Разина. Известно только, что отец его был "басурманской веры", и что говорил Разин по-русски (наверняка, не только по-русски). У самих половцев клич звучал "Сары о кичкоу!" ("Половцы, вперед!").

Донским казакам клич достался в наследство от кипчаков, или «саров». Население казачьего Дона, впоследствии русифицированное, первоначально было смешанным, и наиболее древняя часть донских казачьих родов («сарынь») представляла собой их остатки. Например, до сих пор точно не известна ни национальность, ни вероисповедание Степана Разина, за исключением того, что отец его был «басурманской веры», и что говорил Разин по-русски. И так как казаки зачастую освобождали рабов, перевозимых на кораблях, то клич сей означал «Выведите пленных и рабов на верхнюю палубу и сдавайтесь, иначе будете уничтожены». Сары, сарынь — «светловолосый». Кичка — верхняя палуба корабля.
У самих половцев клич звучал «Сары о кичкоу!» («Половцы, вперед!»).

""Кто пребывает в покое, когда Аттила сражается, тот уже похоронен" - эти слова были последними. "Сарын къоччакъ!" - прогремел наконец полководец, и его возглас* утонул в яростном "у-ра-а", что на языке кипчаков означает "бей", "рази".* "Сарын къоччакъ" переводится с тюркского "слава храбрецам", призыв к атаке (вот откуда знаменитое русское "сарынь на кичку")."

Сакская версия. В Причерноморье кочевали саки, с которыми воевал персидский царь Дарий I, о чём им была оставлена Бехистунская надпись в VI веке до н. э. «Сарынь на кичку!» означало «дадим сильный бой».

Согласно исследованиям самарских краеведов и лингвистов, выражение «Сарынь на кичку!» является искажённым «сырне кочкамс», что в дословном переводе с эрзянского языка означает «золото собрать!». Между прочим, мало кто знает о том, что отец Степана Разина в документах писался «Разя». «Разя» — это прозвание эрзян в XVII веке, а предки знаменитого атамана были из под Саранска.

А теперь — внимание! «Сарынь на кичку!» Казаки штурмом берут частные купеческие либо «орленные» струги. И зачем-то призывают собраться команду захватываемого корабля — сарынь, чернь — на носу судна — кичке. По крайней мере, так объясняет этот клич официальная версия. Задайте себе вопрос: почему на носу? Почему не в трюме или на корме? С чего это мы взяли, что на носу жертвы будут более послушными? Нет ответа. Хотя очевидно, на носу толпа пленных будет банально мешать. Приказ должен быть совершенно уместен и адекватен ситуации, например, должен быть как-то связан с грабежом или изъятием ценностей. И действительно, как только мы предположим, что «элемент воровского языка» в стародавние времена обозначал нормальный такой приказ «сырне кочкамс» — «золото собрать» или «собирать золото» — нелепость официальной версии станет очевидной. В этом случае, распоряжение о сборе ценного металла могло восприниматься торговцами как крик из преисподней. Кстати, тогда имеет смысл и порассуждать о реальном положении дел в Среднем Поволжье в XVII веке и ранее. Приказ «собрать золото» больше похоже на обращение мытаря к торговцу, да и Самарская Лука больше походит на природный таможенный пост. Хочешь срезать двести верст — плати и перебирайся через переволоку в Усу и далее вверх по Волге-Ра. Денег жалко — поднимайся против течения вокруг Луки, Бог его знает сколько времени! А время, как известно — деньги.

Со временем истинный смысл приказа забылся, и остался измененная почти до неузнаваемости лингвистическая загадка — «сарынь на кичку». Откуда бы фраза ни произошла, в итоге она стала просто боевым кличем, без дополнительной смысловой нагрузки. Или даже превратилась, по словам Алексея Слаповского, во “что-то мужское, мужицкое, сильное, отчаянное и разбойное”, одним словом, крутое.

Рекорд нелепостей, связанных с объяснением клича «Сарынь на кичку», побил, однако, некто Давыдов, приславший в одну из ростовских газет письмо с предложением переименовать футбольную команду «Ростсельмаш» в «На кичку». «Во времена Стеньки Разина, а также Емельяна Пугачева», фантазирует этот читатель, «казачья лава с обнаженными шашками и пиками бросала сотни в бой» с возгласом «На кичку!» «Сарынь» за ненадобностью автор опускает, а «кичка», рассуждает он дальше, это старинный головной убор казачки-невесты, «рогатая кичка» - обрядовый головной убор, убор свадебный. Но почему лава кричала «На кичку»? Тому следует потрясающее объяснение: «Вероятно, имелось в виду «на главные силы» (головные), которые в основном располагались на возвышенности». Отметим, что слово «кичка» имело на Руси несколько значений (мы не можем в данном случае ограничиться донской фразеологией, поскольку клич употреблялся на Волге); одно из них в самом деле название старинного женского головного убора. Но «кичкой» именовали также дымовую трубу на солеварне, пни, использовавшиеся на дрова, часть конского хомута. Почему Давыдов избрал для боевого клича именно головной убор? Труба, кажется, больше указывает на «возвышенность»?

После всех этих нелепиц стоит напомнить, что в действительности казаки в своих знаменитых кавалерийских атаках использовали не менее знаменитый «гик». В.И.Даль передает этот «наступательный крик казаков, когда бросаются на удар», сочетаниями «ги, гиги», но сейчас лишь приблизительно можно представить, как реально звучало это «ги», вырывавшееся из глоток сотен и тысяч казаков, и какой ужас оно наводило на противника.

Известно, что в XVI-XVII вв. главнейшая военная деятельность казаков развертывалась на море. И хотя клич «Сарынь на кичку» был связан с судоходством, в казачьих походах на Черное, Азовское и Каспийское моря он не применялся. Это легко объяснить, если иметь в виду его конкретное содержание, которое было обращено не к атакующим, а к атакуемым, и которое некому было понять на иностранных судах, разве что кроме закованных соотечественников-рабов, сидевших на веслах. Какие же боевые кличи казаков XVI-XVII вв. упоминаются в источниках? Казаки Ермака Тимофеевича шли в бой на Маметкула перед Искером с возгласом «С нами Бог!». С тем же кличем, как сообщает одна из редакций «Поэтической повести об Азовском осадном сидении», донцы в 1641 г. выходили из Азова на вылазку против турецко-татарской армии. Эвлия Челеби как участник говорит, что осажденные в этой крепости казаки отбивали атаки турок с криком «Не боись!». Следует заметить, что русский переводчик использовал форму «Не бойсь», и она внешне ближе к передаче оригинала (Ne bose), однако этот обычный казачий возглас зафиксирован специалистами у самих казаков именно в форме «Не боись!». Согласно тому же турецкому автору, казаки, обрадованные прибытием к ним на помощь товарищей, «принялись так палить из ружей, что крепость Азов запылала подобно птице Саламандре в огне Нмруда. И, ударив что есть мочи в свои барабаны, они наполнили крепость криками «Иисус! Иисус!». Эвлия Челеби в 1657 г. наблюдал штурм Очакова украинскими казаками, которые «в кромешной тьме кинулись на крепость… крича словно шакалы: «Иисус, Ииссус!» . Тот же современник утверждал, что когда турецкие войска, в рядах которых находился автор, в 1647 г. прибыли к крепости Гонио, взятой перед тем казаками, последние при виде подходившего неприятеля «вскричали «Иисус, Иисус!». По другой редакции «Книги путешествия», увидевшие исламское войско казаки «завопили: «О Георгий! О Георгий!», имея в виду св. Георгия. Хотя Эвлия Челеби являлся очевидцем описанных событий и, следовательно, должен был лично слышать приведенные кличи, возникают сомнения в точности его информации. Невольно напрашивается параллель с не раз упомянутым кличем турецкого воинства «Аллах, Аллах!». Тем более, что, согласно тому же автору, клич «Иисус, Иисус!» употребляли также молдавские и русские воины. Упоминаемые же Эвлией Челеби крики донцов «высокими голосами» перед отправлением в путь «санных кораблей»: «Иисус и Иисус Мария, милостивый Христос, святой Никола, святой Касым, святой Исуп [два последних соответствуют св. Димитрию и Иосифу], Никола и святые угодники!», - напоминают плохую передачу христианской молитвы. Но Эвлия Челеби упоминает и еще один «наступательный крик» казаков, совершенно отличный от приведенных. При нападении казаков на Балчик в 1652 г., «когда жители города впали в панику и ударились в плач, неукротимые казаки начали город грабить, пустошить и громко кричать «ю!» и «ю!». Болгарский перевод этого же места из «Книги путешествия» передает казачий крик как «юв, юв!». Согласно Эвлии Челеби, «ю, ю!» в бою кричали также ногайцы. В донском говоре есть глагол «южжать, южать», означающий «визжать, издавать резкие звуки». Наконец, крайне интересно свидетельство Джона Белла, шотландского врача, свыше 30 лет находившегося на русской службе. При описании своего путешествия в Персию в 1710-х гг. он замечает, что чекалки (т.е. шакалы) «делают такий крик, который походит на человеческий голос и какий производят татара и козаки, когда нападают на неприятелей». В этой связи возникает ряд вопросов. Может быть, «ю, ю!» Эвлии Челеби это и есть подобие воя шакала? Возможно «ю, ю!» - это другая передача «ги!» казачьего «гика»? Может быть, сравнение Эвлией Челеби крика казаков при атаке Очакова с шакальим (кричали «словно шакалы») – это больше, чем просто литературный оборот? И в конце концов «Иисус, Иисус!» того же автора – не «ги, гиги!» ли это казачьего «гика», своеобразно воспринятое турком? По А.Э.Брэму, шакалий «жалобный вой напоминает собачий, но отличается большим разнообразием… Иногда этот вой похож на крик человека или зов о помощи и производит жуткое впечатление» «Вой шакала, - свидетельствует Н.Я.Динник, - похож на собачий, но выше его по тону, отличается разнообразием нот и жалобным характером… Многие считают этот вой в высшей степени неприятным и напоминающим стоны, плач детей или крики о помощи, нагоняющим тоску…». Разнообразие шакальего воя позволяет найти в нем и «ю, ю!», и «ги, гиги!». И, зная об обычном воздействии на противника одного только появления казаков (не говоря уже об их атаке), вполне веришь, что воспроизведенные и усиленные ими элементы этого воя вполне могли производить леденящее впечатление. Звуки «ю» и «ги» можно найти и в волчьем вое, но вой шакала резче, и, кажется, звуки последнего больше подходят к обычному представлению о казачьем «гике». Впрочем ряд исторических источников обращает наше внимание именно на волчий вой. Донской «гик» ведет свою «родословную», несомненно, от кочевников (известно казачье выражение: мы заимствуем у врага его шерсть и зубы). Волчица же считалась прародительницей всех тюрок. Русская летопись под 1097 г. сообщает о волховании половецкого хана Боняка перед сражением с венграми на Вягре: «… и яко бысть полунощи, и встав Боняк и отъеха от рати и поча волчьски выти»; волки, ответив ему, предсказали победу. Михаил Пселл сообщает, что печенеги, «сильные своим презрением к смерти, с громким боевым кличем бросаются на неприятеля», в рассказе о походе против них византийского императора Исаака I Комнина 1059 г. поясняет, как звучал этот клич: печенеги «с громким воем устремлялись на неколебимых наших воинов». Вполне вероятно, что в «обычаях» созданной кубанским казачьим генералом А.Г.Шкуро конвойной «волчьей сотни», которая затем была преобразована в «волчий полк», сказалась не одна экстравагантная забава: генерал свой конвой «нарядил… в шапки из волчьего меха, ввел особый боевой клич, подобный волчьему вою, и приветствие командира в виде волчьего к подвывания»/

Жареный бугор. Посвящение в бурлаки
Павел Петрович Свиньин, 1823
У бурлаков были и свои традиции. В определённых местах на Волге бурлаки посвящали новичков в профессию. Места эти - высокие крутые берега - назывались "Жареными буграми". С десяток Жареных бугров было по всей Волге от Ярославля до Астрахани. В 1840 г. в вышедшей посмертно книге "Картины России и быт разноплеменных ея народов из путешествий П. П. Свиньина", целая глава была посвящена Жареному бугру: "На верховье Волги, близ Костромы, есть урочище, называемое Жареный Бугор. Издревле ведётся обычай, свято наблюдаемый бурлаками (так называются работники на водоходных судах), останавливаться при сём урочище, и те из них, которые бывали на Низу, то есть в Астрахани, обязаны взбегать на крутую гору без отдыха, и оттуда спускаться вниз по песку и глине. Известно, что и Астрахань находилась прежде на нагорной стороне Волги, на том самом месте, где в 8-ми верстах от оной находится урочище, также называемое Жареным Бугром, и где ещё приметны развалины города. В сём месте многие искатели кладов рылись, и находили древние золотые и серебряные монеты и другие металлические вещицы. Может быть, обоим холмам дано одинаковое наименование по наружному их сходству, а ещё вероятнее потому, что при одном начиналось плавание, а другое было его целью, и там оканчивалось. Иные полагают, напротив, что настоящее имя обоих бугров, вместо Жареной, есть Шареной, основывая таковое название на разрытии земли, в первом месте искателями кладов, а в другом, спускающимся с высоты горы вниз бурлаками. Можно полагать с некоторою достоверностью, что на Жареном Бугре, в верховье Волги, была в древние времена кумирня Чудская, у которой останавливались пловцы, спускавшиеся вниз по Волге и приносили жертвы для испрошения счастливого плавания. В этой догадке утверждает более то, что при подобных урочищах, находящихся в других местах на Волге, как то: Орлов Камень близ Ярославля, Рыжая Кобыла между Решмою и Юрьевцем, Толоконные Горы у Симбирска, исполняются бурлаками подобные обряды. Впрочем, обычай взбегать в гору и спускаться с неё даёт повод к предположению, не есть ли он символом преодоления трудностей, представляющихся при плавании по быстрой и часто бурной Волге, царице рек Русских? Как бы то ни было, исполнение сего обычая доставляет весёлым, беспечным бурлакам шумную забаву. Непроворных и неповоротливых старые гоняют лямками, и сталкивают под гору. Обряд сей напоминает очищение, свято наблюдаемое доселе матросами всех наций на свете, проходящими в первый раз через экватор. Выполнив его, бурлаки весело пускаются по Волге, и тогда шумно раздается над волнами их любимая песня:

Вниз по матушке по Волге,
По широкому раздолью,
Разыгралася погода,
Погодушка верховая,
Верховая, волновая!
"

Жареный бугор (Чернецовы, 1838)
В 1838 г. по Волге совершили уникальное художественное путешествие художники братья Чернецовы. Они также, как и Свиньин, запечатлели обряд посвящения в бурлаки на Жареном бугре (под Юрьевцем): "На другой день нельзя было миновать Жареной Бугор, который нам бурлаки ещё издали указали, как место, им известное и одно из главных, где совершается обычай первой путины их по Волге. Лодка наша остановилась у правого берега, где находится этот бугор. Он довольно высок, по скату его растёт несколько сосен, утоптанный путь на вершину его доказывает нередко свершаемый бурлаками тут обряд, исстари существующий. Новичок из них должен вбежать на вершину, преследуемый своими товарищами, которые провожают его лямошными ударами, от коих избавляется, только когда достигнет вершины Бугра или предложит выкуп; в случае попутного ветра, когда суда идут под парусами мимо Жареного Бугра, этой церемонии уже не бывает". В 1862 г. Чернецовы старательно переписали свои путевые заметки, снабдив их полуторой сотней миниатюрных рисунков, а также приложением, в котором подробнее описали некоторые вещи (эту рукопись художники преподнесли Александру II, которую он передал в библиотеку Эрмитажа, издана же она была только в советское время, в 1970 г.). В приложении Чернецовы вновь вернулись к теме Жареного бугра: "Пред Юрьевцем-Поволжским возвышенность правого берега Волги становится значительнее, в составе её находится Жареной Бугор, который есть первостепенное урочное место на Волге для совершения обряда над новопроплывающими на судах мимо его бурлаками и другими; к этому же разряду принадлежит и Крестовая гора, делающая собою границы губерний Костромской с Нижегородскою на правом берегу Волги, но Жареной Бугор имеет первенство против всех урочных пунктов по Волге для выполнения принятого обычая над новичками бурлаками, что бывает почти неизбежно, исключая того времени, когда суда плывут мимо Бугра при попутном ветре под парусами и можно отделаться откупом от сей части. Это что-то вроде как при переходе через экватор. Там комический обряд совершается торжественно под председательством Нептуна и его сожительницы, и воды океана играют важную роль, а здесь, на Жареном Бугре, лямки, которыми жарят по спинам вбегающих на него по крутому песчаному косогору с криками "Жарь его!", и эта погоня прекращается по постановлению тогда только, когда вбегающий достигнет вершины Бугра. При переходе чрез экватор обряд принят давно и здесь давно; там, при сём случае, просвещённые мореплаватели сами способствовали своим экипажам в исполнении церемониала принятия обряда, а здесь лоцман не может отказать ребятам своим в потехе на Жареном Бугре, кроме разве только тогда, когда попутный ветер, способствующий к ходу судов, не позволит этого сделать; вероятно, и при перевалке через экватор буря океана также заставит отложить потеху, принятую в обычай, здесь, при Жареном Бугре, в обыкновение".


В начале XIX века происходит значительное развитие Волжского торгового пути после соединения Мариинской речной системой бассейна Волги и Невы (1808), совершаются крупные перевозки хлеба, соли, рыбы, позже нефти и хлопка. Возникает крупный речной флот, на Волге работает огромная, до 300 тыс. чел., армия бурлаков. Впрочем, тогда же бурлацкое судоходство на Волге было частично вытеснено конным, когда по палубе двигались и совершали работу лошади.

Еще в конце XVIII века "нижегородский Архимед" Иван Петрович Кулибин, для замены бурлацкого труда, придумал и испытал водоход — судно, подтягиваемое к якорю за счёт вращения колёс самим течением реки, однако из-за высокой стоимости широкого распространения проект не получил. Первые же пароходы на Волге появились в конце 1810-х — начале 1820-х годов, они принадлежали помещику Д. П. Евреинову. Также существовали два волжских парохода, которые принадлежали В. А. Всеволожскому, который в 1817 г. лично совершил поездку на одном из них в Казань. Конструктором одного из судов являлся Пётр Соболевский. Первый пароход в Волжском бассейне появился на Каме в июне 1816 г. Его построил Пожвинский чугунолитейный и железоделательный завод князя Всеволода Всеволожского. Имея мощность 24 л. с., пароход совершил несколько опытных рейсов по Каме. Узнав о постройке пожвинских пароходов, владелец механико-литейного завода в Петербурге шотландский предприниматель Карл Бёрд, владевший привилегией производить паровые суда, потреблять, продавать, дарить в залог и отдавать в собственность наследникам, действие которой распространялось на Финский залив, Черное, Азовское и Каспийское моря и на все реки России, в октябре 1817 г. обратился в Департамент путей сообщения с жалобой, что это может его “ввергнуть в невозвратные убытки”, и просил запретить пользоваться паровыми судами без его согласия. Всеволожскому пришлось получать такое разрешение, которое на определенных условиях Бёрд выдал ему 21 апреля 1820 г. Из-за монополии Бёрда становление пароходства на Волге замедлилось до 1842 г., и за этот период на Волге было построено всего 16 пароходов.


12 нюня 1821 г. пароход, получивший название “Пожва” (по другим данным “Всеволод”), под управлением Н.О.Беспалова и мастера П. К. Казанцева отправился из Пожвы в Ярославль. В команде были 2 лоцмана, 3 слесаря, 1 кузнец, 2 столяра и 6 рабочих. 28 июня Беспалов сообщал, что, следуя от Камского устья до Казани, пароход шел “весьма медленно и для накопления паров часто временно останавливался…” Чтобы увеличить паропроизводительность котла, в Казани удлинили на 1 м его кирпичную топку, “по складке и просушке коей, — говорилось далее в сообщении, — затопил обе печи и как от оных под котлом жар увеличился против прежнего гораздо более, то Казанцев и полагал, что и паров в котле накопляться будет достаточно”, но “…к крайнему прискорбию, в 13/2 часов прошли по ровному стремлению воды только 17 верст, и в течение всего времени останавливались машины для накопления паров десять раз…”. Рейс показал, что для буксировки барок пароход оказался непригодным. По прибытии в Рыбинск машины с парохода были сняты и отправлены в Петербург, а корпус доставлен обратно в Пожву. Сохранившиеся документы об испытаниях и первом рейсе этого судна наглядно свидетельствуют о тех трудностях, которые приходилось преодолевать первым строителям пароходов. Достижение таких качеств пароходов, которые позволили бы более или менее эффективную их эксплуатацию, оказалось крайне сложным и трудным делом. Талантливые мастера, строившие пароходы, не обладали знаниями законов теплотехники, не имели опыта постройки и эксплуатации таких судов, не могли правильно рассчитать паропроизводительность котла, объем топки и др. Испытания построенных пароходов проводились наспех, их результаты не обобщались, необходимые усовершенствования упирались в низкий уровень техники и знаний. Однако все это не умаляет исторических заслуг пионеров судостроения и значения их труда. Поэт-декабрист Фёдор Глинка так описал впечатления, которые произвели на прибрежных жителей первые паровые суда на Каме и Волге: «Появление этого стимбота было ужасно любопытно!.. Вообразите себе великолепную каюту, богатую отделку и все, чем украшаются суда… Сверх того каждый вечер стимбот ярко освещен был множеством кенкетов; на нем играла прелестная музыка, по временам палили из пушек… И вся эта европейская роскошь, как некое волшебное явление, плавала по уединенным водам Азии… по реке Каме в Волгу и далеко вверх по оной, нередко против волнения и бури… Прибрежные жители, послышав, что их лесное эхо повторяет звуки им неведомые, толпами бежали дивиться необыкновенному явлению, о котором ничего не слыхали, даже и в баснословных преданных отдаленных предков своих…».


В 1843 г. по решению правительства было создано «Общество пароходства по Волге» с центром в Санкт-Петербурге, а регулярная пароходная навигация организована с 1846 г. 15 мая 1846 г. на Волге вышел в эксплуатацию еще один пароход под названием “Волга”, который по заказу пароходного общества “По Волге” был изготовлен в Роттердаме (Голландия), доставлен на Волгу в разобранном виде и там собран. Пароход имел металлический корпус и машину мощностью 250 л. с. Особенность корпуса была в том, что его нос и корма были приподняты, а средняя часть имела “седловатость”. Установленная в корпусе в горизонтальном положении громоздкая паровая машина работала с таким шумом, что его было слышно за несколько верст. Ни кают, ни каких-либо рубок на пароходе не было; рулевое колесо помещалось прямо на палубе. Носовая часть корпуса была выполнена по заданию заказчика ложкообразной формы, наподобие расшивы. Экипаж размещался в корпусе. В первый рейс пароход забуксировал в Самаре два судна с грузом 2,5 тыс. т и при сильном весеннем паводке за 13 ходовых дней привел их в Рыбинск. Новый пароход отличился и во время сильного шторма, когда погибло много судов, но “Волга” успела завести свой состав в укрытие и сохранить его. Успешная работа в первом рейсе, а также в двух последующих, когда буксир вывел суда с грузом в 4 тыс. т, а его владельцы получили 40 тыс. руб. дохода при всех расходах в 27 тыс. руб., изменила мнение коммерческих кругов о пароходах и заслужила похвальный отзыв главноуправляющего путями сообщения. В 1846 г. то же общество “По Волге” заказало в Голландии еще 2 парохода, похожих на “Волгу”, но почти в 2 раза более мощных – по 460 л. с. В 1848 г. под названием “Геркулес” и “Самсон” они вступили в эксплуатацию.

Пароход «И. А. Крылов» общества "Самолет"
Пароход «Самодержец» Общества пароходства по Волге
Беляна на Волге, начало ХХ века.
Впоследствии на Волге были организованы и другие крупные пароходные общества — «Самолётъ», «По Волге», «Кавказъ и Меркурiй», а также множество небольших компаний, которые конкурировали друг с другом…


Попавший в 12 лет на борт корабля, за жалованье 2 рубля в месяц, Алеша Пешков работал с 6 утра до полуночи в чаду и шуме кухни буфетным посудником. Иногда, убегая на корму, он любовался со сжимающимся сердцем необъятной, умиротворяющей Волгой. Величию этой могучей реки суждено было наложить на будущего Максима Горького отпечаток на всю жизнь. «Ночь, – напишет он, – ярко светит луна, убегая от парохода влево, в луга. Старенький рыжий пароход, с белой полосой на трубе, не торопясь и неровно, шлепает плицами по серебряной воде, навстречу ему тихонько плывут темные берега, положив на воду тени, над ними красно светятся окна изб, в селе поют девки – водят хоровод, – и припев „ай-люли“ звучит, как Аллилуйя… Меня почти до слез волнует красота ночи».

