понедельник, 2 мая 2016 г.

300 лет первому частному акционерному банку


Ровно 300 лет назад, 2 мая 1716 года, во Франции был при поддержке герцога Орлеанского выходцем из еврейской семьи одного из тех золотых дел мастеров, которые в те времена в Великобритании замещали банкиров, точнее были ростовщиками, шотландским финансистом, а заодно авантюристом и прожженным игроком, Джоном Ло оф Лористоном, утверждавшим, что "хорошие законы могут довести денежное обращение до той полноты, к какой оно способно, и направлять деньги в те отрасли, которые наиболее выгодны для страны; но никакие законы... не могут дать людям работу, если в обращении нет такого количества денег, которое позволило бы платить заработную плату большему числу людей", был основан первый частный акционерный банк.

John Law of Lauriston
21 апреля 1671, Эдинбург - 21 марта 1729, Венеция
Отец Ло, в 1683 году купивший небольшое имение Лористон вместе с дворянским титулом, был сказочно богат, а его лавка уже тогда походила на некоторое подобие современного банковского учреждения. Дело в том, что европейские ювелиры, помимо ростовщичества и всего прочего, занимались еще и тем, что брали за плату от населения на хранение украшения, драгоценные металлы и попросту лишние деньги, которые люди опасались держать у себя на руках. Взамен полученных ценностей ювелиры выдавали долговые расписки, которые впоследствии можно было легко обменять на указанные в них объекты. Разумеется, что по прошествии какого-то времени люди пришли к выводу, что иметь при себе долговые расписки ювелиров очень удобно. Честное слово ювелиров и несметные сокровища, которыми это самое слово было обеспечено, придавали распискам ценность настоящих денег – ими расплачивались за приобретаемые товары, их давали в долг, выписывали под проценты и завещали своим наследникам. В свою очередь, сами ювелиры очень скоро утвердились в мысли, что могут выдавать такие расписки вообще без всякого встречного удовлетворения – под одно только свое обещание вернуть долг по первому требованию кредитора. Такие расписки ходили в обращении наряду с расписками действительно обеспеченными реальными ценностями, однако, по сути, ничем от них не отличались.

В 12 лет лишившись отца и став помощником своей матери в управлении ювелирным домом, Джон Ло (кстати, в этом году отмечавший 345 лет) быстро усвоил механизм производства денег из воздуха и накопил необходимый опыт, который впоследствии так ему пригодится в процессе раздувания самого большого финансового пузыря за всю историю человечества. Уже в 17 лет Джон пользовался большим успехом у женщин, которые называли его Щеголь Ло, в то время, как мужчины, презирая за фатовство, дали ему прозвище Жасминный Джон.

В 20 лет Джон, не желая больше продолжать семейное дело, отправился из родного Эдинбурга в Лондон — сорить отцовскими деньгами. Здесь Ло заделался завсегдатаем игорных домов и, следуя некоей загадочной схеме, ухитрялся выигрывать значительные суммы. Его удачливостью пытались пользоваться другие игроки, наблюдавшие за его игрой и делавшие те же ставки, что и он, однако им редко сопутствовала фортуна. Но за 9 лет беспутной жизни благоразумие покинуло Джона, превратив его в законченного игрока. Долги нарастали, как снежный ком, и наконец настал тот прискорбный день, когда ему пришлось заложить семейное поместье. Как известно, беда не приходит одна. В 1694 году Ло дрался на дуэли с неким Эдвардом Бо Уилсоном, и уложил своего противника на месте выстрелом из пистолета. У.Боннер и Э.Уиггин на страницах своего «Судного дня американских финансов» (2003) утверждают, что Ло действовал по заказу короля Вильгельма III, который хотел избавить свою любовницу Элизабет Вильерс (впоследствии графиня Оркнейская) от домогательств этого человека. Именно поэтому король не утвердил смертный приговор дуэлянту и дал ему возможность покинуть страну. В судебном постановлении Ло описывается смуглым, худощавым, очень высоким (ростом более 6 футов) мужчиной, хорошо сложенным, с крупными оспинами на лице, длинноносым, с громкой речью, в которой присутствует шотландский акцент.

Три года Ло колесил по континенту. Несколько месяцев он прожил в Амстердаме, спекулируя государственными ценными бумагами. Утренние часы он посвящал изучению финансового дела и принципов торговли, вечерние — игорному дому. Принято считать, что он вернулся в Эдинбург в 1700 году. Однако после неудачной попытки добиться помилования, Ло вновь простился с родиной. В течение последующих 14-ти лет он колесит по всей Европе, присаживаясь за игорные столы в крупных городах Голландии, Германии, Венгрии, Италии и Франции. Ему снова везет, и он приобретает всеевропейскую славу одного из самых удачливых игроков. Венеция и Генуя в судебном порядке изгоняют его из своих стен, считая слишком опасным для молодежи визитером. Такой же приказ издает и глава полиции Парижа, однако, Ло успевает завязать знакомство с герцогом Орлеанским, который с интересом прислушивается к финансовым теориям, которые проповедует заезжий шотландец. А Ло было что сказать.


Еще в 1705 году он издал книгу «Деньги и торговля, рассмотренные в связи с предложением об обеспечении нации деньгами», на страницах которой высказывал мнение, что ни одной стране не добиться процветания без бумажных денег. Все пространные теоретические построения Ло можно свести к следующим цепочкам: деньги – это капитал, кредит – это деньги, бумажные деньги – это кредит. Отсюда следует, что тот, кто выпускает бумажные деньги, автоматически создает кредит. Тот, кто создает кредит, тот производит деньги, а тот, кто производит деньги — тот и создает капитал. Поскольку в приведенных построениях а = в, в = с, с = d, то и а = d и, в конечном счете, бумажные деньги = капиталу. При этом каждое из трех равенств, в особенности взятое отдельно, нельзя считать безусловно ложным. Следуя логике Ло, стоит признать, что монеты, золото и прочие эквиваленты товаров, выступающих на свободном рынке в качестве объектов купли-продажи, дарения и бартера, не способны выполнять своей основной функции – функции обеспечения материально-экономической независимости и финансового процветания народа и государства. Напротив, обеспеченные ценностью драгоценных металлов и продукции, обращаемой на рынках, деньги, а точнее их постоянный недостаток в обращении, сдерживают поступательное движение государства и общества на пути к всеобщему благосостоянию. Металлические деньги, по Ло, слишком дороги, и уже поэтому на уровне финансовой системы развивающегося общества ничего не стоят. Традиционных денег на всех не хватает, а их выпуск сдерживается мощностью производительных сил общества в конкретный период его развития. С другой стороны, такое сдерживание, обусловленное недостаточной развитостью, скажем машиностроения, приводит к ступору прогрессивного движения в других областях экономики – животноводстве, текстильной, добывающей, пищевой промышленности и так далее. Другими словами, целые сферы национальных экономик периодически и надолго отстают в своем развитии из-за банальной нехватки денег, спровоцированной тем обстоятельством, что сами деньги выступают всего лишь на всего эквивалентом продукции, произведенной ничтожной долей участников огромного рынка. Выхода здесь нет, а все попытки разрешить указанную проблему ни к чему толковому привести не могут. Так что же делать? Правильно. Джон Ло предлагает пойти на неслыханную по тем временам дерзость – выпустить в наличный оборот столько денег, сколько их потребуется для удовлетворения нужд всех заинтересованных в дальнейшем развитии капиталистических отношений лиц. Помочь в этом государству должны частные банки, которые были бы способны печатать бумажные деньги в количествах, способных покрыть весь торговый оборот нации. Далее Ло утверждает, что поскольку бумага – суть дешевый материал, имеющийся в достаточном количестве всегда, деньги, изготовленные из нее, не приобретут добавочной ценности вследствие многократного употребления. Именно по этой причине будет устранена первооснова колебания цен. Последнее не может произойти и вследствие несоразмерности между наличным запасом и потребностями, поскольку бумажные фабрики и печатные станки для банковских билетов очень производительны, и поэтому всегда можно сохранять равновесие между спросом и предложением. Все прочие достоинства бумажных денег Ло сводит к следующему:
  1. ими легче платить, поскольку 500 ливров можно быстрее сосчитать купюрами, нежели серебром;
  2. их легче пересылать, вследствие чего их ценность меньше будет отклоняться в различных местностях;
  3. их легче хранить из-за небольшого объема;
  4. их можно делить без потери, обменивая крупные билеты на мелкие;
  5. они допускают проставление виз и их труднее подделывать, чем монету.

