четверг, 12 мая 2016 г.

1020 лет первой на Руси каменной церкви — Десятинной (в Киеве)

Руины Десятинной церкви на рисунке 1826 г.
(иногда описывается как копия работы 1651 г.
придворного художника литовского гетмана
Януша Радзивилла, Абрахама ван Вестерфельда,
что ставится под сомнение историками)
От сердца древнего Киева — Десятинной церкви, которой сегодня, исполнилось ровно 1020 лет (со дня окончания постройки) — ныне остался только фундамент, но, как утверждают археологи, храм был одним из самых больших в тогдашнем христианском мире: его реальные размеры были примерно 44 на 30—32 метра, что больше даже Владимирского собора на бул. Шевченко. Решение возвести церковь в честь Пресвятой Богородицы князь Владимир решил после своего крещения в Корсуне. Русские и византийские мастера выполнили его желание в 988—996 годах. На шикарное убранство Десятинной в разное время покушались суздальский князь Андрей Боголюбский и половцы, но первозданный храм разрушился при нашествии хана Батыя. Потом его дважды воссоздавали на недолгое время.

Предположительно так выглядела первая Десятинная церковь
Десятинная церковь в Киеве X в. – первый памятник древнерусской монументальной архитектуры, внимание к которому – не только ученых, но общественности и политиков - не ослабевает в силу его исключительной роли в истории Древней Руси. "Десятинная церковь расположена на Старокиевской возвышенности, в той ее части, откуда начинается Андреевский спуск, ведущий на Подол. На этом месте, согласно преданию, во времена великого Владимира жили и пострадали за Христа первые на Руси мученики Іоаннъ и сын его, Федоръ - христиане-варяги. Будучи язычником, князь Владимир однажды пожелал принести Перуну человеческую жертву. Чтобы избрать человека для этой жертвы, бросили жребий, и жребий пал на Федора. Но когда обратились к Іоанну с требованием, чтобы он отдал своего сына, Іоаннъ не только не отдал Федора, но тут же выступил с горячей проповедью об истинном Боге и с резким обличением против язычников. Разъяренная толпа бросилась и разрушила дом Іоанна, под обломками которого и приняли мученический венец эти первые страстотерпцы на Руси. После своего крещения князь Владимир на этом месте выстроил церковь и отдал в пользу ее [на возведение и поддержание церкви] десятую часть своих доходов [десятину], отчего она и получила название "Десятинная"" ("Путеводитель по Киеву и его окрестностям", 1912 г.).

Убиение Феодора и Иоанна
миниатюра Радзивилловой летописи
Начало строительства Десятинной церкви относят к 989 году, о чём в «Повесть временных лет» сообщалось: "В лето 6497 … Володимер помысли создати церковь Пресвятыя Богородица и послав преведе мастеры от Грек". В иных летописных списках годом заложения церкви называют также 986, 990 и 991 годы. Сооружена на основании древнего Десятинного храма древнерусскими и византийскими мастерами в Киеве в честь пресвятой Богородицы (поэтому в старинных источниках нередко её называют церковью Богородицы) в эпоху княжения Равноапостольного Владимира Великого Святославовича. Постройка Десятинной церкви, первой каменной церкви Киевской Руси. была закончена 12 мая 996 г. Первым настоятелем церкви был один из «корсунских попов» Владимира — Анастас Корсунянин, которому, согласно летописи, в 996 году князь Владимир поручил сбор церковной десятины.

Роспись церкви. Ее делали специально вызванные византийцы
Церковь представляла собой крестовокупольный шестиярусный каменный храм и строилась в качестве кафедрального собора неподалеку от княжеского терема — каменного северо-восточного дворцового здания, раскопанная часть которого находится на расстоянии 60 метров от фундаментов Десятинной церкви. Неподалёку археологами были найдены остатки здания, считающегося домом церковного причта, построенным одновременно с церковью (так называемый терем Ольги). Так же князь Владимир перенес сюда из Вышгорода останки бабки своей - мощи княгини Ольги. Десятинная церковь была богато наделена мозаиками, фресками, резными мраморными и шиферными плитами. Иконы, кресты и посуда были привезены из Корсуня (Херсонеса Таврического) (район современного Севастополя) в 1007 г. В украшении интерьера обильно использовался мрамор, за что современники также называли храм «мраморным». Перед западным входом Ефимовым были обнаружены остатки двух пилонов, предположительно служивших постаментами для бронзовых коней, привезенных из Херсонеса.

как-то так все выглядело, по мнению реконструкторов;
есть некоторые несовпадения с раскопками.
"Где-то тут же находился "Бабин торжок" – рынок и в то же время форум – Владимир вывез из Херсонеса и воздвиг здесь античные скульптуры – "дивы". Отсюда и древнее название Десятинной церкви – "Богородицы у Дивов", отсюда же, очевидно, и "Бабий торжок"." - писал Виктор Некрасов в "Городских прогулках". Кроме главного алтаря у церкви имелись ещё два: св. Владимира и св. Николая.