Исаак Ильич Левитан. "Бурлаки", 1860
Василий Васильевич Верещагин. "Бурлаки на Волге"
(эскиз неосуществленной картины), 1866
Алексей Кондратьевич Саврасов. "Бурлаки на Волге", 1871
Алексей Саврасов. «Волга под Юрьевцем». 1871. Частное собрание, Франция.
первая премия на конкурсе Московского общества любителей художеств в 1871 г.
Илья Ефимович Репин. "Бурлаки на Волге", 1870-1873
"- Однако что это там движется сюда? - спpашиваю я y Савицкого. Вот то тёмное, сальное какое-то, коpичневое пятно, что это ползёт на наше солнце?
- А! Это бурлаки бечевой тянyт баркy; бpаво, какие типы! Вот yвидишь. Сейчас подойдyт поближе, стоит взглянyть.
Я никогда ещё не был на большой сyдоxодной pеке и в Петербурге, на Hеве, ни pазy не замечал этиx чyдищ "бурлаков" - так молодой Илья Репин, поехав, во время работы над конкурсной картиной «Иов и его друзья», вместе с Константином Савицким, приятелем по Академии, на Неву на этюды, описал своё первое столкновение в 1868 (или 1869) году с теми, с кого начнётся его будущая слава, как художника. До этого он был уверен, что "бурлака" - это бездомный xолостяк. Увиденные им там впервые бурлаки произвели на Репина сильное впечатление своим контрастом с жизнерадостным обществом и живописной природой. «О боже, зачем они такие грязные, оборванные?! — воскликнул художник. – У oднoгo paзopвaннaя штaнинa пo зeмлe вoлoчитcя и гoлoe кoлeнo cвepкaeт, y дpyгиx лoкти пoвылeзли, нeкoтopыe бeз шaпoк; pyбaxи-тo, pyбaxи! Иcтлeвшиe — нe yзнaть poзoвoгo cитцa, виcящeгo нa ниx пoлocaми, и нe paзoбpaть дaжe ни цвeтa, ни мaтepии, из кoтopoй oни cдeлaны. Вoт лoxмoтья! Bлeгшиe в лямкy гpyди oбтepлиcь дoкpacнa, oгoлилиcь и пoбypeли oт зaгapa… Лица угрюмые, иногда только сверкнет тяжелый взгляд из-под пряди сбившихся висящих волос, лица потные блестят, и рубахи насквозь потемнели… Вот контраст с этим чистым, ароматным цветником господ! Пpиблизившиcь coвceм, этa вьючнaя вaтaгa cтaлa пepeceкaть дopoгy cпycкaющимcя к пapoxoдy… Невозможно вообpазить более живописной и более тенденциозной каpтины! И что я вижy! Эти пpомозглые, стpашные чyдища с какой-то добpой, детской yлыбкой смотpят на пpаздныx pазpяженныx баp и любовно оглядывают иx самиx и иx наpяды. Вот пеpесекший лестницy пеpедовой бурлак даже пpиподнял бечёвкy своей загоpелой чеpной ручищей, чтобы пpелестные сильфиды-баpышни могли спорхнyть вниз: - Вот невеpоятная каpтина! - кpичy я Савицкомy, - Никто не поверит! […] Вceгo интepecнee мнe кaзaлcя мoмeнт, кoгдa чеpнaя пoтнaя лaпa пoднялacь нaд бapышнями, и я peшил нeпpeмeннo пиcaть эcкиз этoй cцeны». «Какой, однако, это ужас, - говорю я уж прямо. - Люди вместо скота впряжены! Савицкий, неужели нельзя как-нибудь более прилично перевозить барки с кладями, например буксирными пароходами?» («Далекое близкое» (Автобиография), И.Е. Репин). И до Ильи Ефимовича Репина художники обращались с теме бурлачества, но, пожалуй, самым известным "документом" бурлацкой жизни все же является картина "Бурлаки на Волге", задуманная им тогда же.


В 1869 г. был создан первый акварельный эскиз картины, сюжет которой строился на контрасте бурлаков и дачников. Композицию раскритиковал друг художника Фёдор Васильев, назвав ее искусственной и рассудочной. Он-то и посоветовал Репину отправиться на Волгу и доработать сюжет, а заодно помог, вместе с Иваном Крамским, с деньгами стеснённому в то время в средствах Репину — найдя необходимые для поездки на Волгу 200 рублей. К этому же времени относится демарш Репина по поводу его возможного исключения из Академии художеств в связи с нежеланием сдавать экзамены по общеобразовательным предметам. Репин подал заявление об увольнении, которое не было удовлетворено, вместо этого ему была обещана заграничная стажировка и оплачен проезд на пароходе по Волге от Твери до Саратовам, и в мае 1870 г. группа в составе Ильи Репина, его брата Василия, Фёдора Васильева и Евгения Макарова на пароходе компании «Самолёт» отправилась в путешествие. Писать этюды для «Бурлаков» Репину сразу же посоветовали в селе Ширяево, расположенном на правом берегу Волги, чуть выше Самары, где он и остановился на все лето в доме Ивана и Маланьи Алексеевых, знакомясь с местными, и расспрашивая их о жизни, чтобы узнать больше об интересующих его персонажах.

Привал бурлаков. Ещё один репинский эскиз
«По его [Репина] воспоминаниям установлено, как размещались в избе художники. На лавке у двери спал Репин, подкладывая цветную восточную ткань, привезенную для этюдов, - писала директор Самарского художественного музея А.Я. Басс. - Из окна сбоку хорошо видна Волга. Васильев устроился напротив, в переднем углу избы. Ночами он рисовал за столом при свете керосиновой лампы, а Репин, иногда просыпаясь, с восторгом следил, как рождались великолепные рисунки молодого талантливого художника, в которых передавались яркие впечатления прошедшего дня».

Впоследствии в своих записках Репин вспоминал, как в первый же день работы над этюдами его чуть было не побили местные крестьяне. Им сказали, что под горой сидит колдун, который переносит облик детей на бумагу, чтобы потом забрать их с собой в темное царство. Толпа немного успокоилась лишь после того, как художник предъявил собравшимся казенную бумагу из Петербурга. Однако умеющих читать среди них не оказалось. Тогда для знакомства с бумагой сельчане послали одного из парней за писарем, единственным здешним грамотеем.
«Мужик в красной рубахе, огромных размеров, нисколько не был похож на писаря – как есть бурлак… Ему передали мой паспорт. Он грамотно прочитал его, но, вероятно, быстрее, чем способно ухватить ухо простолюдина.
- А это что же за печать такая? – ткнул большим черным пальцем ближайший мужик в мой паспорт.
- А это: «Печать императорской академии художеств…», - прочел казенно писарь, поворачивая круг…
Эффект превзошел все мои ожидания. Толпа вдруг замерла и попятилась назад. Бойцы-верзилы стали инстинктивно прятаться друг за дружку…
- Императорская печать… императорская печать… слышь… ты? – как-то шуршало в толпе и, расходясь, таяло вместе с ней».
В итоге конфликт между Репиным и сельчанами завершился миром. Об этом в числе других эпизодов рассказывается в экспозиции Дома-музея Ильи Репина в Ширяево.


Его исследования нельзя назвать серьезными, в чем он сам признавался: «Должен сознаться откровенно, что меня нисколько не занимал вопрос быта и социального строя договоров бурлаков с хозяевами; я расспрашивал их, только чтобы придать некоторый серьез своему делу. Сказать правду, я даже рассеянно слушал какой-нибудь рассказ или подробность об их отношениях к хозяевам». Гораздо больше художника увлекал сам образ бурлака: «Вот этот, с которым я поравнялся и иду в ногу, — вот история, вот роман! Да что все романы и все истории перед этой фигурой! Боже, как дивно у него повязана тряпицей голова, как закурчавились волосы к шее, а главное — цвет его лица!» Так Репин описывал Канина — бурлака, расстриженного священника, с которым он познакомился на Волге. Его художник считал «вершиной бурлацкой эпопеи». Еще в записках Репина сохранились сведения о том, что портрет «коренника» бурлацкой упряжки он писал со здешнего сельчанина Ивана Канина. О сцене позирования мастер сообщал следующее: «Прицепив лямку к барке и влезши в нее грудью, он повис, опустив руки… Какое счастье, что Канин не вздумал сходить в баню или постричься, как бывало с некоторыми моделями… Он был извещен заранее и, как все серьезные люди, позировал серьезно: умело выносил непривычное положение и легко приспособлялся без помехи мне».


В общей сложности мастер проработал у подножия Жигулевских гор больше месяца. Многие сельчане не только приходили посмотреть, как он работает, но и сами соглашались позировать художнику. В губернскую столицу Илья Ефимович, по его рассказам, приезжал за продуктами и письмами: «В Самару мы ездили по очереди всякую неделю, за провизией, в магазин Санина, за письмами и т.п. По несколько часов приходилось ждать неаккуратно ходившие пароходы, подъезжать к нему на лодках, а к вечеру возвращаться в Ширяево таким же способом».

Портрет великого князя Владимира Александровича (Зарянко С. К., 1867)
Между тем, был человек, без которого, возможно, картина могла просто не состояться. 1870 г., Репин - студент Императорской Академии Художеств в Петербурге. Он приезжает из Нижнего Новгорода и приходит к своему начальнику Исеевy:
- A, Репин, вы oчeнь кcтaти являeтесь! Нa дняx я дoклaдывaл o вac Вeликoмy князю Bлaдимиру Aлeкcaндровичy, и oн oчeнь зaинтересовaн, нaдo нeпремeннo пoкaзaть eмy вaши paбoты. К зaвтремy жe устройтe в кoнференц-зaлe eмy вaши этюды, pисунки […] Oкoлo часу oн осмотpит, чтo вы пpивeзли.
Дело в том, что Великий князь Владимир Александрович был "товарищем президента", по нынешнему, заместителем главы Петербургской Академии художеств, президентом же была его тетушка, великая княгиня Мария Николаевна, сам же князь частенько навещал курируемое им заведение.
Прямо на полу были paзлoжены этюды, эcкизы и pисунки, пpивeзённыe c Волги. В нaзнaчeнное время, c aккуратностью часoв, вeликий князь пpиeзжает в Aкaдeмию худoжеств, узнаёт Репина из толпы студентов, внимательно осматривает его работы и мгновенно выделяет одну. Это небрежно написанный на картоне и незаконченный набросок к будущей картине про бурлаков.
- Вoт этoт сейчac жe нaчинaйтe oбpaбaтывaть для мeня.
Владимир Александрович из массы академических штудий, коими с избытком была переполнена опекаемая им Академия, безошибочно и точно выделил то, что составит одну из важных вех Российского искусства. Никому не известный студент получает заказ на картину, которое закончит в 1873 г., Великий князь Владимир Александрович заплатит за полотно три тысячи рублей - весьма немалую по тем временам сумму.

И. Репин. Бурлаки на Волге. Эскиз. Карандаш. 1870.
В 1870 г. Репин создал рисунок карандашом в размере 18,3×32,7 см. Этот эскиз сегодня находится в Третьяковской галерее в Москве (№ 11488). Из эскиза возникла первая версия в масле в формате 23,5×50,5 см (Третьяковка, № 708). В марте 1871 г. временная версия картины была выставлена в Санкт-Петербурге и награждена призом.

Репин, "Бурлаки, идущие вброд", 1872
Летом 1872 г. художник снова на Волге пишет этюды, делает композицию «Бурлаки, идущие вброд». Осенью приехавший из Москвы П. М. Третьяков посетил репинскую мастерскую. Он очень хочет иметь будущую картину в своей галерее и просит автора попробовать договориться с заказчиком. Быть представленным в коллекции Третьякова — большая честь для художника. Но польщенный Илья Ефимович оказался в трудном положении: из конторы князя ему уже выплатили значительный аванс, а сам Владимир Александрович находился в отъезде.

Наконец, в начале 1873 г. трехметровое полотно завершено и отправлено на выставку. Уже размер его поражал воображение. Никогда еще картина «бытового жанра» не возводилась в ранг эпического произведения, как бы приобретая права «исторической живописи».

Генрих Семирадский: Христос и грешница. 1873. Холст, масло
Картина была впервые выставлена в Санкт-Петербурге в марте 1873 г. на художественной выставке произведений живописи и скульптуры, предназначенных для отправки в Вену на Всемирную выставку. Выставка вызвала много печатных откликов, обсуждавших противостояние реалистической и академической живописи. Публика разделилась на «репинцев» и тех, кто предпочёл «Христа и блудницу», написанную в Риме академистом Семирадским. Академист Фёдор Бруни, например, разнёс «Бурлаков» как «величайшую профанацию искусства». Подлинную атаку повёл на произведение Репина консервативный публицист Алексей Суворин, усматрев на полотне «разные гражданские мотивы и худосочные идейки, перенесенные на полотно из газетных статеек… у которых реалисты почерпают свое вдохновение». Но к чести русской критики большинство статей сходилось на том, что картина Репина - выдающееся явление. Правда, не все рецензенты смогли разобраться в том действительно новом, что несла эта картина. Указывая на «богатство собранных им могучих типов», «Биржевые ведомости» отмечали «тяжелое чувство горя», которое возбуждает картина. О том же писалось в обстоятельной статье «Отечественных записок». Но, говоря о выразительности фигур, критик видит в картине лишь «трезвую правду жалкой действительности».

В то время, как Третьяков с нетерпением ожидал решения вопроса о картине, великий князь Владимир Александрович все еще находился в отъезде. Репин с гордостью уведомляет Павла Михайловича: «Картина моя на выставке оказалась колоритной; и от всех я слышу только лестные отзывы — публика толпится». Художник стремится утешить своего корреспондента: дело еще не решено, может быть, великий князь захочет купить что-то другое например, привезенное из Рима огромное полотно Г. Семирадского «Грешница». Но, вернувшись, наконец в Петербург, Владимир Александрович подтверждает свое намерение. Контора князя производит с Репиным окончательный расчет. Ни Репин, ни Третьяков, по-видимому, не могли себе представить, что столь народное по содержанию и «неакадемические» по форме произведение не только привлечет внимание великого князя, но без колебаний будет приобретено им.

Еще до водворения в княжеские покои полотно отправили в Вену на Всемирную выставку, где картина завоевала бронзовую медаль «За искусство». Там ее также встретили одни с восторгом, другие — с недоумением. Разразился даже настоящий скандал. Российский министр государственных имуществ Зеленой негодовал: «Ну, скажите, ради бога, какая нелегкая Вас дернула писать эту нелепую картину? Вы, должно быть, поляк?.. Ну кaк не стыдно - русский?!.. Да ведь этот допотопный способ транспортов мною уже сведен к нулю и скоро о нем не будет и помину! А вы пишете картину, везете ее на Всемирную выставку в Вену и, я думаю, мечтаете найти какого-нибудь глупца-богача, который приобретет себе этих горилл, наших лапотников». Говоря современным языком: "фальсифицируете Вы, Илья Ефимович, историю. Нет у нас таких пережитков, потому как докладывают, у нас - сплошная модернизация, паровозы и пароходы". Да уж. По прошествии 50 (!) с лишним лет после появления пароходов в Волжском бассейне! Картина «Бурлаки на Волге» была написана в то время, когда пароходы пришли на смену парусным лодкам-расшивам, и необходимость в бурлацком труде практически пропала, и соответственно тема картины скорее всего не была бы актуальной, если бы действие разворачивалось бы не в России.

Далее министр обращаетcя к Боголюбову, кoторомy, кaк, заслуженному профессору, поручено былo Академией художеств наaблюдeниe за пенсионерами-живописцами, - Хоть бы вы им внушили, этим господам нашим пенсионерам, чтобы, будучи обеспечены cвoим правительством, oни были бы патриотичнее и неe выставляли бы отрёпанные онучи напоказ Европe на всемирных выставкаx…" Зеленой не знал, а получившему нагоняй Репину говорить об этом было неудобно, что картинa писалась по заказy Великого князя Владимира Александровича и принадлежит емy лично.


Скорее всего, министр не знал и того, что бурлацкий труд до середины XIX в. массовым порядком применялся в той же Австро-Венгрии для буксировки барж по болотистым равниным рекам. Занимались этой очень тяжелой работой каторжники, и назначали на нее изрядных преступников, которых раньше, до отмены в империи смертной казни, обязательно бы повесили. А в Венгерской национальной галерее в Будапеште выставлена картина бытописателя деревенской жизни Лайоша Деак-Эбнера (Lajos Deák-Ébner) (1850-1934), датированная 1878 г. На картине изображены две женщины-крестьянки. Впрягшись в лямку и выбиваясь из сил, они подтягивают к берегу плот (на котором, кстати, стоит мужчина). Такая вот женская доля, впору бы Н.А.Некрасову над ней потужить!

Жак Вийон The Haulers 1907 г
Lando Landozzi Il battelliere. 1931 г.
Бурлаки. Нидерланды. Фото, предположительно, довоенное
Впрочем, бурлаки в Европе были и позже. В Западной Европе (например, в Бельгии, Нидерландах и Франции, а также в Италии) передвижение речных судов с помощью живой силы и тягловых животных сохранялось до 30-ых годов XX в…


Великий князь Владимир Александрович, не только одобрительно отзывался о работе художника, но даже приобрел ее для личной коллекции за 3000 рублей, который повесил её в бильярдной комнате Владимирского дворца: "Надо правдy сказать, что великомy князю картина эта искренне нравилась. Он любил объяснять отдельные характеры на картине: и расстригy попа Канина, и солдата Зотова, и нижегородского бойца, и нетерпеливого мальчишкy — yмнее всех своих старших товарищей; всех их знал великий князь, и я слышал собственными yшами, с каким интересом он объяснял все до самых последних намеков даже в пейзаже и фоне картины" (И. Е. Репин «Далёкое близкое»). Однако, после этого полотно оказалось закрытым для широкой публики. Впрочем, как показывают архивные документы, полотно постоянно покидало дворец великого князя, переезжая в здание Академии художеств. Здесь ее копировали ученики и начинающие живописцы, неизменно находя поддержку со стороны вице-президента. В этой практике сказалось не только личное отношение Владимира Александровича к произведению, но и отразилась политика Академии. Более того, пристрастие великого князя к «Бурлакам» имело положительное значение для истории Русского музея: навсегда оставшись в Петербурге — Петрограде, картина в конце концов оказалась в этом крупнейшем собрании страны.

Картина И.Е.Репина вызвала восторг и членов царской семьи. И последующие заказы, которые обеспечили художнику безбедную жизнь и звание академика. Например, царь Александр III купил картину "Садко", а большую парадную картину "Заседание Государственного совета" тоже заказали Репину. Такому либерализму немало удивлялись поклонники художника, видевшие в "Бурлаках" главным образом обличение власти.

Художники Стасов и Крамской приняли полотно восторженно, как подлинный триумф национального гения. «Репин, - писал Стасов, - явился теперь с картиною, с которой едва ли в состоянии померяться многое из того, что создано русским искусством. Репин-реалист, как Гоголь, и столько же, как он, глубоко национален. Со смелостью, у нас беспримерною, он… окунулся с головой во всю глубину народной жизни, народных интересов, народной щемящей действительности». И Стасов предвещает молодому художнику самую блестящую художественную будущность. Хвалили и все те, кто позднее станет передвижником. Силу народную почувствовал в картине и молодой Владимир Короленко. Думая о Волжской вольнице, он рядом с такими явлениями, как Стенька Разин и Емельян Пугачев, ставит и «Бурлаков» Репина. Сделав тушью копию с гравюры этой картины, он повесил ее на стене своей петербургской комнаты.

После Венской выставки, открытой в мае 1873 г., и Парижской всемирной выставки 1878 г. о картине заговорили в Европе. «Картина Репина на всей выставке одна из очень немногих вещей, соединяющих в себе глубокую жизненную правду с широтою мысли», - пишет один из корреспондентов немецкой газеты «Ausburger Allgemeine Zeitung». Автор приходит к выводу, что произведение искусства может будить совесть, будить мысль и чувство. «Превосходно выполнены «Бурлаки на Волге»… - типы мужиков переданы с величайшим совершенством», - вторит ему автор статьи в венской «Presse» от 3 августа 1873 г. Известный художественный критик Фридрих Пехт, заканчивая свою статью, пишет: «Во всем художественном отделе нет другой столь солнечной картины!» Проходит несколько лет, а картина Репина продолжает оставаться одним из самых ярких явлений в русской живописи. Интересны воспоминания А.Бенуа о том, как он, восьмилетний мальчик, впервые увидел «Бурлаков». Воспитанный в семье, где все дышало искусством, приобщившись с детства к музеям и выставкам, Бенуа, увидев «Бурлаков», был потрясен картиной. «Я благодаря ей, - писал он впоследствии, - познал, что картина вообще может нравиться чем-то таким, что не есть миловидность лиц, блеск костюмов, привлекательность пейзажного мотива… что она может нравиться всем своим существом как органически связанное целое, как вещь, имеющая свою внутреннюю подлинную жизнь».

Когда Достоевский увидел эту картину Ильи Репина, он очень обрадовался, что художник не вложил в нее никакого социального протеста. В своём «Дневнике писателя» Фёдор Михайлович проанализировал картину Репина и высказался о ней как о подлинном торжестве правды в искусстве: «…бурлаки, настоящие бурлаки и более ничего. Ни один из них не кричит с картины зрителю: „Посмотри, как я несчастен и до какой степени ты задолжал народу!“ И уж это одно можно поставить в величайшую заслугу художнику. Славные, знакомые фигуры: два передовые бурлака почти смеются, по крайней мере, вовсе не плачут и уж отнюдь не думают о социальном своем положении. Солдатик хитрит и фальшивит, хочет набить трубочку. Мальчишка серьезничает, кричит, даже ссорится — удивительная фигура, почти лучшая в картине и равна по замыслу с самым задним бурлаком, понуренным мужичонкой, плетущимся особо, которого даже и лица не видно… Ведь нельзя не полюбить их, этих беззащитных, нельзя уйти, их не полюбя. Нельзя не подумать, что должен, действительно должен народу… Ведь эта бурлацкая „партия“ будет сниться потом, через пятнадцать лет вспомнится! А не были бы они так натуральны, невинны и просты — не производили бы такого впечатления и не составили бы такой картины».


Достоевский не мог даже представить, сколько банальностей еще будет сказано об этой картине и каким бесценным документом она будет теперь для тех, кто захочет понять организацию труда бурлаков. О чем же рассказывает картина Ильи Репина «Бурлаки на Волге»?

1. Бичевник
Истоптанная прибрежная полоса, по которой ходили бурлаки. Император Павел запретил здесь строить заборы и здания, но этим и ограничился. Ни кусты, ни камни, ни топкие места с пути бурлаков не устраняли, так что написанное Репиным место можно считать идеальным участком дороги, который можно назвать исключением из правил. На переднем плане перед бурлаками изображена старая морда для ловли рыбы с привязанным грузилом-камнем, валяющаяся на берегу…

"… Медленно движутся навстречу берега Волги, — левый, весь облитый солнцем, стелется вдоль до края небес, как пышный, зеленый ковер, а правый взмахнул к небу кручи свои, поросшие лесом, и замер в суровом покое. Между ними величаво простерлась широкогрудая река; бесшумно, торжественно и неторопливо текут ее воды; горный берег отражается в них черной тенью, а с левой стороны ее украшают золотом и зеленым бархатом песчаные каймы отмелей, широкие луга", писал волжский буревестник - Максим Горький. Для средней Волги характерны три основных типа берегов. Справа, возвышаются незатопляемые ни при каких уровнях воды древнее берега, спускающиеся к реке крутыми скатами; иногда, на повороте, такой берег вдается в реку Волгу, образуя утес. Слева преобладают чрезвычайно пологие, постепенно возвышающиеся к низкой луговой пойме песчаные берега, чередующиеся с "ярами - обрывистыми, почти отвесными откосами, глинистыми, песчанно - глинистыми; в некоторых местах они достигают значительной высоты. Причина этого в том, что Волга течет в меридиональном направлении и на ее течение действует "сила Кориолиса", подмывающая правый берег.

А вот теперь давайте посмотрим на карту и прикинем, как пришлось бы тащить расшиву бурлакам вверх из Астрахани в Нижний Новгород на торговую ярмарку?! Левым берегом идти неудобно, хотя он и пологий, именно из-за той же "кориолисовой силы", а правым — просто невозможно, так как обрывы там подходят практически вплотную к берегу, который к тому же зарос кустарником. И как же они тогда шли? Особенно если учесть, что на картине Репина они идут как раз по правому берегу! И.А. Шубин в своей монографии "Волга и волжское судоходство", изданной в СССР в 1927 г., утверждает, что в XIX в. труд бурлаков выглядел так: на баржах устанавливали большой барабан с намотанным на него тросом, к которому цеплялись три якоря. Движение начиналось с того, что люди садились в лодку, забирали с собой конец каната с якорем и плыли вверх по течению, а якорь бросали. Потом другой, третий, до тех пор, пока им каната хватало. А тут уж и бурлакам приходилось браться за работу. Подходили они к этому канату, цеплялись за него своими чалками и шли от носа на корму, выбирая канат, а там, на корме, его наматывали на барабан. Получалось, что шли они назад, а палуба у них под ногами проходила вперед. Потом они опять бежали на нос баржи, и все это повторялось. Вот так баржа и плыла вверх по течению до самого первого якоря, который потом поднимали, а после и второй, и третий. То есть поочередно их все время и ставили, и поднимали, так что баржа как бы сама собой по канату ползла против течения. Понятно, что это был труд нелегкий, но не такой, чтобы люди от него падали! По берегу же тянуть приходилось лишь тогда, когда судно садилось на мель. То есть изображенный Репиным эпизод – единичный случай. Скорее всего, автору захотелось единичное явление сделать массовым, и поскольку он был талантлив, то это ему вполне удалось. В то время мода такая была у русской интеллигенции, и Илья Ефимович был отнюдь не одинок в том, чтобы представить его страдания "пожалостливее"!


2. Шишка — бригадир бурлаков
Им становился ловкий, сильный и опытный человек, знавший много песен. В артели, которую запечатлел Репин, шишкой был поп-расстрига Канин (сохранились наброски, где художник указал имена некоторых персонажей). Бригадир чалился, то есть крепил свою лямку, впереди всех и задавал ритм движения. Каждый шаг бурлаки делали синхронно с правой ноги, затем подтягивая левую. От этого вся артель на ходу покачивалась. Если кто-то сбивался с шага, люди сталкивались плечами, и шишка давал команду «сено — солома», возобновляя движение в ногу. Чтобы поддерживать ритм на узких тропинках над обрывами, от бригадира требовалось большое умение.


3. Подшишельные — ближайшие помощники шишки
По левую руку от Канина идет Илька-моряк — артельный староста, закупавший провиант и выдававший бурлакам их жалованье. Во времена Репина оно было небольшое — 30 копеек в день. Столько, например, стоило пересечь на извозчике всю Москву, проехав со Знаменки в Лефортово. За спинами подшишельных чалились нуждавшиеся в особом контроле.


4. «Кабальные»
«Кабальные», как этот человек с трубкой, еще в начале пути успевали промотать жалованье за весь рейс. Будучи в долгу перед артелью, они работали за харчи и не особо старались.


5. Кашевар Ларька
Кашеваром, на обязанности которого лежало приготовление бурлакам пищи, и сокольным старостой (то есть ответственным за чистоту гальюна на корабле) был самый молодой из бурлаков, обыкновенно мальчик 11-12 лет. В данной бригаде - это деревенский парень Ларька, испытывавший на себе настоящую дедовщину. Считая свои обязанности более чем достаточными, Ларька порой скандалил и демонстративно отказывался тянуть лямку.

