пятница, 4 мая 2018 г.

4 мая. 140 лет эры аудиозаписи

Томас Эдисон и изобретенный им фонограф
Фотография 1878 года
Ровно 140 лет назад, 4 мая 1878 года, в оперном театре американец Томас Алва Эдисон впервые публично продемонстрировал "предтечу" граммофона, патефона и вообще всех современных устройств звукозаписи и звуковоспроизведения - изобретенный им прибор для механической записи и воспроизведения звука, названный им фонографом. Эта демонстрация принесла изобретателю популярность. Тысячи посетителей часами стояли в очереди, чтобы прослушать запись. Многим воспроизведение звука казалось волшебством, поэтому некоторые окрестили Эдисона "волшебником из Менло Парк".

Лаборатория Томаса Эдисона (Менло-Парк)
Идея создания машины, которая записывает и неограниченное время сохраняет и воспроизводит человеческую речь и музыку, была совершенно новой. На создание фонографа Эдисона вдохновило его желание зарегистрировать телефонные разговоры в своей лаборатории Менло Парк (Нью-Джерси, США). Ученый совершенно случайно попробовал запеть над диафрагмой телефона, когда работал над его улучшением. В этот момент к ней была припаяна стальная игла, которая в результате колебаний пластинки уколола Эдисону палец. Томас задумался над тем, будут ли воспроизводиться колебания иглы, если ею провести еще раз по такой записи. Изобретатель не стал медлить и создал невиданное прежде устройство, отдав свои разработки механику Джону Крузи. Согласно другой легенде, однажды у телеграфного повторителя он услышал звуки, похожие на неразборчивую речь. Эдисон был настолько поражён открытием, что произнес: «Никогда я ещё не был так ошеломлён в моей жизни. Я всегда боялся вещей, которые работают с первого раза». Главная заслуга прибора заключалась в том, что звук, записанный на поверхности станиоля (оловянной фольги) в углублениях, созданных с помощью подвижной иглы, можно было воспроизвести, для чего фольга размещалась на цилиндре (так называемом, барабане), вращающемся при воспроизведении. Колебания стальной иглы передавались упругой стальной мембране, которая и создавала звук, а раструб резонатора усиливал его. Стоимость «говорящей машины» (такое имя дал Эдисон своему изобретению) составила всего $18. 19 февраля 1878 года Томас Эдисон запатентовал фонограф.

1857 год, ранний прототип «фоноавтографа»

Впрочем, это была не первая попытка записи голоса. Еще в 9 апреля 1860 года парижским издателем, книготорговцем и экспертом стенографии Эдуаром Леоном Скоттом де Мартенвилем, всегда мечтавшим найти способ автоматически записывать человеческую речь и переносить ее на бумагу, с помощью прибора, называемого им фоноавтограф (патент на который французское правительство выдало 25 марта 1857 года), была сделана звукозапись женского голоса, поющего народную французскую песню «Au Clair de la Lune». Однако исследования 2009 года позволили установить, что скорость воспроизведения была завышена, и это фактически голос самого Скотта, поющего очень медленно. Устройство состояло из акустического конуса и вибрирующей мембраны, соединённой с иглой. Игла соприкасалась с поверхностью вращаемого вручную стеклянного цилиндра, покрытого копотью или бумагой. Звуковые колебания, проходя через конус, заставляли мембрану вибрировать, передавая колебания игле, которая прочерчивала на копоти отметки. Однако, по мнению нашедших её историков, изобретатель не планировал прослушивать её (устройство не предлагало способа их воспроизведения), а только хотел запечатлеть звуковые колебания в виде изображения. 30 апреля 1877 года, французский изобретатель и поэт, стихами которого восхищались один из основоположников литературного импрессионизма и символизма Поль Мари Верлен и французский поэт-символист Артюр Рембо и переводили русские поэты, в частности Иннокентий Анненский, Шарль Кро представил во Французскую Национальную Академию Наук рукопись «Процесс записи и воспроизведения явлений, воспринимаемых слухом», в которой писал: «...Мой способ состоит в получении следа переменного движения вибрирующей мембраны так, чтобы можно было воспользоваться тем же следом для воспроизведения первоначальных вибраций. Если мембрана, оснащенная острием (резцом), вырезает канавку под действием звука, то эта канавка приведет в колебание мембрану, когда ее острие пройдет снова по канавке и будет воспроизведен начальный звук». Свой прибор он азвал «палеофоном» (голос минувшего). Однако ему не суждено было появиться на свет – никто не захотел спонсировать проект, поэтому пакет с описанием прибора академики не торопились вскрыть. Это сделали лишь 8 месяцев спустя, 3 декабря, да и то по настойчивому требованию корреспондента. А в октябре того же года увидел свет патент Томаса Эдисона на «усовершенствование инструмента для контролирования и воспроизводства звуков», и 11 декабря 1877 года в журнале «Рапель» Виктор Менье поместил статью под заголовком «Господин Шарль Кро загнал звук в бутылку» о фонографе французского изобретателя. С заметным опозданием оценила Франция заслуги Шарля Кро: в 1920 году была создана академия его имени, которая ежегодно присуждает международную премию за лучшую грамзапись года...