Некоторые ученые считают, что церковь имела посвящение празднику Успения Пресвятой Богородицы. В ней хранились мощи святого священномученика Климента, погибшего в Корсуни. В Десятинной церкви находилась княжеская усыпальница, где была похоронена христианская супруга Владимира — византийская царевна Анна, умершая в 1011 году, а затем и сам Владимир, умерший в 1015 году. Также сюда были перенесены из Вышгорода останки княгини Ольги. В 1044 году Ярослав Мудрый похоронил в Десятинной церкви посмертно «крещённых» братьев Владимира — Ярополка и Олега Древлянского. Во время нашествия монголов княжеские мощи были спрятаны. По преданию, Петр Могила их отыскал, но в XVIII в. останки вновь исчезли.

В в 1039 году, при Ярославе Мудром, митрополитом Феопемптом было проведено повторное освящение, причины которого доподлинно неизвестны. В XIX веке высказывались предположения, что после пожара в Киеве в 1017 году церковь претерпела значительную перестройку (с трёх сторон были добавлены галереи). Некоторые современные историки оспаривают их, считая это недостаточной причиной. М. Ф. Мурьянов полагал, что основанием второго освящения мог послужить еретический или языческий акт, но более достоверной причиной в настоящее время считают установление празднования ежегодного обновления храма, характерного для византийской традиции и включавшего обряд освящения (эта версия была предложена А. Е. Мусиным). Существует и иное мнение, что повторное освящение могло быть вызвано несоблюдением византийских канонов во время первого освящения.

В первой половине XII в. церковь вновь перенесла значительный ремонт. В это время был полностью перестроен юго-западный угол храма, перед западным фасадом появился мощный пилон, подпирающий стену. Эти мероприятия, вероятнее всего, являлись восстановлением храма после частичного обрушения вследствие землетрясения.

"В 1169 г. церковь разграбили войска Андрея Боголюбского, в 1203 г. – войска Рюрика Ростиславича. В конце 1240 г. орды хана Батыя, взяв Киев, уничтожили Десятинную церковь – последний оплот киевлян. По преданию, Десятинная церковь [точнее, хоры] рухнула под весом набившегося в неё народа, пытавшегося спастись от монголов [впрочем, есть версия, что ее разрушила орда]. В тяжелое время, которое пришлось пережить Киеву при татарском погроме, Десятинная церковь была разорена и только в XVI в. на месте ее устроен был небольшой деревянный храм во имя св. Николая." ("Путеводитель по Киеву и его окрестностям", 1912 г.)

Церковь, построенная митрополитом Петром Могилою
Только в 30-х годах XVII в. началась реконструкция Десятинной церкви, история которой может быть весьма достоверно восстановлена по ряду упоминаний в письменных источниках. Так, по сведениям Сильвестра Коссова, в 1635 г. киевский митрополит Петро Могила «приказал Десятинную церковь Пресвятой Девы выкопать из мрака подземного и открыть к свету дневному». От древней церкви в то время «оставались собственно только развалины, и стоит часть одной стены, едва выдававшейся на поверхность». Такая картина запустения подтверждается и независимым описанием французского инженера Гийома Левассёра де Боплана: «полуразрушенные стены храма вышиной от 5 до 6 футов покрыты греческими надписями… на алебастре, но время почти совершенно их сгладило». Описание это появилось не позднее 1640 г. (год появления рукописи), но и не ранее 1635 г., поскольку Г. Боплан уже упоминает о находках останков русских князей около церкви – то есть о раскопках, проведенных Петром Могилой (о которых имеются упоминания в Киевском Синопсисе 1680 г. и Описании Киево-Печерской Лавры 1817 г.).

До 1636 г. среди руин древней Десятинной церкви находилась деревянная церковь, известная под именем Никольской Десятинной. С 1605 г. церковь находилась в руках униатов, а в 1633 г. была возвращена Петром Могилой православной церкви. К 1636 г. относится протестация униатского митрополита Иосифа Рутского о разборке деревянной церкви по указанию Петра Могилы, который 10 марта этого года "моцно, кгвалтом, сам особою своею и с капитулою, з слугами, бояры и поддаными своими... наехавши на церковь светого Миколы, названую Десетинною, з довечных веков при Метрополите Киевском в унии будучую... которую церковь роскидати росказал, а скарбы все и охендоства церковные забрал на сто тысечей золотых... а его милости отца Руцкого з спокойного держаня и уживаня тое церкви выбил...". По мнению С.П.Вельмина, Петро Могила специально разобрал деревянную Никольскую церковь в целях отклонения претензий униатской церкви на возвращение храма, а на ее месте возвел новую, каменную. Однако, относительно точного места деревянной церкви прямых указаний в источниках не имеется.

В 1635 г. митропилит Петро Могила в одном из уцелевших пределов основал маленькую церковь (небольшая церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы была построена над юго-западным углом древнего храма) в память о разрушенной святыне и поставил в ней одну из древнейших икон с образом святого Николая, привезенную князем Владимиром из Корсуня. Тогда же по инициативе митрополита начались раскопки руин храма. Позже Петро Могила нашел в руинах саркофаг князя Владимира и его супруги Анны. Череп князя возложили в храме Преображения (Спаса) на Берестове, потом его перенесли в Успенский собор Киево-Печерской лавры. Кисть и челюсть передали в Софийский собор. Все остальное снова похоронили.

