четверг, 7 апреля 2016 г.

7 апреля День Подвига (Кален ДАР) анархиста (Гарики)

Есть ли в нашей жизни место подвигу?
Подвиг - это легко. Вы не думайте, подвиг - это не только спасти принцессу из высокой башни (хотя и такому поступку вполне есть место даже в современных условиях). Подвиг - это просто совершить что-то необычное для себя, но обязательно хорошее. Потому что кому нужны плохие подвиги, правильно? Например, если вы хмурый одиночка - согласитесь на давнишние приглашения друзей в бар; поверьте - вы не пожалеете! Если вы бережно относитесь к деньгам - в этот день наиболее логично для вас будет кидать мелочь во все протянутые руки, от бабушек в метро до уличных музыкантов. Вообще, для кого-то подвигом будет подать руку выходящей из автобуса весенней девушке на шпильках. А для кого-то - оторваться от привычной суеты и взглянуть на пронзительно голубое весеннее небо... И знаешь что? Для подвига день совершенно не важен, можно совершать их хоть по пять раз на дню - вреда это точно не принесёт!
Я не люблю любую власть,
мы с каждой не в ладу,
но я, покуда есть что класть,
на каждую кладу.
• • •
Человек, обретающий зрелость,
знака свыше не ждёт и не просит;
только личной анархии смелость
в Божий хаос порядок привносит.

И.Губерман


"Анархизм (от ἀν — «без» и ἄρχή — «власть») — свободное мышление, заключающее в себе теории и взгляды, которые выступают за ликвидацию любого принудительного управления и власти человека над человеком.
Анархизм — политическая философия, основывающаяся на свободе и имеющая своей целью уничтожение всех типов принуждения и эксплуатации человека человеком. Анархизм предлагает заменить сотрудничеством индивидов власть, существующую за счёт подавления одних людей другими и благодаря привилегиям одних по отношению к другим. Это означает, что, по мнению анархистов, общественные отношения и институты должны основываться на личной заинтересованности, взаимопомощи, добровольном согласии и ответственности (исходящей из личной заинтересованности) каждого участника, а все виды власти (то есть принуждения и эксплуатации) должны быть ликвидированы.
По мнению сторонников анархизма, понятия «анархизм» и «анархия», принадлежат к числу тех, которые наиболее часто представляются общественностью в искажённом виде и ошибочно используются в значении «хаос» или «беспорядок» — при этом утверждается, что анархисты якобы желают общественного хаоса и возврата к «законам джунглей», то есть фактически выставляются сторонниками гоббсовской «войны всех против всех». В ответ на это анархисты указывают, что греческую приставку αν- в слове «αναρχία» следует понимать как «отсутствие», то есть безвластие, а не «противостояние» или «противоположность» (принудительной власти):
«Анархическая партия [движение, если использовать современную терминологию - прим. ред.] не побрезговала навязываемым ей названием и приняла его. Сначала она настаивала на маленькой чёрточке между ан и архией, объясняя, что в этой форме слово ан-архия, греческого происхождения, означает не "беспорядок", а "отсутствие власти". Но скоро она приняла его, как есть, не задавая лишней работы наборщикам и не отягощая своих читателей уроками греческого языка. Таким образом, слово анархия вернулось к своему первоначальному, обычному и общепринятому смыслу, как-то выраженному в 1816 году в следующем замечании английского философа Бентама: "Философ, – писал он, – желающий изменить какой-нибудь дурной закон, не проповедует восстания против этого закона. Совсем иной характер у анархиста. Анархист отрицает самое существование закона, отвергает право закона приказывать нам, возбуждает людей к непризнанию в законе обязательного повеления и зовёт к восстанию против исполнения закона". В настоящее время смысл слова ещё расширился: анархист отрицает не только существующие законы, но и всякую установленную власть вообще; восстаёт против всякой власти, в какой бы форме она не проявлялась». (Кропоткин П. А. "Анархия, её философия, её идеал")
Сторонники анархизма считают, что в последнее время эта философия, несмотря на представление анархии как стремления к хаосу и полному насилия беспорядку, получает всё большее распространение. По их мнению, этому во многом способствует, в том числе, популярность движения за свободное распространение компьютерных программ, исходного кода, энциклопедий (в особенности компьютерных Интернет-энциклопедий, находящихся в максимально свободном доступе), свободный доступ к произведениям искусства и результатам научных исследований, а также анархические по своей сути проекты, вроде Freenet. А кроме того, росту популярности анархистских идей способствует кризис социального государства и крах авторитарных социалистических идеологий, что в особенности способствует возрождению анархистского профсоюзного движения: «Для IWA в 1990-х главное событие (или ряд событий) был падением Железного занавеса в начале десятилетия. Различные восстания восточноевропейских рабочих были заключительным доказательством (как будто они были всё ещё необходимы) полной неспособности авторитарного коммунизма освободить рабочий класс. Несомненно, будущие возможности для расширения анархо-синдикализма теперь ещё более ярки, чем те, что имели место десятилетие назад. Социал-демократия теперь потеряла даже самое плохое оправдание себя как альтернативы глобальному капитализму. Рабочие всё более и более оказываются перед фактом, что социал-демократическое профсоюзное движение не будет их защищать. В то время как возможности анархо-синдикализма имеются в большом количестве. Есть также всеобъемлющая опасность самим стать на реформистский путь, бросившись заполнить пустоту, оставленную реформистским профсоюзным движением». (Анархо-синдикализм в 1939-1999 годах, коллектив авторов, Англия. К. С. Бессмертный, май 2009)" (Википедия)

бушмены, добывающие огонь
Анархистские антропологи, такие как Дэвид Гребер и Пьер Кластр, считают некоторые общества, среди которых бушмены, тив, пиароа, анархическими, так как они явно отвергают идею централизованной политической власти. Другие антропологи, такие как Маршалл Салинс и Ричард Боршей Ли, отвергают идею обществ охотников и собирателей, которые образовались в результате скудности ресурсов и одичания, охарактеризовав их как «состоятельные сообщества». Эволюционный психолог Стивен Пинкер отмечает, что утверждение того, что анархия отсутствия правительства ведёт к анархии насильственного хаоса, является банальным, так как, с одной стороны, в догосударственных обществах совершалось большое количество убийств (до 60 % среди мужчин), но, с другой стороны, появление сильной культуры чести почти в любой точке мира находится вне досягаемости закона. Некоторые анархо-примитивисты полагают, что данное понятие используется для оправдания ценности современного индустриального общества и люди перемещаются дальше от естественных среды обитания и потребностей.


Первые анархистские идеи восходят к древнегреческим и древнекитайским философским школам (хотя ростки протоанархизма находят в разных странах мира, в том числе в Египте и др.). К древнегреческим протоанархистам традиционно относят софистов (Антифонт — ок. 450/444 — ок. 365/360 гг. до н. э.) и киников (Диоген Синопский — ум. ок. 330—318 г. до н. э.).
Диоген, ищущий Человека. Йорданс Якоб
Философия даёт готовность ко всякому повороту судьбы.
Если в жизни нет удовольствия, то должен быть хоть какой-нибудь смысл.

Диоген

C детства я слышал об античном философе-чудаке Диогене Синопском, который «жил в бочке». Мне представлялась рассохшаяся деревянная посудина, наподобие той, которую я видел у бабушки в селе. И я никак не мог понять, зачем нужно было старому человеку (все философы казались мне тогда старцами) поселиться в такой специфической емкости. Впоследствии оказалось, что бочка была глиняная и довольно большая, но это не уменьшило моего недоумения. Оно еще больше возросло, когда я узнал, как жил этот странный человек.

Диоген. Жером Жан-Леон. Галерея Уолтера, Балтимор
Он не сразу дошёл до такой философской жизни. Античный писатель Диоген Лаэртский (III в.) в своем трактате «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов» упоминает (кстати, он первый кто вообще рассказал о Диогене Синопском (др.-греч. Διογένης ὁ Σινωπεύς, греч. Διογένης της Σινώπης, ок. 400—325 до н. э.) ) о том, что до того, как обратиться к философии, Диоген управлял чеканной мастерской, а его отец был менялой. Отец пытался привлечь сына к изготовлению фальшивых монет. Сомневающийся Диоген предпринял путешествие в Дельфы к оракулу Аполлона, который дал совет «сделать переоценку ценностей», в результате чего Диоген, поняв предсказание в прямом смысле, принял участие в афере отца, был вместе с ним разоблачён, пойман и изгнан из родного города. Другая версия гласит, что после разоблачения Диоген сам бежал в Дельфы, где в ответ на вопрос, что ему нужно сделать, чтобы стать знаменитым, получил от оракула совет «сделать переоценку ценностей».

Феофраст (Θεόφραστος. Греческий философ, ученик Платона и Аристотеля) рассказал, что занятый неблаговидным делом Диоген увидел пробегающую по полу мышь. И подумал Диоген - вот мышка, она не заботится о том, что пить, что есть, во что одеться, где прилечь. Глядя на мышку Диоген понял смысл бытия, завёл себе посох и суму и стал ходить по городам и весям Греции, часто бывал в Коринфе, ок. 355-350 до н. э. появился в Афинах, где стал последователем Антисфена, основателя философской школы, располагавшейся в гимнасии по названию Киносарг (что можно перевести как Белый или Зоркий пес, откуда якобы и возникло название "киники"). Киники полагали высшей нравственной задачей человека максимально ограничить свои потребности и вернуться, таким образом, к своему «естественному» состоянию.

Когда Антисфен замахнулся на него палкой, Диоген, подставив голову, сказал: «Бей, но ты не найдешь такой крепкой палки, чтобы прогнать меня, пока ты что-нибудь не скажешь». С этих пор он стал учеником Антисфена и, будучи изгнанником, повел самую простую жизнь, поселившись в большой бочке в храме Матери богов, желая показать, что истинный философ, познавший смысл жизни, уже не нуждается в материальных благах, столь важных для обычных людей.  Учитель признавал только то государство, которое состоит из хороших людей. После смерти Антисфена его взгляды были развиты Диогеном, который радикализировал взгляды киников. А ведь это учение отрицало рабовладение, законы, государство, идеологию и мораль. Диоген так же считал, что добродетель куда важнее законов государства.

Басня о Диогене
Джованни Бенедетто Кастильоне. (Мадрид, Прадо)
Кстати, «бочка» — перевод условный, поскольку бочек в их обычном понимании (деревянных, стянутых обручами сосудов) в Древней Греции не было. Как показывают археологические изыскания, единственная «бочка», в которой мог обитать Диоген, это пифос — большой, иногда в рост человека, 1,5-2 метра, глиняный сосуд для хранения зерна, вина и масла, подобный тем терракотовым пифосам, которые были найдены английским археологом Чарльзом Эвансом в западной кладовой Клосского дворца (XVI в. до н. э.) на Крите.
По некоторым сведениям, он первый стал складывать вдвое свой плащ, потому что ему приходилось не только носить его, но и спать на нем; Он носил суму, чтобы хранить в ней пищу, и всякое место было ему одинаково подходящим и для еды, и для сна, и для беседы. Есть легенда, что на старости лет Диоген, увидев, как какой-то мальчик пьет воду из пригоршни и ест чечевицу из углубления в мякише хлеба, выбросил и ковш для питья, и миску, заявив, что ребенок превзошел его простотой жизни.

Пейзаж с Диогеном
Никола Пуссен, 1648
Враги называли его «Собакой» и «сумасшедшим Сократом» за его бесстыдный образ жизни и постоянные язвительные замечания, на которые он не скупился даже для близких друзей. Диоген говорил, что грамматики изучают бедствия Одиссея и не ведают своих собственных; музыканты ладят струны на лире и не могут сладить с собственным нравом; математики следят за солнцем и луной, а не видят того, что у них под ногами; риторы учат правильно говорить и не учат правильно поступать; наконец, скряги ругают деньги, а сами любят их больше всего.

Диоген высмеивал высокое происхождение, богатство называл «украшением испорченности» и говорил, что бедность – единственный путь к гармонии и естеству. Только много лет спустя я понял, что суть его философии не в намеренных чудачествах и воспевании нищеты, а в стремлении к свободе: "Обращайся с вельможами, как с огнём; не стой ни очень близко, ни слишком далеко от них". Парадокс однако в том, что такая свобода достигается ценой отказа от всех привязанностей, благ культуры, наслаждения жизнью. И это оборачивается новым рабством. Циник (в греческом произношении – «киник») живет так, будто боится возбуждающих желания благ цивилизации и бежит от них, вместо того чтобы свободно и разумно ими распоряжаться.

Nicolai Abildgaard. Диоген, освещающий темноту лампой
При свете дня он бродил с зажженным фонарем и говорил, что ищет человека. Как-то в праздничный день, на базарной площади вдруг появляется босой человек в грубом плаще на голое тело, с нищенской сумой, толстой палкой и фонарём - ходит и кричит: "Ищу человека, ищу человека!!" Сбегается народ, а Диоген замахивается на них палкой: "Я звал людей, а не рабов!" Впрочем, та же история рассказывалась и об Эзопе, Гераклите, Демокрите, Архилохе и др.

После этого случая недоброжелатели спрашивали у Диогена: "Ну как, ты нашёл человека?" на что Диоген с грустной улыбкой отвечал: "Хороших детей нашёл в Спарте, а хороших мужей - нигде и ни одного". Некий афинянин смеялся над Диогеном в таких словах: "Почему ты, когда хвалишь лакедемонян и порицаешь афинян, не отправляешься в Спарту?" – "Врачи обыкновенно посещают больных, а не здоровых".

Однажды, помывшись, Диоген выходил из бани, а навстречу ему шли знакомые, которые только собирались мыться. «Диоген, — спросили они мимоходом, — как там, полно народу?». «Полно», — кивнул Диоген. Тут же ему встретились другие знакомые, которые тоже собирались мыться и тоже поинтересовались: «Привет, Диоген, что, много людей моется?». «Людей — почти никого», — покачал головой Диоген. Возвращаясь как-то раз из Олимпии, на вопрос, много ли там было народу, он ответил: «Народу много, а людей совсем мало».