Подытоживая свои мысли, Ло рисует перед своими восторженными сторонниками чудесную картину светлого будущего, обусловленного повсеместным распространением бумажных денег. Бумажные деньги, по Ло, будут в высшей степени способствовать развитию внутренней торговли, а равно и достижению страной благосостояния, процветания и могущества. Богатство и могущество страны находятся под угрозой, пока торговля и монеты, влияющие друг на друга, имеют возможность потерпеть ущерб. Если же ввести в обращение деньги, не имеющие никакой внутренней ценности и обладающие внешней ценой такого рода, что никто не захочет их вывозить за границу, то в могуществе и богатстве государства не останется ничего непрочного. Несмотря на всю кажущуюся наивность экономических представлений прародителя современных инфляционных процессов, Ло, как ни странно, был ближе к истине, нежели все ученые – финансисты до и после него. Действительно, любая развитая денежная система, по крайней мере, в том виде, в котором эти системы существуют в настоящее время, просто не может быть создана иначе, кроме как из воздуха...

В 1715 году умер Людовик XIV, и герцог Орлеанский был провозглашен регентом при семилетнем наследнике престола, Людовике XV. Финансы страны находились в состоянии хаоса. Расточительный и воинственный монарх поставил Францию на грань катастрофы. Национальный долг составлял 3 миллиарда ливров, годовой доход — 145 миллионов, а затраты на содержание правительства — 142 миллиона в год. В казне оставалось всего три миллиона на выплату процентов по национальному долгу. Первой заботой регента стал поиск средств борьбы с этим злом. Вначале он попытался подтянуть «финансовую дисциплину» и пресечь казнокрадство. Таким путем было изыскано около 180 млн. ливров, из них 80 млн. пошли на уплату долгов правительства, а остальные попали в карманы придворных. Посреди этой финансовой неразберихи на сцене появился Ло. Он представил на рассмотрение регента два проекта, в которых утверждал, что монеты без поддержки бумажных денег никоим образом не удовлетворяют потребностей страны, ссылаясь при этом на Великобританию и Голландию, где бумажные деньги доказали свою состоятельность. Для возрождения кредита во Франции Ло просил разрешить ему учредить банк, который выпускал бы банкноты, обеспеченные как казной, так и земельными угодьями. По его замыслу банк должен был управляться от имени короля, но при этом контролироваться комиссией, назначаемой Генеральными штатами. В декабре 1715 года Ло писал регенту: "Банк — не единственная и не самая большая из моих идей. Я создам учреждение, которое поразит Европу изменениями, вызванными им в пользу Франции". В 1716 году регент издал соответствующий указ. Французы, наслышанные о предстоящем финансовом чуде, с нетерпением ожидали великих свершений от месье Жана Ласа (французское написание фамилии Law — Lass). И таковые воспоследовали. Приняв французское подданство, Джон Ло заказал себе герб с изображением двух петухов. Судя по всему, один из них олицетворял Королевский банк Франции, который выпускал бумажные деньги. Другой — Индийскую компанию, чьи акции на эти деньги покупались. На этих двух петухах Ло и въехал в историю...

Банк "Ло и Компания" открылся в Hótel de Nevres на улице Кенкампуа в Париже с основным капиталом в 6 млн ливров, разделённых на 1200 акций по 5000 ливров каждая, одна четверть которых могла быть куплена за металлические деньги, а остальные — за так называемые billets d’etat (государственные облигации). Банк осуществлял следующие банковские операции: выпуск банковских билетов, учёт векселей, приём частных вкладов и производство трансфертов. Банк обязывался разменивать банковские билеты на экю того же веса и достоинства, какие находились в обращении в момент открытия банка. Таким образом, устанавливая неизменную валюту своих билетов, банк как бы создавал постоянную банковскую единицу счёта. Директором банка был назначен Джон Ло, а важнейшие вопросы решались на происходивших дважды в год собраниях акционеров, на которых владельцу 5 акций давалось право голоса. На первоначальном этапе Ло обязался внести 500 000 ливров, составлявших все принятое им от матери наследство, которые, в случае неудачи, подлежали раздаче бедным – крестьянам и городской нищете.

Первые действия банка были весьма успешны. В первый же год стоимость банкнот Ло выросла на 15%. Этот быстрый успех, как впоследствии оказалось, подтолкнул регента к роковой ошибке, внушив ему мысль, что бумажные деньги могут полностью заменить металлические. Французское правительство сделало ставку на широкий выпуск ценных бумаг, необеспеченных золотом и серебром. По мнению Ло, это могло способствовать деловой активности и обогащению нации.

«Страну начала охватывать спекулятивная лихорадка. Банк Ло сделал столько хорошего, что любым обещаниям на будущее, которые он посчитал нужным дать, с готовностью верили. Каждый день регент даровал успешному прожектеру новые привилегии. Банк получил монополию на продажу табака; исключительное право на аффинаж золота и серебра, и был, наконец, возведен до Королевского банка Франции. Испытывая головокружение от успеха, Ло и регент забыли о главном принципе: банкир, выпускающий бумажные деньги без необходимых средств для их обеспечения, заслуживает смерти. Как только банк из частного превратился в государственное учреждение, регент устроил эмиссию банкнот на тысячу миллионов ливров. Это было первое отступление от здравых принципов, и единственное, в котором несправедливо обвиняли Ло». Чарльз Макей (Charles Mackay) – 1841 г.

Понизив вексельный дисконт сначала до 6 % (в то время частный дисконт доходил до 20—30 %), потом до 4 %, банк приобрёл общее доверие, выдав акционерам дивиденд за первое полугодие в размере 7 %. Ло, однако, не удовлетворившись этим и, желая распространить на больший район спекулятивную деятельность банка, основал Миссисипскую компанию с основным капиталом в 100 млн ливров для эксплуатирования французских североамериканских колоний. Вскоре к Миссисипской компании присоединились Гвинейская и Ост-Индская компании и вместе образовали одну Индийскую компанию, которая была поставлена в тесную связь с банком.