При жизни митрополита строительство новой каменной церкви не было закончено. Известно, что в своем завещании в 1646 г. Петро Могила записал из своего ларца тысячу золотых наличными «для совершенного возобновления» Десятинной церкви. Завершение и освящение церкви в честь Рождества Богородицы произошло, вероятно, вскоре после смерти Петра Могилы, поскольку уже в 1647 г. при церкви было совершено погребение знатного младенца. В 1654 г., после устройства нового престола и обновления утвари, произошло повторное освящение церкви. В последующие годы, к 1682 г., к церкви была пристроена «трапеза деревянная» с западной стороны, а к 1700 г. восточная часть надстроена деревянным ярусом, в котором устроен придел честь апостолов Петра и Павла. В эти же годы, вероятно, была осуществлена пристройка западного деревянного притвора по образцу русской «трапезы».

В 1758 г. церковь была уже очень старой и нуждалась в восстановлении. Его провели под надзором монахини Флоровского монастыря Нектарии (княгини Натальи Борисовны Долгорукой). Была заделана трещина в алтарной стене и произведены фасадные работы.

Северный фасад по Фундуклею, 1847
К началу XIX в. могилянская церковь представляла собой, по И.И.Фундуклею, вытянутый с запада на восток прямоугольник размерами 14,35 х 6,30 м со скошенными восточными углами, образующими трехгранную апсиду. Западная часть имела вид башни, покрытой четырехскатной кровлей и увенчанной фонарем, главой и крестом. С севера к восточной части примыкала небольшая каменная пристройка. К западному фасаду примыкала деревянная пристройка-притвор («трапеза») с трехгранным завершением с запада, симметричным восточной каменной апсиде. Деревянная пристройка имела вход с юга, оформленный небольшим вестибюлем. В интерьере храма была «видна в южной стороне впадина по образу киевских лаврских пещер, для мощей приготовленная», по мнению автора «Плана первобытной Киевской Десятинной церкви», устроенная для мощей княгини Ольги, якобы обретенных при раскопках Петра Могилы.

надпись по Берлинскому, 1820
В описаниях могилянской церкви привлекает внимание упоминание надписи, сложенной из каменных блоков, включенных в кладку южного фасада. Н.В.Закревский пишет, что «…по известию протоиерея Леванды можно догадываться о фасаде этой церкви, что она имела архитрав, украшенный греческой надписью и большими круглыми муравлеными розетками, наподобие лепной работы». Практически все описания греческой надписи констатируют невозможность ее прочтения из-за фрагментированности вследствие вторичного использования блоков. О том, когда эти блоки попали в кладку, мнения исследователей разошлись еще в начале XIX в. В анонимном «Кратком историческом описании Десятинной церкви» 1829 г. излагается следующая версия реконструкции Петра Могилы: «…в 1635 году едва остался юго-западный ее [древней Десятинной церкви] угол, с прилегающими к нему стенками, к сему то остатку, тогдашний Митрополит Киевский Петр Могила, приделав олтарную сторону, устроил небольшую церковь… Около 1771 года из под штукатурки, извне на южной стене, нечаянно открылись Греческие литеры, высеченные на камнях, в стене вставленных…». В ответной критической публикации, «Замечаниях на краткое описание», авторство которой, скорее всего, принадлежит митрополиту Евгению (Болховитинову), этот тезис поддержан: «Сей кусок [древней Десятинной церкви] в Могилиной церкви замечателен был в южной стороне, по следу упиравшегося на нем свода хоров церковных, и при сломке кладка его найдена от древности весьма крепка и плошна» Вместе с тем, митрополит Евгений придерживался иного мнения о времени появления надписи: "…вероятнее что сам Могила, нашедши сии обломки в щебне от древней Десятинной церкви приказал, как памятник, вмазать их явно на южной стене. И не было приметно около ее обломков штукатурки. …Вероятно, полная надпись была на западной входной, или какой другой стене древней церкви". М.Ф.Берлинский также указывал, что Петр Могила «пристроил из оставшихся кирпичей северную и алтарную стороны, соорудил передний деревянный придел». Н.В.Закревский в своем масштабном описании Десятинной церкви, анализируя доступные ему источники, не только настаивал на древности кладок с надписью, включенных в могилянскую церковь, но и обвинял А.С.Анненкова, строителя церкви XIX в., в разрушении этих ценнейших статков. Описание руин Десятинной церкви Г. Боплана, сделанное еще до реконструкции Петра Могилы и упоминающее греческие надписи, дополнительно подтверждает версию о том, что в составе могилянской постройки сохранились значительные части более древних кладок. Относительно недавно М.Ю.Брайчевский обратил внимание на упоминание Г.Боплана и сопоставил его с сохранившимися рисунками XIX в. Исследователь пришел к неожиданному выводу о том, что Десятинная церковь подверглась первой реконструкции почти за два столетия до Петра Могилы, при Симеоне Олельковиче (1455-1471). В ходе этих ремонтных работ, по мнению М.Ю.Брайчевского, произошел ремонт стеновых кладок юго-западного угла древнего храма, в которые были включены блоки с греческими литерами. Впоследствии эти стены вошли в состав могилянской церкви и были зафиксированы на рисунках XIX в. Однако, единственным аргументом исследователя для датировки кладок XV в. являлись «готические» стрельчатые завершения окон на одном из рисунков.