Однажды Диоген на городской площади начал читать философскую лекцию. Его никто не слушал. Тогда Диоген заверещал по-птичьи, и вокруг собралась сотня зевак.
— Вот, афиняне, цена вашего ума,— сказал им Диоген. —Когда я говорил вам умные вещи, никто не обращал на меня внимания, а когда защебетал, как неразумная птица, вы слушаете меня разинув рот.

Diogenes, Detail of Rafaello Santi's "The School of Athens" (1510),
Vatican collection, Vatican City

Диоген приводил в замешательство не только простой синопский и коринфский народ, но и своих братьев философов. Когда кто-то читал длинное сочинение и уже показалось неисписанное место в конце свитка, Диоген воскликнул: «Мужайтесь, други: виден берег!»

Говорят, что однажды божественный Платон читал лекцию у себя в Академии и дал такое определение человека: "Человек есть животное о двух ногах, без пуха и перьев", - и заслужил всеобщее одобрение. Находчивый Диоген, который не любил Платона и его философию, ощипал петуха и подбросил в аудиторию с криком: "Вот вам платоновский человек!". На что Платон к своему определению вынужден был добавить "…и с плоскими ногтями". Скорее всего эта история - анекдот. Но придуман он очевидно, ориентируясь на удивительную способность Диогена философствовать самим действием, самим образом жизни.

Другая легенда рассказывает, как Диоген пришёл на лекцию к Анаксимену Лампсакскому, сел в задних рядах, достал из мешка рыбу и поднял над головой. Сначала обернулся один слушатель и стал смотреть на рыбу, потом другой, потом почти все. Анаксимен возмутился: «Ты сорвал мне лекцию!» «Но что стоит лекция, — сказал Диоген, — если какая-то солёная рыбка опрокинула твои рассуждения?»

Диоген дожил до времён Александра Македонского и часто с ним встречался. Рассказы об этих встречах обычно начинаются словами: "Однажды Александр подъехал к Диогену". Спрашивается, с чего бы это великий Александр, у ног которого лежало несколько завоёванных царств, стал подъезжать к нищему философу Диогену?! Может быть рассказывать о таких встречах всегда любили потому, что нищий философ, пророк или юродивый могли сказать и говорили царям правду прямо в глаза.

Тупылев И. Ф. Александр Македонский перед Диогеном, 1787
Александр и Диоген. Гаэтано Гандольфи (1734—1802)
Диоген и Александр Македонский.
Копия неизвестного художника с картины Тьеполо.
Государственный Эрмитаж
Итак, однажды Александр подъехал к Диогену и сказал:
- Я — великий царь Александр!
- А я - Диоген-собака.
- И за что тебя зовут собакой?
- Кто бросит кусок — тому виляю, кто не бросит — облаиваю, а прочих — кусаю
- Не хочешь ли ты отобедать со мной?
- Несчастлив тот, кто завтракает, обедает и ужинает, когда захочется Александру.
- А ты меня не боишься?
- А что ты такое — зло или добро?
- Разумеется - добро.
- Кто же боится добра?
- Я правитель Македонии, а скоро и всего мира.
- Что ты собираешься делать после того, как завоюешь весь мир?
- После того, как я завоюю весь мир, я собираюсь расслабиться, совсем как ты.
- Если после завоевания всего мира ты просто собираешься расслабиться, как я, то почему тебе не расслабиться прямо сейчас? Неужели нужно завоевывать весь мир, для того, чтобы расслабиться? Я вот не завоевывал мира .., - рассмеялся Диоген.
Александр почувствовал замешательство, поскольку то, что говорил Диоген, было верно.
А Диоген добавил: - Зачем тебе тратить свою жизнь на завоевание мира - только чтобы расслабиться наконец, как это делаю я. Но этот берег достаточно широк - ты можешь приходить сюда, и твои друзья могут приходить. Целые мили, и с прекрасным лесом. И я не владею ничем. Если тебе нравится место, где я лежу, я могу перелечь!
- Возможно, ты прав, но сначала я должен завоевать весь мир!
- Дело твое. Но помни одну вещь: думал ли ты когда-либо о том, что не существует другого мира? Как только ты завоюешь этот мир, ты попадешь в затруднение.
Говорят, Александр сразу погрустнел. Он ответил: - Я никогда не думал об этом. То, что я близок к завоеванию мира, просто удручает меня... мне ведь только 33 года, а другого мира для завоевания я не знаю.
- Но ты же думал расслабиться. Если бы был еще одни мир, я думаю, сначала ты завоевал бы его и только потом - расслаблялся. Ты никогда не расслабишься, потому что ты не знаешь одной простой вещи о расслаблении: оно или сейчас, или никогда. Если ты понимаешь это - тогда ложись, брось эти одежды в реку. Если же не понимаешь, то забудь про расслабление. И какой смысл в завоевании мира? Что ты собираешься приобрести этим? Кроме растраты своей жизни, ты не приобретаешь ничего
- Мне хотелось бы увидеть тебя, когда я вернусь. Прямо сейчас я должен идти, но я с удовольствием посидел бы и послушал тебя. Я всегда мечтал встретить тебя - я слышал столько рассказов о тебе. И я никогда еще не встречал такого прекрасного и впечатляющего человека, как ты. Могу я сделать что-нибудь для тебя? Только слово, намек от тебя - и это будет исполнено.
- Отойди чуть в сторону, ты застишь мне солнце!
Когда Александр уходил, Диоген сказал ему не прощание: - Запомни одну вещь: тебе никогда не вернуться домой, потому что твои амбиции чересчур велики, а жизнь слишком коротка. Тебе никогда не удастся удовлетворить свои амбиции, и ты никогда не сможешь вернуться домой.
В ответ на шутки своих приятелей, которые потешались над философом, Александр заметил: "Если бы я не был Александром, я стал бы Диогеном".


José de Ribera - Diogenes. 1630
Пять ключей к пониманию

1. Жить тем, во что веришь.
Философия – это не игра ума, но образ жизни в полном смысле этого слова, считал Диоген. Еда, одежда, жилище, ежедневные занятия, деньги, отношения с властью и другими людьми – все это нужно подчинить своим убеждениям, если не хочешь потратить жизнь впустую. Это желание – жить как мыслишь – общее для всех философских школ Античности, но у циников оно было выражено наиболее радикально. Для Диогена и его последователей это прежде всего означало отвергнуть социальные условности и требования общества.

Однажды Диогена спросили:
— Почему люди охотно подают милостыню калекам и нищим, а мудрецам отказывают?
Философ ответил:
— Эти люди боятся стать калеками и нищими, но хорошо знают, что мудрецами им не стать никогда.


2. Следовать природе
Главное, утверждал Диоген, – жить в согласии с собственной природой. То, что требует от человека цивилизация, искусственно, противно его естеству, а потому философ-циник должен пренебречь любыми условностями общественной жизни. Работа, собственность, религия, целомудрие, этикет лишь осложняют существование, отвлекают от главного. Когда однажды при Диогене похвалили некоего философа, который жил при дворе Александра Македонского и, будучи фаворитом, обедал вместе с ним, Диоген лишь посочувствовал: «Несчастный, он ест тогда, когда это угодно Александру».

Жюль Бастьен-Лепаж. Диоген
3. Упражняться в худшем
В летний зной Диоген сидел на солнцепеке или катался по раскаленному песку, зимой обнимал покрытые снегом статуи. Он учился переносить голод и жажду, сознательно причинял себе боль, стараясь ее преодолеть. Это не было мазохизмом, философ просто хотел быть готовым к любой неожиданности. Он считал, что, приучая себя к худшему, уже не будет страдать, когда это худшее случится. Он стремился закалить себя не только физически, но и духовно.
Однажды Диоген, которому нередко случалось нищенствовать, стал просить милостыню... у каменной статуи. Когда его спросили, зачем он это делает, он ответил: «Я привыкаю к отказам». Кстати, не зря Диогену и отказывали: когда он просил у кого-нибудь взаймы денег, то говорил не «дайте мне денег», а «дайте мои деньги».

Диоген, выпрашивающий милостыню у статуй
Жак Ресту. 1765, Тулуза, Музей августинцев
Как-то некий горожанин привёл его в роскошное жилище и заметил: «Видишь, как здесь чисто, смотри не плюнь куда-нибудь, с тебя станется». Диоген осмотрелся и плюнул ему в лицо, заявив: «А куда же плеваться, если нет места хуже».
Диогена спросили, почему он не любит людей — ни плохих, ни хороших. Философ ответил: "Плохих — за то, что творят зло, хороших — за то, что позволяют им это делать."

4. Провоцировать всех
В мастерстве общественной провокации Диоген не знал себе равных. Презирая власть, законы и социальные знаки престижа, он отвергал любые авторитеты, в том числе и религиозные: ему не раз случалось присваивать в храмах дары, пожертвованные богам. Науки и искусства не нужны, ведь главные добродетели – достоинство и сила. Жениться тоже не нужно: женщины и дети должны быть общими, а инцест не должен никого волновать. Свои естественные нужды можно отправлять при всех – ведь не стесняются же этого другие животные! Такова, по Диогену, цена полной и истинной свободы. Кстати, Диоген то и дело занимался рукоблудием у всех на виду; когда афиняне по этому поводу замечали, мол, «Диоген, всё понятно, у нас демократия и можно делать что хочешь, но не перегибаешь ли палку?», он отвечал: «Вот бы и голод можно было унять, потирая живот».

5. Оттолкнуться от варварства
Где предел страстному желанию человека вернуться назад, к своему естеству? В своем обличении цивилизации Диоген доходил до крайности. Но радикализм опасен: такое стремление к «натуральному», читай – животному, образу жизни ведет к варварству, полному отрицанию закона и в итоге – к антигуманизму. Диоген учит нас «от противного»: ведь именно обществу с его нормами человеческого сосуществования мы обязаны нашей человечностью. Отрицая культуру, он доказывает ее необходимость.

John William Waterhouse. Diogenes. 1882
Над Диогеном часто потешались, его даже били, но его любили. "Это твои сограждане осудили тебя скитаться?" - спрашивали его чужестранцы. "Нет, это я осудил их оставаться дома", - отвечал Диоген. "Откуда ты такой взялся?" - смеялись земляки. "Я - гражданин мира!" - гордо отвечал Диоген и, как действительно выяснили историки, был одним из первых космополитов. Помните, сколько раз в истории человечества, философов обвиняли в космополитизме и в отсутствии патриотизма?! А Диогена осудить и в том и в другом трудно. Когда на его родной город напали враги, то философ не растерялся, выкатил свою бочку и давай по ней барабанить. Народ сбежался на городские стены и город был спасён. Правда, по другой легенде Диоген стал катать по улицам свою бочку, в которой жил. На вопрос, для чего он так делает, Диоген отвечал: «Все заняты делом, я тоже».

И вот однажды, когда мальчишки-озорники взяли да и сломали его бочку, она ведь была из обожжённой глины, то мудрое городское начальство постановило - детей высечь, чтоб неповадно было, а Диогену выдать новую бочку. Поэтому в философском музее должны стоять две бочки - одна старая и сломанная, а другая - новая...

Легенда говорит о том, что Диоген умер в один день с Александром Македонским. Александр на несколько минут раньше, а Диоген через несколько минут после него. Александр - в тридцати трехлетнем возрасте в далёком и чужом Вавилоне, Диоген - на восемьдесят девятом году жизни в родном Коринфе на городском пустыре. Когда они пересекали реку на границе между этим миром и царством Божьим, Александр оказался впереди Диогена всего на несколько футов; он услышал смех позади. Этот смех показался ему знакомым, и - он поверить тому не мог - то был Диоген. Ему стало очень стыдно, потому что на этот раз он тоже был обнажен. Чтобы как-то скрыть свое смущение, он сказал Диогену: "Это, очевидно, беспрецедентное событие - что на этой реке победитель мира, император, встречается с нищим" - известно, что Диоген обычно нищенствовал. Диоген рассмеялся и сказал: "Ты совершенно прав, но в одном пункте ты ошибаешься. Император не там, где ты думаешь, и нищий не то, что ты думаешь. Нищий передо мной. Ты потерял все - ты и есть нищий. Я проживал каждый отдельный миг с такой тотальностью и интенсивностью, настолько богато, настолько исчерпывающе, что меня можно назвать только императором, а никак не нищим."

А между немногочисленными учениками возник спор - кому хоронить философа. Дело, как водится, не обошлось без драки. Но пришли их отцы и представители власти и похоронили Диогена близ городских ворот. Над могилой была воздвигнута колонна, а на ней - собака, высеченная из мрамора. Позднее и другие соотечественники оказали Диогену почёт, соорудив ему бронзовые памятники. На его могиле был воздвигнут мраморный памятник в виде собаки, с эпитафией:
"Время состарит и бронзу, лишь Диогенова слава
Вечность саму превзойдёт и никогда не умрёт!
Ты нас учил, как жить, довольствуясь тем, что имеешь,
Ты указал нам путь, легче которого нет".


Памятник философу-кинику Диогену в Синопе
Шли века и тысячелетия, а о Диогене человечество помнило. Правда, не всегда понимая его, а часто и вульгаризируя.

Один из печальных примеров такой вульгаризации преподнесли современные психиатры, назвав одну из психических аномалий в человеческом поведении "синдром Диогена". Сама аномалия описана была в 1955 году в исследовании А. Кларка, Г. Мейникара и Дж. Грея. Вот как описан "синдром Диогена" в одном из психиатрических словарей: "Синдром Диогена - термин, означающий клиническое состояние, характерное пренебрежительным отношением одиноко живущих престарелых людей к бытовым вопросам. Чаше всего возникает у активных ранее людей, ориентированных прежде всего на работу и имевших социальный успех. Постепенно, с отходом от привычной профессиональной и общественной деятельности, они перестают заботиться о своей внешности и жилище, кое приходит в запустение и превращается в склад старых и никому не нужных вещей; не уделяют должного внимания правильному питанию, что может вести к истощению и даже смерти. Вместе с тем у них возникают необратимые изменения характера: появляется недоверчивость, необщительность, нереалистичность установок и - главное - негативизм по отношению к людям, предлагающим помощь".