Отдыхающие бурлаки
Бурлацкая доля – тяжелая, требующая хорошее калорийное питание. Всякая артель бурлацкая при найме на работу сговаривалась о харчах. И за такой труд в день им обычно давали: хлеба уж не меньше, чем по два фунта, мяса по полфунта, а рыбы — сколько съедят(!), да к тому же еще сколько-то масла, сахара, соли, чаю, табака, крупы — все-все оговаривалось. Отдельно на палубе ставилась бочка с красной икрой — у кого желание было — тот мог подойти, горбушку хлеба от своей доли отрезать и ложками сколь хочешь есть. После обеда всегда спали, работать было грех. На первое бу бурлаков обычно были мясные суп или щи, уха, или, в крайнем случае, юшка - сваренное жидко пшено, сдобренное льняным маслом. А на второе – каша. Для судовладельца и сопровождавшего свой груз купца кашу готовили отдельно. Крупу засыпали в холщовый мешочек и варили в котле с супом. Каша получалась наваристой, на мясном бульоне. Мясо в еде присутствовало обязательно. Попробуй потянуть многотонное судно на голодный желудок. Но к концу дня все калории расходовались на бурлацкую лямку. Давайте пофантазируем, какой могла бы быть бурлацкая, например, шурпа. Кашеварить назначали самого молодого бурлака, это была его дополнительная нагрузка во время ночных стоянок, когда не было попутного ветра, а при попутном шли под парусом и днем и ночью. В это время готовили на борту. Для этого делали деревянный ящик с землей или песком, и уже на нем разводили костер. Интересовались, что готовят на судах заморских восточных купцов, возможно пробовали готовить их блюда – например шурпу. Только подстраивая рецепт под себя. Заморские помидоры и перец – это не для мужика. Только местные овощи, да весенняя зелень, которая в избытке росла возле бичевой тропы – молодая крапива и щавель.

Вот такая рыбка ловилась в реке Волга еще в 1924г.
Уха бурлацкая
рыба мелкая (ерши, окуни) - 150 г
пищевые отходы налима и судака - по 60 г
картофель - 150 г
лук репчатый - 25 г
корень петрушки - 5 г
масло сливочное - 5 г
зелень - по вкусу
перец черный горошком - по вкусу
лавровый лист - по вкусу
соль.

Бульон, сваренный из мелкой рыбы и пищевых отходов налима и судака, процедить, положить в него целые клубни очищенного картофеля, очищенные головки репчатого лука, петрушку и варить 20-25 минут.
За 10-15 минут до окончания варки добавить куски рыбы, перец, лавровый лист, соль, сливочное масло.
Подавать уху с кусками рыбы, картофелем, луком и зеленью.

Уха бурлацкая
Очистите 400 г мелкой речной рыбы, хорошо промойте, залейте холодной водой и варите в течение 30-40 мин.
Готовый отвар процедите, добавьте головку лука и проварите 20-25 мин.
Затем в уху положите крупные куски рыбы, лавровый лист, черный перец горошком, соль и варите при слабом кипении до готовности рыбы 15-20 мин.
Подайте бурлацкую уху с кусочком рыбы и мелко нарезанной зеленью.

Уха бурлацкая в горшке.
В кипящий бульон из мелочи и отходов рыбы кладут целые мелкие клубни очищенного картофеля, небольшие головки лука-сеянца и варят. Когда уха будет «на подходе», добавить перец, лавровый лист и посолить. В глиняный горшок положить куски сваренной рыбы, сливочное масло, залить и довести до кипения. Перед тем, как подавать (прямо в горшочках) на стол, посыпать измельченной зеленью.
На 400 г бульона — 70 г рыбы, 100 г картофеля, лук, масло, зелень, специи.

Шурпа бурлацкая

Ребра свиные (с мякотью) — 1 кг
Баранина (ребра) — 1 г
Картофель — 12 шт
Морковь — 6 шт
Лук репчатый — 5 шт
Пшено (Мистраль в пакетиках) — 2 стак.
Крупа гречневая (Мистраль в пакетиках) — 2 стак.
Специи (перец, сумах, зира) — 3 ч. л.
Крапива (молодая) — 300 г
Щавель — 1 пуч.
Жир (курдючный) — 500 г

Режем ребра бараньи (для вкуса) и свиные (для нажористости). Овощи чистим и режем немелкими кусками.
На каждой даче найдется уголок, где проросла крапива. Нарвем пучок (в перчатках!) и помоем в теплой воде вместе со щавелем. После воды крапива перестанет стрекаться.
Нагреваем казан, выкладываем курдючный жир и вытапливаем его. Шкварки откидываем.
В горячий жир выкладываем ребра и срезанную свиную мякоть с ребер. Обжариваем до "солнечного" оттенка.
Добавляем лук и морковь, обжариваем помешивая минут 20.
Солим, засыпаем специи. Откуда у бурлаков специи? Да помогли снять с мели судно заморского купца - вот ему и пришлось отсыпать ватаге товара для ярмарки. Ведь севшее на мель судно хорошая добыча для речных разбойников-ушкуйников.
Закладываем картофель и заливаем всё горячей водой, чтобы покрыло на 2 пальца. Закрываем крышкой и варим час помешивая.
Закладываем пакетики с пшеном, минут через 10 пакетики с гречкой,. Время приготовления у них разное. Крупы можно брать любые, мы выбрали исконно русские, ведь бурлаки то русские. Время варки увеличиваем в 1,5- 2 раза от указанных на коробке, ведь варим не в чистой воде а в насыщенном густом бульоне. Крупа будет вбирать воду, держим наготове чайник с горячей водой. Подливаем, чтобы пакеты были полностью покрыты водой. В итоге они должны разбухнуть как подушечки.
За 10 минут до конца закладываем резаные листья крапивы и щавеля. Этого добра на заливных лугах у реки полно наросло. Да и витамины. Крапива придает консистенции шурпы некую бархатистость.
Снимаем казан с огня, даем настояться 10 минут. Вынимаем пакетики с крупами, это удобно делать вилкой за петельки.
Крупа получается наваристая, пропитана мясным ароматом шурпы. Её можно есть вместе с шурпой, можно часть отложить на потом. Я люблю положить в шурпу кучку пшена и кучку гречки, и ложкой миксовать по вкусу.

Впрочем, как пишет Н. Боголюбов: "Пища бурлаков редко бывает хозяйская. Судохозяева избегают ряды на их харчах; бурлак редко бывает доволен, как его ни корми. По этому, при договорах их рядят на бурлацком продовольствии; в таком случай бурлаки выбирают из своей среды артельщика и строго следят за его действиями, ибо редкий артельщик не норовит обчесть бурлака или закупкой дурной провизии, либо обмером или обвесом. С плутами у них короткая расправа, они требуют от хозяина заработанные им деньги и пополняют недочет, а при случай отпотчуют и потасовкой. Если же артельщик ведет дело добросовестно, то при окончании плавания бурлаки дарят ему рубль и два на лапти. Едят они три раза в день, завтракают, обедают и ужинают. Утром едят мясо, по большей части похлебку с солониной, в обед саламату или кашу с примесью мяса, в ужин тоже похлебка с мясом. Бывало, когда противные ветры замедляли ход судна и бурлаки выходили из расчета, запас мяса истощался, в таком случае они продовольствовались мурой — род похлебки из пшена, водки и соли. Для варки кушанья они держат кашевара, обыкновенно мальчишку лёт 14-15, который удовлетворяет их незатейливым вкусам и успевает изготовить пищу ко времени, хотя бы их было 100 человек. Любопытно смотреть на порядок в артели: мясо крошится на куски; вокруг огромной деревянной чашки садится человек 8-10, между которыми один непременно наблюдает за тем, чтобы ни кто из возседящих не захватил лишнего куска. Если бы случилось, что словивший два куска не скинул лишний обратно, — немедленный удар ложкой по лбу напоминает ему об условии равенства между товарищами; по этому во время еды, соблюдается удивительный порядок и мерное опускание ложек, одновременное прихлебывание и прикусывание хлеба поразительны" ([1]).

Что и говорить, бурлацкий труд был нелёгок, а рацион - скуден. Кормили рабочих однообразно, разносолами не баловали. День начинался кашей, а заканчивался варёной полбой - так называли один из видов пшеницы. Обед чаще всего состоял из ингредиентов, которые на жаре могли долго не портиться - это квас и вяленая рыба. Само по себе сочетание воблы и кваса трудно назвать гармоничным, но особого выбора у бурлаков не было. Состояние зубов у большинства мужиков оставляло желать лучшего, и потому, дабы не голодать, им приходилось размачивать сушёную рыбу в квасе. Позже в такую незамысловатую похлёбку стали добавлять доступные овощи: зелень, репу, редиску, печёный картофель, огурцы и другие овощи. Подобное крошево оправдывало себя - здесь были и витамины, и острый квас, утолявший жажду, и какие-никакие белки и жиры, содержащиеся в вяленой рыбе. Так сформировался принцип приготовления современной окрошки, подразумевающий 4 обязательных компонента: жидкую основу, овощи, сытную заправку и зелень.

Кстати, мало кто задумывается, но у слова «крошево» есть в русском языке и «офранцуженный» синоним. Речь идет о «мурцовке». Слово, получившее в середине XX века, какое-то очень простонародное (граничащее с арго) звучание, на самом деле происходит от французского «morceaux» (pl. кусочки). Словари дают примерно следующее определение: «Мурцовка – тюря, разновидность простонародной пищи: накрошенный в воду или квас черный хлеб, иногда с добавкой растительного масла и зеленого лука». Мурцовка считалась, кстати, бурлацкой едой. В большую артельную чашку крошили зачерствевший хлеб, лук, сильно солили и заливали водой, ели из общей чашки деревянными ложками. При этом нужно понимать, что мурцовка – это не конкретный рецепт какого-то блюда, а лишь описательная категория, куда могли входить и похлебки из кваса, пива, просто на воде, вине и более крепких напитках. Описанная Василием Шукшиным деревенская сцена поедания ложкой хлебной тюри на водке – это, ведь, тоже мурцовка (хоть и очень специфическая).

Тю́ря — традиционное русское жидкое холодное блюдо, представляющее собой непременно только черный хлеб или сухари, корки, покрошенные рукой (а не нарезанные ножом) в миску или кружку с водой с солью и сдобренные небольшим количеством постного масла; хлебная окрошка на квасе или рассоле из-под солений. Также основой для тюри может служить молоко (детское блюдо). В тюрю можно добавить мелко порезанные либо протертые овощи (хрен, квашеную капусту, свёклу, вареный картофель и т.д.), зелёный или репчатый лук и другую зелень. Одним словом – огромное количество вариантов, которые хороши тем, что думать особо не приходится: что под рукой сегодня в доме есть, то и кладем, на том и спасибо, на том и - Слава Богу, как говорится. Употребляется сразу по приготовлении, впрок тюрю не готовят. Вплоть до XIX века эта дешёвая, быстрая (готовится без помощи огня), простая, хотя и калорийная пища была каждодневным блюдом в деревенских семьях и считалась пищей бедняков. Современная тюря служит своего рода жидкой закуской, готовится обычно летом, в жаркие дни. Из современных рецептов для любителей экстравагантных блюд подойдет лучше всего вот такой рецепт: черные сухари перемешиваются с резаным луком и квашеной капустой. Добавляется оливковое масло и рюмка кагора или немного коньяка. Заливается квасом не более чем до уровня сухарей. Если нальёте много кваса, ложка стоймя уже не будет стоять в кастрюле, а это означает: тюря перестала называться тюрей, это будет уже мурцовка. И грош - цена вам, как серьёзному кулинару, владеющему патентованными рецептами. Родство тюри и окрошки очевидно. Собственно, и Владимир Даль в своем словаре останавливается на нем.

Стоит упомянуть и черепенник. Черепенник – еда полезная в любой ситуации. Чёрные сухари заливаются кипятком в чайной чашке, которую накрывают блюдцем. Это – суть черепенника. В дальнейшем процесс обретает чисто индивидуальные черты: кто-то любит попарить до полного превращения сухарей в кашу, у кого-то есть склонность и возможность положить сахарный песок и вкушать почти сразу, когда сердцевина сухаря еще похрустывает… Тюря, черепенник и мурцовка – это три родственных блюда, которые по своей сути мало отличаются друг от друга. Их главные ингредиенты – хлеб и вода. Различия лишь в способе приготовления, привычках, а иногда эти отличия носят лишь языковой областной характер. Скажем, в словаре Великорусского языка Владимира Даля записано: «Черепяники, черепенники м. мн. гречичники, гречневики, столбцы, пряженное в постном масле тесто, в виде стопок; печется в черепушках». Но во Владимирской области черепенниками называли не только гречишники в черепушках, а пареный ржаной хлеб в любой ёмкости, сдобренный солью или сахаром.


Волжский квас (Д.А.Королев "Русский квас")
2 кг дробленного ячменного солода,
300 г муки из ячменного солода,
4,5 кг ячменной муки,
2 кг ржаной муки,
2 кг ржаных сухарей,
0,5 стакана жидких дрожжей.

Хлебные продукты без ячменного солода замешивают в горячей воде, Тщательно промешав тесто, закладывают его в эмалированную посуду и ставят для упаривания на 6 ч в истопленную печь или духовку. Затем тесто выкладывают в настойный чан, добавляют ячменный солод, разведенный в теплой воде, промешивают, выдерживают 20-30 мин. Затем разводят 18-20 л теплой кипяченой воды, снова хорошо размешивают, накрывают и выдерживают под крышкой в тепле в течение 12-15 ч. После этого квасное сусло вместе с гущей переливают в кадку или бочонок, добавляют дрожжи и незакупоренный бочонок выносят на трое суток для сбраживания в холодном месте (ледник или погреб). После сбраживания квас готов к употреблению. Хранят его в кувшинах на холоде.
Выход кваса около 14 л.

А вот еще одно блюдо. Не знаю, едали ли подобные разносолы бурлаки, но называется оно
ЗРАЗЫ РЫБНЫЕ ПО-БУРЛАЦКИ
Чистое филе (судак, щука, морской окунь, треска) без кожи и костей нарезать ломтиками толщиной 1 см и слегка отбить тяпкой. Посолить, поперчить и на середину каждого из них положить фарш, свернуть зразы трубочкой, уложить в сковородку швом вниз, добавить немного рыбного бульона, закрыть крышкой и тушить на медленном огне до готовности. При подаче готовые зразы полить соусом, украсить свежей зеленью.
Приготовление фарша: мелко нарезанные белые грибы спассеровать с мелко нарубленной зеленью петрушки, мелко нарезанным репчатым луком, посолить, поперчить, добавить немного воды и тщательно размешать.
Состав: рыба — 1 кг, растительное масло — 40 г, соус «Польский» — 250 г, соль, перец по вкусу.
для фарша: белые грибы — 150 г, зелень, репчатый лук — 30 г, соль, перец, вода.

Балык по-астрахански
Говорят этот рецепт придуман астраханскими рыболовными артелями.
Из жереха, сазана или сома можно приготовить превосходный балык. Для начала рыбу нужно разделать, т.е. удалить голову, плавники, все кости и чешую.
Затем мясо необходимо засолить (по желанию добавить приправы) на 3-5 часов. После засолки оно тщательно вымывается в воде и сушится на свежем воздухе в течение 5 часов.
По истечению этого времени продукт уже готов к употреблению. В зависимости от того, что хочется получить, можно либо продолжить сушку, либо перейти к копчению. Мы делали и так, и так. Для копчения требуется специальная коптильня, куда балык помещается от 1 до 2 суток.

Но вернемся к разбору картины Репина.


6. «Халтурщики»
В каждой артели попадались и просто нерадивые, как этот человек с кисетом. При случае они были не прочь переложить часть ноши на плечи других.


7. «Надзиратель»
Сзади шли самые добросовестные бурлаки, понукавшие халтурщиков.


8. Косный или косной
Обыкновенно в хвосте лямки, замыкая движение, шло двое косных, которые должны были следить, чтобы бичева не цеплялась за камни и кусты на берегу, «ссаривать» (сбрасывать) бичеву с деревьев и вообще устранять преграды, встречаемые бичевой на пути. Косный обычно глядел под ноги и чалился особняком, чтобы иметь возможность идти в собственном ритме. В косные выбирали опытных, но больных или слабых.


9-10. Расшива и флаг
Вид барки. На таких возили вверх по Волге эльтонскую соль, каспийскую рыбу и тюлений жир, уральское железо и персидские товары (хлопок, шелк, рис, сухофрукты). Артель набиралась по весу груженого судна из расчета примерно 250 пудов на человека. Груз, который тянут вверх по реке 11 бурлаков, весит не менее 40 тонн.
К порядку полос на флаге относились не слишком внимательно, и часто поднимали вверх ногами, как здесь. Флаг укреплён неправильно по небрежности, а художник просто зафиксировал этот факт, не придавая ему никакого другого, скрытого смысла. С другой стороны, в морском деле перевёрнутый флаг означает сигнал бедствия. Это вполне возможно, так как судя по всему судно село на мель.

На реке. Ветреный день. Ф.А. Васильев. 1869
См. также на картинах близкого периода: перевернутый флаг, когда у судна проблема с парусом на картине Ф.А. Васильева «На реке. Ветреный день». Также в левой части картины у судна сине-бело-красный флаг (верная последовательность).


11 и 13. Лоцман и водолив
Лоцман («дядя» или «букашник» – на народном языке) — человек на руле, фактически капитан корабля, на обязанности которого лежало управление судном во время пути. Он должен был обладать большой опытностью и искусством и в совершенстве знать фарватер реки, чтобы не посадить судно на мель. Он давал указания бурлакам и производил маневры как рулем, так и блоками, регулирующими длину бичевы Потому он и зарабатывал больше всей артели, вместе взятой. На картине расшива делает поворот, обходя мель.
Из всей артели выделялся водолив, начальник над бурлаками, представитель на судне хозяина товара (кладчика), руководивший от его имени, следивший за сохранностью товара и несший за него материальную ответственность при погрузке и разгрузке; у него хранились документы рабочих и деньги на харчи бурлакам; он должен был, сверх того, быть плотником, чтобы конопатить и делать на судне починки, если таковые понадобятся. По договору он не имеет права покидать расшиву во время рейса.


12 и 14. Бичева и парус
Бичева — трос, к которому чалятся бурлаки. Пока барку вели вдоль крутояра, то есть у самого берега, бичева была вытравлена метров на 30. Но вот лоцман ослабил ее, расшива отходит от берега. Через минуту бичева натянется как струна и бурлакам придется сначала сдержать инерцию судна, а потом тянуть изо всех сил.

В этот момент шишка затянет запевку:

Вот пошли да повели,
Правой-левой заступили.
Ой раз, еще раз,
Еще разик, еще раз…


и так до тех пор, пока артель не войдет в ритм и не двинется вперед.

Как правило, песни пелись для синхронизации и координации сил бурлацкой артели в один из самых напряжённых моментов: страгивании расшивы с места после подъёма якоря. Указывают, что когда расшива загружалась камнем, случались моменты, когда осадка судна увеличивалась и судно плотно садилось на дно. Тогда бурлаки срубали огромную сосну, стаскивали её в реку Волгу и цепью к ней привязывали расшиву. Именно об этом моменте и поётся в песне "Дубинушка". Ветки огромной сосны распирались быстрым течением и сосна стаскивала расшиву с мелководья.


Дубина-дубинушка…

Запевала
Дубина, дубинушка,
Дубина зеленая,
Зеленая, подернем!

Хор
Подернем!
Подернем!
Вот пошла! Пошла!
Сама пошла, сама пошла!

Запевала
Ой люли! Ой люли!
Барка стала на мели.
Вот подернем!

Хор
Подернем!
Подернем!
Вот пошла! Пошла!
Сама пошла, сама пошла!

Запевала
Эх да на речке, на лугу ли,
Эх да потянем, потянули,
А ну подернем!

Хор
Подернем!
Подернем!
Вот пошла! Пошла!
Сама пошла, сама пошла!

Запевала
Эх да тяни, тяни до поту,
Грош надбавят за работу.
А вот подернем!

Хор
Подернем!
Подернем!
Вот пошла! Пошла!
Сама пошла, сама пошла!


А вот еще вариант

Барка

Ой, ребята, плохо дело!
Наша барка на мель села —

Ой, дубинушка, ухнем!
Ой, зеленая, сама пойдет!

Белый царь наш — кормщик пьяный,
Он завел нас на мель прямо.

Ой… и т. д.

Шли теченью мы навстречу –
Понатерли лямкой плечи.

Ой… и т. д.

Жгло нас солнцем полудённым,
Секло дождичком студёным.

Ой… и т. д.

Ой, сидела барка грузно,
И вести было натужно!

Ой… и т. д.

Господа на ней сидели,
Веселились, песни пели.

Ой… и т. д.

Силы нашей не жалели,
Всё скорей велели.

Ой… и т. д.

Они били нас дубиной,
А кормили нас мякиной.

Ой… и т. д.

Нашей баркой заправляли, -
Нам же пикнуть не давали.

Ой… и т. д.

От такого управленья
Стала барка без движенья.

Ой… и т. д.

Из-за глупости дворянской
Не стоять барке крестьянской.

Ой… и т. д.

Чтоб придать ей снова ходу —
Покидаем бар мы в воду!

Ой… и т. д.

Чтобы барка шла вернее —
Надо лоцмана в три шеи!

Ой… и т. д.

И тогда охотно, смело
Снова примемся за дело!

Ой, дубинушка, ухнем!
Ой, зеленая, сама пойдет!


Клеменц/Синегуб 1873

Все бурлацкие песни выдерживались в определенном ритме размеренного шага лямочника. И странное дело, даже веселые, они звучали с оттенком печали. Была в напевности их тоска безысходная. В разудалый мотив врывалась грусть, нет-нет да и скользнет то поворотом мелодии, то словом горьким, то концом неожиданно печальным и скорбным.


Кстати, упорно считается, что своих бурлаков Репин написал как иллюстрацию к стихотворению Николая Алексеевича Некрасова, детство которого прошло в деревне Грешнево (сейчас село в сельском поселении Красный Профинтерн Некрасовского района Ярославской области ), расположенной на левом берегу реки Волги, в 20 км от Ярославля:

Выдь на Волгу: чей стон раздается
Над великою русской рекой?
Этот стон у нас песней зовется,
То бурлаки идут бечевой!..


Правда в том, что Репин, когда впервые увидел бурлаков на Неве в Усть-Ижоре и даже когда работал над полотном, не знал этого стихотворения: "Стыдно признаться, но я прочитал эти некрасовские строки года через два только после поездки на Волгу". И тут же художник раскритиковал поэта: "Разве может бурлак петь на ходу под лямкой? Ведь лямка тянет назад, того и гляди, оступишься или о корни споткнёшься. А главное, у них всегда лица злые, бледные: его глаз не выдержишь, отвернёшься, - никакого расположения петь я у них не встречал, даже вечером перед кострами с котелком угрюмость и злоба заедали их". Выходит, что хит своего времени, песню "Дубинушка", упорно привязываемую к работе бурлака, по словам свидетеля-Репина, досконально изучившего бурлацкий быт, они не вообще не пели. Даже на бис.

Деталь деревянной резьбы c изображением фараонки
15. Резьба на расшиве
С XVI века волжские расшивы было принято украшать затейливой резьбой. Считалось, что она помогает кораблю подняться против течения. Лучшие в стране специалисты по топорной работе занимались именно расшивами. На бортах имелась глухая резьба по дереву с изображением так называемых фараонок, иногда и надпись "Бог - моя надежда", а на корме - фамилия хозяина. На клотике мачты ставился флюгер с изображением Георгия-победоносца.

Когда в 1870-е годы пароходы (изображен на заднем плане картины справа, как символ прогресса, никак не доходящего до простых людей в России) вытеснили с реки деревянные барки, мастера разбрелись в поисках заработка, и в деревянном зодчестве Средней России наступила тридцатилетняя эпоха великолепных резных наличников. Позднее резьба, требующая высокой квалификации, уступила место более примитивному выпиливанию по трафарету.


Тяжело ли было бурлакам? Сотрудник Института прикладной физики Российской Академии наук (ИПФ РАН, Нижний Новгород) С.А.Волохов задался задачей определения зависимости физической нагрузки, приходящейся на каждого бурлака, от скорости течения Волги. Наиболее активно бурлаки работали на участке от Рыбинска до Астрахани протяженностью 2645 км.

Репин показывает ватагу бурлаков (11 человек), идущую «бичевой» по песчаной отмели в безветренный солнечный день. Ход «бичевой» начинался обычно выше устья Камы. Бичевой называлась прочная веревка толщиной 3 дюйма (≈7,5 см) и длиной порядка 100 саженей (≈214 м). Длина бичевы выбиралась так, чтобы можно было вести судно по достаточно глубокому месту. В то же время величина угла αгор (рис. 1) не должна была приводить к большим потерям совершаемой работы.


И.Е.Репин точно указал место крепления бичевы (верхняя часть мачты) и ее провис. Казалось бы, бичева должна быть натянута, и крепить ее нужно так, чтобы угол αверт (рис. 2) был как можно ближе к 90°. Все было бы так, если бы бичева была невесома. На деле вес такого каната составлял не менее 2500-3000 Н, и, прикрепляя канат к вершине мачты высотой ≈30 м, бурлаки основную долю веса «вешали» на мачту. Не случайно бурлаки не любили, когда бичева начинала «трубить», т.е. когда приходилось идти по высокому берегу, и место крепления бичевы оказывалось ниже бурлацкой тропы — «бичевника». Впрочем, такое случалось редко, т.к. размеры судна, его грузоподъемность и высота мачты выбирались опытным путем с учетом высоты берегов и глубины русла Волги.


Тип судна на картине определить нетрудно — это знаменитая волжская расшива. Длина наиболее распространенных расшив грузоподъемностью 20000 пудов равнялась L≈25м, ширина В≈7,5м, осадка Т≈1,8 м, высота мачты Н≈30м, длина райны (прикрепленной к мачте перекладины), необходимой для движения судна под парусом, также равнялась ≈30 м.

Вот что по этому поводу говорит Википедия:
Основные их размеры:
длина 32-53 метра (15-25 сажен),
ширина 6-11 метров (3-5 сажен),
высота мачты 25-32 метра (12-15 сажен),
высота борта 3,2-3,6 метров (18-20 четвертей).
Ширина паруса равнялась длине судна, а высота - 15-20 саженей.


Расстояние от Астрахани до Н. Новгорода (2172 км) груженые расшивы преодолевали за 2,5-3 месяца, стараясь в основном двигаться под парусом. В безветренные дни в низовьях Волги при быстрых паводковых водах суда двигались подачей (рис. 3). В этом случае вперед судна завозились якоря, и расшива подтягивалась к ним с помощью каната, вытягиваемого бурлаками, идущими по палубе. При этом брался канат в 4-5 раз длиннее и в 1,5 раза толще бичевы, но его вес не слишком осложнял работу. При ходе подачей практически нет потерь в совершаемой работе из-за иной геометрии приложения сил. Тем не менее хорошо известно, что бурлаки предпочитали ход бичевой. Очевидно, дополнительная работа, связанная с завозом якорей, была весьма обременительной.