На рисунке приведена гравюра XIX века: "Главнейшие предметы, найденные при раскопках бывшей Десятинной церкви, произведенные в 30-х годах XIX века преосвященным Евгением, митрополитом Киевским". Слева, см. No.6, изображены "останки в гробнице святого Владимира; НЕ ХВАТАЕТ ЧЕСТНОЙ ГЛАВЫ, хранящейся в великой церкви Печерской лавры, и ручных кистей; одна из них, как известно, находится в соборе Святой Софии в Киеве". В центре показан "вид церкви, воздвигнутой в 30-х годах XIX века на месте бывшего Десятинного храма". В середине нижнего ряда, см. No.9, изображена "гробница красного шиферного камня, святого Владимира".


Другая прорисовка "нечитаемой надписи", найденной в Десятинной церкви, см. No.3,4.

План по Ефимову 1826 (ИА НАНУ. Ф. 13. Д. 8)Фасад по Лохвицкому 1825
В 1824 г. митрополит Евгений (Болховитинов) поручил расчистить фундамент Десятинной церкви. Раскопки проводились в 1824 г. киевским чиновником Кондратием Лохвицким, который как показывают его дневники, начал заниматься любительской археологией ради славы, чести и наград, однако его план Десятинной церкви не был ни признаным точным митрополитом, ни принятым во внимание императорской комиссией при рассмотрении проекта восстановления Десятинки. Поэтому, в 1826 г. раскопки поручили петербургскому архитектору Николаю Ефимову. Во время раскопок был впервые открыт достаточно точный план фундаментов, найдено немало ценных фрагментов мозаики пола, фрескового и мозаичного украшений храма, каменные захоронения, остатки фундамента и т.п. Однако и проект Ефимова не прошел.


2 августа 1828 г. освятили начало строительства новой церкви, которое поручили другому петербургскому архитектору, Василию Стасову. Нелепый храм в византийско-московском стиле - вариация на тему его же проекта храма Александра Невского в Потсдаме (1826) - не имевший ничего общего с древнерусской архитектурой первоначальной Десятинной церкви, был построен на месте древних фундаментов ценой полного разрушения сохранившихся древнерусских стен, из которых были составлен фундамент стасовской церкви. "Храм этот не имеет, однако же, ничего общего с древним храмом: даже часть основания древнего храма при постройке нового, была выкопана из земли и заменена новым фундаментом. От древнего храма уцелели: а) часть греческой подписи, отысканной в развалинах храма и вставленной, ни весть почему, в южную стену новой церкви и б) перед престолом и на горном месте остатки мозаического пола, отрытые под грудами камней и мусора, оставшиеся от Владимирова храма. Другие остатки храма, также не представляющие ничего особенного, извлечённые из развалин, все собраны в небольшом [стеклянном] шкафу внутри нового храма [у правого клироса]." ("Киев, его святыни и достопримечательности", исторический очерк из книги "Жизнеописание России", том 5, издание приблизительно 1900 г.) В ходе строительства была полностью разобрана церковь митрополита Петра Могилы XVII в., а также около половины сохранившихся к тому моменту фундаментов храма X века. Древнерусские же фрески с изображениями святых просто выбросили в мусорные ямы, одна из которых, наполненная остатками древнерусской живописи, была исследована много позже, в 2005 году. Строительство храма обошлось в 100 тысяч золотых рублей. Иконостас составили из копий икон иконостаса Казанского собора в Петербурге, созданных художником Боровиковским. 15 июля 1842 г. новую Десятинную церковь успения Богородицы освятили митрополит киевский Филарет, архиепископ Житомирский Никанор и епископ Смоленский Иосиф. В церкви этой - 3 престола, из них главный в честь Рождества Богородицы. У северной стены под спудом находится гробница св. княгини Ольги, а у южной - св. князя Владимира; над ними устроены надгробья с бронзовыми украшениями.

Десятинная церковь в XIX в.
В том же 1842 г. в районе Десятинной церкви обнаружили сказочно богатый клад ювелирных украшений с наиболее трагической судьбой. Достался он отставному поручику курскому помещику Александру Анненкову, человеку вздорному и алчному, который был сослан из родного имения в Киев за жестокое отношение к крестьянам. И это во времена российского крепостничества, которое считается особенно жестоким! Этот человек прикупил себе усадьбу как раз неподалеку от Десятинной. Земля там была недорогой, поскольку захламлена была обломками древних построек и человеческими костями. Там сложно было что-либо строить. Обнаружив сокровище во время земляных робот, бравый поручик быстро сообразил, какую выгоду можно извлечь из этой непригодной для садоводства земли. Анненковым овладела страсть к обладанию сокровищами. Насколько мог, он препятствовал раскопкам, которые проводились у фундаментов Десятиной. Чтобы окончательно пресечь поползновения к научным исследованиям, Анненков объявил, что собирается восстановить церковь. Но строительство затянулось. Разумно распорядиться найденным Анненков не смог — он не сохранил коллекцию. Вещи из подземных тайников поместились в 2 больших мешка. Их Анненков тайно вывез на свой хутор в Полтавской губернии. Золотыми древнерусскими украшениями играли его дети: мелкими изделиями они "засевали" огород, бросали их в колодец, золотые шейные гривны приспосабливали под ошейники для собак. Но умереть в роскоши Анненкову не довелось. Он быстро все промотал, проигрался в карты и закончил свои дни в долговой тюрьме. Судя по тем вещам, которые попали в руки коллекционерам, этот клад спрятали священники во время осады города. В нем было много драгоценных сосудов и иконок.