Набросок первого фонографа Эдисона
11 марта 1878 года на заседании Французской академии состоялась демонстрация фонографа собравшемуся научному сообществу. Ведущим демонстрации был сотрудник изобретателя, один из пионеров телефонии, разработчик первой в мире телефонной станции на два десятка абонентов, венгерский инженер Тивадар Пушкаш. Выступить в Академии Пушкаша пригласил страстный почитатель Эдисона – известный физик Теодор дю Монсель. Пушкаш показал уважаемому научному сообществу, как при воспроизведении записи звука игла, двигающаяся по канавке, передаёт колебания на упругую мембрану, которая излучает звук. Все сначала шло гладко, но оказалось, что не все светила французской науки адекватно восприняли «говорящую машину». На демонстрации произошел курьезный случай. Когда из коробки раздался голос, профессор-филолог Жан Буйяр вскочил со своего места и, подбежав к бедняге Монселю, принялся яростно его душить, приговаривая: «Негодяй! Вы думаете, мы позволим чревовещателю надувать нас?! Как вы могли поверить мошеннику, внушающему, что презренный металл может воспроизводить благородные звуки человеческой речи?» Когда 30 сентября того же года вопрос о фонографе снова обсуждался, он так и не поверил заключению экспертов и также заявил о ловком чревовещателе, добавив: «Разве возможно допустить, что презренный металл в состоянии воспроизвести благородный голос человека!»


Успешные демонстрации аппарата состоялись в том же году в США и в Европе и привлекли внимание широкой публики. Около экспонатов наблюдалось, как писали газеты, «вавилонское столпотворение». Тысячи посетителей часами стояли в очереди, чтобы прослушать запись. Остроумно высказался Бисмарк: «Фонограф – опасная вещь для дипломатов, но он станет чрезвычайно хорошим, если дипломаты начнут говорить правду».


Когда в 1879 году фонограф впервые публично демонстрировался в России, хозяин «говорящей механической бестии» был привлечен к суду и приговорен к трем месяцам тюрьмы и большому денежному штрафу за «мошенничество».

Фонограф Эдисона. ок.1899
Фонограф стал любимым изобретением Эдисона: в течение 40 лет он неоднократно совершенствовал свое детище, получив еще 80 патентов (вообще Эдисон получил 1093 патента в США и примерно 3000 в других странах мира, усовершенствовав телеграф, телефон, киноаппаратуру, а также разработав один из первых коммерчески успешных вариантов электрической лампы накаливания). К сожалению, конструкция фонографа не давала возможности получить качественное воспроизведение. В связи с этим Эдисону приходилось регулярно вносить множество изменений в конструкцию, а после – и вовсе попытаться создать нечто новое, так как фонограф, как оказалось позже, представлял собой тупиковую ветвь в развитии индустрии записи и воспроизведения звука.

Абрахам Арчибальд Андерсон - Портрет Томаса Эдисона
Большой заслугой Эдисона следует признать и то, что он догадался увековечить речь великих людей своего времени, разослав первую партию фонографов знаменитостям современности преклонного возраста. Прогнозируя практическое применение своего изобретения, Эдисон предполагал, что прибор будет использоваться для записи «последних желаний джентльменов на смертном одре».


