воскресенье, 15 июля 2018 г.

15 июля. «Крепкому орешку» — 30 лет


Чем занимаются нормальные люди на Рождество и Новый год? Устраивают вечеринки, ходят в гости, объедаются оливье и холодцом… В крайнем случае – спьяну уезжают в другой город и находят там любовь всей жизни. Однако, иногда попадаются такие люди, которые отмечает конец года совсем иначе. Вот уже 30 лет на Рождество этот нью-йоркский коп носится босиком по битому стеклу в небоскребе, уворачиваясь от пуль и спасая свою жену (а попутно и прочих граждан) от немецких террористов… Речь идет о «Крепком орешке». Том самом «Крепком орешке», вышедшем на экраны кинематографа ровно 30 лет назад, 15 июля 1988 г., без которого практически невозможно представить себе кинематограф, и который неожиданно сделал Брюса Уиллиса экшн-звездой, представил всему миру Алана Рикмана и ввел в оборот культовое «Yippee ki-yay, motherf​**ker!»… А еще это восхитительный новогодний подарок для зрителей любой страны. Потому что молодой Брюс Уиллис куда лучше Санта-Клауса!

«Крепкий орешек» не задумывался как сиквел «Коммандос»
На просторах сети очень часто можно встретить упоминание о том, что изначально «Крепкий орешек» разрабатывался как сиквел «Коммандос» — и лишь после того, как Шварц отказался от роли, проект переделали в самостоятельный фильм. Согласно этой версии, в качестве сюжетной основы для второй части «Коммандос» продюсеры решили взять роман Родерика Торпа “Ничто не вечно” (который в свою очередь была продолжением романа “Детектив”). После приобретения студией прав на экранизацию, сценарист первого “Коммандо” Стивен Де Соуза принялся за адаптация литературного первоисточника, пока отказ Шварценеггера от съемок не спутал все планы. Тем не менее, руководство студии решило не закрывать проект, в который уже были вложена n-я сумма средств, а попытаться перепрофилировать его под отдельный фильм.


Но нет, на самом деле это не более чем городская легенда. Один из сценаристов «Крепкого орешка» Стивен де Соуза неоднократно опровергал ее. По его словам, он не знает, как возник этот миф. Единственное заметное сходство между нереализованным сценарием сиквела «Коммандос», одним из авторов которого был небезызвестный Фрэнк Дарабонт, и «Крепким орешком» — присутствие в сюжете здания с кучей плохих парней, через которое нужно было пройти главному герою. Судя по интервью Де Соузы, более ранний драфт сценария заметно отличался от версии времен Дарабонта. В нем крупная корпорация нанимала полковника Мэтрикса, чтобы он улучшил систему безопасности их штаб-квартиры. Тот укреплял здание и нанимал для охраны команду свирепых наемников.


Конечно же, затем выяснялось что все, что рассказывали герою ложь и на самом деле корпорация занималась незаконной торговлей оружием. Злодеи брали дочку Мэтрикса и переквалифицировавшуюся из стюардессы в юристы Синди в заложники, после чего герою предстояло пройти через спроектированные им же защитные системы и разобраться с собственноручно нанятой командой. По словам де Соуза, из всех вышедших в последующие годы фильмов, с сюжетной точки зрения «План Побега» больше всего напоминает несостоявшийся сиквел «Коммандос».

«Крепкий орешек» — это экранизация
Итак, «Крепкий орешек» никогда не был сиквелом «Коммандос». На самом деле, это экранизация опубликованного в 1979 году романа Родерика Торпа «Ничто [не длится] не вечно» (Nothing Lasts Forever). Он в свою очередь является продолжением вышедшего в 1966 году романа «Детектив», по которому в 1968 г. был поставлен одноименный фильм с Фрэнком Синатрой в роли нью-йоркского полицейского детектива.


Зачастую, голливудские экранизации берут из литературного первоисточника лишь общую идею и несколько имен. И, казалось бы, «Крепкий орешек» должен соответствовать этому правилу, особенно с учетом того, что это боевик. Ну в самом деле, насколько сложным может быть его сюжет? Тем более необычно, что на самом деле достаточно многие элементы из «Ничто не вечно» прямо перекочевали на большой экран, включая его самые знаменитые экшн-сцены, вроде сбрасывания стула со взрывчаткой в шахту лифта, ползания по вентиляции, прыжка с крыши небоскреба на пожарном шланге и использования клейкой ленты, чтобы закрепить пистолет на спине. Основная разница между книгой и фильмом, на мой взгляд, заключается в их абсолютно противоположных настроениях. «Крепкий орешек» это в первую очередь развлекательное кино. Конечно, в нем есть серьезные сцены — но также хватает шуток, забавных эпизодов, и, что самое главное, для героя все заканчивается хорошо.


Главный герой «Ничто не вечно» — уже весьма немолодой, вышедший в отставку детектив Джо Лиланд, который приезжает в Лос-Анджелес навестить выросшую дочку. Во время визита небоскреб захватывает группа из дюжины террористов-леваков во главе с немцем Тони Грубером. Их цель — раскрыть нелегальные операции компании «Клаксон», на которую работает дочь Лиланда (фирма сотрудничала с режимом Пиночета). Лиланд вступал в противоборство с террористами и убивал их одного за другим. Когда в финале он сходился с Грубером, то высаживал в него обойму из своего браунинга. Но тот успевал схватить дочь героя и утягивал ее за собой в разбитое окно небоскреба…


При общей сюжетной схожести и тех же персонажах, по духу «Ничто не вечно» это полная противоположность «Крепкому орешку». И дело не только в отсутствии шуток и концовке, а в общей направленности книги. Она пронизана темами вины, душевного неспокойства, безысходности и в целом куда злее фильма. Например, в конце, когда последний террорист Карл пытался застрелить Лиланда в холле небоскреба, сержант Эл Пауэлл попросту толкал под его пули замначальника полиции Дуйэна Робинсона, жертвуя шефом, чтобы спасти Лиланда. Впоследствии он цинично добавлял, что Робинсон умер как герой.

Сам Лиланд после смерти дочери решал отомстить компании «Клаксон» и разбрасывал с верхнего этажа небоскреба деньги, полученные ей от незаконных операций. При этом, чтобы не оставлять свидетелей, он хладнокровно казнил сдавшуюся молодую девушку из группы Грубера. К финалу от героя, по сути, оставалась лишь выгоревшая оболочка. Он потерял все, что ему было дорого. А самое страшное заключалось в том, что если бы Лиланд не решил погеройствовать, то вполне вероятно, что никто вообще и не погиб бы. Также отмечу, что в конце романа не совсем понятно, сумеет ли Лиланд оправиться от своих ран.

Фрэнк Синатра был первым Джоном МакКлейном
Голливуд взял историю Торпа и изменил ее упадническую тональность на жизнеутверждающую. Первый сценарий экранизации «Ничто не вечно» написал Джеб Стюарт, последующие правки вносил уже упомянутый Стивен де Соуза. С каждым переписыванием, тональность текста постепенно приближалась к итоговому фильму — в него добавлялись новые экшн-сцены и фирменный юмор.