В 1908-14 гг. фундаменты оригинальной Десятинной церкви (там где они не были повреждены стасовским зданием), были раскопаны и исследованы членом Императорской археологической комиссии археологом Д. В. Милеевым, который вновь открыл остатки восточной, апсидной части древнего храма, а также обнаружил остатки фундаментов двух больших гражданских построек конца X века поблизости от стен храма. Возле Десятинной церкви были открыты руины княжеских дворцов и жилья бояр, а также ремесленные мастерские и многочисленные захоронения ІХ-Х вв. Как утверждает исследователь Киева К. Шероцкий, тогда же под юго-восточной стеной храма были найдены остатки деревянного сооружения — предполагаемого жилища первомучеников. К сожалению, материалы раскопок начала XX века не были полностью опубликованы.

Последний князь. Похоронен с мечом
В 1928 г. Десятинная церковь, как и множество других памятников культуры и искусства, была снесена советской властью. А в 1936 году остатки окончательно разобрали на кирпичи. В 1938-39 гг. научная группа Института истории материальной культуры АН СССР под руководством М. К. Каргера провела фундаментальные исследования всех частей остатков Десятинной церкви. Экспедиция профессора Каргера, начавшая раскопки на киевской Горе в конце тридцатых годов и затем продолжавшая их после окончания Великой Отечественной войны, как и все советские археологические группы, действовала не по-старому, не способом прокладки на авось отдельных узеньких траншей. Траншеи — дело не только ненадежное, но и опасное: они часто разрушают и портят самые ценные находки. Теперь советские археолога, определив, какая площадь их интересует, снимают слой за слоем всю землю на этой территории. При таком методе ничто не может быть упущено. И не мудрено: вся земля на площади целых гектаров перебирается горсть за горстью руками, просеивается сквозь сита. Поиски иголки в стоге сена — пустяки в сравнении с этим трудом! Во время раскопок снова были найдены фрагменты фрескового и мозаичного украшения древнего храма, каменные гробницы, остатка фундаментов и т.д. Кроме Десятинной церкви были найдены руины княжеских палат и боярских жилищ, а также мастерские ремесленников и многочисленные захоронения IX-X вв. Тогда же советские археологи нашли под Десятинкой захоронение в деревянном саркофаге. Внутри него — мужской скелет погребенного по христианским обычаям в церкви — с мечом в деревянных ножнах с серебряным наконечником. Советские ученые приписывали могилу Ростиславу Мстиславовичу, погибшему в 1093 году и похороненному в Десятинном храме последним из членов княжеской семьи (считается, что в Десятинной похоронены также Владимир, его жена Анна, его мать княгиня Ольга, князья Ярополк и Олег Святославовичи и сын Ярослава Изяслав). Споры ведутся до сих пор, но опровергнуть предположение пока никому не удалось. Археологические находки хранятся в заповеднике "Софиевский собор" и Национальном музее истории Украины, а так же Государственном Санкт-Петербургском Эрмитаже (где экспонируют фрагменты фресок Десятинной церкви, найденные советскими археологами). Сохранившиеся под землёй фундаменты первоначальной Десятинной церкви свидетельствуют о том, что её архитектура носила промежуточный характер между базиликой и центральным типом. План и спасённые детали рассказывают об искусстве Херсонеса и ранней эпохи византийского стиля.


МАСТЕР МАКСИМ

Жил в 1240 году в Киеве, в старом Владимировом городе, возле княжого двора человек, хорошо известный многим киевлянам.

Звали его Максимом, и был он «златокузнец» — отливал из бронзы или золота всевозможные украшения: узорные «колты»-подвески — звездчатые, с простым орнаментом, и другие, с изображением таинственных зверей, разнообразные браслеты и запястья, а чаще всего любимые в древности красивые трехбусинные серьги.

В своей полуизбе-полуземлянке, расположенной совсем рядом с Десятинной церковью, Максим и жил и работал. Здесь хранил он свое незамысловатое имущество; заготовки для работы, материал и самое ценное, самое дорогое для него — тщательно изготовленные литейные формочки из сланца. Без них мастер чувствовал себя как без рук. Можно сказать прямо: случись беда — пожар, наводнение или землетрясение — Максим, прежде чем спасать запасы зерна, одежду, посуду, схватился бы за свои формочки. Таков уж он был.

Но кто из летописцев рассказал нам об этом человеке? Никто. Ни в одной древней грамоте не значится его имя. Ни в каких старинных песнях не упоминается о нем. И все же мы знаем, что все, сказанное о нем, — правда. И знаем, что погиб он трагической смертью.