К тому же, для отвода глаз пользователей бумажных купюр Ло требовалось хоть какое-нибудь обеспечение, пусть даже существующее в далекой и неправдоподобной перспективе. Заокеанские земли американского континента как нельзя лучше подходили для роли такого обеспечения. Во-первых, земля во все времена и у всех народов была в невероятно огромной цене, а во-вторых, земля, предложенная французам в качестве материального обеспечения бумажной наличности, находилась так далеко, что можно было попросту не беспокоиться за то, что будущие акционеры дома Джона Ло когда-нибудь решатся ее истребовать.

Подпись Джона Ло
С весны 1718 года спрос на акции стал быстро расти. Нацию охватила безумная спекуляция. Люди верили любым обещаниям. Полумиллионный Париж пополнился 300 000 приезжих. Тысячные толпы осаждали приемную Ло. За десять бумажек стоимостью 500 ливров каждая давали полторы тонны серебряных монет! Предание гласит, что один стоявший на этой улице горбун зарабатывал значительные суммы, сдавая в аренду спекулянтам свой горб в качестве письменного стола. Ежедневно происходили уличные грабежи как следствие того, что люди носили с собой огромные суммы наличных денег. Убийства из-за угла также стали обычным делом.

Двое рассудительных, спокойных и философски настроенных литераторов, месье де ла Мотт и аббат Терразон, поздравили друг друга с тем, что хотя бы они остались в стороне от этого странного слепого увлечения. Несколькими днями позже, когда достопочтенный аббат выходил из Отель-де-Суассон, куда он приходил купить акции Миссисипской компании, он увидел ни кого иного, как своего друга ла Мотта, входившего внутрь с той же целью. «Ба! — сказал аббат, улыбаясь, — это вы?» «Да, — сказал ла Мотт, протискиваясь мимо того так быстро, как он только мог, — а неужели это вы?». В последующей беседе эти двое ученых мужей сошлись на том, что никто и никогда не должен от чего бы то ни было зарекаться и что нет такого безрассудства, от которого был бы застрахован даже умный человек.

Посреди охватившей французов лихорадки обогащения один только парламент сохранял благоразумие и трезвость. 12 августа 1718 года депутаты утвердили декрет, который запрещал банку Ло каким-либо образом участвовать в управлении государственными доходами, а всем иностранцам, под угрозой суровых наказаний, — вмешиваться в руководство государственными финансами. Самого шотландца предлагалось повесить у ворот Дворца правосудия. Усмирить законодателей удалось только посредством ареста председателя и двух депутатов.

4 декабря 1718 года банк был преобразован из частного акционерного в королевский и стал именоваться "Banque générale" или "Banque royale". Тогда же Ло стал генеральным контролером Франции, то есть министром финансов. Индийская компания забрала в свои руки почти всю заморскую торговлю с Америкой, Африкой и Азией, приобрела монополию продажи табака, чеканки монеты, взяла на откуп часть государственных доходов и т. д. Широкие предприятия этой компании и высокий дивиденд, выдаваемый в первое время, обеспечили ей общее доверие, и Джон Ло не теряя времени начал производить дополнительные выпуски акций.

С этого времени и Ло и французское правительство теряют всякую бдительность. Каждый новый выпуск денежной массы власти оправдывают только интересами общественной пользы. В частности, выпуск билетов 10 июня 1719 года должен был прийти на помощь разорившимся должникам кредитных учреждений – в основном городской бедноте и мелкопоместным дворянам. Выпуск билетов 12 июня король одобрил в целях популяризации бумажных денег в крестьянской среде, а выпуск 24 октября обосновывался лишь интересами удобства уличной торговли ценными бумагами. Между тем, в самом начале деятельности предприятия Джона Ло король во всеуслышание объявил о том, что 100 миллионов банковских билетов вполне удовлетворят требованиям всех торговых оборотов в стране.

Выпущенные 20 июля 1719 года Миссисипской компанией 50 000 акций по 500 ливров принимались уже при подписке с лажем в 10 %, то есть в 550 ливров. Чтобы поднять курс прежних акций, стали выдавать новые при предъявлении четырех старых, вследствие чего стали гоняться за акциями. Через неделю было выпущено ещё 50 000 акций, для получения которых надо было представить 4 «старых» и одну «новую». Этой ловкой игрой было достигнуто повышение «старых» акций до 1 000 ливров, и по тому же курсу пущены «новые». Таким образом компания получала 50 млн ливров за акции в 25 млн номинальных. В течение следующих трёх недель были реализованы ещё 300 тысяч акций на 150 млн по нарицательной цене, за которые компания выручила 1,5 млрд ливров, а по установившемуся курсу они стоили 3 млрд ливров.

Карикатура на Джона Ло и его систему
Вскоре после того, как монопольное право на торговлю с востоком было также передано компании, и после нескольких эмиссий акций – каждая из которых была дороже предыдущей – страждущая публика боролась за право сдать постоянно дешевеющие государственные векселя в обмен на банкноты Ло и стремительно растущие в цене временные акции Миссисипи. Чудовище набирало силу само по себе. Каких только историй о внезапных обогащениях не сохранили мемуары того времени! Один держатель большого пакета акций, заболев, послал своего секретаря продать 250 акций за 8000 ливров каждую — по котировке на тот момент. Слуга ушел, а по прибытии в город обнаружил, что за это время цена возросла до 10 000 ливров. Разницу в 500 000 ливров он хладнокровно прикарманил и, вернув остаток своему хозяину, в тот же вечер уехал в другую страну. Но такого рода кражи не идут ни в какое сравнение со случаем, который привлек внимание всей Франции. Граф д`Орн, известный своей беспутной жизнью, попросил брокера продать ему крупный пакет акций и назначил свидание в небольшом трактире. Здесь граф появился в компании с двумя уголовниками, которые нанесли брокеру несколько ударов кинжалами и попытались скрыться. Одному из убийц это удалось, но граф и его второй сообщник были схвачены, судимы и приговорены к смертной казни через колесование. Родственники д`Орна бросились спасать его. Но в дело вмешался Ло, настоявший на том, что закон должен соблюдаться независимо от знатности преступника. Тогда родственники попросили заменить позорное для знатного дворянина колесование почетным отсечением головы. Однако Ло вновь рекомендовал не делать разницы между сословиями. В итоге графа колесовали, а авторитет Ло среди простонародья резко вырос. Курс акций — тоже. Он достиг 15 тыс., а затем и 20 тыс. ливров за штуку. Ло сделался кумиром нации. Ему только что не молились. Толпа, следовавшая за его каретой, была так велика, что регент выделил ему кавалерийский отряд в качестве постоянного эскорта для очистки улиц перед его появлением.

Как ни странно, все указанные выпуски денег были только вершиной айсберга. Нунжо отметить, что только девятьсот миллионов новых бумажных денег, выпущенных в обращение в конце лета и осенью 1719 года, были официально разрешены монаршими повелениями и публично объявлены. Одновременно с этим по взаимному согласию между Ло и королевской администрацией в цехах королевского банка работали также нигде не учтенные денежные станки. Более того, по официальным сообщениям монаршей администрации конца сентября 1719 года только за июль на рынке было обнаружено свыше 50 миллионов поддельных билетов, которые, как казалось, делали все, кому не лень. Виноват в массовой фальсификации денежных купюр был прежде всего сам банк. С каждым месяцем он все небрежнее относился к изготовлению своих денег. К примеру, с самого начала все банковские билеты должны были иметь подписи казначея Буржуа, инспектора Фенелона и контролера Даревэ. Позднее билеты от 10 до 100 ливров, а затем и билеты в 1000 ливров стали подписываться не ими, а второстепенными служащими. Закончилось дело тем, что на 10-ливровых билетах не требовалось никакой подписи.