Принципиально изменилась и мужская сюжетная линия главного героя. Если Лиланд в книге Торпа спасал дочь и внуков, то МакКлейну предстояло спасти от террористов жену. У Торпа Лиланд просто подтверждал свой статус патриарха, тогда как МакКлейн возвращал себе самоуважение, потерянное в тот момент, когда жена получила хорошую работу, сделала успешную карьеру и начала зарабатывать куда больше него. Для МакТирнана это был еще один важный аспект очеловечевания главного героя и приближения его к зрителям. Не все могут представить себя в окружении террористов, но любой мужчина знает, как неприятно разочаровывать женщин и как хочется после этого реабилитироваться.


Для контраста противопоставить такому герою нужно было злодея, который бы показался его полной противоположностью. Поэтому Грубер в фильме старше, чем Грубер в книге, и он выглядит куда представительнее. Это абсолютно уверенный в себе мужчина, одетый с иголочки и с аристократическими манерами – в отличие от МакКлейна, которого западные зрители сразу опознают как выходца из рабочего класса. Трудно представить, что у Грубера могли бы быть проблемы с женщинами – если бы, конечно, он мог полюбить кого-то, кроме самого себя. Как и положено злодею, он коварен и безжалостен, но его умением планировать можно только восхищаться.


Но наиболее сложной частью проекта оказался не сценарий, а поиски исполнителя главной роли. Разумеется, продюсеры ориентировались на относительно молодого и популярного актера. Поэтому возраст протагониста существенно снизили. Его имя также изменили — с Джо Лиланда на Джона МакКлейна. У меня, кстати, всегда было подозрение, что за новое ФИО персонажа стоит в первую очередь поблагодарить режиссера фильма Джона МакТирнана (это как если бы главного героя «Титаника» звали Джеймсом Дамероном).

Джон МакТирнан
В любом случае, еще на стадии разработки проекта студия столкнулась с потенциальной проблемой. Как я уже говорил, «Ничто не вечно» — это продолжение романа «Детектив». Но дело в том, что он был экранизирован еще в 1968 году. Главную роль в картине исполнил Фрэнк Синатра. Его контракт предусматривал, что в случае съемки какого-либо продолжения (а с юридической точки зрения «Крепкий орешек» можно было назвать сиквелом «Детектива»), студия была обязана предложить ему роль.


Разумеется, продюсеры 20th Century Fox сильно сомневались в том, что Синатра, который к тому времени уже был 73-летним пожилым человеком, захочет воспользоваться своим правом. Но они все равно вздохнули с огромным облегчением, когда он отказался от формального предложения: сыграть персонажа средних лет, как это ему удавалось ранее, несмотря на многочисленные травмы, у него уже не получилось бы.


В любом случае, все с той же формальной точки зрения можно сказать, что именно Синатра являлся первым исполнителем роли Джона МакКлейна. Однако, если бы фильм вышел с Синатрой, то его жанр был бы безусловно ближе к детективу, чем к боевику (так как фильмы с Синатрой в главной роли традиционно весьма скудны на сцены стрельбы, погони, драк, взрывов и т. п., — Синатра считал всё это совершенно не нужным и привык компенсировать ненужные по его мнению спецэффекты своей актёрской игрой).

От Арнольда Шварценеггера к Брюсу Уиллису
Хоть «Крепкий орешек» ни на одной из своих производственных стадий и не был сиквелом «Коммандос», Арнольд Шварценеггер действительно считался одним из основных претендентов на роль МакКлейна. И это, в общем-то, неудивительно — ведь он только что ударно поработал с МакТирнаном над «Хищником». Однако, исполнитель главной роли отставного полковника сил спецопераций в фильме «Коммандо» Арнольд Шварценеггер отказался от роли по этическим соображениям (ввиду того, что по сценарию все отрицательные персонажи — террористы с очень сильным немецким акцентом, а сам он по происхождению штириец, имеющий характерный южнонемецкий акцент, который является одним из его основных отличительных качеств — фирменным знаком — как киноактёра, для американской зрительской аудитории).


Студия предложила почитать сценарий заклятому другу Австрийского дуба – Итальянскому жеребцу. Но и Сильвестр Сталлоне не проявил к проекту интереса, предпочтя съёмки в боевике «Кобра».


Поиски актёра продолжились. Новыми кандидатами стали Харрисон Форд и Дон Джонсон, но и они от роли отказались.


В то время права на "Ничто не вечно" принадлежали Клинту Иствуду, который видел себя в этой роли в начале 80-х, но по неизвестной причине это ни к чему не привело. Как думаете, подошел бы Иствуд для этой роли?

Чарльз Бронсон, Клинт Иствуд, Бёрт Рейнольдс
Однако, он, как и 2 других ковбоя - Бёрт Рейнольдс и Чарльз Бронсон - пополнили список “отказников”: последний сослался на занятость в других проектах, а Иствуд и Рейнольдс попросту отклонили предложение.


В отчаянии студия стала присматриваться к совсем нетипичным для “боевиков” актёрам. Аль Пачино, Джон Траволта, Роберт Де Ниро, Ричард Гир... Все они не оценили возможность резко отойти от привычного для себя экранного амплуа и тоже ответили студии отказом.


Впрочем, как и Харрисон Форд. И Мел Гибсон. И Дон Джонсон. И еще целая куча актеров той эпохи, каждый из которых или отказался от участия по разным соображениям или не смог сниматься по причинам занятости.


Майкл Мэдсен и Том Беренджер – ещё два имени в этом длинном списке несостоявшихся МакКлейнов.


В какой-то момент на студии даже начали царить близкие к паническим настроения. «Крепкий орешек» должен был стать одним из главных летних хитов 1988 года. Но что же это за блокбастер такой, в котором никто не хочет сниматься?!


После того как продюсеры перебрали всех более-менее известных экшн-звезд, они начали рассматривать и более нестандартные варианты. Помимо этого, пняв, что одними уговорами цели не добьёшься, глава студии Леонард Голдберг принимает решение привлечь актёра самым действенным способом – солидным числом нулей в чеке. Тут-то в поле зрения продюсеров и попадает Брюс Уиллис, который без лишних разговоров соглашается исполнить роль за феноменальные $5.000.000 - подобные гонорары были чем-то из ряда вон выходящим. Например, за съёмки в уже упомянутом «Коммандо» Шварценеггер получил “всего-то” $1.500.000. И это при том, что на тот момент за его плечами уже были крайне успешные «Терминатор» и «Конан-Варвар». Конечно, будет большим преувеличением сказать, что Уиллис образца 1987 года был никому неизвестен. К тому моменту по телевидение шел уже третий сезон весьма популярного сериала «Детективное агентство «Лунный свет», принесший актеру первый и пока единственный в карьере Золотой глобус. Также в активе Уиллиса имелось и несколько других комедийных ролей. А еще он был ведущим юмористических телепередач. Да, его лицо было знакомо зрителю. Другое дело, что у Уиллиса уже сложилось устойчивое комедийное амплуа, и никто не мог с уверенностью гарантировать, что его также примут и как героя боевиков.