В страшный Николин день 1240 года несчастье, хотя и давно ожидаемое, как всегда бывает, обрушилось на Киев скорее, чем предполагали. Князь давно сбежал из города, оставив за себя воеводу Дмитрия. Киевляне защищались на валах нового Ярославова города и были оттеснены. Древние границы Владимирова города тоже не удалось отстоять. Стало ясно, что свирепый враг вот-вот ворвется в его пределы.

В центре города высилась всеми почитаемая церковь Божьей матери, Десятинная, с ее могучими стенами и высокими сводами. Люди хлынули туда, потому что там, готовясь к неизбежной смерти, заперся Дмитрий со своей дружиною. Туда, ища спасения, побежал и златокузнец Максим. Путь его был поистине страшным. Во всех узких переулках уже начались последние схватки. Многие землянки пылали. Из одной, — в ней жил хорошо известный Максиму человек, собрат по ремеслу, искусный художник, — доносилось отчаянное мяуканье кошки. Но на двери замок, его не собьешь...

Да и кто будет жалеть кошку, если кругом трещит огонь, если рядом, в другой избе слышны отчаянные девичьи голоса и все ближе и ближе слышатся вопли опьяненных сражением татар...

Златокузнецу Максиму удалось добраться до церкви и скрыться в ней. Народу там набралось великое множество. Даже все церковные галереи — комары — были переполнены людьми и их скарбом. А татары уже подвозили к последнему оплоту киевлян свои стенобитные машины-пороки, уже тяжкими ударами сокрушали стены... Что делать? Куда скрыться?

В одном из углов церкви был для чего-то выкопан в земле глубокий, почти пятиметровый колодезь-тайник. Настоятель не мог, конечно, спрятать туда всех сбежавшихся: даже в такой страшный миг он открыл это убежище лишь небольшому числу самых богатых и знатных. Но, очутившись на дне ямы, люди вздумали прорыть из нее горизонтальный ход к склону холма и выйти на свободу. Двумя заступами в тесноте и темноте начали эту отчаянную и совершенно безнадежную работу. Они толкали друг друга, мешали друг другу... Под ногами путалась, визжа, чья-то собака. Землю надо было поднимать наверх с помощью веревки. Пробившись ко входу в тайник, Максим начал помогать несчастным.

Можно было наверняка сказать, что надежды тщетны: огромную толщу земли не удастся пробить, прежде чем враги ворвутся в церковь. И вдруг своды церкви рухнули. Поднялся столб кирпичной и известковой пыли; осколки «плинфы» — плоского тогдашнего кирпича, куски мраморных карнизов, щебень — все это обрушилось на головы забившихся в тайник людей. Максиму, видимо, удалось несколько секунд бороться с этой лавиной. Но вот обломок свода ударил и его, он упал вниз, и сверху на него неодолимой тяжестью легли кирпичи, мрамор, щебень. Все было кончено навсегда...

Прошло семьсот лет, прежде чем люди нашего века вскрыли развалины Десятинной церкви. В XIX веке ученые пытались подобраться к ним, но на руинах громоздилось тогда безвкусное стасовское сооружение — новая Десятинная церковь. Никто не позволил бы ее разрушить.

Только после Великой Отечественной войны из-под руин, оставленных гитлеровцами, раскопали развалины времен Батыя. Из земли явилась древняя Десятинная церковь, ее могучие фундаменты. Открылся и тот самый тайник. На дне его сохранились клочки дорогих, шитых золотом и серебром одежд — одежд богатых киевлян — и много других предметов. В начатом и незавершенном подкопе нашлись оба заступа, кости погибшей вместе с людьми собаки. А выше, на двухметровом слое обвалившейся массы осколков, лежал скелет человека рядом со множеством обломков формочек для литья. Их обнаружено было тридцать шесть, но только шесть удалось полностью собрать и склеить. На одной из них по еле заметным царапинам ученые прочли слово «Макосимов». Своеобразное каменное приспособление, даже настоящее название которого нам теперь неизвестно (это мы назвали его «литейной формочкой»), сохранило для нас имя своего трудолюбивого владельца.

Но как узналось, что человек этот жил неподалеку от Десятинной церкви? В одной из многочисленных землянок, вместе с ремесленными заготовками и другими следами работы литейщика, археологам попалась еще одна, очевидно завалившаяся куда-то в роковой день формочка, тридцать седьмая. Достаточно взглянуть на нее, чтобы определить: она из того же комплекта набора. Сомневаться нечего — златокузнец Максим жил именно здесь. О нем, о его исполненной труда жизни, о его печальном конце, совпавшем с концом родного города, рассказывают вещи, погребенные в земле. Их рассказ волнует, трогает, учит.

Успенский Лев Васильевич, Шнейдер Ксения Николаевна. За семью печатями (очерки по археологии)

Серебряная монета, посвящённая тысячелетию
возведения Десятинной церкви в Киеве
26 ноября 1996 г. Национальный банк Украины ввёл в обиход 2 юбилейные монеты "Десятинная церковь" из серебра и медно–никелевого сплава, посвящённые тысячелетию возведения Десятинной церкви в Киеве.

Фундамент церкви во время раскопок в 2008 г.
3 февраля 2005 г. Президент Украины Виктор Ющенко подписал указ о восстановлении Десятинной церкви, на что из государственного бюджета предусматривается около 90000000 гривен ($18000000).