Один из своих приборов он прислал в знак уважения Льву Толстому, для записи голоса великого писателя. Именно благодаря этому, в России в литературном музее можно услышать голос Льва Николаевича Толстого. Л.Н. Толстой — первый русский писатель, применивший фонограф в повседневной работе: он диктовал на валики ответы своим многочисленным корреспондентам. И не только ответы. Сохранился также голос писателя, читающего отрывок из рассказа В. Гюго «Гражданская война». Всего же до нас дошло около двадцати фонографических записей Л. Н. Толстого, двенадцать из них перезаписаны на кинопленку и грампластинки. Три самых ранних валика хранятся в Пушкинском доме Академии наук СССР, они появились еще до знакомства Толстого с Эдисоном. На одном из валиков мы слышим, как Лев Николаевич, прочитавший по памяти свой рассказ «Кающийся грешник», в конце добавляет: «Говорил я в Москве четырнадцатого февраля девяносто пятого года».


Валики фонографа и граммофонные пластинки сохранили для истории голоса многих видных политических деятелей нашей страны, знатных людей труда, артистов, литераторов. В начале двадцатых годов профессор петроградского Института живого слова Сергей Игнатьевич Бернштейн вел курс фонетики и ритмики поэтической речи. Занятия он проводил, пользуясь фонографом. Приглашенные поэты читали перед рупором свои стихи. Сравнительный анализ звучащих текстов позволял судить об индивидуальной манере авторского чтения. К Бернштейну дважды приезжал из Москвы Владимир Маяковский, голос его был записан на девяти валиках фонографа. За время существования института профессору также удалось записать голоса А. Блока, С. Есенина, В. Брюсова, В. Каменского, А. Белого, А. Ахматовой и многих других. Некоторые из этих голосов можно услышать на выпущенной сравнительно недавно долгоиграющей пластинке «У старого фонографа».


Популярности фонографов в США и Европе способствовало множество записей музыки популярных исполнителей, например, итальянского тенора Энрико Карузо, созданных появившимися звукозаписывающими компаниями.


С помощью такой техники удалось записать и слова из детской песенки «У Мэри был барашек». Успех повлек за собой появление все новых моделей.

Во Франции появились фонографы с увеличенной скоростью вращения. Звукоснимающая игла двигалась в такой модели от центра к периферии. Швейцарские производители стали специализироваться на маленьких переносных фонографах.

Кукла Анри Лиоре
Считается, что именно на знаменитой Всемирной выставке в Париже в 1889 году запись звука довелось услышать французскому механику и часовщику Анри Лиоре, который использовал валик со звукозаписью в своей движущейся кукле — «Малютке Жюмо».


Показы говорящей куклы имели бешеный успех, и вскоре Лиоре наладил производство фонографов собственной конструкции, внеся в схему Эдисона множество мелких усовершенствований. Так, тяжелый маховик позволил сделать вращение цилиндра более равномерным, а целлулоидный валик оказался более долговечным и компактным, чем восковые, использовавшиеся Эдисоном.


В Политехническом музее хранится компактный переносной «Лиореограф №2», который выпускался в Париже в 1895−1897 гг.