Кстати, вот вам забавный факт. Самое первое появление Уиллиса на большом экране (буквально на пару секунд) состоялось в картине «Первый смертный грех». Он сыграл безымянного статиста, заходящего в бар, из которого выходит… Фрэнк Синатра.


И еще один. В одном из фрагментов фильма можно услышать фразу, что Джон МакКлейн «мог бы быть неплохим барменом». Перед началом актерской карьеры Брюс Уиллис действительно работал барменом.


Тем не менее, продюсеры решили, что смогут превратить Уиллиса в экшн-звезду. За роль в «Крепком орешке» актер получил 5-миллионый гонорар, что для того времени было весьма и весьма приличной суммой. Для сравнения — тот же Шварценеггер получил 3 миллиона долларов за «Хищника». Но студия все же пошла на этот шаг — с одной стороны, чтобы гарантировать максимальную отдачу от Уиллиса, с другой, чтобы продемонстрировать уверенность в его способности вытянуть на своих плечах подобный проект.


Но что характерно, по началу продюсеры все равно перестраховывались и не слишком сильно светили лицо Уиллиса на постерах и промоматериалах, продвигая в первую очередь экшн фильма, а не его главного героя, дабы не отпугнуть антифанатов Брюса от просмотра. Но после того, как тест-просмотры ленты прошли на ура, студия поняла, что ее план сработал и после премьеры на голливудском небосклоне взойдет новая звезда. Так что было принято решение полностью перекроить рекламную компанию. В результате «Крепкий орешек» продвигался как кино имени Брюса Уиллиса.

«Крепкий орешек» — дебют Алана Рикмана в большом кино
Ганс Грубер в блистательном исполнении Алана Рикмана регулярно входит в различные списки лучших кинозлодеев всех времен. Умный, коварный, расчетливый, безжалостный — до самого конца фильма кажется, что его план все равно может сработать и одетый с иголочки лжетеррорист выйдет сухим из воды. Трудно представить кого-то другого вместо Алана Рикмана в этой роли.

Рикман, Уиллис и МакТирнан на съемках
А ведь «Крепкий орешек» стал для него кинодебютом. До «Крепкого орешка» британский актер (и будущий профессор Северус Снейп из поттерианы) играл в театре и снимался на телевидении. Весной 1987 года в Нью-Йорке начались показы спектакля по мотивам «Опасных связей» Шодерло де Лакло, где Рикман исполнял роль виконта де Вальмона. Одно из выступлений посетили Джон МакТирнан и продюсер Джоэл Сильвер. Они сразу же поняли, что нашли своего Ганса Грубера. После показа они пришли в гримерку к актеру и предложили ему роль. Так, в возрасте 41 года Рикман попал в Голливуд. Как британцы ухитрились годами прятать от Голливуда столь харизматичного актера?!


Помимо прочего, Рикман отлично подходил для роли Грубера тем, что он на пару сантиметров выше Уиллиса. МакТирнан хотел, чтобы каждый террорист, с которым МакКлейн сходится в открытом бою, казался серьезной физической угрозой. Поэтому он подбирал на ключевые злодейские роли харизматичных исполнителей высокого роста (не ниже 180 см). К немалой радости создателей вскоре так же выяснилось, что Рикман очень хорошо имитирует американский акцент. Дело в том, что они хотели вставить в середину фильма встречу МакКлейна и Грубера. Когда стало понятно, что Рикман вытянет эпизод, скрипт был переделан (в ранних версиях вместо Грубера, МакКлейн встречал другого террориста по имени Тео, который тоже пытался выдать себя за сбежавшего заложника).

компьютерщик-негр-ариец. теперь ты видел всё
По сценарию Грубер, Карл и прочие были бывшими членами радикальной западногерманской организации, но МакТирнан, оставив эту деталь в картине, не хотел, чтобы зрители на ней чересчур фиксировались. Менее всего режиссер стремился сделать картину политизированной. Поэтому, хотя террористы порой переходят на немецкий язык, важнейшим соратником для Грубера оказывается компьютерщик Тео – чернокожий парень отнюдь не арийской наружности и с американским акцентом. Его сыграл Кларенс Гилярд, дебютировавший в кино в «Лучшем стрелке» и позднее прославившийся как «политкорректный» напарник заглавного героя в телесериале Чака Норриса «Крутой Уокер: Правосудие по-техасски».


Наконец, стоит отметить, что одного из пособников Грубера сыграл американский китаец Ал Леонг – каскадер и мастер боевых искусств, который из-за своей колоритной «злобной» внешности почти всегда играл восточных злодеев и почти никогда не доживал до конца фильма. Единственным частичным исключением из этого правила стала комедия «Невероятные приключения Билла и Теда», где Леонг сыграл Чингисхана и дожил до финала.

Кино и немцы: "hande hoch, белокурая арийская бестия"
Позже, немцы очень оригинально дублировали фильм. Сюжетная линия фильма построена на противостоянии героя-одиночки группе террористов, причём, все террористы являются немцами. Правительство ФРГ в своей политике цензуры средств массовой информации, телевидения и кинематографа, стремилось к тому чтобы любые явления немецкого экстремизма и терроризма всячески замалчивались, а названия наиболее одиозных и нашумевших организаций, таких как Rote Armee Fraktion, упускались из контекста и вообще не упоминались в печати и в эфире, в том числе и в художественных фильмах.


Это привело к тому, что в немецком дубляже сюжет кардинально преобразился: имена отрицательных персонажей были англицизированы, а фокус зрительского внимания в плане представления их биографий был перенесён с Германии на Ирландию. Так, главарь террористов Ганс Грубер стал Джеком, его ближайший подручный Карл стал Чарли, Хайнрих превратился в Генри, и т. д. В немецком дубляже все они представлены как ирландские экстремисты. Фраза главного героя о том, что террористы по всей видимости — немцы, заменена на сообщение, что террористы — выходцы из Европы. Такое перекручивание сюжета путём дубляжа привело к необходимости корректировать сюжет и третьей ленты тоже, так как там главный отрицательный персонаж является братом главного злодея, уничтоженного главным героем в первом фильме, и также немцем по происхождению. Кстати, любопытно, что из главных актеров на съемочной площадке именно Уиллис был наиболее немцем (мать - немка)


Одного из "немцев" — Карла — играл быший артист балета СССР, «великий одиночка», как называл его поэт Иосиф Бродский — Александр Годунов. В своей книге Майя Плисецкая скажет о нем следующие слова: «Александр Годунов был могуч, горделив, высок. Сноп соломенных волос, делавший его похожим на скандинава, полыхал на ветру годуновского неповторимого пируэта. Он лучше танцевал, чем держал партнершу. Человек был верный, порядочный, совершенно беззащитный вопреки своей мужественной внешности». Огромное впечатление он произвел и на американских ценителей балета во время гастролей в США в 1979 году. Тогда же он, кстати, и остался, попросив убежища, чем вызвал болезненную реакцию у многих почитателей его таланта в СССР. А в 1985-м он расстался и с балетом, встретив голливудскую звезду Жаклин Биссет, убедившую Александра в том, что с его внешностью и статью он легко добьется успеха в Голливуде. Карл стал его третьей существенной голливудской ролью (ранее он сыграл в «Свидетеле» и в «Долговой яме»), и для нее ему пригодились и его статная фигура, и белокурые волосы, и танцевальная подготовка, которую легко было превратить в экранное мастерство в боевых искусствах. К сожалению, выдавать желаемое за действительное всегда легче: из некогда великого танцора не получилось великого актера. Скорее всего, рамки кино были слишком тесными для творческой натуры Александра Годунова...