Попытаемся дать количественную оценку тяжести бурлацкого труда. Так как судно движется с постоянной скоростью, проекция силы тяги на направление движения равна силе сопротивления водного потока: Fтяги = Fсопротивл.

В справочнике «Спутник механика» («Vade Mecum») Бернулли, впервые переведенном и изданном в России в 1864 г., можно найти следующее утверждение: «Сопротивление движению судна пропорционально погруженной части наибольшего поперечного сечения судна, а также квадрату скорости судна». Выведем соответствующую формулу в современных обозначениях. Качественно она получается, если вспомнить, что по 2-му закону Ньютона сила равна изменению импульса в единицу времени. Запишем передаваемый за время Δt импульс водного потока, падающего ортогонально на погруженную в воду пластину площадью S, в виде: P = mv = ρVv = ρS×Δt×v×v = ρSv2Δt, где ρ — плотность воды, v — скорость потока воды.

Отсюда сила сопротивления равна: F = (Cx/2)ρSv2.

Безразмерный коэффициент Cx определяется экспериментально для каждого конкретного судна и зависит от обтекаемости. В современных реальных расчетах с помощью нескольких безразмерных параметров учитывается также трение воды о всю смоченную поверхность. Однако для оценки достаточно приведенной формулы.

При движении расшивы против течения следует помнить, что скорость водного потока, оказывающего сопротивление движению, равна сумме скорости течения реки v1 и скорости движения бурлаков v2.

Конкретные значения скорости течения Волги во времена Репина можно найти в словаре Брокгауза и Ефрона. Весной, в мае, скорость течения изменялась от 2,5 фут/с в верховьях до 7,7 фут/с ниже Саратова. Летом эти цифры уменьшались до 1,5 фут/с и 3 фут/с соответственно. На плесах, ровных участках реки, удобных для судоходства, можно принять скорость течения 2,3 фут/с. Из описаний труда бурлаков следует, что «без ветра, бичевой» они преодолевали в день по берегу от 5 до 10 верст. Таким образом, их скорость равнялась 0,3-0,6 фут/с. Если взять большее значение, то вычисления по формуле Бернулли, которые мы не приводим, показывают, что сила сопротивления движению расшивы на волжских плесах равнялась примерно 2400 Н.

К этой цифре необходимо добавить сопротивление, создаваемое рулем, который необходимо всегда держать под некоторым углом к направлению течения, иначе расшива воткнулась бы в берег. Для плоской пластины безразмерный коэффициент Сx = 1,1, площадь руля Sруля = 6 м2, и, принимая αруля = 10°, находим по формуле Fсопр. руля = (Cx/2)ρ×S×sin αруля×v2, так что дополнительное сопротивление руля равно примерно 400 Н.

Сила тяги бурлаков (в соответствии с рис. 1 и 2) рассчитывается по формуле Fтяги = Fсопр/(cos αгор×sin αверт).

Точное значение этих углов по картине И.Е.Репина установить невозможно, но ориентировочно, зная длину бичевы, расстояние от бурлацкой тропы до судоходного русла (≈100 м) и высоту мачты, можно считать произведение cos αгор×sin αверт = 0,7-0,8.

Следовательно, сила тяги бурлаков получается равной 3500-4000 Н. При численности ватаги в 10-11 человек, нагрузка на каждого бурлака равна 320-380 Н.


Любой, желающий почувствовать себя «в шкуре» бурлака, должен сделать бурлацкую лямку — кожаный пояс длиной 3 аршина (213,36 см) и шириной 4 вершка (17,78 см) с концами, сшитыми вместе, перекинуть ее через блок, жестко закрепленный на опоре на уровне груди, и укрепить на другом конце груз массой 40 кг (вес 400 Н). Если перекинуть веревку через блок, надеть лямку на грудь и начать двигаться так, чтобы поднять груз, вы почувствуете примерно ту же нагрузку, которую испытывал бурлак. С учетом того, что рабочий день бурлаков длился от рассвета до заката (с небольшим перерывом), получается, что работать бурлаком было действительно трудно! Заметим, что основной вклад в сопротивление вносит течение реки, так что уменьшение скорости течения на 25% снижает нагрузку на 44%, а возрастание на столько же приводит к росту нагрузки на 56%.

Старинные меры длины и веса
1 сажень = 3 аршина = 12 четвертей = 7 футов = 2,1336 м;
1 аршин = 4 четверти = 16 вершков = 0,7112 м;
1 верста = 500 сажен = 1066,8 м;
1 м = 2,38 фут;
1 кг веса = 2,4419 русского фунта;
1 пуд = 16 кг веса.

Ф. Васильев. Вид на Волге. Барки. 1870
Вместе с Репиным по Волге путешествовал другой живописец – Федор Васильев. Васильев тоже выполнил несколько работ из жизни бурлаков. Например, в «Виде на Волге. Барки» показаны те же бурлацкие будни, тот же быт, но представленный с романтической стороны. Если Репина интересовало положение бурлаков, и он изобразил их тягостный труд, подойдя к сюжету с социальной стороны, то Васильев написал рабочих у костра, сосредоточив основное свое внимание на красоте природы. Васильева более интересовала просыпающаяся после ночной свежести река, едва уловимое движение воздуха, чуть касающееся парусов, резные узоры на корме барки. У Васильева получился совсем другой рассказ, совсем другая Волга. Репин, высоко ценивший талант Васильева, писал о нем: «Прелестно у него выходили на этюде с натуры эти лопушки на песке в русле Воложки. Как он чувствует пластику всякого листа, стебля! Так они у него разворачиваются, поворачиваются в разные стороны и прямо ракурсом на зрителя. Какая богатейшая память у Васильева на все эти даже мельчайшие детали! И как он все это острым карандашом чеканит, чеканит, как гравер на медной доске!.. А потом ведь всегда он обобщает картину до грандиозного впечатления… И как он это все запоминает? Да, запоминать-то еще не штука, вот и я помню – сорок четыре года прошло, – но выразить, вырисовать все это на память! Да еще примите во внимание, сколько мы с ним отмахали веслами сейчас! У меня прямо глаза слипаются, я засыпаю. Просыпаюсь… а лампа все горит, и сам Васильев горит, горит всем существом ярче нашей скромной лампы… Вот энергия! Да, вот настоящий талант! Вот он, «гуляка праздный», по выражению Сальери. Да, это тот самый франт, так серьезно думающий о модной прическе, о щегольском цилиндре, лайковых перчатках, не забывающий смахнуть пыль с изящных ботинок на пороге к мировому. Зато теперь он в полном самозабвении; лицо его сияет творческой улыбкой, голова склоняется то вправо, то влево; рисунок он часто отводит подальше от глаз, чтобы видеть общее. Меня даже в жар начинает бросать при виде дивного молодого художника, так беззаветно увлекающегося своим творчеством, так любящего искусство! Вот откуда весь этот невероятный опыт юноши-мастера, вот где великая мудрость, зрелость искусства… Долго, долго глядел я на него в обаянии. Дремал, засыпал, просыпался, а он все с неуменьшающейся страстью скрипел карандашом… Все более и более острыми розовыми иглами лучится наша лампочка перед Васильевым. Он едва слышно насвистывает мотив из «Патетической сонаты» Бетховена. Он обожает эту вещь; начал одним пальцем разучивать ее и наконец знал в совершенстве всю наизусть».


Наряду с другими картинами 1895 г., «Март» и «Золотая осень», картина «Свежий ветер. Волга» считается одной из наиболее ярких и праздничных картин Левитана. Замысел этой картины родился у художника в 1890 г., когда он находился в Плёсе, а закончена картина была только через пять лет. Она была показана на 24-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников») в 1896 г. На картине изображёна река Волга в солнечный ветреный день. В правой части на переднем плане находится самоходная баржа с крупным парусом, навстречу которой плывёт белый пассажирский пароход. Также на переднем плане изображена лодка с одиноким гребцом, а вдалеке на заднем плане виден какой-то город. Известный искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов так писал в своей статье о творчестве Исаака Левитана: «В любом сюжете Левитан был органично современен, изображал не природу вообще, а современный ему пейзажный облик своей страны. Волга была для него кипучей, исполненной деятельной жизни великой русской рекой («Свежий ветер. Волга»). Художник не знал противоречий между так называемыми лирическими и сюжетными пейзажами, как не знал противоречий между камерными и монументальными образами». А художник Михаил Нестеров писал: «Совершенно новыми приемами и большим мастерством поражали нас этюды и картины, что привозил в Москву Левитан с Волги. Там, после упорных трудов, был окончен «Ветреный день» с нарядными баржами на первом плане. Этот этюд-картина нелегко дался художнику. В конце концов «Ветреный день» был окончен, и может быть, ни одна картина, кроме репинских «Бурлаков», не дает такой яркой, точной характеристики Волги».


Были у Репина и иные варианты — с бурлаками, пробирающимися сквозь бурелом (этюд, забракованный знатоком леса Шишкиным за «неправильные» деревья, уничтожен) и идущими вброд; самый последний вариант был создан в 1917-1918 гг. и назывался «Быдло империализма» (с 1937 г. в запасниках в Тбилиси, ныне - в Азербайджанском музее искусств имени Р. Мустафаева, Баку) — Репин вообще был склонен возвращаться к старым сюжетам. Репин отрицательно относился к Николаю второму, называл его «гнусным варваром», «высокодержимордием», мечтал «что эта «мерзость» рухнет». Однако, после революции, в 1918 г., он пишет картину «Быдло империализма», своеобразное продолжение темы бурлаков, где они выглядят грязными, тупыми и уродливыми. Сам Репин об этой картине говорил: «"Быдло" [имеется ввиду пролетариат] – глубоко развращенное существо: постоянно соприкасаясь с полицией, он усваивает её способности хищничать по-волчьи, подхалимствовать, но быстро приходить к расправе над своими господами, если они ослабевают…».

авт. Александр Иванович Лавров. 1950 г
Второй взлёт популярности "Бурлаков" случился в СССР в 30-ые годы. Именно тогда она стала подлинной иконой, эталоном живописного письма, культовым объектом социалистического реализма. Иллюстрации "Бурлаков на Волге" заполняли все учебники советского времени и являлись одной из главных иллюстраций жестокого угнетения народа преступным царским режимом. Между тем в СССР бурлацкая тяга, как дешёвый вид транспортных услуг, была запрещена только в 1929 г. постановлением Народного Комиссариата Путей Сообщения, в подчинении которого до 1931 г. был речной транспорт. Однако, даже в годы Великой Отечественной войны бурлацкая тяга использовалась на ряде малых рек, из-за элементарного отсутствия на них буксиров. Причина столь долгого существования бурлачества, в том, что там, где пройдет человек по берегу, не всякая лошадь пройдет, а уж про глубоко сидящий пароход по сравнению с плоскодонкой и говорить нечего. Вот и конкурировали с пароходом. Кстати, до сих пор на перекатах и некоторых порогах туристы-водники бурлачат бичевой…

Памятник "Бурлаки на Волге". Самара
11 сентября 2014 г. в Самаре установили скульптурную композицию «Бурлаки на Волге», авторства Николая Куклева, размерами 1,5 на 3 метра. Памятник, установленный на берегу Волги, выполнен в виде объемной копии одноименной картины Ильи Репина. Скульптура представляет собой мольберт, на котором видна группа бурлаков, тянущих судно, а в качестве фона за их спиной — вид на Волгу. Скульпутра была изготовлена в подмосковном городе Жуковский из бронзы, в связи с чем местные комментаторы обсуждают незавидную участь памятника, опасаясь, что бронза привлечет внимание вандалов и охотников за цветметом. Не обошлось и без странностей в задумке скульптура. Необычность композиции заключается в том, что согласно определению бурлак — это рабочий, который, идя по берегу, тянул при помощи бечевы речное судно против течения, а по течению судно следовало само. Установленная же в Самаре скульптура изображает бурлаков, тянущих судно вниз по Волге, то есть по течению.


Стоит отметить, что первый в России памятник бурлакам был открыт еще в 1977 г. в городе Рыбинск Ярославской области. Памятник бурлаку скульптора Л. М. Писаревского установлен здесь не случайно. Еще 2 века назад в навигацию в городе собиралось до 170 тысяч бурлаков. Поэтому в то время Рыбинск называли "Столицей бурлаков". Сегодня "Бурлак" стал для моряков символом морского братства. В день окончания Рыбинского речного училища, выпускники надевают на скульптуру тельняшку, которую шьют из трех обычных. Рыбинский обычай зародился в 1978 г. Эта традиция связана с определенным суеверием моряков, ведь после окончания училища, курсанты разъезжаются по всей стране, и хочется оставить какую-то память о себе, чтобы обязательно сюда вернуться.

Олег Митяев. Бурлачка
Бурлаки на Волге» (из коллекции
«Смешарики в мировой живописи и графике»)
Photographer Вика Иванова (Vika Ivanova)
Бурлаки на Волге (в стиле Влада Артазова)
«Бурлаки на Волге» (коллаж, КНР)
3 апреля 2014 г. 72-летний карикатурист из Цзясина провинции Чжэцзян Чжу Цзыцзунь устроил в Пекине выставку своих работ. Больше всего Цзыцзунь доволен карикатурой "Бурлаки на Волге", вдохновение для которой он почерпнул из полотна Репина, заменив героев на Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева, Горбачева, Ельцина, Путина и Медведева - это самое крупное за последние годы его произведение с многочисленными персонажами, к тому же удостоенное многочисленных наград, как в Китае, так и за рубежом.

«Монголия», Ц.Болдбаатар
А вот, монгольский художник Ц.Болдбаатар создал копию этой знаменитой картины, изобразив бурлаками монгольских президентов и некоторых политиков. Эта репродукция носит название "Монголия". Бурлаками стали первый президент П.Очирбат, а также экс-президенты Н.Багабанди и Н.Энхбаяр, действующий президент Ц.Элбэгдорж, а также глава Демпартии С.Эрдэнэ, а в одном из бурлаков можно узнать скандально известного своими офшорными счётами Баярцогта.


Кстати. На оригинальной картине Репина человек в кепке за оборванцем - калмык.

М. Греков. Товарищи Сталин, Ворошилов и Щаденко в окопах под Царицыном
В 1918 г. декрет Совета Народных Комиссаров объявил весь торговый флот национальной собственностью. Были национализированы все пароходы общества «По Волге», суда получили новое название и работали еще многие годы в составе волжских пароходств. Во время Гражданской войны сквозное движение по Волге было прервано, большая часть судов была передана созданной Волжской военной флотилии. Во время военных конфликтов на Каме и Волге были уничтожены сотни пароходов и теплоходов. Восстановление контроля большевиков над Волгой считается важным переломным моментом Гражданской войны, так как контроль над Волгой обеспечивал доступ к хлебным ресурсам и бакинской нефти. Важную роль в Гражданской войне сыграла оборона Царицына, в которой большое участие принимал Иосиф Сталин (который, прибыв 6 июня 1918 г. в Царицын, стал вмешиваться в вопросы управления, в том числе военные, в результате чего между ним и генерал-лейтенантом А.Е. Снесаревым (впоследствии арестованным со всем своим штабом) вспыхнул открытый конфликт, отчасти из-за общего негативного отношения Сталина к военспецам, а отчасти из-за того, что Сталин считал Снесарева ставленником Председателя Реввоенсовета Троцкого (который в свою очередь телеграфировал Ленину с просьбой немедленно отозвать Сталина, мотивируя тем, что «дела на Царицынском участке идут из рук вон плохо, несмотря на превосходство в силах»); 3 октября И. В. Сталин и К. Е. Ворошилов посылают телеграмму В. И. Ленину с требованием обсудить в ЦК вопрос о действиях Троцкого, грозящих развалом Южного фронта, однако, их претензии были отклонены, а ЦК РКП(б) поручил Якову Свердлову вызвать Сталина к прямому проводу и указать ему, что подчинение Реввоенсовету республики необходимо; 19 октября И. В. Сталина окончательно отозвалин из Царицына в Москву), что и послужило поводом для переименования Царицына в Сталинград.

Красноармейцы с комендантом агитпарохода «Красная звезда»
Н.К. Крупская с командой на «Красной звезде»
В 20-е годы в стране действовали 9 государственных пароходств, в том числе и Волжское. В годы социалистического строительства в связи с индустриализацией всей страны значение Волжского пути возросло. Видное место в истории советского строительства в самые первые годы после победы Октябрьской революции заняла деятельность агитпарохода* «Красная звезда», курсировавшего по Волге и Каме летом 1919 г. Перед коллективом агитпарохода были поставлены задачи: упрочить тыл восточного фронта, восстановить партийные и советские организации, установить и закрепить связь центра с местами для агитации, пропаганды, инструктирования и снабжения литературой. Двигался агитпароход только ночью, дни проводил на стоянках. На пароходе печатались листовки, воззвания, издавалась газета. В каждом городе, селе, деревушке политотдел устраивал совещания с местными работниками, проводил обследования, инструктировал партийные и советские организации. Практиковались специальные встречи с политкомом. В работе агитпарохода принимали участие видные деятели коммунистической партии В. М. Молотов, Н. К. Крупская, В. А. Карпинский.

*Агитпароход (в СССР) — пароход, специально оборудованный и приспособленный для ведения агитационно-пропагандистской и культурно-просветительной работы среди населения и войсковых частей отдаленных районов. Агитпароходы появились во 2-й половине 1918 г. и действовали в период Гражданской войны. В условиях слабой связи центра с местами они, наряду с агитпоездами, были эффективной формой руководства и укрепления местных партийных органов, содействовали упрочению советской власти на местах, мобилизации людских и материальных средств в помощь фронту. Идея использования агитпароходов, как и агитпоездов, в организационной, агитационной и информационной работе партии и советской власти принадлежит В. И. Ленину. Агитпароходы структурно включали в себя политотдел, бюро жалоб, информационный отдел, редакцию и типографию (выпускались газеты, листовки, воззвания), киноустановку. Общее руководство агитпароходами осуществлял специальный отдел при Президиуме ВЦИК. В составе руководящих работников агитпароходов находились представители ЦК РКП(б), ВЦИК и СНК, партийные агитаторы и пропагандисты. Некоторые руководящие документы начала 1920-х годов выдержаны в духе агитационной риторики, нежели строгого официально-делового стиля государственных нормативно-правовых актов. Среди прочих, Центральный государственный архив Октябрьской революции содержит следующий основополагающий документ об организации работы агитпоездов и агитпароходов: «Изрезать всю Россию яркими, художественно расписанными поездами, представляющими собой передвижные летучие библиотеки, книжные склады, кинематографы, передвижные трибуны, инструкторские и осведомительные аппараты — это огромное, почти фантастическое предприятие… а весной, когда вскрываются реки, по водным просторам Республики, по Волге, по её притокам и по Днестру двинут Литературно-инструкторские пароходы» (ЦГАОР, фонд 1252).

Кадр из фильма «12 стульев»: Остап Бендер (роль исполняет Арчил Гомиашвили) и Киса Воробьянинов (Сергей Филиппов) стоят у импровизированного агитационного плаката, призывающего население покупать облигации внутреннего займа
Пародия на агитпароходы, их экипаж и их деятельность очень достоверно описана Ильфом и Петровым в романе «Двенадцать стульев», в главе 34. "Влево от пассажирских дебаркадеров Волжского Государственного речного пароходства, под надписью: «Чаль за кольцы, решетку береги, стены не касайся», стоял великий комбинатор со своим другом и ближайшим помощником Кисой Воробьяниновым. Страдальческие крики пароходов пугали предводителя. В последнее время он стал пуглив, как кролик. Ночь, проведенная без сна в жестком вагоне почтового поезда Москва — Нижний Новгород, оставила на лице Ипполита Матвеевича тени, пятна и пыльные морщины…" Примечательно что сам Илья Ильф определённое время состоял сотрудником организации ЮгРОСТА, ведавшей в том числе агитпоездами и агитпароходами. Литературовед Юрий Щеглов отмечает в этом особый символизм сюжетов, в которых подобно мифологическим персонажам, Бендер и его компаньоны двигаются по свету на таком транспорте, который отличается малой скоростью и так или иначе открыт в сторону внешнего мира.


По сюжету произведения, главные герои — Остап Бендер и Киса Воробьянинов с целью заполучить один из стульев, отправляются в агитпоездку на пароходе «Скрябин», зафрахтованном Народным комиссариатом финансов, который должен был совершать рейс от Нижнего Новгорода до Царицына, останавливаясь у каждой пристани и производя тираж выигрышного займа. Для этого из Москвы выехали: тиражная комиссия, канцелярия, духовой оркестр, кинооператор, корреспонденты центральных газет и театр Колумба. В книге даётся следующее описание агитпарохода: «На бортах своих он нёс фанерные щиты с радужными изображениями гигантских облигаций. Пароход заревел, подражая крику мамонта, а может быть и другого животного, заменявшего в доисторические времена пароходную сирену». Для того чтобы попасть на пароход, Бендер представляется путешествующим художником, который вместе со своим ассистентом берётся за создание агитплаката, на котором по замыслу нужно было изобразить сеятеля, разбрасывающего облигации. Как должен был бы выглядеть плакат, нетрудно представить, зная о «Сеятеле» — знаменитой скульптуре Шадра. А что вышло у Бендера, в романе описано так: «Рисунок, сделанный хвостом непокорного мула, по сравнению с транспарантом Остапа показался бы музейной ценностью. Вместо сеятеля, разбрасывающего облигации, шкодливая рука Остапа изобразила некий обрубок с сахарной головой и тонкими плетьми вместо рук».

"12 стульев". 1976, Марк Захаров. 4 серия. "Изгнание из рая". В роли О.Бендера - Андрей Миронов
"Остап вытер свой благородный лоб. Ему хотелось есть до такой степени, что он охотно съел бы зажаренного шахматного коня."

«– Вы же понимаете, васюкинские индивидуумы, что я мог бы вас поодиночке утопить, но я дарую вам жизнь. Живите, граждане! Только, ради создателя, не играйте в шахматы! Вы же просто не умеете играть! Эх вы, пижоны, пижоны!.. Едем, Ипполит Матвеевич, дальше! Прощайте, одноглазые любители! Боюсь, что Васюки центром мироздания не станут! Я не думаю, чтобы мастера шахмат приехали бы к таким дуракам, как вы, даже если бы я их об этом просил! Прощайте, любители сильных шахматных ощущений! Да здравствует клуб четырех лошадей!»

Чебоксары, автор В. Нагорнов
История учит настойчиво:
Не хочешь лишиться монет —
Скажи «мастерам» разговорчивым
«А ну-ка покажь документ!»

Они с восхищёнными лицами
Внимали пьянящим словам,
Что станет их город столицею —
Его назовут Нью-Москва.

Потом догадались — обмануты,
Связались неведомо с кем!
Играть не умеющий в шахматы
«Гроссмейстер» помчался к реке.

Он с лодки шутливо развенчивал
Плывущих в воде дураков…
А всё-таки жалко доверчивых
Любителей из Васюков.


Винокур Роман

памятник 12 стульям, Козьмодемьянск (республика Марий Эл), ул. Чернышевского
Васюки, которые Великий Комбинатор грозился сделать Нью-Москвой, — вымышленный город из романа Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». По сведению самих авторов, имя взято из путеводителя. Некоторые литературоведы считают, что прообразом Васюков послужил Козьмодемьянск, что оспаривается жителями расположенного выше по течению Васильсурска. Крылатая же фраза "Нью-Васюки" обозначает огромные планы на будущее, которые никогда не сбудутся.


Ресторан на воде "СКРЯБИН"
В творческой переработке романа — мюзикле «12 стульев», на агитпароходе «Скрябин» появляется пассажир, не предусмотренный сюжетом Ильфа и Петрова: А.М. Горький, что является аллюзией на реальный агитзаплыв писателей по Беломорканалу, а так же тем фактом, что когда авторов, обвиняли (в «инстанциях») во всех мыслимых «грехах» антисоветчины, судьбой произведения озаботился, одёргивая излишне бдительных ревнителей совморали, «сам» Максим Горький. Однако «он мог спасти судьбу одной книги, но не литературы в целом», - грустно заметил по этому поводу литературовед времён хрущовской «оттепели». Увидев плакат «Сеятель», изготовленный художником Бендером с наглостью отчаяния (в спектакле это «Чёрный квадрат»), Алексей Максимович приходит в большое волнение и благословляет Остапа на дальнейший творческий поиск. Театральный критик Елена Дьякова считает это лучшей находкой авторов спектакля.


К слову, на агитпароходе, правда уже во времена близкие к современным, происходит и основное действие «фарс-мажорной» (по определению авторов) комедии "День выборов" (Россия, 2007), поставленного по одноимённому спектаклю Квартета И и группы «Несчастный случай». Кстати, действие избирательной кампании «технического» кандидата Игоря Владимировича Цаплина происходит в одной из областей Поволжья (упоминается город Приволжск, который находится в Ивановской области, но на Волге не стоит). 4 апреля 2016 г. на телеканале ТНТ состоялась телевизионная премьера сиквела - «День выборов 2», — съёмки которого проводились в Астрахани на центральных улицах и набережных, в исторических зданиях, а в массовках были задействованы жители города и студенты местных вузов.


С 30-ми годами ХХ века связана и история самого популярного "народного" пива - "Жигулевское". По одной из легенд, сорт с названием "Жигулёвское" появился в 1934 г.: посетивший завод в Самаре (тогда - г.Куйбышев) нарком пищевой промышленности Анастас Микоян одобрил вкус производимого там пива, но спросил, почему оно носит такое «буржуазное» название - "Венское". После этого были «приняты меры». Были изменены и другие "буржуазные" названия сортов пива: "Мюнхенское" — "Украинским", "Пильзенское" — "Русским" или "Российским", а после Великой отечественной - "Рижским"), "Экстра-пильзен" — "Московским". Переименовали и солод, который стали делить по цветности на три типа - "русский" (бывший "пильзенский"), "жигулевский" (бывший "венский"), украинский (бывший "мюнхенский"). По другой версии, название дали пиву Жигулёвского пивзавода, победившему на всесоюзном пивоваренном конкурсе. Само же название завода произошло от Жигулевских гор, которые расположены на берегу Волги, недалеко от Самары (но об этом дальше).