Психиатрам нет дела до эпитафий древних. Ага, ходил в дерюге, жил в бочке, значит больной, назовем-ка такое отклонение «синдромом Диогена».

Но Диоген жил в бочке на самой людной торговой площади (!!!), поближе к людям! Он не сторонился людей, был всегда в состоянии публицистического диспута с ними. И был замечательно социально деятелен - искал человека, переоценивал ценности. Сам синдром точен, но приклеенное к нему название, на мой взгляд, абсолютно некорректно и свидетельствует о философско-исторической некомпетентности психиатров.

Кстати, это название ряд исследователей считают неправильным, и предлагают использовать другие названия: старческое расстройство, синдром Плюшкина (персонаж из романа Гоголя «Мертвые души»), социальный распад, синдром старческого убожества. Но об этом нужно рассказывать не в рамках этого рассказа.

Тарас Григорович Шевченко. Диоген
Фасцинация образа-символа философа-киника Диогена Синопского будет вечна для человечества, ищущего днем с огнем Человека и понимающего, что довольствоваться малым - единственное спасение в гиперпотребительском мире, провоцирующем в человеке физическое и духовное ожирение.

краткая биография
* Ок. 413-408 г. до н. э.: Диоген родился в Синопе (тогда греческая колония); его отец был менялой. По легенде, Дельфийский оракул предсказал ему судьбу фальшивомонетчика. Диогена изгоняют из Синопа – якобы за подделку сплавов, идущих на изготовление монет. В Афинах он становится последователем Антисфена, ученика Сократа и основателя философской школы циников, нищенствует, «живет в бочке». Современник Диогена Платон называл его «безумным Сократом».
* Между 360 и 340 гг. до н. э.: Диоген странствует, проповедуя свою философию, затем попадает в плен к разбойникам, которые продают его в рабство на остров Крит. Философ становится духовным «хозяином» своего господина Ксениада, учит его сыновей. Кстати, он так хорошо справлялся со своими обязанностями, что Ксениад говорил: «В моем доме поселился добрый гений».
* Между 327 и 318 гг. до н. э.: Диоген скончался, по некоторым источникам, в Афинах от тифа.

Школа киников заложила основы анархизма, а просуществовала она в Римской империи до VI века, став модной во II столетии. Презирающий же власть, частную собственность и государство Диоген, стал по сути первым нигилистом и первым мыслителем-анархистом.


К древнекитайским относят даосскую традицию Лао-цзы (VI—V вв. до н. э.)

Чжуан-цзы и бабочка
и Чжуан-цзы (ок. 369—286 гг. до н. э.).

К сожалению, о жизни Чжуанцзы мало что известно. Рассказывают, что он не любил строгое морализаторство Конфуция, принципиально не соглашался стать чиновником и, будучи свободным философом, любил предаваться размышлениям об отвлечённых началах.

Одному лишь ритуалу Чжуанцзы, по-видимому, всё же отдавал предпочтение - ритуалу винопития. Это позднее в Китае поэзия вина уступит место поэзии чая. А во времена Чжуанцзы многие философы предпочитали вино. На картинах того времени изображался благородный философ с чашей, в компании весёлых друзей, наслаждавшихся вместе с ними вкусом изысканного напитка. Маленькие фарфоровые чашечки, винный чайник, кувшин для вина в плетёной корзинке - всё это создавало атмосферу непринуждённости и беззаботности послеобеденного отдыха.
Вино и сны играли в философии Чжуанцзы особую роль. Послушаем, например, беседу из его трактата о сверхъестественных свойствах человека.

- "Почему настоящий человек идёт под водой и не захлёбывается? Ступает по огню и не обжигается? Идёт над тьмой вещей и не трепещет?"
- "А ты видел когда-нибудь, чтобы пьяный, упав с повозки, разбился бы до смерти? Кости у него такие же, как у других людей, а повреждение иные. Ибо душа у него целостная! Сел в повозку неосознанно и упал неосознанно.
Думы о жизни и смерти, удивление и страх не нашли места в его груди, поэтому падая он не сжимается от страха.
Если человек обретает подобную целостность от вина, то какую целостность он может обрести от природы! Мудрый человек сливается с природой, поэтому ничто не может ему повредить!"

Простое бытовое наблюдение оборачивается у китайского мудреца целой философией следования природе. Судите сами - пьяница, упавший с телеги, избегает серьёзных ушибов потому, что полностью естественен, лишён напряжения и целостен. Нам трудно представить себе Конфуция, о котором мы уже рассказывали, в роли проповедника винных чар. Ведь идеальным состоянием для учителя Куна были сосредоточенность и трезвость. С точки зрения конфуцианства вино - напиток цивилизованных людей. Оно не должно отвлекать от деятельного служения обществу и от исполнения ритуалов.
Напротив, для Чжуанцзы вино - напиток философов и бунтарей. Оно возвращает человека к тому первобытному состоянию, в котором он сливается с природой. Пьяный теряет внешние и ложные ориентиры и приобретает ориентиры внутренние и истинные. Следуя им, человек идёт верным жизненным путём - путём Дао. По этому пути идут не только люди, но и небесные светила.
Такая своеобразная философия опьянения закономерно переходила в притчах Чжуанцзы в философию сна. Сон имел для него огромное значение - ведь жизнь во сне бывает гораздо ярче и увлекательнее, чем жизнь наяву. Это уже давно заметили китайские мудрецы.
Оказывается, во сне можно ставить и решать самые сложные философские вопросы, вопросы о смысле жизни, о жизни после смерти, ибо сам сон напоминает смерть. Почти за двадцать веков до разговора Гамлета с черепом бедного Йорика с Чжуанцзы произошла следующая необычная история.
Однажды Чжуанцзы шёл по просёлочной дороге и вдруг наткнулся на голый череп, побелевший, но сохранивший форму. Чжуанцзы ударил по черепу хлыстом и обратился к нему с вопросом:

- «Бедный череп! Довела ли тебя до этого безрассудная жажда жизни или секира на плахе, когда служил ты побеждённому царю? Довели ли тебя до этого недобрые дела, опозорившие отца и мать, жену и детей? Или муки голода и холода? Довели ли тебя до этого многие годы жизни?»

Закончив свою речь, Чжуанцзы хлебнул вина из фляги и лёг спать, положив под голову череп. В полночь череп привидился ему во сне и сказал:
- «В твоих словах - бремя мучений живого человека. После смерти их не будет. Для мёртвого нет ни царя наверху, ни слуг внизу, не страшна для него смена времён года. Такого счастья нет даже у императора, обращённого лицом к югу».
- «О, мудрый череп, - отвечал Чжуанцзы - Хочешь, я велю Ведающему судьбами возродить тебя к жизни, отдать тебе плоть и кровь, вернуть отца и мать, жену и детей, соседей и друзей?»
- «Разве захочу я сменить царственное счастье на человеческие муки?!» - с достоинством и невозмутимостью ответил череп.

Этот удивительный разговор представлен в трактате Чжуанцзы в главе которая называется «Высшее наслаждение». Вообще по учению великого китайского мудреца сон является воплощением мечты человека о счастливой жизни, мгновенной и яркой, словно блеск молнии. В ином философском сне сливаются границы между реальностью и фантазией. Чжуанцзы довёл это слияние до полного логического завершения в знаменитой притче о бабочке.

«Однажды Чжуанцзы приснилось, что он - бабочка, весело порхающий мотылёк. Он наслаждался от души и не осознавал, что он Чжуанцзы. Но, вдруг проснулся, очень удивился тому, что он - Чжуанцзы и не мог понять: снилось ли Чжуанцзы, что он - бабочка, или бабочке снится, что она - Чжуанцзы?!»

Вот какая философская бабочка порхает в нашем музее. А вопрос, поставленный великим китайским мудрецом «кто же кому приснился - бабочке мудрец, или мудрецу бабочка?», остаётся неразрешённым и поныне. Современные философы серьёзно относятся к анализу сновидений. Они доказали, что логическим путём парадокс Чжуанцзы разрешить нельзя. Однако мудрецам не хочется в это верить, и они продолжают ломать голову над древним китайским парадоксом.
Что ж, рискните и Вы на досуге разобраться, кто же кому приснился? А мы, как учит древнекитайская мудрость, должны вовремя замолчать, склонив голову перед человеческой мудростью.

Жаль мотылька
Моя рука
Нашла его
В раю цветка

Мой краток век,
Твой краток срок
Ты - человек
Я - мотылёк.

Порхаю, зная:
Сгребёт, сметёт
Рука слепая
И мой полёт.

Но если мыслить
И значит - быть,
А кончив мыслить,
Кончаем жить, -

То жить желаю
Мой краткий срок
Весь век порхая,
Как мотылёк.

Уильям Блейк. Мотылек. Перевод В.Топорова

Ян ван Лейден крестит девочку / анабаптисты Мюнстера
Johann Karl Ulrich Bähr - 1840
Кроме того к предшественникам современного анархизма можно отнести ранних христиан, многие религиозные христианские ереси, такие как например движение анабаптистов.

Основными элементами учения анабаптистов, которые отличали их от других, современных им течений в христианстве были следующие:
  • понимание сущности христианства как ученичества,
  • понимание Церкви как братства,
  • выражение христианской жизни в любви и непротивлении.
Эти элементы стали ключевыми для анабаптистского вероучения, отвергнувшего политический радикализм, проявившийся в Крестьянской войне и в Мюнстерском восстании, но принявшего радикализм духовный.

Понимание сущности христианства как ученичества является основополагающим принципом анабаптизма. Согласно такому пониманию, жизнь христианина является процессом преобразования в образ Христов. Анабаптисты не признавали «христианства» основанного только на интеллектуальном принятии догм, или на эмоциональных переживаниях. И то, и другое должно было находить своё выражение в делах, в преобразовании жизни, в научении от Христа и следовании Его учению. Как говорит исследователь анабаптистского движения Гарольд Бендер: «Их ключевым словом была не „вера“, как у реформаторов, а „следование [за Христом]“».

"...Требование крайнего самоотречения человека
в учении Иисуса приводит к анархическому мировоззрению..."
По материалам Электронной Еврейской Энциклопедии
Практическим результатом такого понимания христианства были: крещение только в сознательном возрасте по вере (как результат выражения добровольного согласия быть учеником и последователем Христа), отношение к богословию как к вспомогательному инструменту, а не цели (поэтому анабаптистское богословие имело лишь частичное развитие), требование практических элементов освящения в жизни верующих.

Вторым важным элементом учения анабаптистов явилось понимание Церкви как братства, живущего согласно принципу ученичества и следования за Христом. Последствием такого понимания явился отказ от государственной церкви, и даже противление самому понятию государственной церкви, где гражданство и религиозная принадлежность тождественны. Анабаптисты отстаивали добровольность присоединения к Церкви по вере и личному убеждению каждого отдельного человека. Это было ещё одной причиной отрицания крещения младенцев, поскольку младенец не может сделать сознательный выбор в пользу принадлежности к Церкви.

Такое понимание Церкви и принадлежности к ней вело и к преобразованию социальной системы в целом. Какая-либо форма феодальной зависимости и социального неравенства, согласно анабаптистскому учению, была антихристианской, так как противоречила понятию братства. Отсюда же следует и понятие отделения церкви от мира.


На гравюре во всех деталях показана сцена казни меннонитов (представителей одного из направлений анабаптизма) католиками в Генте в 1554 году. Меннонитов вешали на столб, привязывали голову удавкой, пытали, а затем убивали раскаленными вилами. В 1536 году похожим способом были казнены Иоанн Лейденский и его соратники.


Впрочем, анархисты в Европе были и до анабаптистов, ещё в древней Скандинавии. Точнее говоря, во времена зарождения там государственности. Правда, анархистами они себя не называли, поскольку целью их была спокойная жизнь, а не громкий выпендрёж. Зародилась древнескандинавская анархия естественным образом: когда в Норвегии появились первые конунги (короли) и тип общества стал сдвигаться от родового к раннефеодальному, это понравилось далеко не всем. Поняв, что плетью обуха не перешибить, самые недовольные собрали манатки, погрузили их в ладьи и умотали в Исландию (в те времена необитаемую), став её первопроходцами. Некоторое время Исландия представляла собой тот самый «безгосударственный самоуправляемый рай», о котором так мечтали более поздние анархисты, который мог существовать благодаря тому, что опорой его был не «ветер свободы» в головах энтузиастов, а элементы древнего родообщинного строя. Считается, что по мере заселения острова там образовалось государственное устройство, представляющее собой классическую демократию, но фактом остаётся то, что причиной образования древнеисландского общества стало бегство от государственности, как таковой. Жили исландцы семьями-кланами, для решения спорных вопросов собираясь на тинг (вече). Для обсуждения самых глобальных проблем ежегодно собирался альтинг (всеобщий тинг), который существует в Исландии по сей день, являясь её парламентом. Во избежание бардака, альтингом управлял законоговоритель, который избирался. Таким образом, древняя Исландия действительно обходилась без большей части признаков государства, хотя законы и самоуправление существовали. Правопорядок хоть и не был идеальным, но каждый понимал, что случись ему насмерть обидеть соседа, придут с топорами родственники последнего, и в лучшем случае придётся платить вергельд. При всем этом, несмотря на отсутствие централизованного государства (а возможно, и благодаря этому) в ХI-XIII веках произошел настоящий расцвет исландской культуры. Именно исландцы открыли Гренландию и Северную Америку, плавали в Константинополь, в Белое море, имели несколько колоний на Лабрадоре (в Канаде). В ХII веке уровень грамотности составлял свыше 40%, в стране действовало 9 монастырей, велись летописание и научные наблюдения. Многие крупнейшие европейские ученые того времени были исландцами. Христианство было введено решением парламента и мирно сосуществовало с язычеством много столетий. И никакого религиозного мракобесия и костров инквизиции! Более того, исландцы до сих пор верят в эльфов и троллей. Длилось всё это счастье всего 500 лет. Исландию поставил на колени малый ледниковый период, сделавший невозможным выращивание в Исландии зерновых, и износ кораблей вместе с сокращением поставок древесины из Англии и Норвегии при том, что с собственной древесиной был крайний напряг. Торговлю захватили норвеги и датчане. Невозможно обеспечить себя продовольствием и транспортным флотом = потеря самодостаточности и в перспективе — независимости. В XIII веке норвежские конунги приехали в Исландию и её завоевали. Анархисты будущего, помните этот урок: существование анархического общества возможно только а) при самообеспечении продовольствием и базовыми средствами производства и транспорта и б) достаточной удаленности территории от какой бы то ни было централизованной власти и/или малой заинтересованности этой власти в ваших территориях и ресурсах. Проще говоря, пока властям пофиг ваша деятельность, или если власть не может до вас добраться, или может, но её это невыгодно.