Параллельно с выпуском акций шёл и выпуск банковых билетов, которые принимались в уплату за акции, и сумма выпущенных билетов достигла 2,6 млрд ливров. Фактически доход компании был весьма незначителен в сравнении с общей курсовой стоимостью всех акций, и потому дивиденд по ним мог причитаться ничтожный. В течение нескольких недель цена акций понизилась с 20 тысяч до 10 тысяч и затем продолжала безостановочно падать. Чем ниже становилась цена акций, тем больший оказывался излишек в банковских билетах, которые главным образом помещались в акции. Владельцы билетов стали стремиться реализовать их покупкой недвижимости и товаров, и вследствие этого цены на эти предметы стали непомерно возвышаться. В Париже был бум. Товары роскоши распродавались, едва успевая попадать в магазины. Сады возле банка Ло превратились в палаточный город, который действовал как импровизированная фондовая биржа. Росли цены на недвижимость и аренду, в то время как акции просто росли и росли до тех пор, пока даже собственные кучера спекулянтов не стали магнатами.

Карикатура на Джона Ло, 1720 г.
И вдруг все рухнуло в одночасье. Первый сигнал тревоги прозвучал в начале 1720 года, когда принц де Конти, оскорбленный тем, что Ло отказался продать ему новые акции Миссисипской компании по их номинальной стоимости, послал людей в банк с требованием обменять на металлические деньги такое огромное количество банкнот, что для транспортировки потребовалось три телеги. Ло пожаловался регенту, и тот приказал принцу вернуть банку две трети монет, которые он оттуда вывез. Принц был вынужден подчиниться деспотичному приказу. Но скоро нашлись те, кто последовали примеру де Конти. Все больше сообразительных маклеров справедливо полагали, что рост курса акций и количество банкнот в обращении не может быть бесконечным. Некоторые крупные держатели акций стали продавать их, вывозя полученное золото и серебро за пределы страны — в Англию и Голландию. Например, купец Вермале скупил золото и серебро на миллион бумажных ливров, погрузил сокровища на телегу и прикрыл их навозом. Сам он переоделся крестьянином и вполне благополучно добрался до Бельгии, а оттуда и до Голландии.

Последовала цепная реакция и массовый сброс ценных бумаг. Их стоимость падала с катастрофической быстротой. И вновь за Ло охотились толпы людей. Но теперь они уже требовали вернуть их сбережения. Не проходило дня, чтобы в толпе, осаждавшей банк Ло, не задавили бы насмерть нескольких человека (один раз погибло сразу пятнадцать человек).

Разумеется, Париж не был бы Парижем, если бы не откликнулся на эти события сатирическими куплетами:

В понедельник я акции купил,
Во вторник миллион по ним получил,
В среду дома в порядок привел антураж,
В четверг заказал себе экипаж,
В пятницу решил поехать на бал,
Ну а в субботу в больницу попал.


На улицах распевались и другие издевательские песенки, часто весьма непристойные. В одной из них рекомендовалось использовать банкноты по прямому назначению. На головы регента и Ло сыпались все проклятия, какие только могла придумать народная ненависть. «Те, кто были свидетелями ужасов того времени, — пишет Дюкло в «Секретных мемуарах о регентстве», — и сегодня вспоминают его как страшный сон, не могут понять, почему не разразилась внезапная революция и почему Ло и регент не умерли страшной смертью. Они оба испытывали ужас, но люди не зашли дальше жалоб; всеми овладели угрюмая и робкая безысходность и тупое оцепенение, а помыслы людей были слишком низменными, чтобы отважиться на дерзкое преступление во имя общества».

Чтобы приостановить прилив билетов в банк 27 февраля 1720 года было запрещено под страхом конфискации и пени в 10 000 ливров держать дома звонкой наличности свыше 500 ливров. Это привело к тому, что в короткое время в банк было внесено до 40 млн звонкой монетой и что банк мог ещё некоторое время поддерживать размен билетов, так как никто не мог сразу потребовать разменять билетов больше 500 ливров. 4 марта 1720 года последовал указ, которым воспрещалось с 1 мая того же года обращение золотой монеты, а с 1 сентября серебряной. Совет не нашел ничего лучшего, как с 21 мая девальвировать банкноты в два раза. Но всеобщее возмущение было так велико, что совет пошел на попятную и восстановил прежние условия размена. Это уже не имело значения: 27 мая под угрозой полной потери запаса драгоценных металлов банк вообще прекратил размен. Все эти меры не только не могли спасти от гибели банк, но и наоборот содействовали его краху. Все попытки вернуть доверие к акциям Миссисипской компании оказались тщетными.

Герцог Бурбон, наживший, по слухам, 25 млн ливров на спекуляциях с акциями и вовремя вложивший все в драгоценности, уверял Ло, что теперь ему не грозит опасность: парижане не убивают тех, над кем смеются. Но у Ло были основания считать иначе. Через несколько дней после прекращения размена банкнот на золото его карету окружила толпа, требующая обмена обесценившихся бумажек на полноценные монеты. Если бы кучер не хлестнул лошадей и ворота не закрылись бы сразу за каретой, толпа могла бы растерзать Ло. Регент послал к его дому отряд швейцарских гвардейцев, но Ло предпочел переехать в Пале-Рояль — под прямую защиту принца. Было решено вернуть к управлению страной канцлера Дагессо, еще в 1718 году отправленного в отставку за сопротивление начинаниям Ло. Теперь уже унизиться пришлось шотландцу: по требованию регента он сам отправился в загородное поместье Дагессо уговаривать того вернуться в Париж. Одним из первых своих указов канцлер предписал Королевскому банку с 10 июня восстановить размен. Парижане бросилось к банку обменивать свои бумажки. Поскольку серебра не хватало, людям стали выдавать медную монету. Отказавшихся от этой милости не было. Напротив, к банку прибывали все новые и новые держатели банкнот. К 9 июля страсти достигли такого накала, что появились жертвы. Чтобы народ не разгромил банк, солдаты закрыли решетки. Люди атаковали их камнями. В ответ раздались выстрелы. Один человек был убит. Через несколько дней в давке у дверей банка были задавлены около 15 человек. С трупами на носилках толпа направилась к Пале-Роялю. Увидев у ворот экипаж Ло, люди стащили кучера с козел, едва не убив его, а экипаж разнесли буквально в щепки. Ло там не оказалось.

В августе 1720 года Королевский банк Франции был объявлен банкротом (в ноябре были аннулированы и его банкноты). Современник писал: "Никогда еще не было столь неуверенного правительства, никогда безумная тирания не осуществлялась столь слабой рукой. Люди, которые пережили ужасы того времени и теперь смотрят на них, как на страшный сон, могут только удивляться, что не разразилась революция, что регент и Ло не погибли в ее пламени".