Названия давали в честь крупнейших пивоваренных заводов Наркомпищепрома, выпускавших соответствующие сорта: "Русское" - завода Ростова-на-Дону, "Московское" - московских заводов, "Украинское" - заводов Одессы и Харькова, "Ленинградское" (плотный сорт в стилистике бока и даже двойного бока) - заводов Ленинграда. Как бы там ни было, в 1936 (или в 1935) г. специалистами ВНИИ пивоваренной и винодельческой промышленности был разработан универсальный рецепт светлого пива, которое могли бы выпускать все заводы страны. За основу взяли «Жигулевское», которое таким образом стало самым знаменитым в СССР, своеобразным «народным» брендом. В ОСТ 350-38, утвержденный 17/III 1938 г., были внесены и другие сорта, под своим старым именем (так как ничего "буржуазного" в их названии не было) - это "Портер", "Мартовское", "Карамельное" (наследник "Черного"). Эти 8 сортов (с некоторыми изменениями) и просуществовали до развала СССР (а некоторые его даже пережили).

На заднем плане детища фон Вакано возвышаются колокольни Иверского монастыря,
основанного в 1850 г. и знаменитого на всю Россию золотошвейным рукоделием.
Что касается "Венского", то впервые оно было сварено Жигулевским пивоваренным заводом еще в 1881 г. и своим появлением на свет обязано Альфреду фон Вакано, построившему этот завод, считая Россию своей второй родиной и многое делая во благо родного города (Самары), в частности был членом городской Самарской думы и многочисленных благотворительных обществ, а все шестеро его детей (сыновья Владимир, Эрих, Лотар, Лев, Герберт и дочь Ольга) в августе 1899 г. приняли российское подданство.


6 февраля 1880 г. австро-венгерский подданный, потомственный дворянин Альфред (Йозеф Мария) Филиппович фон Вакано подал прошение в Самарскую городскую управу: «Желая устроить в Самаре большой по стоимости и операциям пивоваренный завод, имею честь просить о предоставлении мне в арендное содержание места, указанного на плане». Спустя месяц с небольшим, 15 марта того же года, прошение было удовлетворено. Город заключил с фон Вакано контракт на аренду земли сроком на 99 лет, вступивший в силу 1 января 1881 г. Вакано сам выбрал место для завода на берегу Волги. Его не смутил тот факт, что на этом месте уже много лет работал небольшой пивоваренный завод, построенный купцом 2 гильдии Василием Ефимовичем Буреевым в 1863 г. с помощью пивовара, приглашенного из Риги. Не смотря на то, что пиво здесь варилось хорошее, завод не оправдал ожиданий купца. Осенью 1873 (по другим данным - 1871) г. Василий Ефимович обратился в городскую думу с просьбой уменьшить арендную плату за участок земли под заводом с 704 до 200 рублей в год. В своем заявлении он писал, что затратил на устройство предприятия тысячи рублей, которые, будучи вложенными в другое дело, могли бы дать владельцу больший доход. Если дума откажется удовлетворить его просьбу, он грозил отказаться от аренды земли и закрыть завод. Сомневался, что город найдет других людей, которые согласятся взять землю в аренду за такие большие деньги. Но дума отказала купцу, и завод перешел в собственность города и с того времени постоянно (и безуспешно) сдавался в кратковременную аренду, постепенно приходя в упадок. 17 июня 1875 г. гласный Александр Иванович (по другим данным - Семеновича) Смирнитский предложил использовать этот завод для размещения в нем канцелярии и мастерских 159 пехотного Гурийского полка. Самарские купцы, а их больше всего было в думе, считать умели. Они сочли, что городская казна лишится арендной платы и будет введена в новые расходы на переустройство завода для размещения в нем Гурийского полка. Поэтому предложение Смирнитского не получило поддержки гласных. По счастью…


По счастью потому, что не прошло и пять лет, как появился Альфред Филиппович Вакано. И Самара получила не казармы, а всемирно известный Жигулевский пивоваренный завод. Только за снос этого заведения Вакано пришлось заплатить 4 тысячи рублей (Кстати, по некоторым данным, не мог человек, знающий цену каждому рублю, что и показали торги, снести существующий завод; разумнее - его запустить, варить пиво, чтобы выручка от продажи помогала строить свой, больший по стоимости и операциям). Потом он был обязан ежегодно вносить в городскую казну 1400 рублей арендной платы за землю и многие тысячи рублей вложить в строительство завода… Но в конце февраля (по некоторым сведениям - 23 числа) 1881 г. его предприятие начало варить пиво. Завод был назван Жигулевским. Название придумал Альфред Вакано: выросший в окрестностях австрийских Альп, он был большим поклонником живописных Жигулевских гор. 4 марта 1881 г. газета "Самарские губернские ведомости" дала объявление о том, что новый пивозавод продает бочковое пиво "Венское" по 1 руб. 05 коп. за ведро и "Венское столовое" по 1 руб. 40 коп.


Основной капитал составлял тогда всего 200 тысяч рублей, что было явно недостаточно для наращивания мощности завода. Недостаток средств побудил Альфреда фон Вакано искать компаньонов. Он привлек к сотрудничеству богатого самарского купца Петра Семёновича Субботина. В апреле 1881 г. было зарегистрировано товарищество на паях "Товарищество Жигулевского пивоваренного завода в г. Самаре". Устав товарищества Высочайше утверждён 21 августа 1881 г.; учредителями его являлись Альфред Филиппович фон Вокано и Мориц Морицевич Фабер. Летом 1883 г. городские власти отмечали, что товарищество на устройство завода затратило громадные суммы. К 1895 г. завод имел две пятиэтажных солодовни и одну трехэтажную, здания столярных и слесарных мастерских, собственный газовый завод, газохранилище, водокачку, фильтровальную станцию. Одним из самых больших было машинное отделение – 100 квадратных саженей. К этому времени производительность Жигулевского завода, построенного первоначально для сбыта около 100 тысяч ведер, увеличилась до 200 тысяч ведер пива в год. В ноябре 1899 г. Вакано заключил договор с гражданами Австрийской империи Морицем Морицевичем Фабером и Карлом Морицевичем Фабером, по которому Товарищество Жигулевского пивоваренного завода преобразовывалось в «Товарищество Жигулевского пивоваренного завода А. Вакано и Ко». Ведение всех дел полностью переходило от правления в руки Вакано, капитал которого в виде «недвижимого имущества в Самаре, Сызрани, Саратове, Уральске, Челябинске, Пензе, Казани, Бузулуке, Камышине, Астрахани и Балаково, состоящего из дворовых мест и построек, предназначенных и приспособленных для склада пива, для пивных портерных, квартир и служб» оценивался в 825 тысяч рублей.


Начав с 75 тысяч десятилитровых ведер в год, Вакано довел выпуск пива к 1913 г. до 3,5 миллионов ведер. Около 85% своего продукта предприятие продавало уже вне Самары, поставляя свою продукцию более чем в 60 городов России – со своих складов (которых было почти 60), расположенных по всей Восточной России, на Кавказе, в Закаспийском крае, Урале и в Сибири, в том числе – и в Царицыне. Знали самарское пиво и в Европе: под маркой «Венское» оно продавалось в лучших пабах Лондона, в пивных залах Франции и Германии, а также в подобных заведениях многих других стран. Пиво поставлялось даже в Персию. Товариществу, кроме пивоваренных заводов в Самаре и местечке Зых близ Баку (основанный в 1909 г.), принадлежали ледоделательные заводы в Баку, Асхабаде и Мерве.


Для перевозки пива по железной дороге завод имел 19 собственных вагонов-ледников, дозволяющих производить перевозку пива как зимой, так и летом без опасения за порчу продукта в пути. Большая часть товаров перевозилась по Волге, для чего Жигулевский завод имел собственную пристань. Пиво грузилось со льдом на баржи, которые были специально устроены для быстрой и безопасной перевозки груза. Завод имел 10 своих баржей с общей грузоподъемностью в 650 тысяч пудов и 2 буксирных теплохода.

Внутренний вид пивного зала Жигулевского пивоваренного завода. Нач. ХХ в.
Отпуск пива у Жигулевского пивоваренного завода. Нач. ХХ в.
Продукция Жигулевского пивоваренного завода стремительно завоевывала не только популярность у потребителей, но и признание в среде профессионалов. Первую Золотую медаль принесла товариществу Жигулевского пивоваренного завода Всероссийская промышленно-торговая выставка, проходившая в Нижнем Новгороде в 1896 г. А к 1914 г. продукция жигулевских пивоваров была отмечена 15 высшими наградами, в том числе на международных выставках пивоварения в Париже (1900 г.), в Лондоне (1902 и 1903 г.) и в Риме (1903 г.). К началу Первой мировой войны объемы производства пива выросли до 2700 тысяч ведер в год. Большую часть продукции составляло бочковое пиво. В бутылки разливались только элитные сорта: «Венское», «Столовое», «Экспорт», «Мартовское», «Баварское», «Пильзенское» и «Жигули».


Надо сказать, что Жигулёвский завод существовал в обстановке жёсткой конкуренции. Еще в 1860-ых годах в Самарской губернии было множество пивоваренных предприятий: мещанки Световой, коллежской регистраторши Мордвиновой, городского головы и купца I гильдии Василия Ефимовича Буреева (все три в Самаре) и в селе Богдановка Самарского уезда у маслобоен господ Чарыковых, а так же два пивоваренных завода купца Николая Федоровича Дунаева, один был основан в 1847 г. на углу улиц Москательной (Льва Толстого) и Дворянской (Куйбышева), 6, другой в 1867 г. на Ильинской площади. К слову, Дунаев был единственным промышленником-пивопроизводителем в Самаре, который смог продержаться весь дореволюционный период параллельно А. фон Вакано. Однако мнения о пивоваренном бизнесе купца Дунаева у самарских краеведов полярные. Например, Андрей и Ирина Демидовы считали, что бизнес Дунаева развивался хорошо, заводы Вакано и Дунаева не конкурировали, так как пиво Дунаева было для среднего класса, а пиво Вакано для бедноты, что «Дунаев и Вакано заключали договоры с самарскими земледельцами, и те специально сеяли для них ячмень и сажали хмель. Воду для производства пива брали из артезианских колодцев, что на­ходились во дворах предприятий. Дела предпринима­телей шли настолько хорошо, что они вынаши­вали планы выхода на всероссийские и европей­ские рынки». По другому мнению, Николай Федорович выпускал пиво только в летние месяцы. По мнению краеведов Олега Струкова и Павла Попова, именно из-за упадка пивоваренного бизнеса Н.Ф.Дунаев взялся за производство и продажу водки и артезианской воды.

То же можно сказать и о Жигулёвском складе в Царицыно, ибо производителей и продавцов пива в Царицыне было много. В 1883 г. в Царицыне насчитывалось 5 пивзаводов и 16 винных складов. При этом, в городе работало 154 трактира, 21 постоялый двор и 55 кабаков. В числе наиболее крупных можно выделить три:
  1. Пивзавод №1, основанный в 1882 г. прусским подданным П.М. Таппером;
  2. Пивзавод №2, построенный в 1877 г. прусским подданным А.А. Клейнау (в некоторых официальных документах фамилия владельца этого завода пишется по-другому - Клейнес);
  3. Небольшой пивоваренный завод, построенный в 1879 (по другим данным, в 1881) г. прусским подданным А.И. Рексером, неоднократно передававшийся по наследству.

Тем не менее, не смотря на конкуренцию, владельцы Жигулевского пивзавода занимались не только производством пива, но и много сделали для благоустройства Самары. Еще с 1888 г. в городскую управу от них стали поступать предложения на устройство газового освещения – сначала в помещении драматического театра, а потом и в Струковском саду. На эти работы был проведен конкурс, и из представленных проектов самым лучшим оказался тот, который представил Альфред фон Вакано, предложивший построить по соседству со своим предприятием компактный газовый заводик, где светильный газ можно было бы в большом количестве вырабатывать из нефти, привозимой по Волге. Уже 1 сентября 1889 г. газовая продукция стала поступать на освещение пивзавода и драмтеатра, чуть позже – в городские присутственные места, а летом следующего года – и в уличные светильники, установленные на аллеях Струковского сада. Через несколько лет при пивзаводе был создан целый комплекс объектов коммунального хозяйства, оснащенных по последнему для того времени слову техники. В первую очередь это была паровая установка, которая приводила в движение многочисленные механизмы и конвейерные линии предприятия, а также котельная, работавшая на мазуте.

Нефтяные баки Жигулевского пивзавода. 1909 г.
При ней тогда же построили хранилище нефтепродуктов, которое на то время было крупнейшим в Самаре – на его территории располагались даже резервуары на 3 тысячи тонн мазута.

Корпус Жигулевского пивоваренного завода, в котором располагалось жилье для рабочих и служащих. Нач. ХХ в.
В конце 80-х годов при пивоваренном заводе построили целый жилой корпус, в котором располагались квартиры для технических специалистов и общежитие для квалифицированных рабочих. Именно здесь впервые в Самаре была устроена система парового отопления, питавшаяся горячей водой от заводской котельной. С ее помощью в холодное время года отапливались и жилой корпус, и многочисленные цеха предприятия.


Электростанция Жигулевского пивоваренного завода. Нач. ХХ в.
Высшим же инженерным достижением Альфреда фон Вакано стало возведение в 1898 г. заводской электростанции с первоначальной мощностью 150 киловатт, которая (опять же впервые в Самаре) стала питать систему электрического освещения не только в производственных цехах, но и в квартирах заводского персонала. В связи с завершением ее строительства 16 мая 1898 г. фон Вакано сообщил самарским властям, что он прекращает производство светильного газа и закрывает свой газовый заводик, поскольку «с указанной даты пивоваренный завод и драматический театр будут освещаться электричеством».


Поставив образцовый пивоваренный завод и заведя на нем порядки, каких в крае не видывали, фон Вакано стал расширять сферу своей деятельности, стремясь обратить ее на благо города. Так, в апреле 1898 г. он обратился в городскую управу с письмом следующего содержания: «Работая и трудясь уже в продолжение 18 лет здесь, в Самаре, одушевлен желанием в пределах моих сил и возможностей принять участие в украшении нашего города, имеющего для меня значение второй родины. Я уверен, что приведу в лучший вид площадь вокруг театра, устрою пологий спуск с улицы Дворянской вместо существующего вдоль Струковского сада и обустрою детскую игровую площадку сзади драмтеатра». Фон Вакано много занимался благотворительностью — отдал под приют для бездомных детей один из своих земельных участков, помогал средствами Российскому Красному Кресту, был главой ремесленного приюта-училища для беспризорных, помогал инвалидам русско-японской войны, состоял членом Самарского отделения попечительства императрицы Марии Александровны о слепых. В начале Первой мировой войны Альфред Филиппович на свои средства построил и открыл лазарет для раненых на 35 коек, приняв на себя обязательство содержать и лечить поступающих туда в течение всей войны.

Жандармская карточка на Владимира фон Вакано. Лицевая сторона. 1915 г.
Чем же отплатили сограждане такому достойному во всех отношениях человеку? Альфреда Филипповича травили в городской думе, гласным которой был он. Обвиняли в спаивании народа, участии в «пивном и винном заговоре» против России. В связи с ростом антигерманских настроений после начала войны, в июле 1914 г., А.Ф. фон Вакано и члены его семьи были занесены в политически неблагонадежные, цензура вела перлюстрацию их переписки. В конце концов, семидесятилетнего старика безосновательно сочли германским шпионом и выслали вместе с сыном Владимиром под гласный надзор полиции в Бузулук, а его завод был законсервирован (в стране был введен "сухой закон"): на его территории был организован склад, лазарет, наладили производство гранат, кроватей, сухарей. В октябре 1916 г. на свободной части заводских площадей (около 10%) было начато производство напитка крепостью 1,5 градуса.

После февральской революции 1917 г. Вакано был реабилитирован и эмигрировал с частью семьи в Австрию, где, в городке Тюрнице, он и скончался 24 марта 1929 г., оставив России в наследство крупнейший пивоваренный завод - родину знаменитого жигулевского пива. Впрочем, 12 февраля 1918 г., после Октябрьской революции, предприятие было национализировано, что на самом деле означало уничтожение завода — к весне 1919 г. от него практически ничего не осталось, оборудование растащили, здания пришли в негодность и стали полностью бесхозными.

Старший сын - Владимир - в 1918 был арестован, после освобождения выехал с семьей в Среднюю Азию в Коканд, где строил заводы в буржуазных Ашхабаде и Коканде (хоть и не удачно), потом работал в Казахстане. Последнее место его работы - период с 1933 по 1934 годы заведующий транспортным отделом и заместитель управляющего Акмолинского отделения Гособъединения ДКМ при Казахстанском ЦИКе. После 1934 г. о нем неизвестно ничего.

Весной 1922 г., в период НЭПа, Лотар Вакано, средний сын, был приглашен (по другим данным, сам подал соответствующее заявление в Самарский губернский совнархоз) Российским правительством для восстановления Жигулевского завода. Переговоры с властью продолжались до осени. Наконец, 28 октября 1922 г. губернская плановая комиссия постановила "не возражать против передачи завода в частные руки". Еще более месяца ушло на то, чтобы согласовать все условия договора. Арендаторами являлись Лотар Альфредович, Эрих Альфредович и Лев Альфредович Вакано. Срок аренды определили с 17 января 1923 г. по 17 января 1935 г. Выпуск пива арендатор обязан был начать не позднее 1 мая 1924 г. 24 апреля 1923 г. на заводе прошла первая варка пива.

В 1925 г. директором завода назначается Н.Т. Дупленко, представляющий интересы государства, а в 1928 г. предприятие снова национализировали, акции пивоваренного завода перешли в собственность государства, и Лотар был вынужден вернуться в Австрию. В апреле 1929 г. государственный пивной завод "Жигули" входит в государственный трест пищевой промышленности Средневолжской области. В январе 1930 г. к государственному пивному заводу "Жигули" присоединяются Оренбургский и Мелекессий пивзаводы, Пензенский дрожжевой завод и другие. Все это происходит под управлением государственного треста пищевой промышленности Средне-Волжского края "Средволгсельпромтрест". В августе 1931 г. Жигулевский пивоваренный завод становится основой Государственного Треста бродильной промышленности Средневолжского края "Бродтрест", который просуществовал до 1 мая 1934 г. После ликвидации "Бродтреста" Оренбургский и Мелекесский пивзаводы отошли в ведение своих Горсоветов.


Первая этикетка пива "Жигулевкое" — очень забавный гибрид. Видно, что работавшему над ней художнику были не чужды идеалы русского авангарда. Но, видимо, оформительские традиции и производственные ограничения не дали ему развернуться на всю катушку.


Начиная с 1938 г. «Жигулёвское» присутствует в советских стандартах. Оно регламентировалось как светлое пиво низового брожения и должно было иметь плотность начального сусла не ниже 11 % и содержать не менее 2,8 % весовых (позднее — по массе) спирта. Для его изготовления допускалось применение до 15 % несоложенного сырья (обрушенного ячменя, обезжиренной кукурузы, мягкой пшеницы, рисовой сечки). О качестве пива того времени сейчас можно рассуждать сколько угодно, хотя наверняка ещё живы те, кто помнит его вкус. Но именно к пищевым продуктам СССР, слоган «советский — значит отличный», можно применить в полной мере. И, думается, если доходил продукт «свежего разлива» до прилавка неразбавленным (в довоенном СССР бочковое пиво составляло более 90% от всего производства), то потребитель оставался доволен. Во всяком случае, официант, из знаменитого кинофильма «Волга-Волга» в своей рекламной «оде» подчёркивал особые свойства «Жигулевского», знаменитого уже в те далёкие годы.


В период Великой Отечественной войны производство пива в СССР сократилось более чем в 2 раза. Больше всего выпускалось именно «Жигулевского»: простая технология и отличный вкус делали выпуск этого сорта оптимальным в тяжёлые военные годы.


После окончания Второй мировой войны на Жигулёвском пивзаводе возобновили производство пива. Главным пивоваром назначили "Дедушку Касьянову", как любовно называли его многие заводчане - Александра Николаевича Касьянова, имевшего 40-летний опыт пивоварения. Именно он возродил старинные традиции производства и продолжал совершенствовать рецепты Альфреда Фон Вакано. Под руководством Касьянова на предприятии производили замену оборудования. В послевоенные годы новой прогрессивной технологией стало приготовление пива в цилиндроконических танках. А в 1959 г. на заводе установили первые автоматические линии розлива. В 1966 г. Куйбышевская телестудия сняла фильм о Жигулёвском пиве и легендарном пивоваре, хранителе рецептов, доставшихся от фон Вакано, — Александре Касьянове.


Не смотря на то, что на территории Советского Союза «Жигулевское» варили более чем на 700 заводах, значительное число мелких пивзаводов входило в состав потребительских обществ (ПотребСоюз). Этикетки этих заводов были большей частью стандартизированные и надписи, вне зависимости от принадлежности к той или иной республике СССР, были обычно только на русском языке (за редким исключением). Тем не менее в "Жигулевском" прослеживается большое количество изменений.


Первый вариант написания, еще довоенный - "Жигулев", он сохранился и сразу после войны.


Второй вариант - "Жигулjов" и "Жугулjев" (встречается в Аскеране, Нагорный Карабах, поэтому название дублировано на армянском). Это 60-е года.

Наконец последний вариант написания - "Жигули", 70-е-80-е года. Название "Жигулевского" как "Жигули" использовалось многими союзными республиками (соответственно "Московское" - "Москва", "Украинское" - "Украина", "Рижское" - "Рига"), но не все сразу пришли к такому написанию.


В Молдавии, этот сорт изначально назывался "Жигуляскэ", а уж потом "Жигули".

Однако с середины 80-х наметился явный переход к использованию только русского языка на пивных этикетках союзных республик.


«Жигулевское» пытались поставлять и на Запад, в частности, в Великобританию. Но идея провалилась, и причина тому была вовсе не в качестве пива, а в маркетинговом просчете, незнакомом на тот момент советской внешней торговле. Проблемным оказалось само название. На английском рынке решили продавать пиво, переведя его название латиницей как Zhiguli's. Но это слово было созвучно с довольно неоднозначным словом goolies, обозначающим тестикулы. И пиво просто никто не хотел покупать.

Это, конечно, не "Жигулевское", но имеет прямое отношение к "Жигулям"
Пиво было настолько популярным в народе, что когда на ВАЗе (Волжском автомобильном заводе, который, кстати, первоначально назывался ТАЗ (Тольяттинский Автозавод), что не в полной мере устраивало областное руководство, в результате чего и был переименован; в свою очередь, переименование тогдашнего Волжского Автозавода (выпускавшего в городе Горький (ныне Нижний Новгород) еще один легендарный автомобиль - «Волгу») в Горьковский Автозавод (ГАЗ) обошлось Республиканскому бюджету в 6 миллионов рублей (!)) возник вопрос как же назвать поистине народный автомобиль, доступный самым широким слоям населения не только как средство передвижения, но и в техобслуживании и ремонте (еще в 1962 г. появилась знаменитая формулировка, надолго определившая своеобразие и принципиальное отличие этого автомобиля от других отечественных и зарубежных марок: «Народный автомобиль — руками народа», т.е. автомобиль должен был быть настолько простым, что его легко мог бы разобрать и собрать каждый простой рабочий и колхозник), то в результате всесоюзного конкурса, объявленного в прессе и набравшего около 30 тысяч писем и телеграмм, а по другим данным, в результате проведенного Госкомстатом СССР, по поручению Минлегпрома, отвечавшего тогда за осуществление всего проекта, одного из самых широкомасштабных в истории СССР социологических опросов: было опрошено более 52,7 миллионов мужчин в возрасте от 19 до 72 лет, подавляющее большинство из которых выбрало из шести десятков географических названий одно или два наименования, и чаще всего среди них фигурировало слово "Жигули". Объяснялось это достаточно прозаично: такое наименование было созвучно крайне популярному в народе сорту пива. По воспоминаниям депутата Куйбышевского Горсовета, а в те годы — бригадира Вспомогательного Слесарного цеха ВАЗа, Бориса Подсосенко, «в Кремле, где Жигулевское пиво не пользовалось особой популярностью, только пожали плечами, но название решили оставить. Зато наши ребята были рады неимоверно. С таким названием, говорили в цеху, мы уж построим! Вообще народ у нас был ушлый. Любили звучные названия и фразы. Так мой участок называли не иначе, как «с бору по сосенке», а Наркома Орджоникидзе именовали «Камарджоникидзе».


К сожалению, ученые, увлекшись спорами вокруг названия нового автомобиля, забыли об одном важном обстоятельстве. Когда зашла речь об экспорте нашего первенца и, соответственно, о завоевании им мирового рынка, выяснилось, что название «Жигули» совершенно неприемлемо для тамошнего потребителя. Во-первых, само слово «Жигули» было крайне неудобопроизносимым для большинства иностранцев и, более того сильно смахивало на «жиголо». Во-вторых, оказалось что «Жигули» по-румынски значит «дураки». Было принято решение придумать новое название для экспортных автомобилей ВАЗа. В 1973 г. появилось новое название "Лада".


Теперь "Лада" — это основной бренд "АвтоВАЗа". В 2004 г. с конвейера сошел первый автомобиль семейства "Лада Калина", в 2007 г. страна увидела первую Lada Priora, имя для которой выбирали по классической схеме. Первоначально были выбраны центры опросов, которым был передан ряд вариантов. Всего для проекта 2170 было предложено порядка 60 имен, потом из них отобрали семь, а в итоге получилось то, что стало известно всем. Летом 2010 г. в ходе народного конкурса для новой модели Lada было выбрано название Granta. В ноябре 2010 г. "АвтоВАЗ" утвердил семь названий, отобранных для будущих моделей Lada. Почти все они имеют латинские корни и по стилю сочетаются с названием Lada Granta. А именно: Slavia, Ladoga, Quanta, Adera, Alegra, Terra, Largus и Fortuna. В 2011 г. главным дизайнером автомобилей LADA назначен британский дизайнер Стив Маттин.


Коллекционная серия — пиво «Жигули Барное» (варится с 2009 г. на заводе Московской пивоваренной компании по рецепту легендарно-культового ресторана «Жигули» на Новом Арбате, известного с 1968 г., и не имеет никакого отношения к "Жигулёвскому") в литровых стальных банках с иллюстрациями в стиле пин-ап художника Валерия Барыкина. В апреле 2012 г. вышла первая работа из коллекционной серии — «Курортное знакомство». По состоянию на октябрь 2017 г. серия включает 22 работы.


Проект «Жигули» был запущен хозяином московского пивного ресторана на Новом Арбате и владельцем торговой марки – Андреем Кобзоном (сыном Иосипа Кобзона). Кстати, ресторан славится тем, что здесь после первомайской демонстрации в 2012 г. одновременно пили "Жигули" два Президента России - Медведев и Путин (в тот майский день одного уже переизбрали, другой ещё не сложил с себя полномочия).