На заднем плане — Андреевская церковь
В 2006 году на музейной территории около Десятинной церкви был установлен храм-скиния, в законности которого высказывались сомнения. В 2007 году на месте временного храма-скинии был установлен деревянный храм, который 25 июля того же года освятил Предстоятель УПЦ МП Блаженнейший Митрополит Владимир. 9 июля 2009 на заседании Священного Синода УПЦ МП было принято решение об открытии в Киеве Рождества Пресвятой Богородицы Десятинного мужского монастыря и назначении его наместником архимандрита Гедеона (Харона). В январе 2010 года начальник Главного управления градостроительства, архитектуры и дизайна городской среды Киева Сергей Целовальник сообщил, что на руинах Десятинной церкви построят платформу, на которой будет новая церковь, принадлежащая Украинской православной церкви Московского патриархата. Позже им было заявлено об отказе от строительства новых объектов на фундаментах в связи с подписанными Украиной конвенциями. При этом конкурсная комиссия по определению дальнейшей судьбы остатков фундамента Десятинной церкви огласила победителями конкурса два проекта, один из которых предусматривает восстановление храма, а другой — сохранение фундаментов как археологического памятника с постройкой часовни неподалёку Инициатива УПЦ МП также не находит полной поддержки общества и критикуется учёными в связи с тем, что информации о внешнем виде храма не сохранилось и аутентичная реконструкция невозможна.

Местами археологи углубляются
в древнюю землю на 7 метров,
находя следы рва, окружавшего город
Историк и политолог Александр Палий задаётся вопросом: "Какое отношение Московский патриархат может иметь к церкви, построенной за полтора века до первого упоминания поселка Москва, за 300 лет до зарождения Московского княжества и за 600 лет до образования Московского патриархата?" Пётр Толочко (директор Института археологии НАН Украины, председатель Украинского общества охраны памятников истории и культуры, член Академии Европы и Международного союза славянской археологии, лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники) сказал, что ему неизвестно, кто разрешил поставить вагончики возле останков церкви. По его словам: "Мы имеем на улице Владимирской, 3 свою базу, поэтому никакие вагончики нам не нужны, даже если бы мы там проводили исследование, — сказал главный украинский археолог. — Поэтому я не знаю, кто эту провокацию затеял. Институт археологии давно предложил, что можно только музеефицировать остатки фундамента Десятинной церкви. Больше ничего там делать нельзя. Это наша официальная мысль. И ещё — никакой необходимости в церкви у Десятинки нет, поскольку рядом есть Андреевская церковь. Если кому так хочется молиться, то пусть идет туда. Потому что если там будет только одна конфессия, остальные будут недовольны, и мы породим ещё один пункт нестабильности в государстве". По словам председателя постоянной комиссии Киевсовета по вопросам культуры и туризма Александра Бригинеца 26 мая 2011 года монахи незаконно установленного рядом с Десятинной церковью монастыря сделали попытку проникнуть на территорию археологических раскопок Десятинной церкви. При вопросе, как монахи заполучили ключи от территории, те сослались на Святого Петра (у которого ключи не только от рая).

3 июня 2011 года Виктор Ющенко отверг обвинения в том, что он якобы предоставил в 2005 году разрешения на проведение строительных работ на месте Десятинной церкви. Как отметил третий президент Украины В. Ющенко в отношении Десятинной церкви: "[Добрые намерения многих людей] сегодня цинично и грубо используются дельцами, которые связывают себя с Московским патриархатом… Эти люди не имеют ничего общего с верой. Их поведение является недостойным, а, по сути, богохульным. Это — сознательные раскольники нашего народа".

24 июня 2011 года Международная комиссия ЮНЕСКО, а также ИКОМОС выступили против планов построить храм на фундаменте Десятинной церкви. Эксперты организаций ЮНЕСКО и ИКОМОС подчеркивают: "Такое строительство изменит линию горизонта существующего городского ландшафта и может повлиять на визуальную целостность и выдающуюся мировую ценность объекта (буферной зоны Софии Киевской)".

Безусловно, в дискуссиях вокруг необходимости возрождения церкви точка еще не поставлена. Но, дискутируя, очень важно все вещи называть своими именами. Например, особенно активные протесты почему-то звучат именно против возрождения храмов в неповторимом византийско-украинском стиле. Кстати, это касается не только Десятинной церкви. Ранее немало возражений вылилось на киевскую Пирогощу, Спасский и Борисо-Глебский соборы в Чернигове, Успенский собор во Владимире-Волынском и многие другие. При этом почти никто не обращает внимания на многочисленные однотипные строения современной церковной застройки, которые не поддаются идентификации. Таким образом, судьба Десятинной пока туманна. Но хотелось бы привести еще одну цитату Дмитрия (Рудюка): «Если в этом храме суждено спастись хотя бы одной душе, он должен быть возрожден».


Впоследствии неподалеку выстроили здание исторического музея, а остатки фундаментов церкви и соседних княжеских дворцов выложили камнем – так получился небольшой исторический парк. С 2011 года фундамент Десятинной церкви открыт для просмотра всех желающих. В 2012 году создан Музей истории Десятинной церкви. Ночью 15 декабря 2012 года в часовне, построенной рядом с фундаментом Десятинной церкви, произошел пожар. Возможной причиной пожара называют поджог...