Не лучше шли дела и у Индийской компании. Как только возникли проблемы с разменом, ее акции стремительно упали в цене. Ло попытался поддержать их. Он основал в Луизиане город, названный в честь регента Новым Орлеаном. В самой Франции компания взяла на откуп сбор налогов и, надо отдать ей должное, повела дело гораздо разумнее, нежели ее предшественники. При этом реальные дела Ло сочетал с искусной рекламой. Он распространял известия о сказочном богатстве Луизианы, жители которой с восторгом встречают французов и несут золото в обмен на яркие безделушки. Под его пером несколько жалких суденышек компании превратились в огромный флот, везущий во Францию золото, шелк, пряности и табак. Он сформировал корпус переселенцев из 6 тыс. человек, которым выдали одежду и орудия труда и заставили пройтись маршем по улицам Парижа. Но по большей части "колонистами" становились отбросы общества: нищие, воры, бродяги и проститутки. Более половины из них так и не попали в Новый Орлеан. Они продавали выданное им добро и оставались в Париже.

Эти фокусы лишь на короткое время поддержали курс акций. После закрытия размена банкнот на золото их цена упала ниже номинала. Чтобы поправить дела компании, ей позволили монополизировать всю морскую торговлю Франции. Но тут взбунтовался парижский парламент (судебный орган, который регистрировал указы). Он признал такой указ незаконным, за что регент отправил парламент в ссылку в Понтуаз. Но и там парламент отказался штамповать подобные указы и поддерживать Ло. Напротив, он требовал судить и казнить шотландца.

Было подсчитано, что всего в обращении находится банкнот на сумму в 2,6 млрд. ливров, в то время как суммарное достоинство всех монет в стране не составляло и половины этой цифры. Спекулятивный ажиотаж на акциях компании, вызванный чрезмерной эмиссией банковских билетов, и неразумная дивидендная политика привели в конце 1720 года к тому, что все инициативы, предложенные Ло, были ликвидированы.

Карикатура на систему Джона Ло
Когда акции потеряли всякую ценность, было возбуждено несколько уголовных дел. Подвергся аресту и заключению в Бастилию Уильям Ло, принимавший самое активное участие в делах брата. Однако его вина не была доказана, и его скоро отпустили. Что касается самого Джона Ло, то за последний год он сильно исхудал. Исчезла прежняя самоуверенность. У него начались нервные припадки. В этом состоянии он уже не мог руководить компанией и попросил у регента отставки и разрешения удалиться в одно из своих поместий. Регент согласился, но вскоре направил Ло предписание покинуть Францию.

Ло был уволен со всех постов и должностей. Когда он возвращался из дворца регента в свою резиденцию, толпа забросала камнями его карету. На следующий день была атакована карета, в которой сидели его жена и дочь. В отчаянии Ло решил покинуть Францию. По воспоминаниям современников, во время своей последней беседы с регентом он сказал: «Я признаю, что совершил много ошибок, я совершил их, потому что я человек, а людям свойственно ошибаться; но я заявляю вам со всей серьезностью, что ни одна из них не была продиктована безнравственными или бесчестными мотивами и что ничего подобного нельзя обнаружить ни в одном моем деянии». Того же мнения придерживался и известный мемуарист того времени Сен-Симон (он, кстати, с самого начала был против экспериментов Ло): "В характере Ло не было ни алчности, ни плутовства". Регент обеспечил ему безопасный выезд из страны. Все его бумаги были вложены в земельную собственность во Франции, дворцы и поместья конфискованы решением парламента, поэтому он уезжал нищим. Регент готов был выдать ему любую озвученную сумму — Ло отказался от этой милости. Этот благородный поступок свидетельствует, что он не был бесчестным мошенником, а искренне стремился найти ключ к росту общественного богатства. В декабре 1720 года Ло с сыном, оставив в Париже жену и дочь, тайно выехал в Брюссель. Его сопровождал эскорт из шести всадников, которые не то охраняли, не то конвоировали его. По дороге Джон Ло отметил, что Франция вернулась в то состояние, в котором он ее впервые увидел. С собой из Франции Ло увез только карманные деньги и алмаз стоимостью 5-6 тысяч ливров. Этот небольшой капитал позволил ему вернуться к игре, в которой Фортуна обычно была к нему благосклонна.


Джон Ло поселился в Генуе, надеясь в скором времени вернуться во Францию. Он засыпал регента письмами, в которых вновь и вновь доказывал свою правоту и предлагал еще раз повторить эксперимент, но действовать более осторожно. Принц был не против. Во всяком случае, он не раз говорил, что хорошо бы восстановить систему Ло, только на более прочном основании. Но его планам не суждено было сбыться. В декабре 1723 года умер Филипп Орлеанский, который как член правления Индийской компании и президент Королевского банка, принимавший самое деятельное участие в их делах, мог бы вполне разделить с Джоном Ло лавры, которыми увенчалась их работа, но вынужден был довольствоваться лишь тем, что его имя было увековечено в названии города Новый Орлеан, основанного Ло, а должность — в названии знаменитого бриллианта "Регент", приобретенного на банкноты, которые выпустил Ло. Начавший самостоятельное правление Людовик XV назначил Ло пенсию в 12 тысяч ливров, но вновь привлечь отставного финансиста к делам не решился. Ему даже не удалось увидеть жену и дочь: Джона Ло не пускали во Францию, а их не выпускали оттуда.

В 1725 году английское министерство юстиции даровало ему прощение за убийство Уилсона, и он смог вернуться в Лондон. Он опять стал много играть. Ему приходилось закладывать свой бриллиант, но каждый раз он выкупал заклад. Ло стал словоохотлив и без конца рассказывал о своих подвигах, защищая одних и обвиняя других. В слушателях недостатка не было. Одни считали, что ему известен какой-то секрет, превращающий бумагу в золото (среди них стоит упомянуть Петра I, вступившего с Ло в переписку и пригласившего его в Россию для передачи опыта). Другие были уверены, что он не настолько глуп, чтобы не припрятать часть своих богатств за пределами Франции, и надеялись чем-нибудь поживиться. Около четырех лет Ло провел в Англии (его уже давно амнистировали по старому делу о дуэли). Здесь его сочли достаточно влиятельным и ловким человеком, чтобы послать с каким-то секретным поручением в Германию. Но у этого дела был уже совсем не тот размах. Последние годы жизни Ло провел в Венеции, где написал объемную "Историю финансов времен регентства", чтобы оправдаться если не перед современниками, то хотя бы перед потомками. В 1729 году, в возрасте 58-ми лет, Ло умер от пневмонии, оставив в наследство своему семейству несколько картин и бриллиант, оцененный в 40000 ливров. Его жена умерла в Брюсселе в глубокой бедности. Его труд был впервые опубликован лишь спустя 200 лет. Значительно раньше появилась эпитафия:

Под камнем сим шотландец знаменитый.
Он превеликим счетоводом был
И с помощью системы, им открытой,
Всю Францию он по миру пустил.


Ло похоронили в церкви Сан-Джеминьяно на площади Сан Марко. Когда церковь была разрушена во время наполеоновской оккупации Венеции, его прах был перенесён в церковь Сан-Моизе, где и нашёл окончательное пристанище под одной из плит у входа в церковь. Переносу праха способствовал то, что военным комендантом Венеции во время разрушения церкви Сан-Джеминьяно был один из правнуков Джона Ло, который и предпринял действия для перезахоронения останков своего знаменитого предка, которого, кстати, некоторые считали даже социалистом или демократом, ставившим своей целью классовый переворот при помощи кредитных махинаций...