В 1987 г. появилось пиво «Специальное Жигулёвское», которое производилось не по стандарту, а по отдельным техническим условиям.


После распада СССР пиво под названием «Жигулёвское» продолжает выпускаться как в России, так и в других независимых республиках (например, Украина, Беларусь, Литва).


В 1992 г. ТОО "Жигулевское пиво" регистрирует право на товарную марка пива "Жигулевское". Свидетельство №106468 от 24 июля 1992 г. Но, поскольку пиво под названием «Жигулёвское» выпускалось почти всеми заводами страны (а это более чем 200 пивоваренных заводов), Союз российских производителей пивобезалкогольной продукции, объединяющий более 90 % производителей российского пива, оспорил законность регистрации товарного знака, и 17 мая 2000 г. Апелляционная палата Роспатента отменила регистрацию товарного знака "Жигулёвское". С внедрением в России ГОСТа Р 51174-98 требования к отдельным сортам были сняты, и под названием «Жигулёвское» стала выпускаться очень разная продукция. Так, в соответствии с этим стандартом ОАО «Крафт» (Костромской пивоваренный завод) варило «Светлое Жигулёвское» плотностью 8 % и крепостью 3 % (объёмных), а ОАО «Бадаевский пивоваренный завод» — «Жигулёвское крепкое» с параметрами 16 % и 7,2 % соответственно.

Краснокирпичные с характерной раскраской корпуса Жигулевского пивоваренного комбината и сегодня привлекают внимание всех, кто проплывает по Волге мимо Самары. Кроме завода в из наследия Вакгано достойна внимания большая коллекция предметов античного и современного искусства, которую он собирал, путешествуя по всему миру, часть которых после революции и последовавшей национализации вошла в собрание "Эрмитажа", а оставшаяся часть находится в музеях Самары.


Упоминания в литературе:

В рассказе Ивана Бунина «Речной трактир»:
… я долго и скучно сидел один в этом речном кабаке, очень дорогом, кстати сказать, известном своими купеческими ночными кутежами, нередко тысячными, и без всякого вкуса глотал от времени до времени жигулёвское пиво, вспоминая Рейн и швейцарские озера…

В романе Сергея Антонова «Васька» в эпизоде, происходящем осенью 1934 г.:
Он отвёл гостью в угол. Они долго перешёптывались и препирались. Наконец она собрала в кошёлку пустые бутылки, пнула шпица и пошла.
— «Жигулёвского»! — напутствовал её Николай Николаевич.

Жигулёвское пиво упоминается в песне Владимира Высоцкого «Песня автозавистника»:
… Не дам порочить наш советский городок!
Где пиво варят — золотое «Жигули»…


Неоднократно упоминается в Трилогии о Дайвере Сергея Лукьяненко, например:
Джакузи оказалась заполнена зелеными пол-литровыми бутылками. Этикетки давно отклеились и крутились в пузырящихся струях. Опустив руку — вода оказалась ледяной, — я выловил одну. «Жигулёвское».
— С. Лукьяненко. Фальшивые зеркала
На балконе грустила ободранная пятилитровая канистра. Открутив пробку, я принюхался. Пахло прокисшим «жигулёвским».
— С. Лукьяненко. Лабиринт отражений
— Добрый день, Кристиан, — сказал я. — Можно пять литров пива?
Отпускать пиво литрами он явно не привык. Но ему понадобилось лишь секунд пять, чтобы улыбнуться повторно. — Какого пива?
— Жигулёвского.
Охранники за спиной — они почему-то решили заглянуть вслед за мной в зал — шумно задышали.
— С. Лукьяненко. Лабиринт отражений




Затопленная колокольня Никольского собора в Калязине
Калязин до затопления. Художник Геннадий Сотсков. Холст. Масло.
С конца 30-х годов XX века Волга начинает использоваться и как источник гидроэлектроэнергии. К 1940-м годам утвердили проект Волгостроя, начало которому было положено ещё в 1920-х годах. По этому проекту предусматривалось искусственное расширение реки Волги, создания на её акватории гидроэлектростанций. Одна из старейших гидроэлектростанций России — Угличская (ГЭС на реке Волге в Ярославской области, в городе Угличе - самом древнем русском городе на берегах реки, основанном в 937 г.) — была пущена в 1940 г., и сыграла важную роль в обеспечении Москвы электроэнергией в годы Великой Отечественной войны, особенно в период Битвы за Москву. Строительство станции велось в 1935—1955 годах, преимущественно силами заключённых ГУЛага, по состоянию на 1941 год она являлась второй по мощности действующей гидроэлектростанцией СССР. При создании Угличского водохранилища было переселено 24,6 тысячи человек. Водохранилищем было затронуто в разной степени (полное или частичное затопление, подтопление, берегопереработка) 213 населённых пунктов, в подавляющем большинстве — сельских (всего из зоны затопления было перенесено 5270 домовладений). В зоне затопления велись значительные археологические работы, в результате которых был получен большой объём материала, в несколько раз превышающий полученный на этой территории за предыдущее время; в то же время несоответствие проведённых работ масштабам зоны затопления привело к тому, что большая часть археологических памятников осталась неисследованной и была затоплена. В зону затопления попала часть территории городов Калязин (пострадал в наибольшей степени), Углич и Кимры. При создании водохранилища был утрачен ряд памятников истории и культуры — Паисиев Покровский монастырь в Угличе, большая часть исторической застройки Калязина, древнее село Скнятино, более двух десятков сельских и городских церквей, левое крыло Супоневского дворца (усадьбы генерала А. Н. Супонева), Троицкий Макарьев монастырь и архитектурный комплекс упразднённого в XVIII веке Николо-Жабенского монастыря в Калязине, от которого сохранилась только колокольня, оставленная в качестве маяка, так как Волга в этом месте делает крутой поворот, почти под острым углом. В советское время ходили разговоры о том, что колокольню надо снести. Говорили о том, что её целесообразно разобрать, так как она немного накренилась из-за непрочности фундамента, но в конце 1980-х годов фундамент колокольни укрепили, вокруг был создан искусственный островок с причалом для лодок. 22 мая 2007 г. в колокольне была совершена божественная литургия. В апреле 2014 г. оказалась окружена сушей из-за падения уровня воды в водохранилище, что обусловлено малоснежной зимой и сбоем в работе плотин. 18 августа 2016 г. на колокольне установлено 5 новых колоколов, отлитых по специальному заказу в московской мастерской Ильи Дроздихина. Теперь колокольный звон сопровождает каждое богослужение. В настоящее время затопленная колокольня является главным символом Калязина и привлекает множество туристов. В летнее время у колокольни проводятся регулярные молебны. В зимнее подобраться к ней не всегда возможно, а летом во время Верхневолжского крестного хода именно там заканчивается крестный ход, который начинается у истока Волги в Осташкове. Здесь он останавливается для совершения молебна.

Фрагмент двухсерийного художественного фильма «Берег» (1983) Александра Алова, Владимира Наумова по одноимённому роману Юрия Бондарева, съемки которого проходили в Калязине. Купола торчащие из воды - всего навсего декорация, которая года 2 так и валялась в воде около берега.
Эта колокольня овеяна мифами. По кайней мере, есть один миф о большом колоколе, который якобы лежит в затопленном подвале колокольни и звонит перед страшными событиями (например, начало Великой Отечественной в 1941 г., бомбардировка японских городов в 1945 г., разрушение Ашхабада в 1948 г., ввод войск советской армии в Афганистан в 1979 г.). Некоторые местные жители говорили, что можно проплыть на лодке под сводом арки колокольни и прислушаться. Если он не стукнет тихонько, значит, будешь жить ещё долго. А если стукнет… И некоторые смельчаки испытывали судьбу, приезжали в Калязин, брали лодку на время, и отправлялись к колокольне.

Рыбинская ГЭС
В 1940 г. перекрыли Волгу и Шексну, а в 1941 г. Рыбинская ГЭС уже приготовилась к наполнению водохранилища, которое началось перед самой войной, в апреле. Первая нитка шлюза была сдана в мае 1941 г. К ноябрю, когда Рыбинская ГЭС была готова на восемьдесят процентов, строительство пришлось приостановить из-за каждодневных бомбёжек. Возобновлены работы были уже в 1942 г., и в январе был пущен второй гидроагрегат. Персоналом станции на тяжелейших работах могли быть только женщины - славные труженицы тыла. Девушки проходили краткосрочную стажировку на гидроэлектростанции Углича и ехали работать под бомбы. Но энергия пошла, и дала её Рыбинская ГЭС! Рыбинск выстоял! Это была долгожданная энергия, которая так необходима во время военных действий, ведь перед битвой за Москву Мосэнерго эвакуировал большую часть электростанций, а оставшиеся существовали при жесточайшем дефиците топлива.

В годы Великой Отечественной войны на Волге произошло крупнейшее сражение - Сталинградская битва, длившаяся с 17 июля 1942 по 2 февраля 1943 г. Особенно ожесточенные бои велись в районе Мамаева кургана (возвышенность на правом берегу реки Волги в Центральном районе города Волгограда, получившая название от мамаев - так в прошлом называли грабителей караванов, бугры же, на которых находились дозорные посты разбойников, и где происходил «дуван» после разбойных нападений на проплывающие корабли, то есть дележ добычи, называли «мамайскими» или «мамаевыми»; по другим данным своё название легендарный курган получил со времен Золотой Орды, когда на его вершине была учреждена застава беклярбеком (управляющим государственной администрацией, по-современному, премьер-министром) и тумэнбаши (или, по-древнерусски, темником, т.е. начальником над десятью тысячами воинов) Мамаем (из огузского племени кият, куда входил сам Чингизхан, чьи потомки участвовали в формировании казачества в Украине (Богдан Федорович Глинский (Мамай) в 1488 году был великим князем Литовским Казимиром посажен наместником в Черкассах, где сформировал вооруженные отряды, которые впервые упоминаются в турецких, польских и литовских документах, как «казаки»), а потому многие исследователи склонны отождествлять его с Казаком Мамаем), захороненым, согласно легенде, здесь же, в золотых доспехах в гробнице, которая, кстати, так и не была найдена) с сентября 1942 г. и заканчивая январем 1943 г. Сегодня Мамаев курган известен в первую очередь памятником-ансамблем «Героям Сталинградской битвы», сооружение которого началось в мае 1959 под руководством скульптора Е. В. Вучетича. 12 июня 2008 на Красной площади в Москве были подведены итоги конкурса «7 чудес России»: по результатам голосования Мамаев курган вошёл в их число. Главный монумент комплекса - «Родина-мать зовет!», силуэт которой присутствует на гербе и флаге Волгоградской области, - занесена в книгу рекордов Гиннеса как самая большая (на тот момент) скульптура-статуя в мире. До сих пор является самой высокой нерелигиозной скульптурой-статуей в мире. Её высота 52 метра, длина руки — 20 и меча — 29 метров. Общая высота скульптуры 85 метров. Вес скульптуры 8 тысяч тонн, а меча — 14 тонн (для сравнения: Статуя Свободы в Нью-Йорке в высоту 46 метров; статуя Христа-Искупителя в Рио-де-Жанейро 38 метров). Наиболее вероятно, что фигуру скульптор лепил с спортсменки-дискоболки Нины Думбадзе, а лицо — с жены Веры. Впоследствии он ласково называл волгоградский монумент Верочкой. По разным данным, для скульптуры также позировали Анастасия Антоновна Пешкова, Валентина Изотова или Екатерина Гребнева. Также существует мнение, что статуя имеет параллели с фигурой «Марсельезы» на триумфальной арке в Париже, а поза статуи вдохновлена статуей Ники Самофракийской. Вучетич рассказывал Андрею Сахарову: «Меня однажды спрашивает начальство, зачем у неё открыт рот, ведь это некрасиво. Отвечаю: А она кричит — "за Родину… вашу мать!" Ну, они и заткнулись».


За годы жизни «Родина-мать» несколько поистрепалась (ведь стоять под напором ветра непросто) и ее уже дважды реставрировали. Так, в 1972 г. 14-тонный 33-метровый меч (сделанный в Магнитогорске, что символично: по статистике, в годы Второй мировой войны каждый второй советский танк и каждый третий снаряд были сделаны из металла, произведенного в Магнитогорске), собранный из листов нержавейки и потому сильно громыхавший, пугая посетителей, был заменен на цельноскроенный 28-метровый меч из фторированной стали с отверстиями для уменьшения парусности и демпферами для гашения колебаний от ветровых нагрузок. На Мамаевом кургане так же есть несколько братских и индивидуальных могил, в которых покоится прах 34505 защитников Сталинграда.


Но это всё официальные версии, материалистические, а есть еще и эзотерика. И согласно этой теории, Родина Мать - это богиня смерти и разрушения воительница-упыриха Кали (санскритское काली, Kālī, «чёрная») Ма - тёмная и яростная форма Парвати, тёмная Шакти и разрушительный аспект Шивы. Она изображается как четырехрукая худая женщина с черной или синей кожей, обычно обнаженная или полуодетая в шкуру пантеры. В одной руке Кали держит меч, в другой — голову убитого ей демона, двумя остальными она благословляет своих последователей и делает жест, прогоняющий страх. В качестве серег у нее два мертвых тела, на груди — ожерелье из 50 человеческих черепов, пояс сделан из отрубленных человеческих рук. Ее язык высунут изо рта, глаза сверкают кроваво-красным огнем, лицо и тело залиты кровью. Одной ногой она попирает тело своего мужа, Шивы. Этот грозный образ подробно описан во многих древних и современных текстах. Рассмотрим же подробнее признаки этой богини, присутсвующие в Родине Матери.

Дурга - одно из имен Кали Ма
  1. Имя Кали Ма (Черная Мать): Родина Мать, которая стоит на Ма-Маевом Кургане. В славянском "ведическом пантеоне" Кали Ма соответствует Ма-Кошь или Ма-Ра. Очевидна игра согласных М-К-Р.
  2. Она держит меч (кинжал, картрика, кхадка): Родина Мать крепко держит громадный меч в своей руке
  3. Рубль СССР "30 лет Победы" и рубль РФ "50-летие Победы на Волге"
    Копия монумента в городе Маньчжурия (Китай)
  4. Она стоит на груди Шивы, лежащего в форме трупа: Родина Мать запечатлена в движении по направлению к воину, расчлененному и уже наполовину вросшему в землю (советский воин-богатырь - Шива; автомат - стрелковое оружие, лук; граната - булава). По традиции, Кали Ма должна встать на грудь поверженному полуживому-полумертвому Шиве (трупу).
  5. Вокруг нeё - сражение: Вокруг неё, действительно, сражение. Одно из самых кровавах и ожесточенных в истории. А сейчас оно запечатлено в скультурах мемориала и в кладбище, расположенном прямо за спиной Кали Ма в Волгограде. Почти везде Кали Ма ставят либо прямо на костях либо прослеживается другая связь с массовыми жертвами. Одна из могил (маршала Советского Союза) расположена прямо у подножия Кали Ма. Любит она такое дело... Такие вот "памятники" на Мамаевом кургане имеют четкое и однозначное воздействие на подсознание.
  6. Груди eё пышны и круглы: Для памятника, посвященного памяти погибшим и имеющего в своем названии упоминание матери совсем странным выглядит такое художественное внимание к изображению груди
  7. У нeё высунутый свисающий язык: Часто Кали Ма изображается не с высунутым языком, а с открытым ртом. Действительно, у Волгоградской Кали Ма рот уродлив. Исторический анекдот на эту тему упоминался выше
  8. Она держит горящую чашу (факел): У Кали Ма много рук. Обычно 4, но бывает и 6 и 8. Каждый раз вопрос как изобразить дополнительные руки решается оригинально. В случае Волгоградской Кали Ма строго на восток есть отдельный павильон, в котором "ничейная рука" держит факел. Через дыру в крыше можно разглядеть, чья же это дополнительная рука с факелом. Вот такая многорукая "мама".
Комплекс на Мамаевом Кургане до сих пор требует кровавых жертв. Кали - грозная и кровожадная богиня, которая требует свежей крови от своих последователей. К сожалению, как это художественно изобразил Пелевин, Кали Ма и по сей день приносятся жертвы. Конечно, об этом мало кто знает и даже задумывается...

"Я увидел новый фонтан и вскричал: "Не верю!". Раньше он "не имел художественной ценности". Теперь он к тому же не имеет и исторической", - Алексей Серов, художественный руководитель Первого драматического театра Волгограда, автор спектакля "Украденное солнце", поставленного по воспоминаниям детей военного Сталинграда.
23 августа 2013 г., день в день в годовщину страшной бомбардировки Сталинграда, на территории музейного комплекса в Волгограде прокремлевские байкеры из пресловутого мотоклуба "Ночные волки", так же известные как "Боевые шуты Путина", получающие, по данным Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, многомиллионные гранты из федерального бюджета России, восстановили уничтоженную после войны скульптурную композицию "Детский хоровод", изображающую детей, совершающих непонятные пассы вокруг... крокодила. Были установлены две реплики фонтана в память о нём, восстановленом в 1943-м и снесенном, как не имеющим художественной ценности, в 1950-х, в период строительства нового железнодорожного вокзала: одна рядом с мельницей Гергардта имитирующая разрушенный фонтан запечатлённый на знаменитой фотографии, с почерневшими, словно обугленными детьми, другая на Привокзальной площади, похожий, но несколько отличающийся от исторического сталинградского фонтана, уже с белоснежными подросшими детьми. Как известно оные пресмыкающиеся в Волге не водятся и выбор центрального персонажа скульптуры малопонятен. Однако, когда дети танцуют вокруг свирепого хищника-людоеда, быть беде! Гойскому же стаду во время как первого, так и второго пришествия скульптуры была предложена версия, что это памятник крокодилу, съевшему Солнце, из стихотворения Чуковского (единственный случай в СССР памятника отрицательному персонажу! В центре города, носившего тогда имя Сталина!!!). На самом же деле изображает данная скульптурная группа так называемый "танец смерти", или называя вещи своими именами - человеческое жертвоприношение крокодилообразному божеству древнего Египта Себеку, в некоторых египетских текстах выступающему как бог, враждебный Ра – богу Солнца (вот вам и «Крокодил Солнце в небе проглотил!»). Геродот писал, что в Египте вблизи культового центра бога Себека было установлено особое отношение к тем людям, которые становились жертвами крокодила: «Если какого-нибудь египтянина или… чужеземца утащит крокодил… то жители того города, где труп прибило к берегу, непременно обязаны набальзамировать его, обрядить как можно богаче и предать погребению в священной гробнице. Тела его не дозволено касаться ни родным, ни друзьям. Жрецы бога Нила сами своими руками погребают покойника как некое высшее, чем человек, существо». Тело человека, который был убит священным животным, само становилось сакральным объектом. Говорят, что, когда немцы подошли к Сталинграду, Сталин запретил эвакуацию мирного населения. В результате погибло 200 тыс. жителей города. Есть версия колоссального жертвоприношения тому самому Себеку. Результатом первой установки скульптуры стала эпическая фотография разбомбленного Сталинграда, среди руин которого магическим образом сохранились танцующие танец смерти дети. Результатом установленных реплик:
  • 21 октября (через 59(!) дней после восстановления скульптуры Себека) - взрыв автобуса террористкой Асияловой.
  • 29 декабря (через 69(!) дней после первого теракта) - взрыв сначала на вокзале, а на следующий день в троллейбусе...
«V — значит вендетта»
К слову, со времен английского одного из основателей теории общественного договора и теории государственного суверенитета, философа-материалиста Томаса Гоббса, опубликовавшего в 1668 г. философский трактат «Левиафан» (первое издание которого в России появилось в 1864 г., на год раньше публикации «Крокодила» Ф.М.Достоевского, но было конфисковано цензурой), крокодил-левиафан остается самой известной метафорой государства, которое возникло, чтобы сдерживать зверя в человеке (сильный зверь (левиафан) сдерживает слабого зверя). Поэтому левиафан только тогда бывает человеку полезен, когда власть его абсолютна, когда он не позволяет в человеке восторжествовать зверю. Думаю, это одна из причин, по которой мотив фонтана «Бармалей» использован в германо-американском фильме-антиутопии «V — значит вендетта» для изображения мемориала детям, ставшим жертвами биологической атаки, которая на самом деле была провокацией с целью укрепления власти правящей партии. Маски из фильма стали популярным символом протестного движения в западных странах...


Появился он и в американском блокбастере «Враг у ворот», и в компьютерной игре Call of Duty. А 10 октября 2013 г. в прокат вышла российская военная драма режиссёра Фёдора Бондарчука — «Сталинград» — первый российский кинофильм, снятый в формате IMAX 3D, под Санкт-Петербургом. Точная копия «Хоровода» в нем является центральным элементом всех декораций. По воспоминаниям актеров, занятых в фильме, «фонтан завораживает. Куда бы ты ни повернулся, что бы ты ни фотографировал, ты обернешься на фонтан снова и снова. И опять пионеры будут смотреть своими пустыми глазницами прямо на тебя». Российский бизнесмен, писатель, теле- и радиоведущий Сергей Минаев высказал мнение, что "через десять лет… картина станет классикой, по которой детей будут учить снимать". В то же время, генерал-майор в отставке, участник Сталинградской битвы Александр Фень после просмотра фильма выразил недоумение — «зачем Бондарчук вместо битвы показал разврат, сумбур и разброд?», а житель Самары Петр Морозов направил в Министерство культуры петицию с требованием запретить показ фильма «Сталинград», и отозвать заявку на «Оскар», из-за «героизации нацизма и искажения исторических фактов». По состоянию на 17 февраля 2014 г. петиция набрала более 34 тысячи 097 голосов, но никакой реакции министерства не последовало. Продюсер Александр Роднянский и режиссёр Фёдор Бондарчук демонстративно посмеялись над негативными отзывами о фильме. Впрочем, лучше всего об этом фильме расскажет [BadComedian] (Евгений Баженов):


По сути, сам объект уникальным не являлся, он был запущен в массовое производство (в СССР их было установлено где-то 25 штук) и украшал разные города, но лишь сталинградскому суждено было стать символом мира, а затем войны. История возникновения «Детского хоровода» в Сталинграде непроста и в чем-то даже комична. Композиция была заказана харьковскому скульптору Ольге Кудрявцевой для фонтанов в трех городах: Артемовске, Горловке и Днепропетровске. Ввиду большого объема работ к созданию этого произведения были привлечены скульпторы-помощники. Изначально группа представляла собой композицию из шести детских фигур, пляшущих вокруг лежащего крокодила. Такая же композиция, но с удвоенным количеством фигур и пионерским костром посредине, была установлена и перед открывшимся в том же 1935 г. Дворцом пионеров в Харькове. Однако руководство скульптурной фабрики, выполнявшей отливку фигур, пошло на хитрость. Кроме заказанных трех групп было отлито еще несколько копий без ведома и участия автора. Они неожиданно отыскивались в Воронеже, Ромнах, Баку, Оренбурге. Одна из таких контрафактных копий была установлена и на привокзальной площади в Сталинграде...

Любовь Орлова в фильме «Волга-Волга»
Свою роль сыграл в Великой Отечественной войне и один из культовых советских фильмов, причем свзанный непосредственно с Волгой. Александров рассказывал, что его фильм «Волга-Волга» смотрел и президент США Франклин Делано Рузвельт. Случилось это после того, как в 1942 году в Москве трудно шли переговоры об открытии «второго фронта». По версии режиссёра, Сталин сначала посмотрел «Волгу-Волгу» в компании переговорщиков Рузвельта Аверелла Гарримана и Гарри Гопкинса, а потом распорядился отослать копию ленты за океан, в подарок американскому лидеру. Говорят, Рузвельт пришел в полнейший восторг от просмотра. Смешного в фильме, и правда, много, но ведь не для веселья Иосиф Виссарионович прислал его союзнику. Рузвельт всё понял, когда услышал перевод песни из фильма о пароходе:

Америка России подарила пароход:
С носа пар, колёса сзади,
И ужасно, и ужасно,
И ужасно тихий ход!

Рузвельт якобы воскликнул: «Всё ясно! Сталин упрекает нас за затяжку с открытием второго фронта!». Однако, ускорить открытие «второго фронта» подарок Сталина не смог – союзники затягивали процесс вплоть до 1944 года.

Владислав Коваль нарисовал к юбилею Победы «Сталинградскую мадонну».
(«Комсомольская правда», 17 января 2008)
«Сталинградская мадонна» была написана немецким военным врачом, а до войны лютеранским пастором и художником, Куртом Ройбером в рождественскую ночь 25 декабря (по григорианскому календарю) 1942 г. углём на оборотной стороне куска советской географической карты. К этому моменту немецкие войска под командованием генерала Паулюса (с 30 января 1943 — генерал-фельдмаршал) были уже окончательно окружены в сталинградском «котле» частями Красной Армии и несли большие потери, усугубляемые суровыми зимними условиями. Солдаты и офицеры вермахта были морально сломлены и практически потеряли какую-либо надежду вырваться из окружения, и единственным их стремлением было стремление выжить. Выражением этих эмоций и стал рисунок Ройбера. Вокруг фигур надписи на немецком языке: Licht. Leben. Liebe. Weihnachten im Kessel. Festung Stalingrad («Свет. Жизнь. Любовь. Рождество в котле. Крепость Сталинград»). «Кто-то из солдат спросил меня, могу ли я нарисовать для них картину к Рождеству», — писал Ройбер своей жене. — «Когда я начал рисовать ее, из отдельных линий и штрихов стало складываться единое целое. Она стала выглядеть и как фреска, и как скульптура. На картине мать с ребенком склонили друг ко другу головы, укрытые одним большим полотном ткани. Когда открылась дощатая дверь моего бункера, и мои товарищи вошли внутрь, они остановились как зачарованные, потрясенные и благоговейно молчали, стоя над картиной, висящей на глинобитной стене. Под самой картиной горел огонек на вбитом в стену полене. Все торжество, вся светлая радость Рождества засияли в этой иконе». 13 января 1943 г. «Сталинградская мадонна» была вывезена из окружения на последнем самолёте в руках тяжелораненого полковника Вильгельма Гроссе, командира подразделения, в котором служил Ройбер. Землянка, в которой было нарисовано и некоторое время находилось изображение Мадонны, была уничтожена через неделю прямым попаданием бомбы (доктор Курт Ройбер в это время дежурил в госпитале, умер в лагере для военнопленных (трудовой лагерь НКВД) №97 в Елабуге 20 января 1944 г.; вместе с тем, утверждают, что у национал-социалистов он был зачислен в ряды неблагонадежных: в проповедях он порой критиковал власти, а однажды, в период расцвета гонений на евреев, отправился в соседний город, чтобы демонстративно посетить еврейского портного и заказать у него новый костюм). 26 августа 1983 г., по просьбе Федерального президента Германии Карла Карстенса, образ был передан в Мемориальную церковь кайзера Вильгельма в Берлине, где находится и сейчас. «Сталинградская мадонна» стала эмблемой отдельного санитарного батальона германского бундесвера. В 1990 г. икона «Сталинградская мадонна» была освящена церковными иерархами разных христианских конфессий из трёх европейских городов, сильно пострадавших во время Второй мировой войны: настоятелем англиканского собора в Ковентри, епископом из Берлина и архиепископом Вольским и Саратовским Пименом (в миру Дмитрий Евгеньевич Хмелевский). Спустя три года бывшие воины-австрийцы, приехавшие в Волгоград на торжества, посвященные 50-летию Сталинградской битвы, подарили местному приходу резную копию Сталинградской Мадонны. Она находится в волгоградском католическом храме Святого Николая, возведенном еще в конце XIX века. В этом образе и его истории переплетено много противоречий. Странным образом слились воедино Сталин и Богородица, страдающие нацисты и бравые красноармейцы, лютеране, православные, англикане… Может не случайно волгоградские католики почитают ее, как икону «Девы Марии Примирения»...