Эмиль Берлинер у граммофона
Восковой валик не поддается тиражированию, и в этом основной недостаток фонографа. Роль движителя прогресса в области звукозаписи взял на себя немецкий инженер, работавший в США, Эмиль Берлинер, получивший в 1887 году патент на изобретение граммофона, в котором в качестве носителя звука использовались круглые пластинки. Эдисон, не признавший преимуществ диска, торжествовал. "У этой машины нет будущего",— отозвался он о граммофоне. Однако вопреки пророчеству Эдисона граммофон уверенно входил в моду, пластинки покупались нарасхват. Граммофон был похож на фонограф, но существенно отличался от него. Берлинер открыл способ поперечной записи: игла, находясь параллельно мембране, двигалась вдоль поверхности, тем самым прочерчивая на диске звуковые дорожки. Первые и не особо удачные попытки в создании аудионосителя проводились над стеклянным диском, покрытым сажей. Однако, несмотря на готовность общества использовать его устройство с носителем в виде стекла с пропечатанной записью, он не остановился на достигнутом. Очень скоро Эмиль отказывается от диска с сажей и начинает использовать цинковый диск, покрытый тонким слоем воска. Запись на нем процарапывалась острой иглой, после чего диск подвергался травлению в хромовой кислоте. Берлинер стал первым человеком, который понял необходимость копирования записи с матрицы (оригинала), благодаря чему появилась возможность тиражирования. После упорных трудов ему, в 1988 году, удалось создать первую копию грампластинки из целлулоида. Существует легенда, что материал для изготовления пластинки изобретатель нашел в магазине пуговиц. Берлинер не постеснялся спросить, из какого материала изготовлена одна из понравившихся ему пуговиц. Оказалось - из шеллака: затвердевшей смолы органического происхождения. Шеллак был дешевым материалом и позволял изготавливать пластинки в больших количествах. Одновременно с этим Берлинер работал и над усовершенствованием своего граммофона. Он понимал, что ему нужно увеличить не только число любителей грампластинок, но и рынок сбыта. В 1897 году он вместе с Джонсоном открыл в США первую в мире фабрику, которая изготавливала пластинки и граммофоны. К 1902 году компании удалось реализовать более 4 миллионов пластинок. По-настоящему популярным граммофон стал в 1902 году, когда знаменитый итальянский тенор Энрико Карузо записал десять песен на граммофонную пластинку. Успех был ошеломляющим как для тенора, так и для граммофона. Меломаны были в восторге, многие говорили, что при прослушивании пластинки создается впечатление, будто Карузо поет за стенкой. Примечательно, что в России на оборудовании компании, которую организовал Берлинер, в том же 1902 году были сделаны первые восемь записей легендарного Фёдора Шаляпина. Основное преимущество граммофона над фонографом - снижение искажений в десятки раз, а также более громкий звук. Вкупе с легкостью тиражирования записей это обеспечило быструю победу граммофона над фонографом.


В 1908 году, во время президентских выборов, впервые в истории, американцы могли слушать записанные на грамофоне голоса кандидатов в президенты обеих основных партий: «Идеальную республику» демократа Уильяма Дженнингса Брайана и «Наша армия и флот» республиканца Уильяма Говарда Тафта. Предприимчивые розничные торговцы фонографа привлекали клиентов, организовывая дебаты в своих магазинах между манекенами Тафта и Брайана, а их дуэли записывали призывы к избирателям. Еще одна новация в 1908 году, записи кандидатов в президенты стали более распространенными и важными на выборах 1912 года. На карикатуре от 29 августа 1908 года в «Harper's Weekly» Брайан в ужасе отзывается о своих собственных заявлениях о «государственной собственности», «инициативе и референдуме» и «любом старом изме»; его критика предыдущих демократических номинантов, президента Гровера Кливленда и Элтона Паркера; и его противоречивые комментарии за и против империализма. Брайан мешает своему вице-президенту, Джону Керну, вращающему ручку граммофона, остановить адскую машину. Между ними вопит пёс «трудных времен», а на полке (вверху слева) бюст Эндрю Джексона, с надписью «Томас Джефферсон» на базе, бросает огорченный взгляд на нынешнего знаменосца партии.