Еще одну потенциальную политическую мину МакТирнан попытался разрядить, когда в соответствии с веяниями времени была изменена цель террористов. Если у Торпа злодеи атаковали американскую нефтяную компанию, то де Суза сделал мишенью злодеев японский международный концерн Nakatomi. В то время модно было рассуждать о том, что японские бизнесмены скупают и мирно захватывают Америку, и МакТирнан сохранил эту сценарную деталь. Однако он вставил в фильм монолог Грубера, из которого выясняется, что президент американского филиала Nakatomi Джозеф Такаги «понаехал» в США еще маленьким ребенком и что во время Второй мировой войны он был помещен в концлагерь для американских японцев, которых всех скопом подозревали в работе на Страну восходящего солнца. Так что Такаги – не «японский завоеватель», а обычный иммигрант, который поднялся из низов и сделал карьеру трудолюбивого менеджера, а не наследника миллионов. Тем не менее Такаги в одной из своих реплик поминает Перл-Харбор, а словесный пароль его компьютерной системы – Akagi (это название авианосца из соединения, которое развязало войну США и Японии). По показательному совпадению актер Джеймс Сигета, получивший роль Такаги, десятилетием ранее сыграл в военном фильме «Мидуэй» вице-адмирала Нагумо, командовавшего атакой на Перл-Харбор. Akagi был флагманом этого флотоводца. В отличие от своего персонажа в «Орешке», Сигета был американцем в третьем поколении и выучил японский язык уже взрослым человеком, когда долгое время выступал с концертами в Японии (Сигета начинал как певец).


Кстати, Джон МакТирнан намеренно не показывал лицо Ганса Грубера крупным планом, когда тот стреляет из какого-либо оружия, потому что Алан Рикман постоянно жмурился и вздрагивал при каждом выстреле, что, разумеется, никак не вязалось с образом жесткого и беспощадного террориста.


Вот еще интересный факт. Во время съемки сцены смерти Грубера, Рикман должен был упасть на воздушную подушку с высоты 5-6 метров. Все это снималось на фоне зеленого экрана, который на пост-продакшне заменили на вид из окна небоскреба. Чтобы добиться от Рикмана более естественной реакции, МакТирнан сказал актеру, что его руку отпустят на счет три. В реальности же Рикмана сбросили на счет два. При этом режиссёру фильма МакТирнану пришлось прыгнуть первому, чтобы показать, что это безопасно. Для верности сцену отсняли еще несколько раз, но в итоге для фильма использовали самый первый дубль.


Роль жены главного героя, Холли Дженнаро-МакКлейн, получила Бонни Беделиа, в девичестве Калкин (звезда «Одного дома» Маколей Калкин – сын ее брата), которую на роль своей жены порекомендовал сам Уиллис. Она не была самой очевидной кандидаткой для этой работы, но Уиллису нравились ее фильмы – в частности, гоночный байопик 1983 года «Сердце как колесо», который принес Беделиа номинацию на «Золотой глобус», – и актер убедил продюсеров, что Беделиа должна сыграть его жену.


В книге Торпа главный герой общается по рации с молодым полицейским, который становится посредником между ним и властями. Поскольку в фильме главного героя сделали моложе, то его собеседник, наоборот, стал опытным копом, сержантом полиции Лос-Анджелеса Элом Пауэллом. Эту роль получил чернокожий актер Реджинальд ВелДжонсон, который через годы после выхода «Орешка» стал главным героем ситкома «Дела семейные». Там он, кстати, тоже изображал полицейского. В жизни ВелДжонсон всего на 3 года старше Уиллиса, но из-за своей внешности его герой кажется минимум лет на 10 старше экранного коллеги. Говорят, из-за этой роли ВелДжонсон потом не мог отбиться от бисквитов «Твинкиз», которые ему вручали сторонники фильма.


Чтобы подчеркнуть героизм МакКлейна, надо было принизить полицию Лос-Анджелеса, не способную ничего всерьез противопоставить террористам. Поэтому заместитель шефа городской полиции Дуэйн Робинсон был изображен как тупой бюрократ, наотрез отказывающийся прислушиваться к тому, что Пауэлл и МакКлейн пытаются до него донести. Эту роль получил Пол Глисон, ранее изобразивший заместителя директора в «Клубе “Завтрак”».

агенты ФБР Джонсон и Джонсон
Также МакКлейна игнорируют агенты ФБР Джонсон и Джонсон (никакого родства!), которых сыграли Гранд Буш (Джонсон-негр) и Роберт Дави (белый Джонсон). Последний через год после «Орешка» получил роль главного злодея в «бондовской» картине с Тимоти Далтоном «Лицензия на убийство».


Еще герою мешают спасать положение наглый журналист Торнбург и еще более мерзкий и самоуверенный сотрудник Nakatomi Эллис. Последний в книге был любовником главной героини, но эту деталь из сценария исключили. Этих персонажей сыграли американец Уильям Атертон (второстепенный злодей «Охотников за привидениями») и канадец Харт Бохнер. Обычно изображающий скучных и «правильных» второстепенных персонажей Бохнер, по воспоминаниям очевидцев, светился от радости, когда играл пакостного, но яркого Эллиса.


Минутка мимишности. Медвежонок, которого МакКлейн собирается подарить своим детям, на самом деле принадлежит режиссеру Джону МакТирнану. У медвежонка также есть камео в другом фильме режиссера - "Охота за "Красным октябрем": главный герой приносит его домой в конце фильма.

Фильм снимали в штаб-квартире 20th Century Fox
В общей сложности, съемки «Крепкого орешка» продолжались свыше 4 месяцев. Они начались 2 ноября 1987 и завершились к марту 1988 года. Это был весьма непростой период для Брюса Уиллиса: фильм «Крепкий орешек» снимался в вечернее и ночное время, так как Брюс Уиллис одновременно был задействован в съемках сериала «Детективное агентство “Лунный свет”», съемки которого происходили утром. Во многом из-за того, что Уиллис не всегда был доступен для съемок, экранное время многих второстепенных персонажей было заметно увеличено, по сравнению с обычными фильмами подобного жанра. По мнению постановщика, фильм от этого только выиграл. Мол, чем больше в картине запоминающихся героев с собственными сюжетными линиями (пусть и крошечными), тем она сильнее.