С 1935 по 1991 год Самара носила название Куйбышев,
в честь советского партийного и государственного деятеля
Валериана Владимировича Куйбышева

По окончании боевых действий экономическая роль Волги, превратившейся в средоточие ГЭС и крупных водохранилищ (к слову, с позиции гидрогеологии Волга сегодня - это не река, а каскад водохранилищ, проточное озеро), значительно усилилась. В 1954 г. Угличская и Рыбинская ГЭС были объединены в единый комплекс, а официальное окончание строительства было объявлено в июле 1955 г. Суммарная установленная мощность всех гидроэлектростанций на Волге - 10 Гвт (10 млн квт), среднегодовая выработка электроэнергии - более 40 млрд кВт·ч.

монумент "Мать-Волга" на Рыбинском водохранилище. высота 28 метров. Архитектор - Н.Донских, скульпторы: С.Д. Шапошников и В. Малашкина.
В конце 1930-х годов, когда было принято решение увековечить подвиг советского народа по строительству Рыбинской ГЭС и Рыбинского водохранилища. На месте около шлюзов планировалось установить монументальную композицию Веры Мухиной «Рабочий и колхозница», которую возвратили из Парижа с всемирной выставки 1937 года. Пока на Рыбинском гидроузле не были завершены все строительные работы, монумент на временном постаменте установили в Москве у ВДНХ. Но когда все работы на гидроэлектростанции закончили, было принято решение «Рабочего и колхозницу» оставить в Москве, а в Рыбинске установить новый памятник, торжественное открытие которого состоялось летом 1953 г. В 2015 г. была проведена реставрация монумента. В 2016 г. по итогам интернет-голосования, которое проводилось на официальном сайте администрации Рыбинска, скульптура избрана символом города. Ранее на постаменте находилась цитата В.И.Ленина: «Коммунизм — это есть Советская власть плюс электрификация всей страны».
Создание такого масштабного водохранилища, как Рыбинское (которое на момент создания было крупнейшим в мире) привело к значительным изменениям окружающей природной среды. Для изучения этих изменений 18 июля 1945 г. был создан Дарвинский заповедник, в настоящее время имеющий статус биосферного (с 2002 г. включён во Всемирную сеть биосферных резерватов), площадью 112 630 га, из которых 45 454 га приходится на акваторию водохранилища.

Рыбинское водохранилище расположено в Молого-Шекснинской низине, в ложе существовавшего после последнего оледенения древнего озера, исчезнувшего около 17 тысяч лет назад. В ходе заполнения водохранилища существовавшие биоценозы Молого-Шекснинского междуречья были заменены на биоценозы водохранилища и прибрежных территорий. Прибрежные биоценозы водохранилища прошли несколько этапов развития, и продолжают изменяться в настоящее время. Большую часть суши занимают сосновые леса, в которых часто встречаются ягодники. Здесь растут морошка, голубика и клюква, иногда встречаются редкие виды цветов, в том числе венерин башмачок.


В заповеднике обитают звери и птицы, характерные для Вологодской области. Здесь встречаются: куница, горностай, обыкновенная белка, выдра, волки, барсуки, лисицы, заяц. По данным сотрудников заповедника, из млекопитающих несколько снизилась численность лося, увеличилась численность медведя, с 1960-х годов существует крупная популяция ранее почти не встречавшегося кабана, с 1980-х появился и стал многочисленным бобр. В заповеднике отмечается 230 видов птиц, из них 133 вида гнездится. В лесных чащах гнездятся филины, глухари, тетерева, большой подорлик, чёрный коршун, ястреб-тетеревятник, ястреб-перепелятник и ряд мелких соколков. Из видов, не встречавшихся до образования водохранилища, можно отметить серебристую чайку, лебедя-кликуна (гнездится более 30 пар), орлана-белохвоста (около 30 пар). Сейчас здесь отмечена наибольшая в мире плотность гнездовий орланов-белохвостов, занесённых в Красную Книгу. На всей европейской территории бывшего СССР насчитывалось не более 500—600 гнездовых пар этих исчезающих крылатых гигантов. Орнитологам всего мира заповедник знаком благодаря уникальной колонии «рыбного орла», как иной раз называют скопу. Здесь образовалась наибольшая в Европе плотность гнездовий (более 40 пар) ранее единично встречавшейся на данной территории скопы. В составе ихтиофауны, произошло выпадение реофильных и проходных видов (подуст, стерлядь и т. п.) и резкое увеличение численности лимнофильных и пластичных видов (лещ, синец, плотва, щука, судак). Общее количество видов рыб, за счёт искусственной акклиматизации и инвазии новых видов, не изменилось. Из множества бабочек в Красную книгу России внесен аполлон.

Уроборос. Арт-объект на берегу Рыбинского водохранилища
Уникальной особенностью Рыбинского водохранилища стало образование плавучих «островов» из всплывших торфяников. Это явление активно шло первые 5-15 лет после заполнения водохранилища, далее этот процесс приостановился, а плавающие «острова» прибились к отмелям и заросли древесно-кустарниковой растительностью. Другим характерным явлением были находящиеся в прибрежной зоне полузатопленные леса — при подготовке ложа водохранилища к затоплению было сведено 11 млн м³ товарного леса, но в то же время большие участки леса остались не вырубленными. Интересно, что затопленные леса стали своего рода биологическими оазисами — там гнездилось и кормилось большое количество птиц, скапливалась рыба (кстати, ранее водившаяся в этих местах стерлядь исчезла). Однако в течение 20 лет затопленные леса были разрушены подвижками льда. Вследствие же снижения водообмена и особенно усиления загрязнения водоёма сточными водами, содержащими фосфор, регулярно наблюдается «цветение» воды. В то же время, за счет эффекта разбавления и отстаивания загрязнителей, в Рыбинском водохранилище происходит самоочищение сточных вод. В прибрежной зоне изменился микроклимат — увеличилась сила и повторяемость ветров, весной водохранилище оказывает охлаждающее воздействие, осенью — отепляющее; вегетационный период сократился на 4-5 дней.


Наиболее красивое и уникальное место на Волге - это Волжское Понизовье, ее авандельта, то есть выступающая в море часть дельты Волги. Дельта Волги начинается в месте отделения от русла Волги рукава Бузан (в 46 км севернее Астрахани) и является одной из самых крупных в России и крупнейшей в Европе. В дельте насчитывается до 500 рукавов, протоков и мелких речек. Главные рукава — Бузан, Бахтемир, Камызяк, Старая Волга, Болда, Ахтуба; из них в судоходном состоянии поддерживается Бахтемир, образуя Волго-Каспийский канал. Один из рукавов нижнего течения Волги — река Кигач — пересекает территорию Казахстана. С указанного рукава берёт начало стратегический водовод «Волга — Мангышлак», обеспечивающий пресной водой отдельные районы Мангистауской области Казахстана. "во II веке началось усыхание аридной зоны, достигшее максимума в III веке. За этот период Каспийское море поднялось до отметки минус 33-32 м. Волга понесла такое количество воды, которое тогдашнее русло вместить не могло, и образовала дельту современного типа. На юг дельта простиралась почти до полуострова Бузачи (севернее Мангышлака)" писал советский археолог, географ, этнолог-востоковед, писатель-историк, переводчик и философ Лев Николаевич Гумилёв в своей работе«Хазария и Каспий». Это бескрайние просторы водной глади, непроходимые джунгли тростника, место жительства множества видов птиц и зверя, и ее жемчужина - долина лотосов Астрахани. Это красота. А закаты и рассветы здесь просто волшебные. Здесь 11 апреля 1919 года по инициативе Учёной комиссии Астраханского университета, открытого в 1918 г., под председательством профессора Сергея Александровича Усова был учреждён Астраханский заповедник - первый заповедник, созданный в Советской России.

В «Исследованиях о состоянии рыболовства в России» (ч.4, 1861) сообщается о белуге,
пойманной в 1827 г. в низовьях Волги, которая весила 1,5 т.
11 мая 1922 года в Каспийском море, близ устья Волги, была поймана самка весом 1224 килограммов, при этом, 667 килограммов приходилось на ее туловище, 288 килограммов — на голову, и 146,5 килограммов — на икру. Ещё раз самку такой же величины поймали в 1924 году в Каспийском море в районе Бирючьей косы, икры в ней было 246 килограммов, а общее число икринок составляло около 7,7 млн.
История создания заповедника пришлась на такое вре­мя, когда с одной стороны происходили изменения, вызванные естественными факторами: колебания уровня Каспия и объемов речного стока, с другой — антропогенного. Рост народонаселения в конце 19 — начале 20 вв. привел к быстрому освоению территории дельты. Теплый климат, изобилие рыбы и птицы влекли сюда промышленников, охотников и простой люд, ищу­щий пропитания. О косяках рыб, идущих в Волгу на нерест, уже сложены легенды, но старожилы еще помнят, что такое настоящая волжская путина. Сколько сил, средств, энергии надо бы­ло затратить, чтобы свести все на нет. Первые попытки принять меры по сохранению рыбных запасов были предприняты еще в 19 веке. В 1865 г. в дельте Волги была выделена запретная полоса для создания благоприятных условий воспроизводства рыб. Здесь запре­щалось рыболовство, уничтожение тростника, выпас скота. Психология промышленника прошлых лет, к сожалению, не отличалась от современ­ной: доходы сегодня и любой ценой. Освоение территорий влекло за собой сокращение мест обитания диких животных. Птицы уничтожались в огромном количестве, особенно в связи с появлением в России и за границей моды на перья, эгретки цапель и изделия из птичьих шкурок. Высокие цены и практически неограниченный спрос на перья и шкурки превратили их заготовку в массовое занятие. В Астрахани открылось несколько приемных контор с отделениями в уездах. В 1903 г. одна французская фирма скупила в Астрахани около 100 тыс. птичьих шкурок (Житков, 1914); в 1907 г. было вывезено и отправлено в столицу и за границу 1,5 тыс. пар шкурок пеликанов и 3 тыс. пар шкурок лебедей (Качиони, 1910). Неудивительно, что уже в 1912 г., по утверждению Б.М. Житкова, «промыслы некоторых видов птиц на шкурки… прекратились или почти прекратились за истреблением. Сбор яиц и отлов линных птиц велся в огромных масштабах. Каждую весну, в начале ХХ века в дельте собирали не менее полумиллиона яиц. Часть их шла в пищу, негодные для еды отправлялись на мыловаренные заводы. Правила охоты, и без того не отличавшиеся строгостью, не соблюдались, а действенного охотничьего надзора не существовало. Стало широко практиковаться выжигание прошлогодних тростниковых зарослей и травянистой растительности. В огне палов гибло много животных и кладок птиц; огонь перекидывался на ивовые леса, служившие местообитанием многих птиц и зверей. Глубокое расстройство наступило и в рыбном промысле. «Каспийская и волжская рыбопромышленность, можно сказать, переполнена всякими злоупотреблениями и нарушениями закона», — писал об этом Н.М. Книпович (1923, с. 79). В начале 1917 г. были полностью обловлены запретные участки дельты Волги, хищнический лов велся повсеместно. К этому времени уже состоялась экспедиция Зоологического музея Московского университета под руководством проф. Б.М. Житкова в дельту Волги. Отчет, представленный экспедицией, свидетельствует о крайне бедственном положении фауны. Почти полностью были истреб­лены большая и малая белые цапли, колпица, каравайка, лебедь-ши­пун, многие виды чаек, крачек, поганок. Очень редок стал фазан, почти не встречались следы кабана. Сохранить природу дельты стало насущной необходимостью. Именно по этой причине в столь трудное для Республики время и было принято решение о создании Астраханского заповедника и выделены бюджетные средства.

  • 24 ноября 1927 г. Совнарком РСФСР утвердил первое Положение об Аст­раханском заповеднике, как природном объекте государственного значения. Была определена его основная задача — «сохранение в неприкосновенном виде участков девственной природы в дельте Волги с характерным для них растительным и животным миром». В этом же Положении была определена структура заповедника. Он состоял из 3 участков: Трехизбинского, Дамчикского и Обжоровского. Общая площадь его составила 22,8 тыс.га.
  • Переломным стал 1935 г., когда заповедник перевели на общесоюзный бюджет и было принято новое Положение о заповедни­ке. Примечательно, что по этому Положению, принятому в период па­дения уровня Каспийского моря, южная граница заповедника переме­щалась вслед за отступающим морем, ориентируясь на заросли земно­водной растительности. Таким образом, территория заповедника пос­тоянно прирастала в своей южной части. Результаты работ не замедлили сказаться. В 1936 г. профессор Б.М.Житков, посетив дельту, писал: "… виды, раньше почти исчезнувшие в дельте, не только появились в заповеднике, но и размножились в таком количестве и образуют такие скопления, кото­рые на не охраняемых территориях южных плавней можно было видеть разве несколько веков назад".
  • В 1942 г. в связи с военной обстановкой, все документы и архив заповедника были эвакуированы в Гурьев (где они впоследствии безвозвратно затерялись), а его деятельность временно приостановлена на основании распоряжения Главного Управления по заповедникам от 25.VIII № 29/с и письма Астраханского Окрисполкома от 11/IX с/г № 1563 Астраханский Государственный Заповедник с 16/IX временно прекращает функционировать. К счастью, это продолжалось недолго. Уже 21 декабря 1942 г. новым приказом Главного Управления по заповедникам, зоопаркам, зоосадам при Совнаркоме Р.С.Ф.С.Р. от 10/XI.42 г. № 2337 и письма Астраханского исполкома Окрсовета депутатов трудящихся от 17/XII № 1885), деятельность Астраханского Государственного заповедника возобновляется.
  • В 1951 г., когда проводилась массовая ликвидация заповед­ников, Астраханский, в числе других 16 — выжил. С 1953 г. нача­лись бесконечные реорганизации. Заповедники передавали из одного ведомства в другое, что не всегда положительно сказывалось на ра­боте, но, тем не менее, заповедное дело в стране развивалось. Лесоустройством 1956 г. общая площадь заповедника была определена в 75,634 га за счет включения приросшей суши и мелководной акватории с авандельтовыми островами Макаркин и Блинов. С тех пор эта цифра неоднократно изменялась. В 1961 г., когда правительство СССР издало указ о ликвидации заповедников, Астраханский в число не попал. Он оказался среди тех немногих, уцелевших от закрытия заповедников, но был существенно сокращен (на 12234 га) в размерах территории.
  • С 1984 г. заповедник включён в международную сеть биосферных резерватов. По данным, определенным Лесоустройством в 2001 году, общая площадь Астраханского биосферного заповедника занимает 67917 га.

Самое большое чудо Астраханского края – это цветение удивительного лотоса, включенного в число восьми необычных достопримечательностей России. Астраханский заповедник — самая северная область распространения этого легендарного реликтового «цветка Будды», таинственного соцветия мужской силы, называемого здесь за красоту свою и тонкий, нежный аромат, напоминающий запах миндаля, каспийской, астраханской и чулпанской розой (впервые, этот цветок был найден в Чулпанском заливе). Лотос растет колониями, так называемыми лотосовыми полями. В Астрахани находятся, без преувеличения, самые огромные «природные клумбы» лотосов. Размеры некоторых из полей достигают площади в 6,5 на 10,2 км. Суммарная же площадь природных «плантаций» в дельте Волги и Каспийских раскатах переваливает за сотню гектаров! И на этой площади лотос именно доминирует, хотя надо признать, что он охотно растёт рядом с кувшинкой, осокой, камышом и другими водными растениями. Увидеть их можно только в вдоль стенок камыша, в протоках, заливах и “дворах”, в ильменях (дельтовых озерах), но всегда - на мелководьях и с хорошо прогреваемой Солнцем водой. Цветет лотос обычно, в июле-августе. Зачастую период цветения происходит с 10-15 июля (иногда уже с конца июня, в зависимости от погодных условий) по 5-10 сентября. Огромные, до 120 см в диаметре, круглые, кожистые листья, темно-зеленые, с синеватым, словно восковым налетом сверху, серовато-зеленые снизу. А над ними, на высоких и крепких стеблях, поднимаются сотни изумительных цветов, достигающих диаметра 0,6 м, разнообразных оттенков: от ярко-розового до совершенно белого. За время от утренней зари и до захода солнца окраска бутона изменяется в тональности несколько раз. Один цветок красуется 2-3 дня и затем опадает лепестками. Однако из за того, что цветов много и из воды поднимаются новые бутоны, великолепное буйство красок и массового цветения продолжается полтора-два месяца. Ближе к осени лепестки лотосов начнут опадать, а в конце августа сердцевины роскошных бутонов лотоса превратятся в коробочки с созревающими ореховидными плодами. В октябре-ноябре, ветра сломают кубышку, и из нее высыпятся орешки, дающие жизнь новым росткам лотоса. Эти орешки, называвшимися у древних египетским бобом (faba egyptiaca) - лакомство для перелетных птиц, особенно гусей. К слову, из семян и корневища можно добывать муку, что и делают в Таиланде с незапамятных времен. Лаосские и Тайские монахи жевали плоды лотоса, считая, что они повышают активность мозга. В 1764 г. петербургский профессор ботаники Юхан Петер Фальк (пристрастившийся во время путешествий по России к опиуму и весной 1774 г. в Казани во время приступа депрессии застрелившийся), управитель (директор) Аптекарского огорода, послал эти орехи, на тот момент, неизвестного растения с устья Волги в Швецию Карлу Линнею, который и определил растение как лотос на основе описанного им ранее лотоса из Индии.


«Возьми себе лотос, который существовал с начала времен, лотос священный…». Древние египтяне считали его священным. По их сказаниям, именно из этого цветка рождался древнеегипетский бог солнца Ра. Древние китайцы считали лотос олицетворением целомудрия и плодородия. А древние индийцы изображали в виде лотоса троны наиболее почитаемых ими божеств. Точных данных, как и когда, появился лотос на Волге – нет. Бытует мнение, что семена растения были занесены в период существования Великого шелкового пути торговыми караванами из Индии или Китая или буддийскими монахами из Калмыкии. Также есть предположение, что семена были занесены стаями перелетных птиц. Некоторые исследователи полагают, что сохранился здесь как реликтовое растение здесь ещё с третичного периода кайнозойской эры, что, впрочем, не доказано. Наверное, сегодня это не так уж важно, главное, что он есть.


Примечательна связь лотоса почти со всеми основными стихиями: в земле находится его корневище, в воде - стебель, в воздухе - листья, к солнцу обращены цветы. Это связывает его с сотворением мира. Одна из индийских пословиц гласит: «Цветы лотоса - корабль, на котором утопающий среди океана жизни может найти спасение». Считается, что человек проведя 1-3 дня в месте цветения лотоса, невольно дышащий ароматом цветка, купаясь в спокойной природной воде с полями лотосов, приобретает заряд бодрости, энергии, иммунитета, избавляется от депрессивных состояний. А его благоухание в тихую, безветренную погоду просто поглощает Ваше сознание, погружая в ни с чем не сравнимое наслаждение. По некоторым легендам, аромат лотоса лишает человека памяти! Некоторые считают его доступным и универсальным средством от недугов, другие утверждают, что нахождение вблизи с ним – стабилизирует иммунную систему организма, нормализует нервную систему, снимает стресс, способствует омоложению. Ходит молва о лотосовых ароматических процедурах и водных ваннах, способствующих тонусу всего организма в целом. Однако, лотос каспийский – более 30 лет как занесен в Красную книгу, так что срывать лотосы запрещено законом, да и смысла в этом нет, поскольку сорванный цветок проживет не более трех часов. Лучше оставьте его для других ценителей природы. Водная гладь, бескрайние берега поросшие зеленью, стаи птиц, обилие солнца, поля цветущих лотосов!

Чилим
Есть и другие реликты, кроме лотоса, среди более чем 290 видов растений, насчитывающихся в низовьях дельты Волги - сальвиния и чилим, или водяной орех, дальний родственник каштанов. В годы войны из чилима делали подобие муки, и он, наряду с рыбой, спасал местных жителей от голода. Чилим — подножный корм для многочисленных в заповеднике кабанов. За ядрами чилима приплывают и гуси. Они раздавливают орехи своим сильным клювом, выедая сочные зернышки. Любят чилим и водяные полевки. Эти пушистые темно-коричневые грызуны приплывают за орехами в сумерки. Заросли ивы и тальника, топкие берега, покрытые камышом, протоки и култуки с густыми водорослями, водяным орехом, желтыми и белыми кувшинками, белыми лилиями, нимфейником образуют прикаспийские крепи.

Открытка "Дельта Волги. Волжская колибри - ремез и ее гнездо", 1969 г.
Поражает и разнообразие птиц охраняемой территории. Не зря Астраханский заповедник называют "птичьей гостиницей" - в разное время года здесь можно встретить до 260 видов птиц, из них 72 вида редких птиц, многие из которых занесены в Красную Книгу. Тут гнездятся птицы, прилетевшие из Африки, Ирана, Индии - огромные стаи лебедей, гусей, уток. Некоторые виды птиц - пеликаны, цапли, бакланы - образуют целые колонии. Здесь можно увидеть орлана-белохвоста, розовых фламинго, скопу, колпицу, лебедя-шипуна, кудрявого и розового пеликанов и даже "каспийскую колибри" ремеза. На пролете встречаются стерх, сапсан и другие редкие птицы. Много в заповеднике цапель: белые (большие и малые), серые, рыжие, египетские, желтые и ещё серовато-голубоватые (кваквы ночные). Многие птицы останавливаются в дельте Волги подкрепиться. Они отдыхают здесь, набирая силы перед длительным и тяжёлым отлётом в тёплые края.


Розовые фламинго были замечены даже на берегу Варваровского водохранилища, что в Советском районе города Волгограда. Путешествуют не все фламинго, а лишь северные популяции розовых фламинго.


Многочисленные обитатели дельты Волги – лебеди-шипуны, отличающиеся от других лебедей оранжево-красный клювом с шишкообразным черным наростом, характерным свистом крыльев при полете и хриплыми звуками, похожими на шипенье. Шея шипуна толще, чем у кликуна, потому кажется более короткой. Молодые птицы приобретают снежно-белую окраску только к трем годам, а половозрелыми они становятся лишь к 4-5 годам. Средняя продолжительность жизни лебедей — 23-25 лет. Для взлета лебедям требуется большой разбег, обычно взлет осуществляется против ветра. Полет лебедей — одно из красивейших зрелищ: лебеди держатся парами, сохраняющимися, как правило, на всю жизнь. Возможно, поэтому у древних славян пара лебедей считалась воплощением супружеской верности. Утверждают, что лебеди очень агрессивные птицы. Они не терпят на своей территории никого, кроме своего брачного партнера и птенцов. На всех остальных лебедь набрасывается, как на заклятых врагов. Самцы лебедя очень самоотверженны и отважны при защите гнезда. Ударом сгиба своего крыла лебедь-шипун способен убить лисицу или собаку, сломать руку человеку. Защищая свое гнездо от врагов, птица пускает в ход и свой мощный клюв, нанося им весьма чувствительные щипки. Нередко лебеди таскают рыбу из сетей рыбаков, при этом разрывая в клочья сети сильным клювом, приводя их в негодность. Из-за этого лебедей даже отстреливают, чтобы не наносили урон другим видам птиц, особенно тем, которые являются объектом промысловой охоты (например, гусь), хотя у некоторых охотников остается суеверный трепет, с которым они относятся к убийству лебедя, — издавна считается, кто убьет эту грациозную птицу — символ чистоты и благородства — никогда не будет счастлив в любви. В Англии ещё шестьсот с лишним лет назад лебедь-шипун был объявлен королевской птицей. На Востоке, особенно в Индии, лебедь был символом божественного просветления. Считается, что просветленный йог, подобно лебедю, равным образом чувствующим себя как дома на земле и на воде, также свободно ощущает себя и в этом мире, и в океане Духа. Также утверждают, что если лебедь пьет смесь молока и воды, он обладает способностью проглатывать только молоко; предположительно, он делает это путем сворачивания молока. Сходным образом ханса (лебедь на санскрите), просветленный йог, проводит ясное различие между «молоком» высшей реальности и «водой» заблуждений.


Лет 20 назад, отдыхая в деревне в Волгоградской области, я видел необычное существо, которое зависло в полете над цветком и пило нектар. Если бы я не был твердо уверен, что колибри живут в тропиках, я бы подумал, что это колибри. Но как оказалось позже, есть и другие «очевидцы», считающие, что это колибри. Но на самом деле это вовсе не тропические птички, а интересные бабочки — бражники или сфинксы (семейство Sphingidae). "Бражник, как и колибри, не садится на цветок, а зависает над ним в воздухе, так же быстро-быстро перебирая узкими крыльями. Поэтому, по незнанию, бражника путают с колибри, или принимают за нереальное существо. Эти две неродственных группы являются ярким примером конвергентной эволюции" (Википедия). Бражники, в большинстве своем — ночные бабочки, но некоторые виды летают днем. Это довольно крупные насекомые с крупным, обтекаемым телом и узкими, вытянутыми как у реактивного самолета крыльями. Самые быстрые из бабочек, они могут развивать скорость до 50 км/ч. Гусеницы бражников довольно крупные и почти все имеют на заднем конце тела характерный вырост — «рог». Многие виды этих бабочек охраняются и занесены в региональные Красные книги.