Весной 1790 года Н.М. Карамзин гулял по Парижу в сопровождении некоего аббата Н*, который сетовал: «Вы опоздали приехать в Париж… Жан Ла несчастной выдумкою банка погубил и богатство и любезность парижских жителей, превратив наших забавных маркизов в торгашей и ростовщиков; где прежде раздроблялись (разбирались, обсуждались — С.Ц.) все тонкости общественного ума, где все сокровища, все оттенки французского языка истощались в приятных шутках, в острых словах, там заговорили… о цене банковых ассигнаций, и домы, в которых собиралось лучшее общество, сделались биржами. Обстоятельства переменились — Жан Ла бежал в Италию, — но истинная французская веселость была уже с того времени редким явлением в парижских собраниях».

Финансовая система страны, которую Ло превратил в своеобразную «акционерную пирамиду», нанесла урон частным интересам, разрушила множество состояний и повлекла за собой повсеместное банкротство, обогатив лишь нескольких ловкачей и поставив Париж перед угрозой масштабного бунта, хотя и познакомила Францию с общественным кредитом и позволила ликвидировать часть долгов французского государства. Крах финансового эксперимента Ло привел к тому, что Адам Смит напрочь отвергнул капиталотворческую концепцию кредита. До сих пор одни считают его великим реформатором, другие – удачливым аферистом, одни видят в его деятельности финансовую прозорливость, другие – простое мошенничество. Кажется, и нашей эпохе тоже есть что сказать по этому поводу…

Бонус. Самые необычные банкноты мира
"Бумажные деньги всегда возвращаются к своей внутренней ценности — нулю" (Вольтер, 1694-1778)


Самая старая банкнота – 1380 г. (Китай)
Самое раннее из известных использований бумажных денег относится к Китаю 800-х годов нашей эры. Банкнота, которую вы видите выше – самая старая из сохранившихся. Она была выпущена около 1380 года. На картинке не реально старая банкнота, а её новодел/реплика. Известны только штампы для них, и не понятно до сих пор что это деньги, или векселя, или какой другой финансовый инструмент. История Китая очень мифологизированная, ну а с денежным обращением сам черт не разберется.


Банкнота в сто Далеров была введена в оборот в 1666. Банк Швеции был основан в 1656, предлагал займы, кредиты и депозиты для клиентов. В 1661 банк Швеции первым в Европе ввел бумажные деньги.


Notgeld (Германия)
Деньги времен кризиса 1921 года в Германии. Эти банкноты, которые считал долгом печатать каждый "уважающий себя" город, поражают своим графическим оформлением.

деревянный Notgeld 
Города Германии печатали валюту на чем только возможно - на дереве, алюминиевой фольге, игральных картах, в попытке обойти обесценившуюся стоимость немецкой марки.


Банкноты концентрационного лагеря (Чехия)
Эти банкноты нацисты создали для хождения внутри концентрационного лагеря Терезиенштадт, располагавшегося на территории бывшего гарнизонного города Терезин в Чехии, на берегу реки Огрже. Этот лагерь считался у нацистов «образцово показательным» – его демонстрировали представителям Красного креста и других международных организаций как пример хорошего обращения с евреями. Там действовали синагоги, лекционные залы, выпускались журналы, проводились спектакли и выставки. Эти банкноты в 10, 20 и 50 крон, отпечатанные на простой бумаге, стали частью устроенной для Красного креста показухи, не имели никакой действительной ценности и никогда не использовались.


Банкноты с вырезанным лицом диктатора (Заир)
В 1997 году африканское государство Заир (сейчас Демократическая республика Конго) свергло тоталитарный режим Жозефа Мобуту. Когда новое правительство столкнулось с нехваткой наличных денег, они решили временно использовать старые банкноты в 20 тысяч заир, вырезав из них лицо диктатора.


Сто триллионов долларов (Зимбабве)
В январе 2009 года Резервный банк Зимбабве начал выпуск банкнот в 100 триллионов местных долларов. К этому моменту уровень инфляции в Зимбабве был самым высоким в мире. Банкноту, которую вы видите выше можно было обменять на 300 долларов США. В июле 2008 года инфляция достигла умопомрачительной цифры в 231 миллион процентов. Буханка хлеба стоила 300 миллиардов зимбабвийских долларов.

Гиперинфляции случались и в других странах.

Например в Германии во время и после Первой Мировой войны:

5 миллионов марок
введенная в Дрездене 21 августа 1923 года
10 миллионов марок
50 миллионов марок
100 миллиардов марок
3 Ноября 1923 в Германии выходит купюра в 100 триллионов марок

100 миллионов миллиардов пенго (Венгрия)
Перед Второй мировой войной венгерские пенго переживали высочайший уровень инфляции из когда-либо зарегистрированных. В 1946 году в Венгрии появились банкноты в 100 миллионов миллиардов пенго. Если в цифрах, то это будет выглядеть так: 100 000 000 000 000 000 000 пенго (что в переводе на тогдашнюю американскую валюту составляло 20 центов). Цены удваивались примерно через каждые 15 часов, поэтому в июле 1946 года венгерское правительство упразднило пенго, заменив его на форинт, который остаётся официальной денежной единицей Венгрии по сей день. Банкноты, которые вы видите выше действительно были отпечатаны, но так никогда в обращении и не были.


Югославские динары
Я уже даже не знаю, как такое огромное число называется. Но это не фантастика, а реальный денежный знак несуществующего ныне государства Югославия. Гиперинфляция поразила Югославию в 1989 году, до момента проведения реформ в 1994 году. В 1988 году была отпечатана именно эта купюра. Интересно, что именно можно было купить за такие деньги. Буханку хлеба?


Купоно-карбованцы
Были проблемы с валютой и в Украине. Курьезно, но практически каждый украинец в 90х годах мог смело называть себя миллионером – выше украинская банкнота в 1 миллион карбованцев (их еще называли купонами). Карбованцы использовались в Украине с 1991 по 1996 год.


А начиналось все с обмена советских рублей в 1991 году на новые деньги. Вот купюра в 1 карбованец (купон). Откуда пошло название купон? Вероятно от временных талончиков, обеспечивавших покупку определенного количества товаров в период начала перестройки.


Шиллинг Вёргля (Австрия)
В Вёргле, имевшем тогда население 3000 человек, идея денежной реформы овладела умами в 1932-1933 гг. Бургомистр города убедил коммерсантов и управленческий персонал в том, что никто ничего не потеряет, а наоборот, много приобретет за счет эксперимента с деньгами в той форме, как это изложено в книге Сильвио Гезеля «Естественный экономический порядок». Этими деньгами оплачивались зарплаты и материалы, торговцы и предприниматели принимали их в качестве оплаты. Плата за пользование этими деньгами составляла ежемесячно 1 %, то есть 12 % в год. Вноситься она должна была тем, кто имел банкноту в конце месяца. Плата вносилась в форме марки с номиналом 1 % от стоимости банкноты, приклеивавшейся на обратной стороне банкноты. Без такой марки банкнота была недействительна. Такая небольшая плата привела к тому, что любой человек, получавший свободные шиллинги в качестве оплаты, старался их как можно быстрее потратить, прежде чем перейти к оплате своими обычными деньгами. Жители Вёргля даже свои налоги оплачивали заранее, чтобы избежать внесения платы за пользование деньгами. В течение года 5000 свободных шиллингов были в обращении 463 раза, было произведено товаров и услуг на сумму около 2 300 000 шиллингов (5000 х 463). Обычный шиллинг за это время был в обращении всего 213 раз. Полученная магистратом плата, обеспечившая быстрый переход денег из одних рук в другие, составила всего 12 % от 5000 свободных шиллингов=600 свободных шиллингов. Они были израсходованы на общественные нужды, то есть на благо общины, а не на обогащение отдельных её членов. Именно в это время, когда многие страны Европы вынуждены были бороться с растущей безработицей, уровень безработицы в Вёргле снизился за год на 25%. Полученная магистратом плата, обеспечившая быстрый переход денег из одних рук в другие, составила всего 12% от 5000 свободных шиллингов = 600 свободных шиллингов. Они были израсходованы на общественные нужды, т.е. на благо общины, а не на обогащение отдельных ее членов. Когда более 300 общин в Австрии заинтересовались данной моделью, Национальный банк Австрии усмотрел в этом угрозу своей монополии. Он вмешался в дела магистрата и запретил печатание свободных местных денег. Несмотря на то, что спор длился очень долго и рассматривался даже в высших судебных инстанциях Австрии, ни Вёрглю, ни другим европейским общинам не удалось повторить этот эксперимент.