Fox Plaza в Лос-Анджелесе, где проходили съёмки
Действие «Крепкого орешка» разворачивается в небоскребе Накатоми Плаза. Разумеется, название является вымышленным, а вот само здание вполне реально. Это 150-метровый небоскреб Fox Plaza — штаб-квартира студии 20th Century Fox, построенная всего лишь за несколько месяцев до активной работы над картиной. МакТирнану и продюсерам пришлось приложить немало усилий, чтобы выбить у боссов право снимать в здании. Но эти старания себя оправдали. Благодаря тому, что здание находится в студийной собственности, создатели получили куда большую техническую свободу, чем если бы съемки велись в другом сооружении. Примечательно, что после выхода фильма и по настоящее время внутри здания запрещена любая фото- и видеосъемка.


Здание уже начали заселять, но оно еще не было полностью отделано изнутри, и МакТирнан мог использовать все не занятые помещения здания и декорировать их по своему вкусу. Некоторые даже не пришлось переделывать. Например, эпизод, где МакКлейн убивает первого террориста, снимался на действительно недостроенном этаже и все появляющееся в кадре строительное оборудование вполне реально. Впрочем, его свобода была весьма относительной. Зданием управляла бюрократическая структура, которой не было дела до кинематографических нужд, и потому каждый громкий чих надо было согласовывать. В сложных случаях – вроде съемок боевых сцен у входа в здание, с разрушением перил – согласование могло занять недели и даже месяцы. Но все же «свой» небоскреб был лучше, чем «чужой», и в Fox Plaza можно было снять такое, что в другом месте не позволили бы никогда. Например, Уиллис в одной из ранних сцен проехался на крыше настоящего лифта, что обычно недопустимо. Хотите лифт? Стройте бутафорскую конструкцию в студийном павильоне.


Большая часть наружных эпизодов, вроде неудавшегося полицейского штурма, также снимались у Фокс Плаза. Но, конечно, кое что снималось и в павильонах. Так, весь 30 этаж, на котором по сюжету находились заложники — это студийная декорация, внутрь которой была встроена копия дома с водопадом Fallingwater. Это одна из самых известных работ знаменитого американского архитектора Фрэнка Ллойда Райта (в реальности этот дом находится неподалеку от Питтсбурга). По «легенде» фильма Fallingwater находится в офисе Nakatomi, потому что японцы купили его и перенесли к себе в Лос-Анджелес – подобно тому, как крупные бизнесмены покупают классические картины для украшения своих офисов. Впрочем, более всего создатели декорации тридцатого этажа гордились не рукотворным водопадом, а весьма продвинутой иллюзией того, что из окон декорации виден Лос-Анджелес с высоты 30 этажей. В основе этой иллюзии были специальным образом подсвеченные фотографии города, но технология позволяла так «играть» с изображением, чтобы казалось, что ночной город не только светится, но и живет и «дышит». Применялись и миниатюры. С их помощью, например, сняли взрыв крыши и вертолета.

Чтобы выстроить действие вокруг небоскреба, надо было сделать его одним из полноправных персонажей картины. За это вместе с режиссером, дизайнерами и декораторами отвечал голландский оператор-постановщик Ян де Бонт, частый сотрудник Пола Верховена и будущий режиссер «Скорости». По признанию де Бонта, работа над «Орешком» многое ему дала для ранних сцен «Скорости», где действие происходит в здании. В свою очередь, МакТирнан был рад возможности поработать с менее артистически скованным оператором, чем американские операторы того времени, трудившиеся над студийными блокбастерами. Режиссер был влюблен в работу де Бонта еще с тех пор, как тот снимал на родине, в Нидерландах.


Не обошлось и без травм. В свой первый съемочный день Алан Рикман неудачно прыгнул, повредил колено и следующие несколько недель проходил с костылем. Кампания «гиперреализма» режиссера дорого обошлась Брюсу Уиллису. По замыслу МакТирнана, фильм изобиловал взрывами и стрельбой. Во время одной из таких сцен и произошло ЧП. В знаменитом "эпизоде со столом", где герой Брюса МакКлейн убивает одного из злодеев, стреляя из-под длинного стола, звук был таким громким, что Уиллис, забывший надеть защитные беруши, практически оглох на левое ухо (будь Уиллис правшой, больным ухом было бы правое).


Крайне неприятное событие для актера, только что записавшего свой первый музыкальный альбом "The Return of Bruno". Слух так и не восстановился. Как говорит сам Брюс, с тех пор ему постоянно в разговорах приходится переспрашивать: «Чего-чего?»

А вот порезы на ногах МакКлейна - бутафория.
Сценарий требовал от Брюса Уиллиса бегать по небоскребу и декорациям босиком, но это, конечно же, было слишком опасно. Поэтому актер носил особую «голую обувь», которая создавала впечатление, что Уиллис босиком, но при этом надежно защищала ступни от повреждения. Так что кровь на его ногах была бутафорской – а в некоторых кадрах бутафорскими были и сами ноги, если их было проще подменить, чем убедительно загримировать.

«12 обезьян», в центре - Джеймс Коул
Кстати, именно благодаря импровизации во время сцены, где Уиллис вытаскивает куски стекла из своей ноги, его утвердили на роль Джеймса Коула, заключённого, согласившегося на участие в программе по изучению вируса посредством перемещения во времени в антиутопии «12 обезьян» 1995 года.


Самой технически сложной и опасной в фильме была кульминационная сцена с вертолетом, летающим над небоскребом. В то время все в Голливуде еще хорошо помнили трагедию 1982 года, когда на съемках «Сумеречной зоны» Джона Лэндиса из-за аварии вертолета погибли актер Вик Морроу и двое маленьких детей. Поэтому вертолетная сцена «Орешка» готовилась месяцами и планировалась до мельчайших подробностей, хотя снималась она всего 2 часа. При этом, у МакТирнана имелось лишь 2 часа чтобы снять все что нужно без возможности повторов. Поэтому сцену запечатлевали сразу 9 операторских бригад, чтобы поймать все возможные моменты и ракурсы – возможности повторить эту съемку у МакТирнана не было. Разумеется, в тот момент фильма, когда заминированная крыша небоскреба взрывается, и вертолет в нее врезается, на экране не реальное здание и реальная воздушная машина, а спецэффектные миниатюры. Разнести небоскреб вдребезги МакТирнану бы никто не позволил!


А вот сцена, в которой МакКлейн падает в шахту лифта, была следствием неудавшегося трюка. Изначально каскадер должен был ухватиться за первый вентиляционный проем, но соскользнул и продолжил падать в шахту. Однако создатели фильма оставили данный кадр, смонтировав его с кадром, где МакКлейн хватается за следующий вентиляционный проем, посчитав, что это будет выглядеть более захватывающее.