Памятник Руссо на одноименном острове в Женеве
Современный же анархизм возник из светского, равно как и религиозного направлений мысли эпохи Просвещения, в частности из аргументации Жан-Жака Руссо, его идей о свободе и морали. Основная идея Руссо - культ природы и критика цивилизации, искажающей изначально непорочного человека, оказали и оказывают влияние на общественную мысль и литературу до сего дня. Исходя из этого Руссо полагал, что всеобщее равенство и свобода людей - естественное состояние, разрушенное влиянием частной собственности. Государство, по Руссо, может возникнуть только в результате общественного договора свободных людей:
  • Сама по себе жизнь ничего не значит; цена её зависит от её употребления.
  • Свобода человека состоит не в том, чтобы делать что хочешь: она в том, чтобы никогда не делать того, чего не хочешь.
  • Свобода не заключается ни в какой форме правления: она находится в сердце свободного человека.
  • Свобода человека состоит не в том, чтобы делать что хочешь: она в том, чтобы никогда не делать того, чего не хочешь.
  • Человек рождается свободным, а между тем всюду он в оковах.
  • Законодательная власть — сердце, власть исполнительная — его мозг.
  • Никогда незнание не делает зла; пагубно только заблуждение. Заблуждаются же люди не потому, что не знают, а потому, что воображают себя знающими.
  • Видеть несправедливость и молчать — это значит самому участвовать в ней.
  • Из всех способов обогащения торговля наиболее совместима со свободой.
  • Оскорбление — доводы неправых.
  • Жить — это не значит дышать, это значит действовать. Не тот человек больше всего жил, который может насчитать больше лет, а тот, кто больше всего чувствовал жизнь…
  • Поистине, нас привлекает к женщинам не столько разврат, сколько удовольствие жить подле них.
  • Всякий закон, если народ не утвердил его непосредственно сам, недействителен…
  • Человек учится говорить 2 года, затем учится всю жизнь молчать.
  • Человечность, точно поток чистой и благородной воды, оплодотворяет низины; он держится на известном уровне, оставляя сухими бесплодные скалы, вредящие полям своей тенью или грозными обвалами.
  • Человек очень силен, когда довольствуется тем, что он есть, и очень слаб, когда хочет подняться выше человечества.
  • Деньги которыми обладаешь, — орудие свободы; деньги, за которыми гонишься, — орудие рабства.
  • Трезвенники - лицемеры: воздержанность за столом частенько связана с притворством и двуличием.
  • Первый, кто огородил клочок земли, осмелился сказать: «эта земля принадлежит мне», и нашёл людей, которые были настолько простодушны, чтобы поверить этому, был истинным основателем гражданского общества. Сколько преступлений, сколько войн, сколько бедствий и ужасов отвратил бы от человеческого рода тот, кто, вырвав столбы или, засыпав рвы, служившие границами, воскликнул бы, обращаясь к людям: «Берегитесь слушать этого обманщика! Вы погибли, если забудете, что плод принадлежит всем, а земля — никому!» С самого своего возникновения, собственность стала орудием и средством угнетения подпавших под власть собственников масс. Бедствиями и страданиями масс своекорыстно воспользовались богатые. Они выработали план государственного устройства общества, они предложили людям составить союз, признать над собой верховную власть, которая, управляя обществом на основании установленных ими законов, должна была бы якобы оказывать защиту всем его членам и отражать его врагов. Уловка богатых имела успех. «Все устремились навстречу своим цепям, думая упрочить свою свободу». Так возникло наше современное общество и законы. Однажды явившись, они «ещё более увеличили силу богатых, безвозвратно уничтожили свободу, навсегда упрочили собственность и неравенство, превратили ловкий захват в незыблемое право и обрекли — к выгоде нескольких честолюбцев — весь род человеческий на труд, нищету и рабство.
Уильям Годвин

Непосредственно же первым теоретиком современного анархизма стал Уильям Годвин (1756—1836), развивавший идеи, лёгшие впоследствии в основу современной анархистской мысли (правда, он ещё не пользовался термином «анархизм»): «(...) в Англии, уже в 1793 году, выступил Годвин, опубликовав свой поистине замечательный труд "Исследование политической справедливости и её влия­ния на общественную нравственность" (Enquiry concerning Political Justice and its influence on general virtue and happiness), где он явился первым теоретиком социализма без правительства, то есть анархизма (...)». Уильяма изначально готовили к карьере в духовенстве. Однако куда больше теологии его заинтересовали общественно-политические проблемы. В 1780-1790-х годах под влиянием работ французских просветителей Годвин в Англии сформировал школу социальных романистов. В 1783 году произошел его окончательный разрыв с церковью, в Лондоне писатель стал идейным вождем социальных романистов. В эпоху Французской революции Годвин смог внести в политическую азбуку страны новые веяния. Члены его кружка симпатизировали событиям в соседней стране, сам он в своих трактатах начал рассматривать проблемы неравенства и возможности введения справедливой анархии. Та работа писателя даже стала предметом рассмотрения правительства и была изъята из обращения. Идеи Годвина похожи на взгляды анархистов-коммунистов начала XX века. Писатель считал, что существующее устройство общества и является главным источником мирового зла. По мнению Годвина государство просто помогает одним людям угнетать другим, собственность является предметом роскоши и пресыщения. По мнению философа государство несет человечеству вырождение, а религия только помогает порабощать людей. Причина же всех бед человека - незнание истины, открытие которой поможет добиться счастья. На пути к светлому будущему Годвин предлагал отказаться от насилия и революций. В последнюю часть жизни из-за реакции в Англии и материальных проблем философ оставил литературу и занятие общественными проблемами.

"Прудон и его дети" Гюстав Курбе, 1865
Первым же либертарным теоретиком, открыто назвавшим себя анархистом, выступил Пьер Жозеф Прудон (1809-1865), по праву считающийся подлинным основателем современной анархистской традиции (в отличие от Годвина он имел последователей, и к тому же называл уже себя открыто анархистом). Прудона называют отцом анархизма, ведь именно этот общественный деятель и философ и создал по сути теорию этого явления. Он выступил с идеей «спонтанного порядка» (система координации в экономике, когда независимые участники производят свои действия, побуждаемые исключительно собственными интересами, основываясь на самостоятельно полученной информации), противопоставив её идеям централизма, предложив идею «положительной анархии», когда порядок возникает в результате того, что все делают то, что они сами желают делать, и такая система самоуравновешивается, приходя к естественному порядку, и где «одни только деловые операции создают общественный строй». При этом, как и Годвин, Прудон выступал против революционного преобразования общества, он представлял анархию как «форму правительства или конституции, в которой общественное и личное сознание, сформированное через развитие науки и закона, достаточных, чтобы поддерживать порядок и гарантировать все свободы. В таком случае, как следствие, учреждения полиции, превентивных и репрессивных методов, бюрократического аппарата, налогообложение и т. д., [должны были] уменьшаться до минимума. В этом, в особенности, формы монархии и усиленной централизации исчезают, чтобы быть замененными федералистскими учреждениями и образом жизни, основанной на коммуне». Под «коммуной» Прудон подразумевал местное самоуправление. Революцию 1848 года мыслитель не принял, осудив за нежелание менять общество и за соглашательство. Прудон пытается создать народный банк, став членом Национального собрания пытается изменить систему налогов. Издавая газету «Le peuple» он критиковал порядки в стране и даже нового президента Наполеона. За свои революционные статьи Прудон даже был заключен в тюрьму. Новая книга философа «О справедливости в революции и церкви» заставила его бежать их страны. В эмиграции Прудон пишет трактаты по международному праву, по теории налогов. Он утверждает, что единственной возможной формой социального устройства является свободная ассоциация с соблюдением свобод и равенства в средствах производства и обмена. В конце жизни Прудон признал, что его анархические идеалы остаются недостижимыми. И хотя философ сформировал новое мировоззрение, его модель общества не предусматривала такого привычного для революций террора. Прудон считал, что человечество сможет перейти к новому миру постепенно и без потрясений. Его идеи вдохновляли многих последователей анархизма в XIX—XX столетиях.

БАКУНИН МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ
Михаил Бакунин (1814-1876). Бакунин родился в богатой семье, но военная его карьера не сложилась. После переезда в Москву молодой Бакунин стал изучать философию и активно участвовать в салонах. В Москве мыслитель познакомился с революционерами, с Герценом и Белинским. А в 1840 году Бакунин уехал в Германию, где сошелся с младогегельянцами. Вскоре в своих статьях философ начал призывать к революции в России. Вернуться на родину Бакунин отказался, так как его ждала там тюрьма. Философ призывал людей освободиться от всего, что мешает им быть самим собой. Неслучайно Бакунин стал активным участником европейских революций середины XIX века. Его видели в Праге, Берлине, Дрездене, он играл важную роль на Славянском съезде. Но после ареста анархист был приговорен сперва к смертной казни, а потом и к пожизненному заключению. Из сибирской ссылки мыслитель бежал, добравшись до Лондона через Японию и США. Анархист вдохновил Вагнера на создание образа Зигфирида, с него писал своего Рудина Тургенев, а в «Бесах» Достоевского Бакунина олицетворяет Ставрогин. В 1860-1870 годах революционер активно помогает полякам в ходе их восстания, организует анархические секции в Испании и Швейцарии. Активная деятельность Бакунина привела к тому, что Маркс с Энгельсом стали интриговать против него, боясь утраты влияния на рабочее движения. А в 1865-1867 годах революционер окончательно стал анархистом. В переписке Маркса и Энгельса 1869 года чувствуется подозрение, что Бакунин хочет встать во главе европейского рабочего движения. «Быть может, его придется официально исключить из Интернационала», – писал Маркс; «…нужно не дремать и постараться его обезвредить», – считал Энгельс. В 1869 году Маркс и Энгельс развернули кампанию интриг и прямой клеветы против Бакунина. Бакунин так ответил на все обвинения: «Дамоклов меч, так долго висевший над нашими головами, наконец упал. Собственно говоря, – это не меч, а обычное оружие Маркса – куча грязи…» Исключение Бакунина из Интернационала в 1872 году вызвало резкое противодействие рабочих организаций Европы. Уже после смерти мыслителя анархистское движение континента получило мощный импульс. Нет никакого сомнения, что Бакунин являлся важной фигурой мирового анархизма и главным теоретиком этого течения. Он не только создал единое мировоззрение, но и сформировал самостоятельные организации. Бакунин считал, что государство является самым циничным отрицанием всего человеческого, мешая солидарности людей. Коммунизм он ненавидел, заявляя: «Я ненавижу коммунизм, потому что он есть отрицание свободы и потому, что для меня непонятна человечность без свободы». Бакунин выступал против организующей деятельности партий, отрицал авторитеты и любую власть, мечтал о стихийной «социальной ликвидации государства», об уничтожении собственности, права наследования, о ликвидации всех национальных и территориальных государств. Он призывал к социальной революции, к безгосударственно-социалистической федерации общин и коммун, основанных на самоуправлении. Он считал кооперацию основной формой будущего производства, при обязательном условии, что земля и капитал во всех его видах будут коллективной собственностью. Главной силой революции Бакунин считал в Европе пролетариат, а в России – крестьянство и босяков. Бакунин выступал против права наследования и церковных структур, отрицал брак и семью, боролся за женское равноправие. Благодаря его деятельности анархизм широко распространился в России, Италии, Испании, Бельгии, Франции.