Сертификат восстановления (США)
Мировой экономический кризис, начавшийся с обвала американских фондовых рынков в 1929 году, запомнился для современников как настоящая катастрофа. Жуткое падение промышленного производства, обнищание среднего класса, миллионы безработных, снижение рождаемости — такие условия стали благоприятной средой для появления огромного количества заменителей государственных валют. К 1933 году в США насчитывалось более 400 «скрипов» — видов частных денег. Одним из самых известных, хотя и не очень успешных, был «сертификат восстановления» (Recovery Certificate), выпускавшийся владельцем американской газеты The Caslow Weekly Уинфилдом Кеслоу. Этими сертификатами он расплачивался со своими сотрудниками. Уникальность их заключалась в том, что они были самоликвидирующимися. Предполагалось, что при транзакции на обратную сторону каждого из них будут клеить двухцентовую марку, и, когда таких марок наберется 54, сертификат выйдет из обращения. Увы, такой «налог с продаж» не дал в конечном итоге этой валюте распространиться, причем недоверие представителей бизнеса к ней вызывали действия самого Кеслоу. Сертификат, стоимость которого равнялась одному доллару, был дороже федеральной валюты (не будем забывать про необходимость наклеить двухцентовую марку) безо всякой причины. Последней каплей стало то, что издатель The Caslow Weekly сам отказался принимать выпущенные им же деньги в качестве оплаты рекламного места в газете. Несмотря на то что сертификаты должны были самоликвидироваться, Кеслоу умудрился заполонить ими местный рынок — всего их выпустили на сумму около миллиона долларов.


Итакский час или сокращенно Часы — местная валюта, имеющая хождение в городе Итака США и являющаяся самой крупной и старейшей действующей системой валюты в США, имеющей местное значение. 1 итакский час рекомендуют использовать в качестве средства платежа за 1 час работы одного человека, но возможны и другие договорённости. Курс обмена 1 итакского часа – это 10 американских долларов, но обязательства у эмитента проводить обмен по какому-либо курсу нет и он не формирует резервы обеспечения. Можно возразить, что данный принцип ничем не отличается от функционирования федеральной денежной системы. Тем не менее это не так. Определенное количество «Итакских часов» выпускается, когда к системе подключается новый участник. Помимо этого, небольшой объем «часов» производится для итакских некоммерческих организаций и на покрытие издержек самой системы. На примере итакских часов были сформированы похожие системы в Корвалисе (Штат Орегон) и Мадисон (Штат Висконсин).


Доллары Диснея
Диснеем был создан настоящий мир сказок, в котором не обойтись и без собственной валюты. Диснеевский доллар по номиналу приравняли к обычному американскому доллару. На данный момент есть банкноты в 50, 10, 5, 1 сказочных баксов. Правда, использование их ограничено. Естественно, они в ходу на всех парках, лайнерах, курортах и частном диснеевском острове, расположенном в Карибском бассейне. Впервые выпущены они были в 1987 году. Центральное место на купюрах занимают по мультяшные герои - Гуффи, Микки и прочие. Почему клиенты покупают эти купюры? Потому что, особенно для ребенка, очень занимательно расплачиваться банкнотами с изображением любимых мультперсонажей. К тому же существуют специальные серии диснеевских долларов, предоставляющие клиенту систему бонусов.


Бристольский фунт
19 сентября 2012 года в британском Бристоле была введена в обращение местная валюта — бристольский фунт. Её принимают в местных магазинах, кафе и ресторанах, а мэр города Джордж Фергюсон переводит в бристольские фунты всю свою зарплату. По его словам, городские власти от наличия альтернативной валюты только выигрывают: «Это пример экономики замкнутого цикла. Думаю, каждый бристольский фунт, потраченный здесь, обернётся в местной экономике по меньшей мере ещё 5-6 раз, прежде чем его обменяют на фунт стерлингов. А фунты стерлингов, скорее всего, будут потрачены в большом супермаркете и моментально покинут город, не принося ему почти никакой прибыли». Бристольский фунт не является общегосударственным средством платежа, но британские законы допускают возможность использования на территории государства региональных денежных знаков. Так, помимо бристольского фунта, на территории Великобритании выпускаются:
  • брикстонский фунт,
  • льюисский фунт,
  • тотнисский фунт,
  • страудский фунт
и некоторые другие региональные валюты.
Каждая сделка в бристольских фунтах облагается налогом, измеряемым в фунтах стерлингов.

Роберт Бёрнс, поэт
Александр Грэхем Белл, изобретатель телефона
Шотландские фунты
Хотя Шотландия не самостоятельное государство, а является частью Великобритании, три шотландских банка имеют право на выпуск собственных банкнот. Официально эти банкноты не носят название «шотландских фунтов», их номинал обозначен в фунтах стерлингов. В строгом значении термина «законное средство платежа» (англ. Legal Tender) банкноты шотландских банков не являются законным платёжным средством даже на территории Шотландии, но могут быть приняты на всей территории Соединённого Королевства.


Деньги Северной Ирландии, как и Шотландские банкноты имеют тот же статус и технически могут быть использованы по всему Соединённому Королевству. Тем не менее, их редко можно встретить вне Северной Ирландии. Вот, к примеру, банкнота 2006 года из ограниченной серии, посвященная футбольной легенде — Джорджу Бесту.


Нормандские острова и остров Мэн находятся во владении Британской Короны, но это не часть Великобритании. У этих островов также есть свои деньги. Но в отличие от Шотландии и Северной Ирландии, эти банкноты не могут быть использованы по всей Великобритании. На банкноте острова Мэн популярный здесь символ – три ноги.


А это деньги островов Джерси и Гернси, расположенных в проливе Ла-Манш.


Нормандские острова были единственной территорией Британии, оккупированной фашистами во время Второй Мировой. Вот какая валюта использовалась здесь во время немецкой оккупации. (деньги на фото выше использовались жителями Гернси, а на фото ниже банкноты немецкой армии).

Во время Второй Мировой войны Япония так же оккупировала множество территорий, где также была введена оккупационная валюта:


Вот деньги, введенные во время оккупации в Гонконге.


А эта банкнота была введена в оккупированных Филиппинах.