Патефон начала XX-го века, Государственный Политехнический музей
В 1907 г. служащий французской фирмы "Патэ", Гильон Кеммлер, предложил усовершенствование граммофона. Его идея заключалась в том, чтобы поместить маленький рупор внутрь корпуса граммофона, а сам аппарат скомпонован в виде чемоданчика. Сконструированный таким образом граммофон, который в обиходе стал называться патефоном*, получался малогабаритнее и значительно мобильнее и проще в транспортировке с возможностью переноса в застёгнутом виде за специальную ручку. Патефон, сконструированный и запатентованный именно братьями Патэ (и названный позже так в их честь), отличался от любых граммофонов не внешним видом (неважно, скрытый рупор или выносной), а методом формирования звуковой канавки — глубинным, а не поперечным, и, соответственно, адаптером. К тому же в первых моделях фонографов от фирмы Патэ воспроизведение шло не от края пластинки к центру, а наоборот, от центра — к краю. От новшества отказались из-за большого количества уже произведенных и ставших стандартными пластинок "от края". Патефон мог проигрывать грампластинки со скоростью 78 об/мин. В 40-х годах появился мини-патефон, который имел большую популярность у солдат Второй Мировой. Вскоре появились и электропатефоны. Основными заводами по производству патефонных пластинок в СССР были Ногинский, Московский, Апрелевский, а вскоре и Ленинградская артель «Пластмасс». Впоследствии (после середины ХХ века) устройство Кеммлера было полностью вытеснено более современными и совершенными электропроигрывателями, которые «понимали» практичные и легкие виниловые диски. Винилы изготавливались из винилита (полимерного материала). Благодаря этому снизилась скорость проигрывания, а длительность звучания увеличилась до получаса...

* Слово «патефон» употребляется для названия портативного граммофона, главным образом, в России (позже СССР), и происходило от названия фирмы-производителя — «Патэ» — которая первой начала поставки таких устройств в Россию. «Граммофон» — это тоже запатентованное название звуковоспроизводящих аппаратов, выпускаемых определёнными фирмами. Так, например, в США для обозначения механического проигрывателя грампластинок употреблялись такие термины как графофон, фонограф, «говорящие машины» и т. п., по причине «патентных войн» с Эмилем Берлинером, изобретателем граммофона.


В 1912 году на рынке появился дисковый фонограф Эдисона. Он составил конкуренцию другим популярным моделям. Прибор имел улучшенное качество звука, но был несовместим с другими дисковыми проигрывателями.

В день 45-летия изобретения фонографа Эдисона чествовали его сотрудники, тогда великий изобретатель заявил: «Отныне я задался целью достигнуть совершенной передачи Девятой симфонии Бетховена в исполнении оркестра в составе семидесяти человек. Когда это будет мною достигнуто, я скажу, что выполнил свою задачу».

Проволочный телеграфон Поульсена
В 1878 году американский инженер Оберлин Смит впервые ознакомился с изобретением Эдисона — фонографом. Увидев потенциал этого прибора, Смит приобрёл образец для своей лаборатории, и принялся экспериментировать с его конструкцией. Итогами этих опытов стала статья «Некоторые возможные формы фонографа», вышедшая в 1888 году в нью-йоркском журнале «Электрический мир». В своей статье, помимо двух вариантов механической записи звука (где в качестве носителя предлагались стальная проволока или стальная лента), Смит впервые предложил конструкцию прибора, в котором для записи звука использовалось явление магнетизма. Это устройство он назвал полностью электрическим вариантом фонографа. В качестве носителя предлагалось использовать хлопковую или шёлковую нить с прочно закреплёнными кусочками стальной проволоки, которые, под воздействием тока, идущего от микрофона, будут намагничиваться, проходя через катушку. По мнению изобретателя, такой прибор увеличил бы громкость записи, так как в записи не присутствовали бы шумы механической природы (шум иглы, скребущей по поверхности носителя). К тому же такой прибор можно было применять для записи речевых сообщений. Смит опубликовал свои идеи усовершенствования фонографа с той целью, чтобы читатели, которых заинтересуют его идеи, воплотили бы их в жизнь, так как у изобретателя не было времени заняться этим самому. Изучив статью Оберлина Смита, датский инженер Вальдемар Поульсен после череды опытов изготовил первый прибор магнитной записи, который он назвал телеграфон. В качестве носителя он использовал металлическую (стальную) проволоку. В 1898 году Поульсен получил патент на своё изобретение. Принцип его аналоговой записи звука заключался в подаче сигнала усилителя, в результате чего происходило намагничивание носителя в соответствии со звуковым сигналом. Теперь носитель уже проходил вдоль воспроизводящей головки, которая инициировала слабый электрический сигнал, передававшийся на динамик. В 1903 году немецкий изобретатель Курт Штилле (Kurt Stille) с целью опытов привёз в свою мастерскую телеграфон Поульсена, и в 1924 году начал продажи улучшенной версии телеграфона, в которой носителем по прежнему являлась стальная проволока, но в конструкцию был добавлен электронный усилитель, чтобы использовать это устройство в качестве диктофона. Позже стальную проволоку заменили на стальную ленту, так как лента меньше рвалась и путалась.