КРОПОТКИН ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ
Петр Кропоткин (1842-1921). Этому теоретику удалось создать мировое движение анархо-коммунизма. Интересно, что сам Кропоткин являлся выходцем из древней княжеской семьи. Будучи молодым офицером, он поучаствовал в географических экспедициях в Сибири. В 25 лет уйдя в отставку, Кропоткин стал студентом Петербургского университета, опубликовав около 80 работ в области географии и геологии. Но вскоре студент увлекся не только наукой, но и революционными идеями. В подпольном кружке Кропоткин познакомился в частности с Софьей Перовской. А в 1872 году он поехал в Европу, где и сложились его анархистские взгляды. Князь вернулся с нелегальной литературой и, став членом кружка «чайковцев», которые ставили перед собой задачу вести агитацию среди рабочих слоев общества, начал формировать свою программу нового строя, в которой планировалось создать анархию, заключавшуюся в союзе вольных коммун без участия власти. Событие, перевернувшее жизнь Кропоткина, произошло в марте 1874 года: на следующий день после сенсационного доклада о существовании ледниковой эпохи, Петр был задержан и помещен в Петропавловскую крепость за принадлежность к революционным кругам. Лишь через два года ему удалось бежать - через Финляндию, Швецию и Норвегию он отплыл в Англию. Как член Интернационала, он под надзором полиции разных стран, но вместе с тем его защищают лучшие умы Европы - Гюго, Спенсер. Будучи ученым, Кропоткин пытался обосновать анархизм с помощью научных методов. Он видел в этом философию общества, доказывая, что взаимная помощь лежит в основе развития жизни. В 1885-1913 годах выходят основные работы Кропоткина, в которых он говорил о необходимости свершить социальную революцию. Анархист мечтал о свободном обществе без государства, где люди помогали бы друг другу. «Действительно, Кропоткин обладал всеми качествами, необходимыми для влияния на массы: привлекательной внешностью, страстностью, пламенностью, хорошим голосом и дикцией. По всесторонности развития он, несомненно, стоял значительно выше всех тогдашних последователей Бакунина, не исключая и Реклю… Решительно все, как русские, так и иностранцы, относились к нему с большим уважением и симпатией», - писал о нем деятель российского и международного социалистического движения Лев Дейч. Будучи 74-летним ученым, ко мнению которого прислушивалось мировое научное сообщество, в мае 1917 года он вернулся в Россию. На Финляндском вокзале его встречали военный министр Александр Керенский и депутат Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов Николай Чайковский. Однако в политику Кропоткин не окунулся, отказавшись и от сотрудничества с единомышленниками. Познакомившись с российскими революционерами и анархистами, он был разочарован. В них он увидел «грубых развязных молодых людей, принявших за основу принцип вседозволенности». Несмотря на то, что Керенский уговаривал его войти в состав Временного правительства, Петр Алексеевич ответил отказом, заявив, что считает «ремесло чистильщика сапог более честным и полезным». Также он отказался от назначения ему ежегодной пенсии в 10 тысяч рублей. До последних своих дней князь убеждал в идеалах добра, веры, мудрости, пытаясь призвать к смягчению революционного террора. После Октябрьской революции Кропоткин с женой поселились в подмосковном городе Дмитрове. В 1921 году он заболел воспалением легких. Спасти его жизнь пытались лучшие врачи страны, но было уже поздно. 8 февраля в возрасте 78 лет он ушел из жизни. Вскоре газеты вышли с печальным известием, что умер «старый закаленный борец революционной России против самодержавия и власти буржуазии». 13 февраля 1921 - день похорон Петра Кропоткина – конец черных флагов в Советской России. Десятки тысяч человек, шествие которых протянулось на километры, несли черные знамена, на которых было написано "Где есть власть, там нет свободы". Черные флаги не появлялись в России до движения чернознаменцев в 1905 году. Спустя 2 недели после демонстрации Кронштадтское восстание было подавлено большевистской контрреволюцией. Анархизм был вычищен из Советской России навсегда...


Если уж я упомянул черные флаги анархистов, то хочу сделать маленькое "лирическое" отступление по поводу истории флага. Есть множество исторических фактов использования черных флагов анархистами. Вероятно, наиболее знаменитый из них – это партизаны Нестора Махно во время Русской Революции. Под черным знаменем махновская армия разгромила дюжину армий и освободила большую часть Украины в течение 1918-1921 годов, пока не была подавлена большевиками. Во время Испанской Революции 1936-39 годов анархисты из НКТ (Национальной Конфедерации Труда) сражались под черными и черно-красными знаменами.
Но черный флаг анархистов родился значительно раньше этого. Еще в 1880-х годах много анархических групп принимали названия, в которых было слово "черный". В июле 1881 года Черный Интернационал встречался в Лондоне. Это было попыткой, чтобы реорганизовывать анархическое крыло недавно развалившегося Первого Интернационала. Также были "Черная Полоса" во Франции (1882) и "Mano Negra" ("Черная Рука") в Андалузии, Испании (1883). И, наконец, в этот же период происходит рождение символа – появляется недолговечная газета французских анархистов "Лё Драпо Нуар" / "Le Drapeau Noir" ("Черный Флаг"). Согласно историку Родерику Кедварду (Roderick Kedward), эта газета существовала в течение нескольких лет, начинающихся где-то перед событиями октября 1882 года, когда бомба была брошена в кафе в Лионе. Поддерживая эту теорию, Аврич указывает в своей книге "Хеймаркетская Трагедия", что в 1884 году черный флаг "стал новой эмблемой анархистов". Соглашаясь с этим, Мюррей Букчин (Murray Bookchin) пишет в своей истории испанского анархизма, что "в течение последующих лет анархисты должны принять черный флаг", отсылая к периоду около 1870 года. До этого времени, анархисты, подобно коммунистам, широко использовали красный флаг. Кажется, это время, когда черный флаг стал прочно связан с анархизмом. Исторически, черный цвет принято считать цветом запекшейся крови, что роднит черный и красный флаги.
Первый случай использования черного флага действительно неизвестен, но заслуга может быть отдана Луизе Мишель, знаменитой участнице Парижской Коммуны 1871 года. Согласно историку-анархисту Джорджу Вудкоку (George Woodcock), Мишель подняла черный флаг 9 марта 1883 года во время демонстрации безработных в Париже. 500 решительных с Мишель во главе и криками "Хлеб, работа, или свинец!", они ограбили три булочные прежде, чем были арестованы полицией. Никакие более ранние сообщения об использовании анархистами черного знамени не обнаружены.
Вскоре черный символ отправился в Америку. Историк Пол Аврич (Paul Avrich) пишет, что 27 ноября 1884 года флаг были поднят на демонстрации анархистов в Чикаго. Согласно Авричу, Август Шпис, один из знаменитых хеймаркетских мучеников, "отметил, что это было первым случаем, когда [черный флаг] был развернут на Американской земле".
Есть также интересная связь между черным флагом и пиратами. Согласно одному свидетельству, Луиза Мишель, когда командовала женским батальоном во время Парижской Коммуны 1871 года, использовала череп и скрещенные кости. Но ассоциация может пойти дальше.
Пираты были известны как мятежники, как свободные духом, а также как безжалостные убийцы. До тех пор, пока внутренняя организация пиратских формирований не изменялась так сильно, во многих случаях капитанов их судов избирали. В некоторых же случаях капитанами становились женщины, что было очень необычно для того времени. Он или она "подлежали немедленному отзыву", и жизнь на борту пиратского судна была, несомненно, более демократической, чем жизнь на борту судов британского, американского или французского военно-морских флотов, не говоря уже о коммерческих судах. Для пиратов черный флаг был символом смерти, их узнавали по черепу с костями на черном флаге, что было равнозначно надписи: "Сдавайся или умри!". Это приводило в ужас их жертвы, и они сдавались без борьбы. Также были случаи использования черного флага как предупреждения, чтобы "сдаваться или умирать!" "налетчиками Квантрила", офицера-конфедерата, сражавшегося под черным флагом во время гражданской войны в США. Он был известен безжалостностью к своим жертвам и не ожидал ничего другого в ответ. Также, мексиканский генерал Санта Анна поднимал черные флаги во время его успешной блокады форта Аламо. Под черными знаменами его горнисты играли "Эль Декуэлло", вызов, означающий "пощады не будет" другими словами, никто из заключенных не будет взят в плен. Но, если Квантрил и Санта Анна не имеют никаких связей с анархизмом, то с пиратами, с другой стороны, – более сложная ситуация. Они считались мятежниками, порвавшими с государством, обязанными подчиняться не какому-то там своду законов, а лишь тем временным правилам, которые они установили для себя самих. Перспектива получения взаимных выгод от пиратства стимулировала пиратов к налаживанию сотрудничества и поддержанию порядка. Перед выходом в море пираты договаривались о правилах поведения, иногда эти правила фиксировались письменно. Разумеется, пираты не были сознательными анархистами, и зачастую действовали никак не лучшим образом, чем их государственные или торговые противники, но массовое восприятие их в то время именно таковым, что важно. Их символ был проявлением духа беззакония и восстания и за это преследовался и ненавиделся правящим классом. Вероятно, этого было достаточно для голодающих и безработных, чтобы поднять черный флаг во время мятежа. Каждый мог бы быстро раздобыть куски красной или черной ткани во время бунта или восстания. Для изображения сложных символов на ткани не было времени, так что сымпровизированный флаг мятежников, поднятый в ходе бунта, скорее всего, был одноцветным. Из этого следует, что черный флаг поднимался без черепа и костей, поскольку он не мог не быть временным.


Говоря о черном флаге, хочется привести подробный отрывок из книги Говарда Эрлиха (Howard Ehrlich) "Переизобретение Анархии": "Почему наш флаг черный? Черный – цвет отрицания. Черный флаг является отрицанием всех флагов. Это – отрицание статуса государственности, который настраивает человеческий род против себя и отвергает объединение всего человечества. Черный – это настроение гнева и возмущения самыми уродливыми преступлениями против человечности, совершаемые во имя преданности тому или иному государству. Это – гнев и возмущение оскорблением человеческого ума, заключающееся в претензиях, лицемерии, и дешевых интригах правительств.
Черный – также цвет траура; черный флаг - это флаг, под которым народ оплакивает свои жертвы, несчетные миллионы погибших в войнах, внешних и внутренних, во имя большей славы и стабильности каких-то кровавых государств. Это оплакиваются и те, чей труд был ограблен (обложен налогами), чтобы платить за резню и притеснение других людей. Это оплакивается не только физическая смерть людей, но и искалеченные души под гнетом авторитарных и иерархических систем; это оплакиваются миллионы погасших мозговых клеток и не имеющих больше шансов никогда вновь осветить мир. Это – цвет безутешного горя.
Но черный – это еще и красиво. Это – цвет решимости, смелости, силы, цвет, с помощью которого разъясняются и определяются все другие цвета. Черный – это тайна, окружающая прорастание, плодородие, это - почва для зарождения новой жизни, которая всегда развивается, обновляет, освежает и воспроизводит себя в темноте. Семя, спрятанное в земле, странное путешествие спермы, тайный рост зародыша в матке - всё это окружено чернотой и защищается ею".

Знамя Чёрной гвардии. 1918
С началом революции в России в 1917 году многие анархисты действовали совместно с большевиками, видя в них ближайших союзников, немалую роль в этом сыграла и вышедшая в 1917 году книга Владимира Ленина «Государство и революция». В Петрограде, произошедшее в июле неудачное восстание возглавлялось анархистами. Часть анархистов поддержала Октябрьскую революцию большевиков. Однако уже в 1918 году пути анархистов и большевиков стали расходиться, когда в апреле ЧК произвела разгром создаваемой анархистами «Чёрной гвардии».

Анархо-синдикалисты пытались объединить усилия отдельных революционно- и анархо-синдикалистских групп, участвовали в профсоюзных съездах и организовывали свои. На первом всероссийском съезде представителей профсоюзных организаций, проходившем в январе 1918 года было представлено 88 тысяч синдикалистов и максималистов. Однако им так и не удалось достигнуть желаемой цели, влияние их постоянно падало, и уже в 1920 году они представляли только 35 тысяч своих членов.

Арт-проект Андрея Ермоленко «Анархия»

«Почему захотелось всё это показать в Одессе – есть очень хорошие люди, не художники, простые одесситы, с которыми хочется делиться своими идеями, – говорит Андрей Ермоленко. – Юг Украины – это вообще колыбель анархии, в степях батька Махно отстаивал анархические идеалы, интересы крестьянства. Одесса – сама по себе анархический город. Если почитать Бабеля, легко заметить, что Беня Крик – последовательный анархист. Сегодня стоит вспомнить, что главное – быть собой, сохранить себя. Украинские анархисты – не только романтики-мечтатели. Они на практике реализовывали политические идеи, ведь анархическая республика Гуляйполе существовала на юго-востоке Украины в 1917-1920 годах. Махно – настоящий пират степи, романтическая икона мировой анархии, космополитический бренд украинского вольнодумства. Его почему-то связывают с антисемитизмом, хотя Махно объединял идеалистическими анархическими идеями представителей разных национальностей – и «Еврейская рота» тому подтверждение. Современная анархия требует от человека самоорганизации и ответственности за развитие собственной личности. Когда тебе уже никто ничего не должен, когда ты абсолютно свободен от продиктованных государством условностей, только тогда можешь создавать сознательный интеллектуальный продукт, над которым не будет висеть дамоклов меч самоцензуры. Анархия не возникает там, где есть власть, которая всех устраивает. А в государстве, где уже никому не веришь, даже оппозиции, возникает желание выбросить чёрный флаг – не придёт мессия, который сделает жизнь лучше, но есть я, есть мы все, и вместе мы можем сделать что-то серьёзное. Англичане обожают своего адмирала Дрейка, хоть он и был пиратом, я тоже симпатизирую пиратам, хотя и не одобряю воровство и разбой. Наш Махно – тот же Дрейк, только украинский, также он напоминает мне Робин Гуда, стремившегося отобрать у богатых, чтобы раздать бедным, сейчас скажут, что это неправильно, я, может быть, и сам скажу, что это неправильно... Каждый человек имеет право просто присутствовать или активно жить в обществе, каждый народ заслуживает мифов о себе, и пока мы видим, что «современные герои» весьма уступают героям прошлого».







Наиболее значимыми оказались действия анархистов на территории Украины, где организованная анархо-коммунистом Нестором Махно Революционная повстанческая армия Украины (махновцы) действовала против белых, красных, националистов и интервентов. В ходе боевых действий махновцы трижды заключали союз с большевиками, однако все три раза большевики нарушали союз, так что в конце концов РПАУ была разгромлена многократно превосходящими силами Красной армии, а Махно с несколькими товарищами скрылся за границей.

«В конце 1920 г. гражданская война между «белыми» контрреволюционерами, с одной стороны, и большевиками (буржуазными революционерами и, в то же самое время, социальными контрреволюционерами), с другой, в основном завершилась. Большевикам удалось вновь собрать старую Империю. Но рабочие и крестьянские массы уже не были готовы терпеть олигархическую диктатуру под "революционной" маской, пусть даже в качестве "меньшего зла". Развернулось движение 1920–1921 гг. за "третью революцию": за свободные Советы, независимые от большевистской партии и её диктатуры, против реквизиций и неравного распределения, против привилегий новых правителей. В этом движении участвовали сотни тысяч человек. Махновское Сопротивление, Кронштадт и крестьянское восстание в Западной Сибири стали символами российского "Жерминаля", последними всплесками социальной революции в России». Анархистское движение было разгромлено. Часть видных активистов погибла, часть бежала за границу, кто-то перешёл на сторону большевиков, а кто-то был выслан за границу...