Если сравнивать ранние сценарии «Крепкого орешка» с итоговым фильмом, нетрудно заметить, насколько сильно обогатились его диалоги. Что-то, вроде фразы про террориста с ногами меньше чем у сестры героя, является заслугой сценаристов. А за какие-то импровизации, вроде ставшего классикой «Come out to the coast. We'll get together, have a few laughs!», следует поблагодарить Брюса Уиллиса. Ктати. В одной из последних сцен фильма Ганс говорит МакКлейну, что в этот раз «Джон Уэйн не ускачет в сторону заката вместе с Грейс Келли». На что МакКлейн отвечает: «Это был Гарри Купер, ублюдок». Данная словесная перепалка является ссылкой на вестерн «Ровно в полдень» (1952).


Но из всех многочисленных броских фраз фильма его визитной карточкой стало коронное «Yippee ki-yay, [вырезано цензурой]!». была нецензурной импровизацией Уиллиса, вдохновленной его героем детства, ковбоем Роем Роджерсом из вестерн-сериала 1950-х «Шоу Роя Роджерса». Слова Yippee-ki-yay, которые примерно можно перевести как «Ура!», были одной из любимых присказок Роджерса, и Уиллис решил, что раз этот герой упоминается в фильме и называется любимым персонажем МакКлейна, то его можно и процитировать. Оригинал звучал как «Yippee-ki-yay.. ki-yay, yippee ki-yo, he's the toughest critter west of the Alamo».



Скорее всего сам Роджерс взял эти слова из песни Bing Crosby 1930-х годов, возникшей под влиянием западных Соединенных Штатов XIX века, в которой есть строка «yippee yi yo kayah». Само же слово «Yippee-kai-yay» является неправильно понятым техасским возгласом и по факту просто бессмысленным.



Фраза «Yippee-kai-yay, motherfucker!» («Йо-хо-хо, ублюдок!») стала визитной карточкой персонажа: она присутствует во всех пяти фильмах. Эта фраза была названа 96-й в списке 100 величайших кинофраз журнала «Premiere» в 2007 году. К слову, у металл-группы The Tony Danza Tapdance Extravaganza даже существует песня с таким названием. Думаю можно не говорить, как эта фраза заставила поломать голову многочисленных переводчиков эпохи VHS и не только.


К слову, проблемы с переводом «Крепкого орешка» возникали не только на просторах бывшего великого и могучего. И речь даже не о диалогах, а о оригинальном англоязычном названии фильма — идиоме Die Hard, означающей, согласно словарю общей лексики «Lingvo Universal», основными значениями die-hard являются «жизнестойкий, живучий человек; упорный, несгибаемый; сопротивляющийся (до последнего)», «сражающийся до конца». Словарь «Cambridge Dictionary» так определяет diehard: «someone who is unwilling to change or give up their ideas or ways of behaving, even when there are good reasons to do so», то есть «тот, кто не желает изменить своей идее или манере поведения или отказаться от них, даже когда для этого есть веские причины».

Изначально, в эпоху одноголосных гугняво-гундосых переводов на кассетах, нелегальными издателями фильм был выпущен под названием «Умри тяжело, но достойно». В переводе А. Гаврилова фильм фигурировал под названием «Неистребимый». Лишь через некоторое время за фильмом закрепилось название «Крепкий орешек». Когда фильм вышел в кинопрокат в Советском Союзе в 1991 году, в кинотеатрах он шёл под прижившимся ныне названием «Крепкий орешек».

Впрочем, в СССР был свой «Крепкий орешек», при чем вышедший двадцатью годами ранее - на рубеже кукурузно-оттепельной эпохи Хрущёва и портвейно-застойной брежневской эры - и повествующий отнюдь не о борьбе Ивана Маклейнова в условиях развитого социализма. Трешево-лирический трагифарс, я бы даже сказал, служебный роман, или даже, скорее, военно-полевой, о нелегких отношениях стойкого и идейно выдержанного лейтенанта Ивана Грозного Грозных (будущий Доктор Ватсон - Виталий Соломин), назначенного после ранения командиром женского подразделения ПВО, и одной из его подчинённых - бойкой и острой на язык сержанта Раечки Орешкиной (Королева бензоколонки и Ну, Заяц, Погоди - Надежда Румянцева), стихийном бедствии в юбке и с занозой былинных размеров в пятой точке и сущем кошмаре бравых командиров. После ряда перипетий, а так же в результате технических недоразумений (в смысле, они улетели в сетке отвязавшегося немецкого аэростата, на роль которого был назначен аэростат синоптиков рыльской метеостанции, за линию фронта, попутно сбив из сигнального пистолета немецкий истребитель, пилот которого неосторожно оскорбил Раису тем, что имел наглость посмеяться над ними) наши герои оказываются в глубоком вражеском тылу, а точнее в стоге сена, оказавшемся замаскированным складом боеприпасов немецких коллег по ПВО. Дальше градус угара только нарастает. Ватсон ради маскировки переодевается в la babouchka russe, а неугомонная Раиса ― в le petit Gavroche в кепке. Поскольку политкорректное время бабушек с трёхдневной щетиной ещё не пришло, Грозных с помощью гаечного ключа и какой-то там матери пускает под откос набитый войсками и техникой немецкий эшелон. Ну надо же как-то советскому человеку в тылу врага добыть бритву и чашечку? Учиняя по пути разгром и дестрой, доблестные "разведчики по неволе" добираются до секретного объекта СС. Настолько секретного, что персоналу даже на Восточном фронте полевую форму не выдали ― так в чёрной и остались.


Не буду вдаваться в подробности дальнейших событий, сообщу только, что вскоре (не без вмешательства Орешкиной) испытать секретную вундервафлю - порошок XYZ - гитлеровцам пришлось на себе, после чего сначала в немецких, а затем и в советских окопах узрели хтоническое зрелище, достойное кисти Сальвадора Дали и Казимира Малевича: толпа привязанных к тросам аэростата расхристанных эсэсовцев в трусах во главе с оберфюрером, подгоняемая парочкой русских с автоматами, с душераздирающими воплями на немецком матерном с вкраплениями из других европейских языков яростно гарцевала прямиком через минные поля в облаках разрывов, дабы романтично раствориться в мареве степей на востоке. Впрочем, чего ещё можно ожидать от ленты, сценарий к которой писал Эфраим Севела?.. Остается только добавить, что не только на экране происходили подобные фантасмагории во время съемок этого фильма, происходивших близ города Рыльска Курской области. Как-то во время перерыва участники массовки в полном немецком обмундировании с автоматами верхом на мотоциклах нагрянули на базар, требуя "Матка, млеко, яйки", и сметая с прилавков снедь, чем вызвали панику у местного населения (по свидетельствам очевидцев). Только от одного их вида старушки, торговавшие молоком и овощами, пришли в ужас и разбежались. Может, таким образом режиссер решил показать настоящий ужас людей перед фашистами. Однако, в окончательную версию эпизод не вошел. Кстати, раскрывает фильм и военные тайны, так как в качестве немецкого автомобиля-амфибии, на котором Орешкина и Грозных спасаются от немцев, выступает опытный советский автомобиль-амфибия «НАМИ-055В», на тот момент — секретная машина...