Первый советский серийный магнитофон МАГ-2 (конец 1940-х годов)
В 1927 году немецкий инженер Фриц Пфлеймер после ряда опытов с различными веществами сделал напыление порошком оксида железа на тонкую бумагу с помощью клея. В 1928 году он получил патент за применение магнитного порошка на полоске бумаги или киноплёнке. В том же 1928 году он представляет свой прибор магнитной записи с бумажной лентой общественности. Бумажная лента хорошо намагничивалась и размагничивалась, её можно было обрезать и склеивать. В 1936 году Национальный суд Германии признал права по патенту Пфлеймера недействительными, так как покрытие бумажной ленты железным порошком было изложено ещё в патенте Поульсена от 1898 года. В 1932 году компания AEG, взяв на вооружение идею Пфлеймера, начала производство прибора для магнитной записи под названием «Магнетофон-К1» («магнитофон» в русском). Носителем в «Магнетофоне-К1» была плёнка, которую изготавливал немецкий химический концерн BASF. «Магнетофон-К1» был представлен публике в 1935 году на радиовыставке в Берлине. В результате модернизации устройства появился принцип высокочастотного подмагничивания, который был предложен в 1940 году Вебером. Благодаря этому качество звука было значительно улучшено. В конце 50-х годов появились первые кассеты. Первый кассетный формат, использовавший ленту, склеенную в бесконечную петлю, был запатентован в 1952 году. А первый кассетник с функцией записи был создан компанией Phillips в 1961 году. Однако пик развития выпал на долю компании Sony и ее плееров Walkman в 1979 году. Теперь человек с плеером не мешал окружающим, поскольку мог слушать аудиозаписи в наушниках. Ну а серия Walkman, надо полагать, в представлении не нуждается.


Быстрое развитие компьютерных технологий в начале 80-х годов привело к возможности хранения и считывания информации в цифровом виде с соответствующих носителей. На этом этапе было две пути развития звукозаписи и хранения. Сначала появился и получил широкое распространение компакт диск, запись на который производилась благодаря тонкому красному лазеру (AudioCD). Немного позже, когда появились вместительные жесткие диски, в массовое распространение проникли плееры, которые позволили воспроизводить сжатые аудиозаписи. В результате в начале XXI века компакт-диски оказались под угрозой исчезновения, так же, как это произошло с грампластинками и кассетами. Сегодня процесс звукозаписи осуществляется благодаря многочисленным специализированным устройствам. Диктофоны из кассетных превратились в цифровые, а микрофоны, внедренные в мобильные устройства и музыкальные плееры, позволили производить аудиозапись каждому их обладателю в любом месте и в любое время в форматах WMA, OGG и MP3.

Схема цифровой записи и воспроизведения звука
Кстати, первой цифровой записи предшествовали многочисленные разработки учёных из самых различных прикладных областей математики, физики, химии.
  • В 1928 Гарри Найквист в работе «Определённые проблемы теории телеграфной передачи» определил требуемую полосу линии связи для передачи импульсного сигнала — основа цифрового звука.
  • В 1933 году В. А. Котельниковым в работе «О пропускной способности эфира и проволоки в электросвязи» предложена и доказана Теорема Котельникова, согласно которой аналоговый сигнал с ограниченным спектром может быть восстановлен однозначно и без потерь по своим дискретным отсчётам, взятым с частотой строго большей удвоенной максимальной частоты спектра.
  • В 1937 году британский учёный Алек Харли Ривз запатентовал первое описание импульсно-кодовой модуляции.
  • В 1948 году Клод Шеннон опубликовал «Математическую теорию связи», а в 1949 — «Передача данных при наличии шума», где независимо от Котельникова доказал теорему с аналогичными теореме Котельникова результатами, поэтому в западной литературе эту теорему часто называют теоремой Шеннона.
  • В 1950 Ричард Хэмминг опубликовал работу по обнаружению и исправлению ошибок.
  • В 1952 Дэвид Хаффман создал алгоритм префиксного кодирования с минимальной избыточностью (известный как алгоритм или код Хаффмана).
  • В 1959 Алекс Хоквингем создал код исправления ошибок, ныне известный как Код Боуза — Чоудхури — Хоквингема.
  • В 1960 сотрудниками лаборатории Линкольна Массачуссетского технологического института Ирвином Ридом и Густавом Соломоном изобретён Код Рида — Соломона.
  • В 1967 техническим институтом исследований NHK представлен первый цифровой катушечный стереозаписыватель на 1-дюймовой видеоленте. В устройстве использовалась ИКМ-запись с разрядностью 12-бит и частотой дискретизации 30 кГц с применением компандера для расширения динамического диапазона.
На сегодняшний день мы можем наблюдать как активное развитие существующих, так и появление множества новых технологий звукозаписи. В условиях современности данный процесс идет фантастическими темпами и можно с уверенностью сказать, что точку ставить еще рано.