Млекопитающих в заповеднике мало. В основном это кабаны (в заповеднике обитает около 2 тыс.) — единственные из копытных, постоянно обитающие во всех угодьях заповедника, от тростников надводной дельты до авандельтовых островов. При массовом размножении саранчи кабаны почти целиком переходят на питание этими насекомыми. В дельте Волги свиньи не только подбирают под колониями бакланов оброненную птицами рыбу, но и сами ловят в мелких протоках сазанов; часами «пасутся» в морской прибрежной воде в поисках многочисленных моллюсков. Но главный лакомый корм для свиней — орехи чилима. Скорлупа у них твердая, и расколоть ее сложно. Внутри белое ядрышко. Вкус у ореха хотя и водянистый, но сладкий. Кабаны поедают его плоды осенью, зимой и весной, при этом они сильно мнут заросли чилима и даже протаптывают дорожки. Обширные тростниково-рогозовые крепи весьма благоприятны для жизни кабанов. Однако подъем воды в половодье вытесняет животных из наиболее низких мест (култуков, ильменей) на прирусловые валы; там в мае — июне и скапливается большинство кабанов.

Есть также волки, лисицы, выдры, полевые мыши, мыши-малютки и др.


В тростниковых зарослях обычны водяные ужи, есть и другая представительница пресмыкающихся — водяная или болотная черепаха.

Фотография истока в 1910 году, сделанная С. М. Прокудиным-Горским

Осталось выяснить последний вопрос и пора закругляться. Исток крупнейшей реки на европейском континенте находится у юго-западной околицы Волговерховье, что в Осташковском районе Тверской области, на высоте 228 метров над уровнем моря. Выглядит исток так, будто и не из него вытекает большая река. Просто несколько родников на краю небольшого болотца образуют озерко, откуда берёт начало ручей глубиной менее полуметра, в засушливые годы он часто пересушен. Вода ручья – чёрно-красная или красно-бурая. Вокруг родника построена часовня, к которой ведёт мостик. Приблизительно в 250—300 метрах после истока видны остатки первой плотины на Волге, изготовленной из камня, которая была построена в начале XX века, в период до закрытия Ольгинского женского монастыря. Пройдя 3,2 км, Волга впадает в проточное озеро Малые Верхиты, потом в Большие Верхиты. А уже затем впадает в крупное озеро Стерж, которое является частью системы Верхневолжского водохранилища. Только здесь, да ещё около устья, волжское русло не изменено гидротехническими работами.

Иван Айвазовский. Волга у Жигулёвских гор. 1887

"Волга, в пределах верхнего своего течения мелководна, особливо между Тверью и Рыбинском, почему суда приходящие к последнему, перегружают свои товары на мелкосидящие небольших размеров суда. Когда глубина в этой части реки очень мала, тогда для возвышения ее уровня, из вышневолоцких водохранилищ выпускают известное, указанное опытом количество воды, несколько облегчающее судоходство, конечно не на долгое время. К такой мере прибегают конечно в крайних случаях, в летние жары и засухи, ибо весной, до спада вод и осенью при обилии дождей, горизонт Волжских вод доступен для безостановочного судоходства. В среднем течении средняя глубина реки от 12 и до 29 футов, а ниже глубина ее доходит иногда и до 70 футов. На всем протяжении Волги встречается множество мелей (перекатов), более или менее затрудняющих судоходство тем еще более, что с каждым весенним разливом положение их меняется, что зависит от множества песку несомого течением ее вод и осаждающегося при малейшем каком либо препятствия на пути. Достаточно небольшого кряжа, бревна, а тем более приткнувшегося к мели судна, чтобы образовался более или менее значительный нанос. Таким наносам много способствует слабое течение реки, зависящее в свою очередь от небольшой разности уровней между устьем и истоком, возвышенном не более 600 фут на 3500 верст или с небольшим 2 дюйма да версту. У Царицына Волга выделяет из себя рукав Ахтубу, идущий параллельно ей до устья и соединенный с нею множеством небольших протоков, образующих более или менее значительной величины острова. Берега Волги, как и всех наших рек, по правой стороне возвышены и даже гористы, с левой же, за некоторыми исключениями низменны, изобилуют в иных местах прекрасными поемными лугами, почему левый берег известен под общим названием лугового. Левый берег особенно высок между Ярославлем и Кинешмой, а около Костромы даже крут. Правый берег почти весь горист, исключений весьма немного. Высота его достигает до 280 фут. над уровнем и представляет собою более или менее красивые виды, из них особенно замечательны по красоте пейзажа виды: Нижнего-Новгорода, Ярославля, горы большой и малый Услон около Казани, Соколова гора около Саратова, а наибольшею прелестью самых разнообразных видов отличаются так называемые Жигулевские горы между Симбирском и Самарой", так писал о Волге Н. Боголюбов в конце XIX века.

Своей полноводностью Волга обязана таянью снега. Согласно гидрологическим данным 60% воды в великой русской реке приходится на растаявший снег. Еще 30% обеспечивается за счет грунтовых вод, а 10% попадает в Волгу в виде дождей. Именно поэтому каждую весну река доставляет массу хлопот чрезвычайным службам. Паводок на Волге начинается в апрели и заканчивается в конце июня. Есть еще и осенние паводки, которые не так заметны, но в случаи обильных дождей могут угрожать прибрежным городам и поселкам. Строительство цепи водохранилищ позволило укротить нрав реки и сделать паводки менее разрушительными.


А теперь самый главный вопрос. Куда впадает Волга?

Казалось бы, что может быть проще ответа на этот вопрос, ведь все мы со школьной скамьи знаем, что «Волга впадает в Каспийское море». Фразеологизм этот уже давно не просто географическая аксиома, им обычно иронически обозначают вещь настолько очевидную, что и упоминать о ней не стоит, то есть ясно по умолчанию. Так, например, В.И. Ленин, критикуя в своей работе “Против бойкота” (ПСС, т.16), меньшевиков писал: "Через всю меньшевистскую литературу, особенно 1905 года (до октября), красной нитью проходит обвинение большевиков в “прямолинейности”, назидания по их адресу насчёт того, что надо считаться с зигзагообразным путём, которым идёт история. Эта черта меньшевистской литературы есть тоже образчик рассуждения о том, что лошади кушают овёс и что Волга течёт в Каспийское море, — рассуждения, засоряющего разжёвыванием бесспорного суть того, что спорно". Фраза стала известной благодаря рассказу русского писателя Антона Павловича Чехова «Учитель словесности» (1894). Один из героев произведения, учитель истории и географии Ипполит Ипполитыч — «или молчал, или же говорил только о том, что всем давно уже известно». Он говорил, что «лето не то что зима», что «без пищи человек не может существовать» и т. д. Даже перед смертью, будучи в бреду, он сообщал очевидные вещи: «Волга впадает в Каспийское море… Лошади кушают овес и сено…». По видимости, Чехов позаимствовал эту фразу из грамматических упражнений, разработанных педагогом Н.Ф. Бунаковым: «Река Ока впадает в Волгу, а Волга в Каспийское море».

В советском детском музыкальном фильме «Приключение Электроника» (1979), снятого по мотивам фантастических повестей Евгения Велтистова «Электроник — мальчик из чемодана» (1964) и «Рэсси — неуловимый друг» (1971) Константином Бромбергом на Одесской киностудии, была песня «Мы маленькие дети», написанная поэтом-песенником Юрием Энтиным, где упоминалась фраза о Волге:
А нам говорят, что Волга
Впадает в Каспийское море.
А я говорю, что долго
Не выдержу этого горя!

В припеве песни в исполнении Ирины Дубцовой "Люби меня долго", так же упоминается фраза о Волге:
Люби меня долго-долго, чтобы больше
Не было больно-больно, одиноко
Люби меня долго-долго, невозможно
Чтобы не в Каспий Волга воды свои несла

Так вот. Не аксиома, не ясно и не очевидно. Более того – в корне не верно. Заблуждаются географические карты и учебники. Волга не имеет к Каспию никакого отношения. Возможно, кто-то бросится изучать соответствующую карту в Сети. Но в данном случае это бессмысленно. В том-то и дело, что эти карты тоже врут.

Впрочем,.. впрочем,.. В начале 2013 г. телеканал ОТР (Общественное телевидение России) проводил кастинг на должность телеведущего, состоящий из трех этапов: нужно рассказать о себе, прочитать новость и ответить на несколько простых вопросов, среди которых был и вопрос "Куда впадает Волга". Так вот, отвечавшие предположили, что: в Амурский залив, Дунай, Енисей и даже… в Ярославль — каждая следующая версия была невероятнее предыдущей. После кастинга, многие заявили, что не были готовы к "таким энциклопедическим вопросам". В 2014 году уверенно ответить на тот же вопрос смогли менее 60% студентов факультета журналистики МГУ (Московского Государственного Университета). Студенты перебрали варианты от Азовского и Черного до Северного и Балтийского морей, в Высшей школе экономики предположили, что Волга впадает в Байкал, Оку, Тихий океан, а МГУ — в Москву-реку, Енисей, Обь. Некоторые студенты решили, что «Волга не впадает никуда». А вы говорите - банально.

"Опять же девочка 18 лет, на права. На приеме нарколога я заметила у нее в карточке незаполненный лист освидетельствования психиатра.
Спрашиваю:
– Не подписал психиатр?
– Да, – сидит явно расстроенная.
– Не смогли ответить таблицу умножения?
– Да, – сует мне под нос телефон, в котором шпаргалка. – Сижу вот, повторяю…
Тут вклинивается невролог, которая никак не может поверить, что таблицу умножения можно не то что не знать, но хотя бы забывать.
– Ну как же так! Вы, наверное, просто растерялись! Вот сколько будет 7*8?
– 76?
Пыл коллеги поугас, и мы решили дать девушке направление:
– Психиатр может вас еще немного по географии спросить. Например, куда впадает Волга?
– В реку.
– А Волга сама по себе тогда что?
– Вода…
– Девушка, Волга впадает в Каспийское море.
С искренним изумлением:
– Да?! Никогда бы не подумала!"
МИККИ НОКС - ПСИХИАТРЫ ШУТЯТ. КРАТКОЕ РУКОВОДСТВО ПО РАЗВЕДЕНИЮ ТАРАКАНОВ

Место слияния Волги и Камы. Слева Волга
Одним из первых тему «Кама, а не Волга» поднял еще в XIX веке автор «Русского вестника» Филипп Вигель (близко знавший Пушкина и Жуковского). Работавший в коллегии иностранных дел, он много путешествовал по Российской империи и за границей. По речной теме Вигель высказался прямо: «Всем она взяла, сия Кама, — и шириной, и быстротой, и я не могу понять, почему полагают, что она в Волгу, а не Волга в нее впадает». Ныне позицию «Волга – приток Камы» отстаивают ученые Института Волжского бассейна РАН — член-корреспондент РАН Геннадий Розенберг и профессор Сергей Саксонов. Также этот подход разделяют кандидаты географических наук Нина Коротина и Александр Золотов. Эта позиция нашла отражение и в популярной энциклопедии «Вокруг света».

Как утверждает доктор географических наук, профессор факультета географии и геофизики КГУ, член корреспондент Академии водохозяйственных проблем РФ Владимир Ильич Мозжерин, долгое время занимающийся проблемами больших рек: "Волга не впадает в Каспийское море. И это не сенсация, – говорит . – О том, что Волга не впадает в Каспийское море, известно давно. Другое дело, что этот факт никогда не получал широкой огласки, и знают о нём только учёные географы. Правда, есть одна оговорка. В официальной географии во всех научных трудах, касающихся Волги и Камы, чёрным по белому написано, что Волга впадает в Каспийское море. С точки же зрения науки это утверждение неверно". Какие же доводы географы приводят в пользу этой версии?

Первые научные исследования были проведены в 1876 году, и выяснилось, что по гидрологическим признакам:
  1. Кама полноводнее Волги. Основная часть её бассейна расположена в таёжной зоне, где выпадает больше осадков, а снега тают медленно и неравномерно, что в совокупности с бесчисленными (более 70 тысяч) уральскими притоками делает Каму могучей рекой. С Волгой всё иначе. У неё меньше притоков, и расположены они в более южной зоне, где таяние снега идёт очень быстро, и вода поступает в реку большими порциями. Вдобавок практически на всём протяжении Волга зарегулирована, как выражаются специалисты, водохранилищами. В месте слияния Волги и Камы Кама несет на 1200 кубометров воды больше, чем Волга (4300 куб. м/с против 3100 куб. м/с.). По правилам гидрологии, если две реки сливаются в одну, общее русло после слияние называется по той реке, которая полноводнее. Наши предки это правило не знали, но большинство рек действительно названы по этому правилу. Одно из немногих исключений - Волга.
  2. Кама древнее Волги. В результате исследований илистых отложений этих рек было доказано, что Кама существовала ещё за несколько миллионов лет до появления Волги. В первую половину четвертичного периода, до эпохи максимального оледенения, Волги в современном виде не было. Существовала Кама, которая, объединяясь с Вишерой, впадала непосредственно в Каспийское море. Оледенение привело к переформированию гидрографической сети, и верхняя Волга, отдававшая раньше свои воды Дону, и вместе с ним впадавшая в Азовское море, стала впадать в Каму, причём, почти под прямым углом. Чуть ниже Казани эти две реки соединяются, и дальше текут по старому руслу Камы до Каспийского моря.
  3. Русло Камы находится ниже. Так как вода не течёт вверх, логично, что именно Волга впадает в Каму.
По данным из отчётов Росгидромета министерству природных ресурсов и экологии: длина Камы — 1805 км (до строительства плотин она была более 2000 км), а длина Волги — 1390 км.

С научной точки зрения, согласно большинству гидрологических признаков, Кама является главной рекой, а Волга — её притоком. Однако, учитывая важнейший исторический фактор, а именно — объединяющую роль реки Волги в создании единого Российского государства, часть реки от места слияния Волги с Камой до Каспийского моря принято считать продолжением Волги, а не Камы. Жители Твери, Ярославля, Нижнего Новгорода и Казподани, которые массово передвигались по реке на юг и обратно были категорически несогласны переименовывать любимую Волгу в честь малоизвестной сибирской реки. Впрочем, в Самаре и Саратове тоже предпочитали жить на столичной Волге (столицей в те времена был Нижний Новгород). Так и получилось, что на всех картах Кама это левый приток Волги (точнее — приток Куйбышевского водохранилища на реке Волге), и только у гидрологов Волга - это правый приток Камы. И Кама впадает в Каспийское море. А Волга впадает в Каму. Кстати, интересно, что гидрологически спорным является и название участка Волги между Нижним Новгородом и впадением Камы; этот участок, по правилам гидрологии, должен называться Окой. Однако этот вопрос практически не обсуждается.

Точку зрения о главенстве Камы поддерживала и арабская географическая традиция Средних веков, которая связывала исток Итиля именно системой Белая-Кама (арабы считали, что Кама впадает в Белую).

на этой фотографии чётко видно, что Чусовая является
основным потоком, в который вливается Кама
Мыс "Стрелка" на слияние рек Чусовая и Кама
Пойдем дальше! Некоторые утверждают, что гидрографически Кама впадает в Вишеру, Вишера впадает в Чусовую, в которую вливается и Волга, а дальше Чусовая впадает в Каспийское море! Дело в том, что русло Чусовой находится ниже русла Камы, следовательно Кама впадает в Чусовую. Так говорят и древние исследователи, осваивавшие Урал. Передвигаясь с запада на восток, они видели могучую реку, которая прорезала горы и несла свои воды через пороги к месту, где справа в Чусовую впадала другая река — Кама. Однако более глубинные исследования показывают, что всё таки Кама является главной рекой. Средняя и абсолютная высоты Волжского бассейна меньше Камского, т. к. в бассейне Камы находятся Уральские горы.

В августе 1950 года экспедиция Ленгидроэнергопроекта начала гидрологические и метеорологические исследования в створе будущей плотины Воткинской ГЭС у села Гилёво, деревни Гамы и села Сайгатки в 70 километрах выше Сарапула. Проводившееся, как и ранее при строительстве Камской ГЭС выше Перми, бурение глубинных скважин открыло то, чего исследователи не ожидали: погребённое под мощным слоем осадков русло древней Камы, а под ним — ложе Камы ещё более древней. Первую Каму палеогидрографы назвали Пра Камой, вторую — Палео Камой. С глубоких бурений и началось подробное исследование погребённых рек.
  • КАМА КАРБОНОВАЯ. Прото Кама (Перво–Кама), т. е. древнейшая Кама. Она существовала в каменноугольный период палеозойской эры, более 350 миллионов лет назад. В плане занимала положение, близкое к нижнему и среднему течению современной Камы. К востоку от Самарской луки она впадала в огромное Уральское море. В отложениях её дельты и береговой полосы моря образовались богатые месторождения нефти. Когда море ушло, а на его месте поднялись Уральские горы, Прото Кама постепенно отмерла, исчезла почти бесследно. Но именно она сформировала ту гигантскую речную долину, по которой потекли следующие поколения Камы.
  • КАМА НЕОГЕНОВАЯ. Палео Кама. Палеогидрографы называют её также Кинель рекой — по кинельским осадочным толщам, обнаруженным на реке Кинели, притоке Волги. Существовала от 20 до 5 миллионов лет назад в неогеновый период кайнозойской эры. У Сарапула текла несколько восточнее долины современной Камы, где и обнаружен её выклинивающийся аллювий. Отличалась каньонообразным руслом гигантских размеров. Глубина её водного потока местами достигала 110–120 метров, ширина по дну — 700 метров, по верху — 1,5–3,5 километров. Коренные берега почти отвесно поднимались на высоту от 200 до 850 метров. Справа, прорезая Сарапульскую возвышенность, в Палео Каму впадала крупная река, названная первыми поселенцами Сарапуль (чувашское наименование стерляди). Нынче по её долине протекает Большая Сарапулка с притоком – Малой Сарапулкой. Слева, ниже Сарапула, у села Николо Берёзовка, в древнюю Каму вливалась другая река. По её долине бежит теперь речка Берёзовка. Похоронили Палео Каму морские и континентальные осадки, под которыми при глубоком бурении и обнаружили её каньонообразное русло.
  • КАМА АНТРОПОГЕНА. Пра Кама. Существовала на Русской, Восточно Европейской равнинах и на Урале в антропогенный период кайнозойской эры, в плейстоцене, до последнего оледенения, от 2 миллионов до 400 тысяч лет назад. У неё было глубокое русло и широкая долина, которые она сформировала при новой регрессии моря и поднятии плиты Русской платформы. Пра Кама, как ножом, срезала восточные склоны Старцевой Горы и других отрогов Сарапульской возвышенности. Но и эта Кама была похоронена осадками, образовавшими богатые месторождения солей, гипса, глин.
Исключают ли эти сведения Чусовую из претендентов на звание реки, впадающей в Каспийское море? Я не знаю и сделать однозначный вывод не могу в силу того, что это обывательское исследование, основанное на различных источниках, которые следует проверять и перепроверять, но:

Было время, когда Вишера именовалась Пассер Я, что по мансийски значит "большая вода". Есть предположение, что так её назвали выходцы из великого Новгорода, потому что у них на родине тоже текла река Вишера. Новгородские ушкуйники ещё в Х–XI вв. пытались пробиться в сказочно богатую страну Биармию — Югру — Пермь, расположенную в Приуральске, в верховьях Камы и Вишеры.

Нижняя Вишера — от устья Колвы до впадения в Каму — типично равнинная река, разливается местами до 9011 метров.

В верховьях Кама сравнительно маловодна. Только после впадения в неё весьма обильной Вишеры река действительно становится полноводной.

Откинув все штампы и сложившиеся исторические каноны, можно утверждать, что главнейшей рекой является Вишера, а Верхняя Кама и Верхняя Волга — её притоки. Нижняя Вишера исторически названа Камой, а дельта Вишеры у Каспийского моря — дельтой Волги.

"Стрелка" — место слияния Оки и Волги. 1975 г.
На переднем плане — Рождественская (Строгановская) церковь, в подвалах которой,по уверениям Мельникова-Печерского, устраивались хлыстовские радения, заканчивающиеся по обычаю всеобщим "свальным грехом"...
Некоторые так же утверждают, что, согласно естественно-научным критериям, Волга впадает в Оку. "Принято считать, что река Ока впадает в Волгу. Это происходит у Нижегородской Стрелки. В то же время, от истока до места слияния у Нижнего Новгорода Ока на 187 км длиннее Волги. С точки зрения науки, изучающей режим рек, правильно было бы считать, что река должна называться именем того притока, который имеет наибольшие длину и бассейн и несёт с собой наибольшее количество воды. Бассейны у Волги и Оки до Горького одинаковы, средняя годовая водоносность тоже, но Ока, как мы уже говорили, длиннее Волги на 187 км. Поэтому формально именно Волга впадает в Оку и получившаяся река должна нести название Ока. Однако исторически сложилось обратное понимание вопроса" (Е.В.Болдаков "Жизнь рек", изд. 1951 г.).

Волга впадает в Каспийское море...
Волга впадает в Каспийское море.
Волга впадает в Каспийское море?
Волга не впадает в Каспийское море!

Я убедился в этом лично.
Чуть пониже Астрахани
Великая русская река,
Родившаяся в валдайских болотах,
Принявшая в себя Каму, Оку
И множество других рек и речек,
Распадается вновь
На сотни, а быть может, и тысячи
     протоков,
Главный из которых зовется Чограй.
Все они в конце концов добегают до
     Каспия,
Но это уже никакая не Волга,
Это особый мир, похожий на губку
Или на человеческое сердце, пронизанное
Множеством жил, прожилок и капилляров.
К ним приросли наподобье икринок
Десятки сел и поселков
И даже один город,
Называемый Камызяк.
Царство цветущих лотосов,
Царство икорной мафии,
Великая Дельта!

А третьеклассник где-нибудь
В Казани или в Камышине,
Сжимая в руках указку,
Смотрит на карту и повторяет
     банальность,
Притворившуюся истиной:
«Волга впадает в Каспийское море!»

Илья Фоняков, 1975

К слову, есть мнение, что Каспийское море - вовсе не море! Каспийское море в разных источниках рассматривалось как озеро, как море или как озеро-море. В пользу озера говорит отсутствие связи с океаном, но по своим размерам, характеру процессов и истории развития Каспийское море является морем.


Однако, учитывая важнейший исторический фактор - объединяющую роль великой русской реки в создании единого государства, а также современное хозяйственное значение реки, надо признать, что Волга была, есть и будет всегда для любого русского человека главной рекой нашей родины, символом нашей Родины, символом России и ее святыней. В образном восприятии сущности русской народности Волга играет исключительную и центральную роль, это корень и стержень всего русского народа, образный идеал. Она всегда одушевлена, ей приписываются человеческие качества, а идеальный русский человек должен соответствовать образу этой реки. В литературе и искусстве Волга встречается не слишком часто, но с её образом связаны поистине культовые произведения. В культуре XIX и начала XX века с Волгой связаны наиболее «народные» представители культуры: Николай Некрасов, Максим Горький, Фёдор Шаляпин. Советское искусство полностью использовало образ Волги, созданный искусством дореволюционной России. Волга отождествляется с Родиной-матерью, она является символом свободы, простора, широты и величия духа советского человека. Центральную роль в построении этого образа играли фильм «Волга-Волга» и исполняемая Людмилой Зыкиной песня «Течёт река Волга». И не важно куда впадает Волга, ибо как пела Пахоменко Мария Леонидовна "Волга в сердце впадает моё" (музыка Борис Савельев, стихи Михаил Пляцковский).


К сожалению, и рекой в наше время Волгу можно назвать достаточно условно. С 1983 года, когда было введено в строй последнее из девяти водохранилищ – Чебоксарское, Волга превратилась в сеть водохранилищ или, говоря научным языком, каскад крупных проточных озёр. Как это ни печально, но, создавая водохранилища, их создатели собственными руками уничтожили главную реку России - матушку Волгу.


Однако, не всё ещё потеряно. 30 августа 2017 г. в акватории Волги напротив Набережной Космонавтов г. Саратова состоялась церемония открытия плавучего светомузыкального фонтана на реке, который жители назвали «Сердце Волги». Для этого в воде установили специальный понтон с 13 насосами с индивидуальным управлением и подсветкой. Запуск в присутствии 15 тысяч саратовцев сопровождался салютом. На набережной выступали камерный оркестр, ансамбль бальных танцев, скрипачка Зульфия Хуснуллина и участница шоу "Голос" Юлиана Мелкумян. В перерывах между выступлениями почетные гости поздравляли саратовцев с открытием новой достопримечательности. Сразу после концерта дали старт (говорят, из-за технических неполадок это удалось сделать только с третьего раза), и, под аплодисменты зрителей, мощные струи, подсвеченные разноцветными прожекторами, в исполнении хита группы Queen «Show Must Go On» поднялись в воздух. Второй мелодией, прозвучавшей с акватории Волги, стала песня Селин Дион из фильма «Титаник», под звуки которой влюбленные парочки начали танцевать медляк. Затем очередь дошла и до знаменитой песни Людмилы Зыкиной «Река Волга». Впрочем, как утверждают специалисты, запрограммировать фонтан можно под любое музыкальное произведение. Кстати, саратовский фонтан стал самым высоким в России - высота центральной струи достигает 40-45 метров.


Впрочем, это не первый музыкальный фонтан на Волге. Еще в 2009 г. во время реконструкции Астрахани на набережной было проделано немало ремонтных работ, главным результатом которых и стало появление светомузыкального фонтана, названного (по результатам специального конкурса, в котором могли поучаствовать все желающие) в честь императора Петра I «Петровским». Окруженный балюстрадой из небольших фонтанов, светомузыкальный фонтан имеет достаточно внушительные размеры. Его диаметр составляет 8 м, высота - 3,5 м, а общая площадь чаши - 875 кв. м. Фонтан разделен на несколько уровней, на каждом из которых во время представления в такт мелодии поочередно вздымаются вверх цветные пенящиеся струи воды. Подобные «танцы» можно наблюдать на городской набережной почти каждый час. Музыкальное сопровождение поющего фонтана не ограничивается исполнением творений легендарных поп- и рок-групп, в его арсенале есть и классическая музыка. На 9 мая астраханский светомузыкальный фонтан обычно «исполняет» мелодии военных времен, такие как «Синий платочек», «Катюша» и др.

Комментариев нет :

Отправить комментарий