Во время первых десятилетий, последовавшие за окончанием Второй мировой войны, анархическое движения во всем мире переживало упадок. Его новый взлет связан с «молодёжной революцией» второй половины 60-х годов, которую возглавили «новые левые». Среди них, наряду с другими идейными течениями, анархисты заняли видное место. Протесты 1968 года, породившие новые социальные движения: феминистские, «зеленые», антимилитаристские, коммунарские и т. п., дали новый импульс анархистскому движению во всем мире. В 1968 г. на международной конференции анархистов в Карраре был основан Интернационал Федераций Анархистов (IAF-IFA). Принципы работы в пределах ИФА — принцип федерализма, свободного договора и взаимопомощи. Для того, чтобы улучшать координацию и связь в пределах ИФА, а также в качестве открытого контакта для публики и других групп анархистов и организаций, был основан Международный секретариат, полномочия которого нерегулярно переходит от одной федерации IFA к другой. Для налаживания информационного обмена и межорганизационного сотрудничества IFA также близко контактирует с другими организациями анархистов, например с Международной ассоциацией трудящихся (МАТ) — анархо-синдикалистским Интернационалом. В этот период в Европе и США было созданы тысячи коммун, культурных центров, в университетах создавались комитеты сексуальной и культурной революции. При этом на смену «старым» анархистам во многом пришло новое, проанархистское движение «автономов», которое и по сей день насчитывает (особенно в Германии) десятки тысяч активистов. Это весьма политизированная молодёжная субкультура, включающая коммуны, сквоты (захваченные для жилья и борьбы здания), альтернативные кафе и книжные магазины, культурно- информационные центры и клубы, многочисленные издания, музыкальные рок- и техно-группы и другие творческие коллективы, антифашистские и феминистские инициативы, группировки «стритфайтеров» (уличных бойцов) и т. п.

William Powell, автор "The Anarchist Cookbook" Январь, 1971.
В конце 1960-х американцем Уильямом Пауэллом в знак протеста против войны американского правительства во Вьетнаме была написана «Поваренная книга анархиста» (опубликована в 1971) (на американском жаргоне «поваренная книга» — это что-то типа «элементарный учебник» или «для чайников»). Несмотря на своё название, книга не имеет прямой связи с анархистским движением. Изначально «Поваренная книга анархиста» содержала следующие разделы:
  • Изготовление взрывчатки
  • Электроника, подрывная деятельность и слежка
  • Наркотические вещества, в том числе нарко-кулинария
  • Яды
  • Физические приемы устранения противника в рукопашном бою
Обстоятельства ее появления неизвестны широкой публике, так же как и судьба ее автора. Однако, на веб-странице Кена Ширриффа, посвященной «Поваренной книге», приводится следующее любопытное письмо, в достоверности которого (если принимать во внимание содержание книги) сомневаться не приходится. Итак, вот этот документ:
«Я был соседом Билла Пауэлла по общежитию в шестидесятые годы, когда Билл писал эту книгу. Билл и я работали в «Букмастерс», независимой книгораспространительской сети, которая сейчас уже не существует. Когда Билл написал книгу, ему было 19 лет.
Идея «Поваренной книги анархиста» изначально заключалась в том, что будет написан ряд листовок, которые будут расклеиваться по всему Манхэттену. Рецепт №1 должен был описывать изготовление «коктейля Молотова», рецепт №2 – изготовление ЛСД и т.д. Но эта идея так никогда и не была реализована. Она родилась из разговоров, которые имели место в то время среди людей, тусовавшихся в помещении нью-йоркского штаба Индустриальных Рабочих Мира, в котором также располагались различные молодежные организации и Лига за сексуальную свободу. Я жил там на протяжении нескольких лет, пока мы не переехали в другую квартиру, которую мы снимали вместе с Биллом на Десятой улице.
Ему понравилась эта идея, и однажды он уволился с работы и начал работать над книгой. Он получил всю информацию из практических руководств, которые можно было найти в публичной библиотеке, а также из текущих периодических изданий. Большинство историй и анекдотов, приводимых в книге, были придуманы им самим. Билл никогда не был анархистом, у него не было никакой философии. Мы несколько раз серьезно ругались после того, как он ознакомил меня с ранними версиями книги.
Так или иначе, он отослал книгу во все книжные издательства, которые только смог найти. Письма с отказами, которые он получал в ответ, были очаровательными. Некоторые на полном серьезе извинялись за то, что не могут опубликовать книгу. Лайл Стюарт согласился опубликовать ее по нескольким причинам. В то время библиотекари в Соединенных Штатах обрабатывались ФБР и ЦРУ с целью получения через них информации о людях, которые заказывали книги, содержание которых эти ведомства считали «подрывным». Лайл Стюарт считал, что публикация этой книги сведет эти попытки спецслужб на нет, потому что люди попросту смогут купить эту книгу, не расписываясь за нее в библиотечных формулярах. Так или иначе, Лайл книгу опубликовал.
Я считаю, что сам факт публикации книги был важен. Содержание ее – мусор. Но в шестидесятые годы это был очень опасный для издателя шаг.
Билл переехал в город Патни, женился, завел ребенка, потом развелся и стал проповедником правых реакционных взглядов в местном колледже. Какое-то время он работал на нефтепроводе на Аляске, потом, как я слышал, он преподавал английский в Саудовской Аравии.
Концепция анархизма, представленная в книге, это нигилизм. Он всего лишь взял саму идею книги и составил ее на основе отрывков из других книг. Переписывание книг заключалось в том, что он заменял фотографии картинками, нарисованными от руки, и просто перефразировал большую часть текстов.
»

Если говорить об очерке некоего профессора Бергмана «Анархизм сегодня», который предшествует практическим руководствам Пауэлла, то он представляет собой крайне поверхностный, во многом ошибочный очерк об анархизме, но не «сегодня», как следует из названия, а вчера, потому что обсуждает в основном историю анархизма в девятнадцатом веке. О качестве этого «академического» очерка говорит хотя бы то, что его автор считает «нигилизм» разновидностью анархизма, а в анархизме почему-то выделяет именно те черты, которые скорее отностятся к марксизму. Но в целом, Бергман делает упор именно на «нигилистические» аспекты анархизма, и его очерк лишь укрепляет в читателе, незнакомом с теорией и историей анархизма, образ анархистов как злобных бомбометателей и бессмысленных разрушителей.

В «практической» части «Поваренной книге» также содержится много ошибок и упрощений, многие из которых были достаточно подробно задокументированы. Так, в главе, посвященной изготовлению наркотиков, приводится рецепт извлечения наркотика бананадина из банановой кожуры. На самом деле, никакого бананадина в природе не существует, он лишь был упомянут в шуточной статье в журнале Berkeley Barb в марте 1967 года. В разделе, посвященном подрывному делу, также содержится огромное количество ошибок. Большая часть приведенной там информации взята из американского армейского руководства №5-25 «Взрывчатые вещества и разрушение». Но изложение этих сведений в «Поваренной книге анархиста» предельно примитивно, в некоторых случаях вещи просто взяты с потолка. В то время, как серьезное армейское практическое руководство достаточно подробно обсуждает сложности, возникающие при взрыве мостов, «Поваренная книга» просто приводит иллюстрацию, на которой показаны шесть мест для закладки мин (причем, одно из мест закладки указано явно неправильно, и мост в результате взрыва не будет разрушен целиком). Вышедший в 1971 году обзор «Поваренной книги…» в одном из американских библиотечных журналов указывал на то, что Пауэлл сильно преувеличивает психоделические свойства некоторых субстанций, которые на самом деле имеют очень слабый наркотический эффект, а в одном месте рекомендует в качестве наркотика средство, вызывающее конвульсии у заядлых потребителей морфия. В пиротехническом разделе приводятся далеко не всегда правильные рецепты изготовления взрывчатых веществ (некоторые стадии процесса попросту упущены, многие компоненты, которые рекомендует Пауэлл, очень сложно достать, в то время как их вполне можно было бы заменить более доступными и эффективными составляющими). Некоторые из веществ, рекомендуемых Пауэллом для изготовления наркотиков и взрывчатых веществ, перечислены в особом списке соответствующих ведомств США, так что их приобретение в больших количествах чревато излишним вниманием американских правоохранительных органов к человеку, их приобретающему. Другие рецепты, приведенные в книге, в частности, изготовления напалма на кухне, содержат грубые ошибки, поскольку дают неправильные химические формулы веществ, которых вообще не может существовать в природе, вкупе с рекомендациями вроде «заместите молекулу мышьяка на молекулу кислорода» – вряд ли подобное можно считать «рецептом». Сам же Пауэлла в интервью журналу Newsweek 12 апреля 1971 сказал: «Моя книга передает власть в руки личности, туда, где она и должна находиться. Правые называют ее коммунистической, левые называют ее попыткой заработать деньги, либералы называют ее неонацистской». Что могут сказать по этому поводу анархисты? Эта книга – дерьмо, полное дерьмо…

Хронология использования книги (возможно мифологизированная)
  • 1976 - хорватские националисты угнали самолет и сбросили бомбу на Центральный вокзал, убив полицейского. Лидер говорит, что научился делать бомбу по Поваренной книге анархиста (ПКА).
  • 1976 Phoenix - Джон Адамсон подложил в автомобиль бомбу, которая убила репортера, расследовавшего организованную преступность. Полиция нашла копию ПКА в квартире Адамсона.
  • 1980 - Полиция нашла ПКА вместе со списком из 50 целевых бизнесменов в квартире в Нью-Джерси, занятой пуэрториканскими сепаратистами, которые отправили более 100 бомб.
  • 1984 Нью-Джерси - полицейский арестовал двух беглецов, связанных с Черной Освободительной армией. В их машине были обнаружены взрывчатые вещества, оружие и ПКА.
  • 1985 - Полиция нашла копию ПКА в тумбочке Томаса Спинкса, возглавлявшего группу фанатиков, бомбивших 10 объектов, связанных с абортами на Восточном побережье.
  • 1993 - Группа белых расистов арестована за заговор, с целью убийства Родни Кинга. Их арсенал включает в себя гранаты, самодельные бомбы и другое оружие, построенное следуя рецептам в ПКА.
  • 1998 - Кипленд «Кип» Филип Кинкл убил своих родителей, а на следующий день устроил бойню в школе города Спрингфилд, штат Орегон, застрелив двоих учеников и ранив 24. Ранее он принес ПКА в школу.
  • 2005 - В результате обыска квартиры, используемой в Лондоне 7/7 бомбардировщиков найдены взрывчатые вещества, самодельный детонатор и выдержки из ПКА на осколками разбитого CD.
Не смотря на многочисленные проколы, в силу потенциальной опасности книги, она в последующие годы методично изымалась из оборота спецслужбами разных стран. Считается, что процесс был завершён с полным успехом, и к началу 1990-х из начального текста в книге остался один раздел — про наркотические вещества. До сих пор, хотя книга (в выхолощенном виде) доступна в США, она остаётся запрещённой в ряде других стран. Благодаря этим запретам книга и обросла легендами в среде радикально настроенной молодёжи, что и позволило, этой, вобщем-то бестолковой, книге обрести статус культовой. В конце 1990-х было сделано несколько попыток восстановить содержание книги и/или переписать её заново. Некоторые попытки завершились успехом:
  • англ. «The Avenger Handbook» — «Книга мстителя»
  • англ. Active Civil Deisobedience — «Активное гражданское неповиновение»
  • англ. The Unabom Guide to Blowing up Universities — «Руководство Унабомбера по взрыву университетов»
  • «Азбука домашнего терроризма»
  • «Полная русская поваренная книга анархиста (2003)»
  • «Путь воина»
  • «Взрывчатые и отравляющие вещества»
  • «Бомба из хозмага»
По другим сведениям Поваренная книга» никогда не была запрещена к публикации в Соединенных Штатах и не выпускается «подпольно», а то что она давно не выходила и ее трудно достать - это вообще рекламная уловка. Большинство крупных американских сетей книжных магазинов (иными словами: жадных до бабок капиталистов) продают книгу. Она может не лежать на полках, но, тем не менее, купить ее не составит большого труда. Может так случиться, что у желающего ее приобрести могут проверить аусвайс (информация потом уйдет в компетентные органы). Если ее нет на складе, работники магазина с превеликим удовольствием закажут ее для вас, – еще бы, ведь вы платите за нее деньги, а прибыли от ее распространения далеко немалые! Некоторые книжные магазины открыто держат книгу на полках, тем самым создавая себе имидж «крутых», «радикальных», «альтернативных» капиталистических предприятий. Розничная цена «Поваренной книги» в Соединенных Штатах колеблется от 25 до 30 долларов, в то время как ее оптовая цена – 14 долларов. Арифметические выкладки вы можете сделать сами, – прибыльность продаж ПКА гораздо выше, чем у большинства других книг. Добавим лишь, что весной 1994 года еженедельник американских издателей сообщил, что продажи книги достигли отметки в 25 миллионов долларов. Однако, на «Поваренную книгу анархиста» есть все же некоторые ограничения, и связано это с тем, что ее издатели пристально следят за попытками нарушить их права на издание книги, поэтому издатели аналогичных ей «практических руководств» вынуждены немного изменять название своих книг. В 1996 году американские анархисты решили выпустить настоящую «Поваренную книгу анархиста», в которой содержались бы кулинарные рецепты. Издатели ПКА пригрозили им судебными преследованиями.


В 2002 году был снят американский художественный фильм режиссёра Джордана Сасмана «Поваренная книга анархиста», в сюжете которого фигурирует одноимённая книга Уильяма Пауэлла. Но он также представляет собой редкостную дрянь, не имеющую к анархизму никакого отношения.


В литовском олнометражном художественном фильме «Anarchija Žirmūnuose» (2010, литовская кинокомпания Tremora совместно с венгерской кинокомпанией Katapult Film) 20-летняя деревенская дура по имени Сандра, желая взорвать столичный МакДак, по инструкции в распечатанной ПКА делает коктейль Молотова… из обыкновенной банки из-под варенья.