Но и сегодня любой меломан может услышать звук самых первых проигрывателей, которые, кстати, снова входят в моду.


Музей фонографов Эдисона в Квебеке, Канада

В Канаде музей, посвященный столь важному для человечества открытию Томаса Эдисона, был создан еще в 1983 году. Правда, просуществовав несколько лет, он был закрыт и возобновил работу лишь в 1997-м. Основу коллекции, собранной основателем музея Жан-Полем Агнаром, положил фонограф «Эдисон Стандарт» модели D, случайно приобретенный им на блошином рынке. Сейчас экспозиция насчитывает уже более двух с половиной сотен образцов и включает даже самые ранние модели 1878-1880 годов. Вся коллекция Музея фонографов Эдисона делится на две равные части: оборудование американского производства и фонографы, созданные в других странах. В свою очередь коллекция американских фонографов разделена еще на три составные: выставка фонографов Эдисона, насчитывающая 42 модели, экспозиция фонографов Columbia, включающая 29 полностью рабочих образцов, и 16 других американских проигрывателей, вышедших с заводов Busy Bee и US. Не меньше внимания уделено и европейским производителям: экспозиции музея демонстрируют продукты компаний Pathe, Bettini, Liorett, Ulmann, английские самодельные фонографы, созданные на рубеже 19-20 веков, и модели, произведенные немецкими и швейцарскими мастерами. В музейных закромах хранятся 6,12 и 24-цилиндровые музыкальные автоматы и раритетные восковые цилиндры, содержащие записи разговоров самого Эдисона и Папы Леона Тринадцатого, Теодора Рузвельта и Сары Бернардт, композиции Энрико Карузо и еще массу уникального аудиоматериала.


Музей граммофонов и фонографов им. В.И.Дерябкина, Санкт-Петербург, Россия

История необычного музея в Петербурге началась с одной фразы, замеченной в книге знаменитым клоуном Дерябкиным. Слова «Если бы собрать все граммофоны, которые выпускались в мире, это была бы красивейшая коллекция» стали для Владимира Игнатьевича руководством к действию. Не за один день и даже не за год собиралась уникальная коллекция из более чем трех сотен редких образцов приборов звукозаписи, но мечты становятся реальностью. Своих первых посетителей Музей граммофонов и фонографов имени В.И. Дерябкина, расположенный в доме номер 32 на Каменоостровском проспекте, принял в апреле 1997 года. В атмосфере старинного русского дома, спрятавшегося за кованой изгородью, царит мелодичная древность: за чашечкой чая, налитой из старого самовара, рассказываются увлекательные истории о каждом из редких патефонов, фонографов и граммофонов, разместившихся на полках. Два огромных граммофона с внушительными трубами, переехавшие в музей из концертного зала, старинная музыкальная шкатулка, скрывающая в жестяном дне немало пластинок, странный «Граммовар», связавший воедино самовар с граммофоном, – на резных деревянных тумбах и за изысканными витражами скрываются сокровища с собственной историей. Все они хоть сейчас готовы вновь заиграть музыку: от тягучих романтических баллад, создающих романтику в День всех влюбленных, до зажигательных мелодий, сопровождавших цирковые выступления Дерябкина.