Но вернемся к МакКлейну. Локализаторы других стран также выкручивались, как могли.
  • В Финляндии фильм вышел под названием «Vain kuolleen ruumiini yli», означающем «Через мой труп». Зато второй фильм (снятый финном Ренни Харлином), и все последующие выходили уже, как «Die Hard».
  • В Польше — «Стеклянная западня».
  • В Венгрии — «Отдай свою жизнь подороже», название сиквела — «Твоя жизнь ещё дороже», название триквела — «Жизнь всегда дорога».
  • В Германии первая часть фильма, равно как и все остальные, шла в прокате под названием «Stirb langsam» — «Умри медленно».
  • В Норвегии — «Боевой небоскреб».
  • В Словакии — «Смертельная ловушка».
  • В Сербииии — «Продай свою шкуру подороже».
  • В Бразилии — «Трудно убить».
  • И наконец, в Испании фильм шёл под названием «Стеклянные (или Хрустальные) джунгли» с намёком на стеклянное здание небоскрёба Накатоми.
Когда «Крепкий орешек» начал обзаводиться продолжениями, локализаторам некоторых стран пришлось еще сильнее напрячь головы. Например, в той же Испании сиквел окрестили — «Джунгли 2: Красная угроза», триквел — «Хрустальные джунгли: Месть». В Венгрии сиквел назвали «Твоя жизнь еще дороже», триквел — «Жизнь всегда дорога».

Одним из художественных ключей, которые МакТирнан подобрал к «Орешку», была «Ода к радости» из Девятой симфонии Бетховена. Этот факт необычайно расстраивал композитора фильма Майкла Кэмена. Он считал это осквернением Бетховена и задавался вопросом: «Ну почему не Вагнер, не Штраус, а именно Бетховен?» Режиссер МакТирнан в итоге ответил ему, что «Ода к радости» сопровождала сцены насилия в «Заводном апельсине» Кубрика. Этот аргумент оказался для композитора крайне убедительным. Однако МакТирнан задействовал ее не иронически как в "Апельсине", а по прямому назначению – чтобы подчеркнуть, что фильм напряженный и драматичный, но не слишком серьезный, и что зрители должны получить от него удовольствие, а не депрессию, в которую порой вгоняют особенно мрачные и жестокие ленты.


В финале же, когда чернокожий сержант Пауэл стреляет в бандита Карла, звучит музыка, написанная для фильма… «Чужие»! Дело в том, что этот трек был сочинен для сцены, где Рипли сражается с королевой-маткой на борту космолета, но в итоге его так и не задействовали. «Чего добру пропадать?» — справедливо задумались работники кинокомпании 20th Century Fox и отдали музыкальный фрагмент звукорежиссеру «Крепкого орешка».

10-метровая фреска на стене одного из зданий кинокомпании 20th Century Fox
Хотя действие фильма развивалось под Рождество, «Крепкий орешек» вышел в прокат 15 июля 1988 года – то есть как «летний блокбастер». Возможно, это была ошибка Fox, и в подходящий сезон лента собрала бы больше, но и так получилось вполне достойно. Фильм, обошедшийся в 28 миллионов долларов, заработал в мировом прокате 141 миллион долларов, оправдав все ожидания студии, и вошел в десятку главных хитов года. Ну а Брюс Уиллис с тех пор стал ассоциироваться в первую очередь с боевиками, а не с комедиями.


Отзывы критиков и зрителей были положительными, а в дальнейшем фильм номинировали на четыре «Оскара» (лучший монтаж, лучшие визуальные эффекты, лучший звук, лучший монтаж звука), но ни одной статуэтки он так и не получил. Впрочем, картина завоевала несколько других престижных наград: BMI Film & TV Awards («Лучший фильм»), а также Blue Ribbon Awards и приз японской киноакадемии (как лучший фильм на иностранном языке).


Во время съемок картины Брюс Уиллис познакомился и, а затем и женился на Деми Мур. Брюс оказался пьяницей, драчуном, не пропускающим ни одной юбки. Деми тоже была скандалисткой, много пила и не церемонилась в отношениях с мужчинами. Оба - и он, и она - вышли из рабочей среды, сами всего добились и встретились как раз тогда, когда были в самом начале пути к успеху. Деми неожиданно нашла в Брюсе то, чего ей так не доставало в себе самой - умение относиться к жизни легко, не переживать по поводу неудач, смеяться над своими ошибками. Он был очень нежен с ней, они понимали друг друга с полуслова... Единственным препятствием на пути к счастью стало совместное пьянство. Напиваясь до умопомрачения, они забывали обо всем, в том числе и о своей любви. И тогда в их квартире в Нью-Йорке происходили жуткие скандалы, часто доходившие до рукоприкладства и вызова полиции. И кто знает, чем бы закончился их союз, если бы не беременность Деми... Первая беременность. Как она боялась тогда рассказать Брюсу о своей тайне! Как тянула, как с трудом выговаривала слова, сообщая ему о том, что он станет отцом... И каким неожиданным сюрпризом обернулась для нее его реакция! Брюс схватил ее на руки, закружил, завопил от радости! Именно в тот вечер они оба решились на лечение от алкоголизма, думая о будущем ребенке. 21 ноября 1987 года состоялась их свадьба. А в следующем, 88-ом, они уже праздновали рождение первой дочери. С этого момента их жизнь круто изменилась. Брюс был образцовым отцом, он обожал девочку и боготворил ее мать. Карьера обоих супругов круто пошла вверх. Уиллис снялся в "Крепком орешке", а Деми - в "Привидении". Эти фильмы принесли семье первые серьезные заработки и бешенную популярность. Несмотря на пророчества желтой прессы, их семья оказалась на редкость прочной. Брюс не замечал ни одной женщины, кроме Деми, а она просто расцвела рядом с ним. Через три года после первой дочки, появилась на свет вторая, а еще через три - младшая… 11 лет вся Америка завидовала их счастью. Молодые и красивые, богатые и знаменитые, они лучше других звездных супружеских пар воплощали американский идеал 90-х годов. Но Брюс Уиллис и Деми Мур устали от взаимных измен. Постепенно их идиллический роман превратился в мрачную и банальную историю всепроникающей ревности… В 1998-ом, после смерти тещи, Уиллис ушел из семьи. Впрочем, в 2007 году Брюс признался, что всё ещё любит Деми… "Я люблю Деми и я знаю, что она любит меня", - признался он в интервью журналу Vanity Fair. А в 2009 году Уиллис женился на молодой копии Деми Мур - Эмме Хеминг…


Премьера фильма на Американском телевидении состоялась 25 декабря 1988 года на телеканале FOX. С 1989 года по настоящее время выходили многочисленные повторы фильма на американских телеканалах FOX, NBC, ABC и PBC, а в Великобритании — на BBC и ITV. Во Франции версия фильма с французским дубляжем выходит, в частности, на телеканале TF1. В России премьера фильма состоялась в январе 1992 года на 1-м канале Останкино с закадровым переводом студии кинопрограмм телерадиокомпании «Останкино». Также фильм показывали на Первом канале с закадровым переводом кинокомпании «Силена Интернешнл». По правилам, фильм должен демонстрироваться по ТВ только поздно вечером и ночью. В Германии версия фильма с немецким дубляжем выходит на телеканале ZDF.