В 1995 году «Поваренная книга анархиста» была издана в России издательством «Русский Раритет» тиражом 30 000 экземпляров (ISBN 5-7034-0024-4).
В феврале 2009 года владельцы социальной сети «ВКонтакте» получили от прокуратуры Центрального района Санкт-Петербурга предупреждение о недопустимости публикации на их сайте материалов, пропагандирующих преступную деятельность и инструкций по её совершению. В частности, было указано на размещенную в соцсети в открытом доступе «Поваренную книгу анархиста», якобы после знакомства с которой получил ожоги 17-летний подросток.
21 апреля 2014 года по решению Предгорного районного суда Ставропольского края «Поваренная книга анархиста» включена в Федеральный список экстремистских материалов (№2378).


В России никогда не было недостатка в идиотах (сейчас, правда, ощущается их явный переизбыток). И именно в этом состоит главный деструктивный потенциал «Поваренной книги анархиста». Поэтому, пожалуйста, постарайтесь остаться в живых, если вы решили поиграть в игры, предложенные вам мудаковатым Уильямом Пауэллом и вашим собственным ограниченным пониманием насущных задач революции на современном этапе. Если вы все же хотите познакомиться с практическими руководствами по созданию наркотиков в домашних условиях, производству взрывчатых веществ на домашней кухне и ведению партизанской борьбы в городе и сельской местности, вам лучше обратиться не к ПКА, а к другим, более толковым руководствам. Мы же советуем вам сделать упор на акции прямого действия, наносящие ущерб собственности и репрессивным технологиям, а не людям. Именно подобные действия наилучшим образом вписываются в стратегию анархической борьбы и являются более действенным средством в борьбе с властью и капиталом.

Члены профсоюза CNT-AIT на демонстрации, несут баннер
Сегодня анархистское движение, конечно, всё ещё не так сильно как прежде, но организует уже десятки тысяч революционеров во многих странах. Во всём мире существуют многочисленные анархистские издания, исследовательские центры, библиотеки (среди них английское издательство «Фридом», основанное Кропоткиным, американский журнал «Анархия: журнал вооружённого желания», немецкое издание «Шварцен фаден», швейцарская анархическая библиотека СЕРА и др.). В России сегодня тоже выходят анархистские журналы и газеты. В числе наиболее известных современных теоретиков анархизма можно назвать американских мыслителей Ноама Хомского, Мюррея Букчина (автор интересной концепции экоанархизма), Джона Зерзана (идейный вдохновитель антитехнологического направления в анархизме), Боба Блэка (авангардный писатель и теоретик парадоксального «отказа от работы»), а также близкого к анархизму выдающегося французского философа, теоретика автономизма и экосоциализма Андре Горца.


"— Что думают анархисты о том, что в прошлом близкие им социальные эксперименты в большинстве своем потерпели поражение?

— Человеческая история началась не сегодня, и она еще далеко не окончена. Правда в том, что человек не есть статичное существо. Современный российский анархист П. Рябов в своей работе «Анархические письма» справедливо заметил: «Нет более фантастической утопии, чем попытка сохранить вещи такими, какие они есть». В самом деле, мир ведь меняется. То, что сегодня считается естественным, еще вчера казалось невозможным; завтра же оно покажется анахроничной глупостью.
Как ни парадоксально, анархо-коммунизм есть самое древнее и самое устойчивое состояние человеческого общества. Вероятно, на протяжении десятков тысяч лет люди превосходно обходились без собственности, без классов и без государственной бюрократии. Ранние человеческие бесклассовые общины были устроены на началах равенства и самоуправления. Мы, разумеется, не выступаем за то, чтобы вернуться к жизни древних охотников и собирателей. Просто мы твердо знаем, что иные отношения между людьми, отношения, основанные на взаимопомощи, возможны. Дальнейшее — дело техники.
Вы упомянули о социальных экспериментах, близких к анархизму, которые в прошлом терпели поражение. Однако в них участвовали миллионы самых обычных людей в разных странах и на разных континентах, независимо друг от друга. Значит, анархо-коммунизм коренится в человеческой истории, значит, это не какая-то случайная, оторванная от жизни идея. Это дает нам надежду. К тому же эти эксперименты, в отличие от большевизма, не распались из-за внутренних противоречий. Коммуны Арагона в Испании 1937 года и рабочие советы Будапешта в 1956-м успешно решали различные задачи управления. Они были разгромлены внешними силами. Их слабость была в том, что они охватили слишком незначительные территории. В случае экспериментов больших масштабов было бы больше шансов на выживание."
Интервью с российским идеологом анархизма Михаилом Магидом.


Сегодня, в начале XXI века нужно начинать все заново. Предыдущий век показал, что социалистическая революция возможна, это реально, и это не мечты. На каких принципах должно основываться будущее революционное движение?

Первый принцип. Революционное движение не должно создавать партию. Отсутствие партии - не означает рыхлость и отсутствие дисциплины. Организация непартийного типа должна стать основной организующей формой. Почему? Основная цель партии - участвовать в выборах, а революционное движение не должно растрачивать свои силы в предвыборных играх. Организованность и дисциплина скрепляющего ядра - необходимое условие.

Второй принцип. Революционное движение не должно стремиться к захвату государственной власти. Чтобы не повторить участь большевиков, это движение должно ставить целью - организацию власти в иных, негосударственных формах. Практика показала, что государство - это не "всего лишь инструмент". Это институт, который поглотит и извратит любое движение, захватившее его. Поэтому, не захват государственной власти, а замена ее сетью самоуправления, основанной на социалистическом базисе.
При этом отрицание захвата власти не означает, что движение не должно быть политизированным. Наоборот.

Третий принцип. Будущее движение должно учесть негативные уроки парижского мая 1968 и других подобных событий. Отрицательный опыт околоситуационистского, постмодернистского разброда и шатания с одной стороны, отрицательный опыт сталинизма, с другой стороны - вот две крайности, которых оно должно будет избегать. То есть, это движение должно быть способным пройти по этому тонкому пути, не скатиться ни в одну из этих крайностей.

Четвертый принцип. Социальной опорой будущего революционного движения будет заново организованный пролетариат. Идиотские идеи по типу - "молодежь - революционный класс" или "тактика личных восстаний" - неприемлемы. Каким будет подход к нему и как он будет организован - покажет время.
В 1870-80-ые годы революционеры в России были обеспокоены огромной пропастью, которая разделяла их и крестьянское население. Общество было сословным, между сословиями существовали серьезные культурные преграды. Первоочередная задача заключалась не в том, чтобы объединить, а в том, чтобы наладить коммуникацию. Сегодня нет жестких культурных преград, зато общество атомизировано. Каждый в одиночку - перед полицией, чиновниками, государством и их беспределом. Важнейшая социальная задача - объединительная, то есть, преодоление атомизации.

Пятый принцип. Будущее революционное движение должно предложить реалистичные рецепты для решения - как основных общенациональных проблем России (недоступность жилья для большинства молодых семей, неразвитость территории, экономическое отставание, коррупция и пр.), так и проблем, порожденных капитализмом (эксплуатация и неравенство, экологические проблемы, идеология потребления, национализм и пр.) Революция нужна не ради нее самой, не потому, что кому-то этого хочется. Есть ряд проблем, которые принципиально неразрешимы как в рамках капиталистической системы в целом, так и в условиях современного российского олигархического капитализма в частности.
В 1912 году никто не мог представить, что всего через пять лет в России поднимется такая буря, что самодержавие и капитализм будут сметены. В 1986 году никто не мог представить, что всего через пять лет Советский Союз исчезнет с политической карты мира. Сегодня, в 2012 году, кажется, что власть Путина и Медведева является вечной и незыблемой. Но Путин и Медведев тоже люди, которые смертны, да и далеко не в них только дело.
Никто не может сказать точно, когда история предложит очередной шанс - через пять лет, через тридцать или через пятьдесят пять. Но, когда этот шанс будет предоставлен, будущее революционное черно-красное движение должно, во-первых - быть, во-вторых - должно быть достаточно зрелым, чтобы оказаться способным воспользоваться этим шансом. Оно должно не допустить, чтобы революция выродилась в "оранжевую волну", образно говоря - в замену Ющенко на Януковича (или наоборот), как произошло на Украине.

Как бы мы ни хотели, мы не сделаем революцию одним только своим желанием. Но что совершенно в наших силах - это закладывать фундамент будущего революционного движения уже здесь и сейчас. Совершенно в наших силах - строить это движение здесь и сейчас.
Взгляд рыночных анархистов на мир. Справа — они, слева — все остальные. А как же иначе?
Участие в неформальном движении почти ни для кого не проходит даром – ведет к опустошению, моральной и интеллектуальной деградации, потере себя, самообману и депрессиям... Мелкие “коммунальные” склоки за крохи власти и огромные амбиции; чисто вещное, объектное отношение... друг к другу при полном отсутствии цивилизованной дискуссии и представления о правах человека; такое же полное отсутствие какой-либо теоретической работы, осмысления окружающих реалий, помноженное на чудовищное невежество подавляющего большинства активистов, вне зависимости от партий; нулевая связь с реальной жизнью “простых” людей и шизофреническая замкнутость движения на самого себя, на свои кухонные разборки, магические заклинания и мифологемы, почерпнутые из прошлых веков; пошлость и безликость движения, творческая импотенция и почти абсолютный вакуум личностей и идей...
Пётр Рябов, "Неформальное движение как высшая и последняя..." – Крамола, 1993, № 1

Потолкавшись по рок-подвалам, среди таких же нетрезвых борцов и общедоступных девиц, устав от бесконечных собраний и разговоров о классовой войне, ты ... понимаешь, что изменить такими методами ничего нельзя и, что самое пугающее, начинаешь подозревать, что никто из них и не хочет ничего изменить, променяв свою непримиримость на маргинальное существование на обочине автострады. Они так и будут годами читать собственные журналы и мечтать о победе мировой революции, неизбежной после того, как хамский примитивный народ дозреет до их универсальных истин
Цветков, бывший анархист

К 1990 году в бывшем СССР сформировалось мощное анархистское движение, насчитывающее в своих рядах несколько тысяч человек. Уже к 1993 году этого движения практически не существовало. Где-то в период между двумя московскими “белыми домами” движение распалось... Движение распалось потому, что не смогло приступить к реализации своих задач. Задач ... у движения попросту не было. Ему нечего было предложить вышедшим на улицу людям. Оно не имело ни малейшего представления о том, каким образом и что именно нужно делать для воплощения своих идеалов.
Современные российские (и все остальные бывшие советские) анархисты в основном ничего не делают. Они практически не занимаются теорией и лучшее, что могут выдать, это манифест или памфлет, а также не особенно глубокие статьи по истории анархизма.
Разрыв между утопией и существующей реальностью настолько велик, что о какой-либо продуманной стратегии анархистского движения не может быть и речи.
Фомичев, бывший анархист

Когда наша бюрократия решила стать буржуазией, она использовала все ваше «анархическое движение» — как предмет одноразового пользования. А потом, естественно, за ненадобностью выбросила. Вам понятно, или вам надо «доступно разъяснять», на что вас надевали и куда засовывали? Но вы же ничего не поняли и ничему не научились — судя по тому, как вы любите таскаться в Минск, чтобы там орать «Долой Лукашенко!» на пару с местными фашистами на митингах, оплаченных деньгами Сороса.
У вас нет никакого будущего. Вы так и будете до конца жизни (если не сопьетесь, не сторчитесь или просто не станете обычными российскими обывателями) пьяно трепаться на кухнях, писать суконным языком листовки, устраивать клоунские пикеты (хоть бы один из вас задумался: а может быть, это все — устаревшие формы пропаганды!) да печатать скудоумные журнальчики, которые никому, кроме вас, не интересны и не нужны. Тот самый капитализм, с которым вы якобы боретесь, даже не обращает на вас внимания — а зачем? Опасен только умный противник.
Вам всем так хорошо жить в условиях «буржуазной демократии», вы так дорожите своим комфортом, своими компьютерами, магнитофонами, пивом, водкой, жратвой, противозачаточными, возможностью беспрепятственно печатать какой угодно бред, возможностью безопасно трепаться часами на «революционные» темы, что никогда не рискнете променять ваше удобное существование при капитализме (с сохранением имиджа «революционеров») на активное сопротивление режиму. А если бы и захотели — не сможете.
«Революция не всерьёз»

Пять причин, почему «Если бы современные анархисты воевали в Испании»* — это неумно и несмешно

Перевод: Зора
Источник: anarchistnews.org

*Название комикса и цитаты из него приводятся по русскоязычной версии, опубликованной на странице «Красно-Черного Блога» вконтакте: https://vk.com/wall-30806546_15010. — Прим. переводчицы.
**Комикс на русском взят со страницы КЧБ, на английском — из блога RednBlackSalamander на Deviantart

Многие мои друзья в социальных сетях репостят и, похоже, радуются комиксу «Если бы современные анархисты воевали в Испании» — в котором автор шутит над современным анархическим движением — совсем не похожим на былых «серьёзных анархистов». Но комикс далёк от сатирического комментария про сегодняшнее состояние анархизма, он несмешной, неумный и стоит на позиции власти, а не угнетённых.

О, я знаю, вы думаете, что этим анархистам надо быть попроще, это всего лишь забавный прикол, это как Great Moments in Leftism [ещё один политический комикс. — Прим. пер.], и, эй, ну это ведь похоже на правду? В том-то и проблема, что нет.

Вот пять причин, почему.