Древняя киевлянка. Была похоронена в деревянной колоде
Раньше на месте святой церкви в X веке было и большое языческое кладбище, где хоронили древних киевлян. Во время всех археологических раскопок, в районе Десятинной церкви их нашли около сотни. Это женское захоронение X века обнаружили одним из последних всего в метре от стены Десятинной церкви. Оказывается, тогдашних жителей Киева хоронили под земляными курганами от 1,5 до 3-4 метров в высоту. В землю их клали на спину и, почти как сейчас, со сложенными на груди или выпрямленными руками. Гробы были разными: киевлян-язычников клали просто в землю, накрывая яму досками, или хоронили в колодах (распиливали ствол дерева вдоль, в одной из половин вырезали выемку, куда клали покойника, а затем накрывали второй половиной ствола). Во время похорон будущую могилу «очищали» огнем и приносили над ней в жертву богам животных. В могилы для человека клали все самое «необходимое» на том свете: археологи находили в могилах украшения, домашнюю утварь, деньги, праздничную одежду, а иногда все это клали не в саму могилу, а в земляной курган над ней.

Кочедык - участник обрядов. Сделан в Х в.
Одной из самых интересных находок последних лет можно смело назвать кочедык. Этот костяной рог нашли неподалеку от церкви в одном из языческих захоронений. Его сделали в середине Х века и поместили в курганную насыпь над могилой. На кочедыке скандинавские мастера, с которыми торговали древние киевляне, вырезали мифических животных и замысловатые растительные орнаменты. До наших дней он дошел немного обгоревшим: археологи считают, что он стал участником языческого обряда и даже побывал в погребальном костре. А носили кочедык на поясе в качестве украшения, но была в нем и польза: с его помощью человек мог развязывать узлы у себя на одежде, обуви и на мешках. Также кочедыком плели лапти, и была даже пословица: «он такой работящий, что умер с кочедыком в руках».


Как по мне, так более интересная находка - ножны меча . Его верхняя часть также украшена головами хищных птиц (соколов). Датировка более ранняя - X век (1015-1093 гг.). Обратите внимание на характерный плетенный орнамент в его нижней части! Сравнивая изделия X - нач. XI вв, включая Сребреник Владимира Святославича, помимо поиска схожести самого сюжета, можно найти интересную деталь, неизменно присутствующую на всех данных предметах. Речь идет об характерном узле, который всегда помещали в центре сюжета, вплетая в него трезубец, сокола или просто растительный орнамент. Данный элемент характеризует развитие Древнерусского орнаментального искусства X - нач. XI вв. Он присутствует, как на монете - атрибуте княжеской власти, так и на наконечнике ножен из Княжеского захоронения. Этот же символ присутствует на трапециевидных и монетовидных привесках, зацепах и другой Древнерусской пластике.

Раскопки капища Викентием Хвойкой
На территории Музея истории Украины можно найти не только руины Десятинной церкви, но и языческое капище (где, возможно, в Х веке и должны были принести в жертву отрока Иоанна), сохранившееся с дохристианских времен и раскопанное советскими археологами. Было оно круглой формы и, по гипотезе Дмитрия Лаврова, во времена княгини Ольги предназначалось для… зачатия "богоподобного потомства". То есть в период с 22 декабря по 22 апреля, когда, по представлениям мистиков, ссылающихся на авторитет Платона, Луна особенно благоприятствует любви, туда поселяли знатных молодоженов для того, чтобы у них родился особо одаренный ребенок. Довольно долго торчащие из земли камни были как бы уличными экспонатами музея. Но в последние годы около них частенько можно увидеть современных язычников. Они отмечают у алтаря свои свадьбы и проводят обряды посвящения в свою веру. И вообще, по понятиям мистиков, эти места считаются благословенными, то есть, щедро снабженными из Космоса позитивной энергией. Камням приписывают удивительные целебные свойства. Если у вас есть заветное желание, то нужно встать босиком на камни, лицом на восток и произнести вслух то, чего вам хочется. В это верят не только киевляне, но и приезжие. До самой поздней осени по Десятинной бродят босые люди, шепчущие сокровенное. Впрочем, среди киевлян ходят слухи, что это единственное негативное место на горе: если липа и дворец Ольги придают сил, то капище — отбирает. Вместе с тем участник раскопок Десятинной церкви археолог Виталий Козюба говорит о том, что к заявлениям, о том, что якобы до строительства Десятинной церкви рядом находилось языческое капище с драгоценной статуей бога Перуна – голова из серебра, а усы из золота – следует относиться осторожно: летописцы порой фиксировали легенды и предания, а не быль.


Окутана легендами и знаменитая липа Петра Могилы. Он посадил ее в 1635 году в честь частичного воссоздания Десятинной церкви. В этом году липе исполнится 376 лет, но есть версии, что она чуть ли не застала в живых последних киевских князей. Ее высота — 10 м, обхват ствола — 5,5 м. У этого могучего дерева киевляне издавна просят исполнения романтических и меркантильных желаний: для этого к ней нужно прийти на рассвете или при закате и попросить желаемого, поблагодарив дерево на прощанье.

Комментариев нет :

Отправить комментарий