Музей граммофонов и фонографов в Праге, Чехия

В марте 2010 года коллега петербургского музея распахнул свои двери на улице Михальской в Праге. Коллекция музея, открывшегося в особняке «У Золотого арбуза» в Старом месте, собрала в себе чуть более сотни музыкальных проигрывателей, относящихся к 1898-1938 годам. Экспозиция музея скрывает множество необычных предметов старины: фонографы «Эдисон Стандарт» моделей С и D, произведенные в 1905-1907 годах, детские модели Nirola, Polly, Sonata, настольные граммофоны Columbia Eclypse, Euphone и Bell, относящиеся к 1910-м годам, и патефоны Paillard, HMV, Rival, увидевшие свет в 1920-х. Среди самых интересных экспонатов выставки – граммофон Pathe, созданный в 1912 году и использовавшийся для озвучки немого кино в крупных концерт-холлах, и один из наиболее миниатюрных граммофонов мира – Miki phone, появившийся в 1926 году в Швейцарии. Особую гордость у создателя музея, чешского коллекционера Карела Мраза, вызывает старинный музыкальный автомат Juke-box – раритетное чудо начала 20 века, способное не хуже своих современных «правнуков» принимать монетки и выдавать музыку на заказ. Как и в музее Дерябкина, почти все экспонаты здесь работают, как и прежде. Есть в пражском царстве патефонов и фонографов и сувенирный магазин, где можно приобрести памятные мелочи: от магнитов и подставок для кофе, до пластинок с серенадами, звучавшими в европейских салонах прошлого века.


Что касается Эдисона, то в 1928 году он был награжден высшей наградой США Золотой медалью Конгресса, а в 1930 году стал иностранным почетным членом АН СССР. И это не смотря на то, что в школе Эдисон был настолько непослушным учеником, что учительница прозвала его «пропащим». После чего мама Томаса сильно рассердилась и, забрав мальчика из школы, стала заниматься с ним дома. В 9 лет ему подарили научную книжку о том, как проводить химические эксперименты в домашних условиях. Эдисон настолько увлекся, что тратил все свои карманные деньги на покупку химических реактивов. В 10 лет мальчик в подвале родительского дома организовал целую научную лабораторию, а для того чтобы никто не трогал его препараты, он на всех бутылочках писал «яд». В 12 лет, став продавцом газет и конфет в поезде, он перенес свою химическую лабораторию в предоставленный в его распоряжение багажный вагон и проводил опыты в поезде. Примерно в то же время Эдисон стал терять слух. По одной легенде он стал плохо слышать после того, как получил оплеуху от кондуктора за пожар, устроенный в салоне вагона. На самом деле потеря слуха, скорее всего, была связана с наследственностью мальчика: отец и один из старших братьев страдали от потери слуха. Как ни странно, Эдисону даже нравилось быть глуховатым: благодаря плохому слуху он полностью мог сконцентрироваться на экспериментах. В 15 лет купил по случаю печатный станок и в багажном вагоне издавал свою газету, которую продавал пассажирам. В 1869 году, когда ему было 22 года, он получил первый патент на электрическую машину для голосования для американского Конгресса. После нажатия на нужный переключатель голос конгрессмена записывался в билль. Когда изобретение было представлено Конгрессу в г. Вашингтон, Эдисон получил ответ, что машина работает медленно, конгрессмены намного быстрее сами запишут свой голос. Машина для голосования так и не нашла своего применения. Именно Томас Эдисон предложил использовать слово «алло» в начале телефонного разговора. 15 августа 1877 года он написал письмо президенту телеграфной компании Питтсбурга, в котором доказывал, что лучшим вариантом приветствия при общении по телефону является слово «hullo», которое в русском языке трансформировалось в «алло». Александр Белл предлагал свой вариант — слово «ahoy», используемое при встрече кораблей.

Гений - это 1 % вдохновения и 99 % потения
(с) Т.А.Эдисон

Комментариев нет :

Отправить комментарий