1. Вес — это классовый вопрос

В 1936-м было абсолютно логично называть капиталистов «жирнозадыми». Богатые ели деликатесы в любых количествах, в каких им хотелось, а рабочие и бедняки жили впроголодь, и это было видно. Сегодня полнота — обычное явление для рабочего класса, потому что в дешёвых полуфабрикатах, — а только их многие могут себе позволить, по деньгам и по времени, — есть трансжиры и рафинированный сахар. В то же время людей из рабочего класса заваливают образами худых супербогатых звёзд, — к чьим размерам, как считается, надо стремиться. ТВ-шоу, где высмеивают людей из рабочего класса с большим весом, сменяются программами, где показывают худых звёзд, которым мы, по идее, должны поклоняться. В 1936-м называть кого-то «жирнозадыми» значило не стыдить кого-то из-за веса, а указывать на чьё-то богатство. Людям наплевать, какой у других вес, когда главное — это хоть как-то прокормить себя и своих детей. Посыл карикатуры такой, что глупо указывать, что кто-то дискриминирует кого-то из-за особенностей тела [в оригинале это body shaming, но у термина body shaming нет пока устоявшегося перевода на русский. — Прим. пер.], и «серьёзные анархисты» из CNT в 1936-м были выше такой феминистской ерунды.

2. CNT не стала бы утаивать бы от людей, что им предстоит столкнуться с насилием***

Это не первая шутка от RednBlackSalamander над предупреждениями о триггерах, но такая же нелепая, как и все предыдущие разы. Идея в том, что милиция, отправлявшаяся на фронт во время гражданской войны в Испании, была слишком серьёзной, чтобы задумываться о насилии, с которым ей предстояло столкнуться. Но задумайтесь, стала бы CNT отпускать людей на фронт, не позволяя им знать, что там, мм, немножечко сражаются? Может быть, художнику кажется, что это нормально, подкрадываться к ветеранам войны и взрывать хлопушки у них за спиной? Стоит предупредить о триггере, не? Как было написано в одном комментарии, «почему бы не перестать писать состав на упаковках еды?» Телевизионные каналы давно делают такие предупреждения, и это никому не мешает.

*** Про термин trigger warning, использованный в этой части комикса, есть ещё коммент от переводчицы в конце текста.

3. Этот комикс шутит над угнетёнными

Тут ничего смешного по той же причине, почему нет ничего смешного в сериале «Маленькая Британия». Эта комедия от BBC шутит над инвалидами, рабочим классом, трансгендерными людьми, людьми с большим весом и вообще всеми, у кого нет платформы для высказывания. Эта часть комикса нацелена на всех, на кого нацелена трансфобия. Допуская такое нелепое предположение, что современные анархисты и анархистки направили бы силы с фронта на «поиски автора трансфобного комментария», художник забывает, что в анархическом движении в Испании была борьба против угнетения. Mujeres Libres («Свободные женщины») были основаны по конкретной причине — что при всей верности идеям равенства мальчики/мужчины не считали девочек/женщин равными. Но ладно, давайте не будем отвлекаться от серьёзных мужских дел, ага?

Если раскладывать всё по местам, в девятой части комикса уравниваются угнетатели и угнетённые, права жертвы, скажем, сексуального нападения и права фашистского офицера. Это одна из основных тем, которые не удаются комиксу «Если бы современные анархисты воевали в Испании», но удаются комиксу Great Moments in Leftism. Последний постоянно отмечает власть внутри левых организаций и тех, кто её поддерживает, как, например, SWP UK [Социалистическая рабочая партия Британии — Прим. пер.] и ISO US [американская International Socialist Organization — Международная социалистическая организация. — Прим. пер.], которые постарались замять случай сексуального насилия, совершённого их участником, находящимся в статусной позиции, над их участницей. Эта часть комикса должна бы лучше соответствовать реальности, RedBlackSalamander тут получил бы от Mujeres Libres ответ на свои дерьмовые картинки.

4. Человек из «Чёрного блока» ухватился бы за шанс использовать оружие

Серьёзно, RedBlackSalamander думает, что так бы и было? Если вы считаете, что разбивать окна это весело, вам, скорее всего, понравится стрелять. Если вы бросили кирпич в окно, то, предполагается тут, вам больше ничего и не нужно. Но разоблачение трансфобии, body shaming`а и профсоюзный органайзинг друг друга не исключают, равно как и битьё окон и профсоюзный органайзинг.
Важен контекст, и в этой части комикса не хватает контекста.

5. В этом комиксе нет глубины, персонажи в нём шаблонные

Комикс не состоялся как комедия. Там нет рассказа, нет кульминации, нет глубины образов. Но, эй, это же просто маленький комикс, я жду слишком многого, да? Я так не думаю. Вышеупомянутому комиксу Great Moments in Leftism удаётся и рассказ, и персонажи — и в одной картинке, и в нескольких, и картинок там в девять раз больше, чем десять, сатира там острая, даже если про анархистов.

RedBlackSalamander заявлен как анархический проект, в котором, соответственно, есть что-то из анархической традиции, но если для RedBlackSalamander анархизм — это «важные мужские дела», а всё остальное отвлекает от классовой борьбы, то такой анархизм — это не мой анархизм. Можно призывать к обобществлению средств производства, заниматься органайзингом рабочих и сообществ в борьбе против капитализма, но не быть при этом большим хреном. Анархизм — это префигуративная политика [то есть воплощающая формы общественных отношений, способы принятия решений, культуру и т. п., которые считает своей конечной целью. — Прим. пер.], нашим целям должны соответствовать наши средства, и активисты десятилетиями борются против непоследовательности внутри движения. RedBlackSalamander как будто хочет повернуть время назад. В такой реакционной чепухе нечему радоваться.

От переводчицы:
К сожалению, к русскоязычной версии этого комикса можно добавить ещё пару-тройку причин. «Чёрно-Красный Блок» уже не однажды дал понять, что он далёк от феминизма, —
видимо, ещё дальше, чем автор комикса, RedBlackSalamander. Последний хотя бы знаком с терминами, над которыми пытается прикалываться. Например, RedBlackSalamander явно знает, что такое trigger warning и awareness, а «Чёрно-Красный Блок», дружно отрепостивший этот комикс, явно не вкурил, в чём там прикол, и перевёл как-то вообще не про то. Ну, ок, у этих ещё нет устоявшихся аналогов в русском языке, поэтому я поясню их ниже.

В части 4 надпись на указателе в скобках в оригинале такая: trigger warning: violence. Это было бы корректно перевести на русский как-то так: «предупреждение о триггере: насилие», версия «причина энтузиазма: насилие», конечно, не про это. Trigger warning — это предупреждение о том, что в чём-то, что последует дальше, могут быть триггеры, то есть что-то, что вызывает повторные переживания психологической травмы.

В части 10 фраза персонажа «What`s a great time! I`ve broke so many windows and raise so much awareness!» переведена вот так: «Как круто! Я столько всего разгромил! Будет что показать пацанам!» Оу. Не-а. Аwareness — это что-то типа осознанности или бдительности. Группы роста самосознания — это есть ещё такой метод у феминисток с конца 1960-х.
И, кстати, этой шуткой авторы комикса ещё раз дают знать, что плохо знакомы с историей испанского анархизма. Mujeres Libres считали рост самосознания очень и очень важным делом для подготовки к революции. Корректно было бы перевести этот прикол как-то так: «Как круто! Я разбил столько окон и поднял так много самосознания!», и это супермачистская несмешная и глупая шутка. И главное, что пацанов лишний раз вставили, и опять туда, где должно быть сознание! WTF!

Бонус. Анархия и фантастика Чуть менее чем полностью из ЛУркЪа

«Луна Суровая Хозяйка» Хайнлайна, например. Ну и, [...] масса киберпанковых креативов (Э.Свонн «Акция возмездия» особо выделяется, в нем даже названия местного солнца и планеты меметичны: Кропоткин и Бакунин, крупнейший город и космопорт — Прудон), в которых совершенно самостийным государством легко может быть и корпорация, и жилой поселок, полиция — наемная банда, закон — тайга, а прокурор — медведь. Нельзя также не упомянуть Урсулу Ле Гуин, которая, будучи дочерью этнографа, весьма правдоподобно описала анархическое общество в «Обделенных». И совершенно нельзя не вспомнить Гарри Гаррисона и его «Стальную крысу», в особенности вторую книгу «Стальная крыса идёт в армию». Иногда можно забыть о книгах «Брошенные в реальном времени» и «Глубина в небе» Вернора Винджа, ведь там такой строй — лишь побочный эффект мировоззрения автора.

А в советской фантастике общество, ближе всего подходящее к анархическому идеалу (точнее, смесь анархо-коммунизма и технократии), описал, наверное, все-таки И.Ефремов:
- А что вы подразумеваете под термином "простонародье"? - осторожно спросила Фай Родис.
- Неспособную к высшей науке часть населения, используемую для воспроизводства и самых простых работ.
- У нас нет простонародья, нет толпы и правителей. Законно же у нас лишь желание человечества, выраженное через суммирование мнений. Для этого есть точные машины.
- Я не уяснил себе, какую ценность имеет суждение отдельных личностей, темных и некомпетентных.
- У нас нет некомпетентных личностей. Каждый большой вопрос открыто изучается миллионами ученых в тысячах научных институтов. Результаты доводятся до всеобщего сведения. Мелкие вопросы и решения по ним принимаются соответствующими институтами, даже отдельными людьми, а координируются Советами по главным направлениям экономики.
- Но есть же верховный правящий орган?
- Его нет. По надобности, в чрезвычайных обстоятельствах, власть берет по своей компетенции один из Советов. Например, Экономики, Здоровья, Чести и Права, Звездоплаванья. Распоряжения проверяются Академиями.
- Я вижу у вас опасную анархию…
«Час Быка»
Не менее красивый вариант придуман в то же время Сергеем Снеговым в трилогии «Люди как боги». Всем управляют компьютеры, программы изменяют путем общепланетного референдума, а скупо описанный Высший Совет только распределяет приоритеты научных исследований. Такое же прелестное анархо-капиталистическое общество описал Алекс Розов в неимоверно доставляющем и полностью утопическом цикле «Конфедерация Меганезия». При внимательном прочтении которого понимаешь, что из системы управления ОАО «Меганезия» была накуй вычищена законодательная власть (ее функции взяла на себя судебная ветка) и любой намек на политическую илиту — каждый человек имеет возможность быть избранным координатором (глава исполнительной власти), или судьей — но только один раз. В жизни. Плюс половина Верховного суда в принципе избирается генератором случайных чисел из всего населения. Да, анон, из шести судей, которые решают ЛЮБОЙ спорный вопрос в стране трое —уважаемые, известные люди адово котирующие матан и избранные голосованием, а трое — сантехник Вася, инженер Иван Иванович, и ты, анонимус. Никаких бессменных медведопутов и кремляди. Рулят обычные люди, которым система не позволит стать необычными, ибо после окончания срока судейства\координаторства человек больше в политику не возвращается. Вообще. Никогда. Чтоб не успел охуеть от власти и возможностей. Таким образом управление реально осуществляется представителями норота, а не небольшим бессменным кругом приближенных к газовой трубе ограниченных лиц. Что, в общем, в сабже и интересно. Оно конечно хочется записать Меганезию в категорию «фашизм», но блджад, тогда за фюрера в стране — весь норот поголовно. Годное развлекательное чтиво. Треш, угар, война, блекджек и лоли — прилагаются. Краткая хвалебная рецензия на сабж на хабре. И, for the great justice, ругательная.

Его считают одной из икон анархизма.
Однако, один только факт, что некоторые из своих ранних писем
Че Геваре хватило наглости подписывать «Сталин II»,
свидетельствует о многом...
Внешне марксизм и анархо-коммунизм очень похожи друг на друга в том смысле, что и там, и там предлагается замечательная модель общества — самоуправление, которое без бюрократии, то есть коммунизм. Внутренне — это совершенно разные подходы к одной и той же проблеме. Для марксистов начальным пунктом политического анализа является анализ производства и общества, отвечая на вопрос «Что делать?», они начинают с вопроса «Куда общество развивается?». Для анархистов общество само никуда не развивается и, более того, имеет изначальное естественное состояние, которое можно и нужно реализовать прямо сейчас. Говоря более умными словами, хоть анархисты и видят общество как процесс, но этот процесс для них не детерминирован и социальный прогресс зависит исключительно от воли участвующих в общественном процессе людей. Таким образом, марксисты ждут развития призводительных сил и ищут революционный класс, а анархисты знают, что любое дело нужно начинать с себя.

Сегодня для человека со стороны анархизм представляет из себя невоообразимую мешанину, полную взаимоисключающих параграфов и претензий к окружающим, а новобранцы различных анархических сект прежде всего недоумевают, почему анархисты не хотят объединяться в какое-то более-менее оформленное движение. А разгадка одна: все эти анархо-коммунисты, анархо-капиталисты, анархо-примитивисты и прочие (сотни их) давно представляют из себя совершенно разные движения с совершенно разными целями. Ибо, «сколько анархистов — столько и идеологий». Исчезновение государства для нынешних анархистов в большинстве случаев является приятным дополнением к чему-то ещё, а не условием изменения общества. Американский анархист с расово анархической фамилией Каплан отмечает, что любимым занятием анархистов всегда являлось выяснять, почему анархизм X. не такой правильный, как анархизм Y. К этому выяснению и сводится большинство деятельности анархистов, nuff said.

Еще в конце ХIХ века даже возник «Анархизм без прилагательных», который, по словам историка Джорджа Ричарда Эсенвейна, «отдаёт на рассмотрение ненаписанная через дефис формы анархизма, то есть, доктрины без любых пометок квалификации таких как коммунизм, коллективизм, мутуализм, или индивидуализм. Для других … [это] было просто понято как отношение, которое допускало сосуществование различных анархистских школ». «Анархизм без прилагательных» подчёркивает гармонию среди различных анархистских фракций и пытается объединить их вокруг их общих антиавторитарных основ. Такая позиция была сначала принята в 1889 Фернандо Тарридой дель Мармолой, обеспокоенного «горькими дебатами» среди различных анархистских движений, как призыв к терпимости. Среди представителей данного направления можно назвать Вольтериану де Клер, Эррико Малатесту и Фреда Вудворта.

В общем, как и всё в мире, анархизм уже не торт, хотя количество буков в мировой истории он оставил более чем много...

У вас еще остались вопросы про анархизм? Если да, то вам сюда

Комментариев нет :

Отправить комментарий