Хотя прокатных рекордов лента не поставила, она впечатлила многих в Голливуде и по всей земле, и в дальнейшем она оказалась чрезвычайно влиятельным полотном. «Крепкий орешек» создал новый субжанр: вдруг оказалось, что самоирония и уязвимость могут быть ничуть не менее крутыми, чем стальные мышцы коллег по жанру. По сути, сюжет всех подобных подражаний/оммажей/рип-оффов (думаю, каждый сам может выбрать подходящий термин) можно свести к лаконично формуле «Крепкий орешек на [вставьте место действия]». Вот лишь несколько наиболее известных примеров:
  • «В осаде» — Крепкий орешек на корабле.
  • «Пассажир 57» — Крепкий орешек на самолете.
  • «Скалолаз» — Крепкий орешек в горах.
  • «Скорость» — Крепкий орешек в автобусе.
  • «Внезапная смерть» — Крепкий орешек на хоккейной арене.
  • «В осадет 2» — Крепкий орешек в поезде.
  • «Самолет президента» — Крепкий орешек на самолете.
  • «Падение Олимпа» — Крепкий орешек в Белом доме.
  • «Штурм Белого дома» — Крепкий орешек в Белом доме.
  • «Небоскреб» — Крепкий орешек в китайском небоскребе.

И это лишь фильмы с большими бюджетами и известными актерами, что выходили в широкий прокат. А если добавить к ним многочисленные ленты категории direct-to-video, то их хватит на несколько видеосалонов. Трудно припомнить какой-то другой жанровый фильм, вызвавший такое же огромное количество прямых подражаний, как «Крепкий орешек». И даже сейчас, несмотря на полную избитость формулы, подобные ленты все еще выходят и они, порой, умудряются собирать более-менее неплохие деньги в прокате.

Кстати, если поменять местами слова в названии (hard die), то можно было бы придумать нового супергероя - Супергипс. Например, пациента травмотологии с переломанными руками и ногами, который спасает больницу от радикальных исламистов-смертников. Или врача травмпункта, который застывшей гипсовой повязкой расправляется с зомби, нападающими на беспомощных пациентов. Куда там тем MARVEL.


В последующие четверть века на экраны вышло 4 сиквела «Крепкого орешка», в общей сложности собравшие еще 1,3 млрд долларов. Но все же главным наследием творения МакТирнана стали не сборы франшизы, и даже не то, что Уиллис превратился в экшн-звезду. По сути, «Крепкий орешек» создал новый субжанр боевиков, сюжет которых сводится к тому, что главный герой в некой изолированной локации случайно попадает в эпицентр некоего тщательно продуманного злодейского замысла, после чего в одиночку срывает планы плохих парней и всех спасает.Критики до сих пор спорят, удалось ли хотя бы одному из сиквелов дотянуться до уровня первой картины, но все сходятся на том, что лишь «Орешек» 1988 года достоин считаться классикой.

Пятая серия "Орешка" вызвала истерический хохот и у зрителей, и у критиков. Даже в России. И это при все том безграничном кредите доверии, который сериал получил в СССР еще в те времена, когда пиратился на видео под названием «Умри тяжело, но достойно». Никто (кроме пары упоротых кинопродюсеров) не сомневался, что после провала пятой серии франшиза спокойно и тихо закопает себя в могиле. Но не тут-то было! Студия 20th Century Fox только что подтвердила, что хочет шестую серию. Причем это будет смесь сиквела, приквела и перезагрузки. Приблизительная дата выхода фильма «Крепкий орешек 6» — февраль 2019-ого года. Сценаристом, в этот раз, выступит Родерик Торп, известный по написанию сюжета для первой части.


Сюжет картины и актерский состав «Крепкого орешка 6» – это строгая тайна. Известно лишь, что фильм будет включать в себя большое количество специальных эффектов, а также множество известных актеров. Впрочем, по некоторым сведениям, Брюс Уиллис появится на экране, чтобы рассказать какой-то древний случай из полицейской практики Джона МакКлейна 1979 года. Лучше не спрашивай нас как. Хотя если хочется подробностей, полистайте комикс Die Hard: Year One, говорят, что именно он ляжет в основу всего грядущего безобразия, действие которого будет происходить в Нью-Йорке и Токио. Есть так же информация, что молодого МакКлейна сыграет какой-то молодой актер.



Причина неувядающей популярности фильма и его сюжета, скорее всего, кроется в том, что они задевают потаенные струны в душах многих зрителей. Кто из нас хоть раз не мечтал стать героем? Джон МакКлейн это простой и весьма приземленный парень, чей брак трещит по швам. Он не качок вроде Шварценеггера и Сталлоне, у него нет никаких суперспособностей, и он не гениальный изобретатель-сирота-миллиардер. За всю свою жизнь МакКлейн даже никогда не ездил в лимузине. Такой образ очень легко примерить на себя среднестатистическому посетителю кинотеатра.


Но когда приходит нужный момент, МакКлейн мобилизует все силы, и благодаря упорству, смекалке и такой-то матери спасает всех. По сути, Джон МакТирнан снял идеальную рождественскую сказку ХХ века. Да, в ней есть автоматическое оружие, полиция, ФБР и взрывающиеся вертолеты. Но это все равно сказка о том, как обычный человек становится героем. А как известно, хорошие сказки всегда будут пользоваться успехом.

  • В своем новом доме Брюс Уиллис потребовал немного расширить вентиляционные трубы, чтобы по дому было удобно передвигаться.
  • Брюс Уиллис привез на свой огород два грузовика навоза и опять спас землю.
  • - Почему Брюс Уиллис не снимался в "Титанике"? - Он бы всех спас.
  • - У нас один Брюс Уиллис заменяет 10 спецназовцев ! - Это еще что! У нас один Чуров заменяет 10 миллионов избирателей...
  • Собрались как-то Арнольд Шварцнегер, Сильвестр Сталоне, Брюс Уиллис и Джеки Чан вместе в кино. Посмотрели, какие фильмы сейчас снимают, и решили вернуться в киноиндустрию.

Брюс Уиллис почти не пьет. Но когда случается, то лечится своим фирменным коктейлем. Записывайте: 200 темного рома, столько же белого вермута, 4 столовые ложки ликера Кюрасао и 2 такие же ложки лимонного сока...

Комментариев нет :

Отправить комментарий