Эта банкнота в 100 юаней 1944 года использовалась в Маньчжурии на северо-востоке Китая.


Кожаные деньги, Аляска
В 1799 году Российско-Американская компания, созданная на Аляске для освоения природных богатства этих земель, выпускала кожаные деньги. Марки номиналом 25, 10, 5, 1 рубль и 50, 25 и 10 копеек по цвету напоминали русские ассигнации, выпущенные по указам Екатерины II 1768 и 1787 годов.


На сегодня доллар — крупнейшая мировая валюта, однако так было не всегда. Прежде чем обрести свою нынешнюю ценность, доллару пришлось немало пострадать от фальшивомонетчиков. Когда колонисты только-только начали обживаться на Американском континенте, доллары было легко печатать. Типографий было много, деньги выглядели просто, да и с фальшивомонетчиками боролись не особенно активно. Так как же защититься от наплыва фальшивок? А просто: напечатать на купюрах «Смерть за фальшивомонетничество» (To Counterfeit is Death). Все первые 13 колоний напечатали эти слова на купюрах, правда, со временем эта надпись сменилась уже знакомой всем «На Бога уповаем» (In God We Trust). Однако до веры в Бога актуальнее было все-таки полагаться на эффективность смертной казни.


10 долларов императора Нортона I.
Джошуа Абрахам Нортон - то ли сумасшедший, то ли просто эксцентричный житель США, присвоивший себе в 1859 году титул Его Императорское Величество император Соединённых Штатов Нортон I и Протектор Мексики, порой расплачивался деньгами, специально изготовленными для него. На банкнотах располагалось его собственное изображение, они охотно принимались к оплате и имели большую коллекционную ценность. Банки обналичивали такие банкноты долларами США, когда их предъявляли для погашения. Датой погашения бондов был указан 1880 год. Любопытно, что годом погашения бондов оказался год его смерти. Кстати, Нортон I пользовался большой популярностью в Сан-Франциско. Нортон является персонажем романа «Потерпевшие кораблекрушение» Р. Л. Стивенсона («The Wrecker», 1892): "…Из всех наших посетителей мне больше всего нравился император Нортон. Упомянув его, я прихожу к выводу, что ещё не воздал должное обитателям Сан-Франциско. В каком другом городе безобидный сумасшедший, воображающий себя императором обеих Америк, был бы окружён таким ласковым вниманием? Где ещё уличные прохожие стали бы считаться с его иллюзиями? Где ещё банкиры и торговцы пускали бы его в свои конторы, брали бы его чеки, соглашались бы выплачивать ему «небольшие налоги»? Где ещё ему позволили бы присутствовать на торжественных актах в школах и колледжах и обращаться к присутствующим с речью? Где ещё на всём божьем свете мог бы он, заказав и — съев в ресторане самые изысканные блюда, спокойно уйти и ничего не заплатить? Говорили даже, что он был очень привередлив и, оставшись недоволен, грозил вовсе прекратить посещения такого ресторана".


Деньги Республики Техас 1830 года


Купюра США номиналом в 1000 долларов 1891 года
Банкнота напечатанная в 1891 год номиналом в $ 1000, на которой изображен генерал-майор Джордж Гордон Мид, была продана за 2,5 млн. долларов В апреле 2013 года, частично из-за своей редкости и возраста, и также частично из-за количества исторических рук через которые она прошла. Является самой дорогой банкнотой в мире, когда-либо проданной.


Гавайские доллары, напечатанные после Перл-Харбора на тот случай, если Япония захватит Гавайи. В такой ситуации все гавайские деньги было бы легко изъять из оборота.


Банкнота номиналом в $10 тысяч с портретом Салмона Чейза, 23-го губернатора штата Огайо, является самой крупной по покупательной способности из всех ныне действующих купюр мира.


Впрочем есть банкноты и крупнее. Удавалось ли Вам подержать банкноту, равную одному миллиону долларов? Тогда Вы, скорее всего, член Международного клуба миллионеров, ведь это именно для них сделана подобная «бумажка» в качестве своеобразного членского билета.


Самая же крупная (по размерам) банкнота в мире из имеющих ныне обращение – 16 сантиметров в длину и 16 в ширину – введена в обращение в Таиланде в 1987.


Банкнота в 100 000 песо была выпущена Центральным банком Филиппин в честь празднования столетия страны в 1998 году. Банкнота размером в 22х35,5 см была занесена в Книга рекордов Гиннеса как крупнейшая в мире банкнота, являющаяся законным платежным средством.


Тройная памятная купюра Таиланда - 16 бат
Самой необычной по форме современной купюрой стала Тройная памятная банкнота Таиланда, выпущенная в 2007-ом году. Три купюры различного номинала: 1, 5 и 10 батов, были объединены на одном платёжном листе, и, несмотря на неудобный формат (размер листа 147 х 228 мм), такая банкнота по-прежнему является платежным денежным средством.


А самая маленькая бумажная банкнота появилась на свет в 1917 году. Ее родиной стала Румыния. А билет в 10 бань имел размеры 27,5 на 38 миллиметров.


Самой мелкой по номиналу КУПЮРОЙ страны является одна копейка. Впервые выпущена при Николае Втором в 1915 году из-за дефицита разменной монеты в связи с начавшейся мировой войной. Впоследствии выпускалась в Либаве, региональными выпусками во время Гражданской войны, в СССР Госбанком, различными наркоматами и министерствами, Внешторгбанком, Внешпосылторгом трестом Арктикуголь — для внутренних расчетов.


Десять тысяч Французских тихоокеанских франков
Эта банкнота, признанная самой красивой, окажется в вашем кошельке, если вы отправитесь на французские территории в Тихом Океане: French Polynesia (Французская Полинезия), New Caledonia, Wallis и Futuna. Голубые воды океана, его сказочный подводный мир, удивительная по своей красоте природа, беззаботная жизнь местных жителей — все это отражается и на деньгах. Например, банкнота в десять тысяч франков: здесь вы найдете изображение вовсе не президента, и не выдающегося деятеля культуры или науки, а красивой полинезийской девушки с венком из цветов на голове на фоне пальм и гор, типичного для этой местности пейзажа.


Коморский франк.
Из Европы обратно в южные края. Стильным дизайном своих банкнот прославились Коморские острова. Это живописное место находится в Индийском океане, между Мадагаскаром и Мозамбиком. Главные денежные персонажи здесь — цветы и животные. Казалось, ничего интересного, животные нам уже встречались. Особенность здесь в другом. Коморский франк покоряет своей цветовой гаммой. Например, банкнота в 1000 франков: желтый песчаный берег, синее море, небо, пылающее в пламени заката, и одинокое растущее на пляже дерево — что может быть романтичнее?


А вот, пожалуй, на звание самой эротичной купюры могут спокойно претендовать 20 долларов с островов Кука. Сидящая верхом на акуле Русалка появляется из морской пучины — такой рисунок как нельзя лучше соответствует этим далеким от цивилизации, затерянным посреди океана экзотическим местам. Красиво, женственно и грациозно. Ну чем не туземная эротика?

фрагмент
Но, оказывается, что в России не только «балет» считается лидером на всей планете. Имеющаяся в России книга рекордов заявляет, что купюра достоинством в 100 рублей, на которой изображен Большой театр, является самой сексуальной банкнотой мире. Именно та банкнота, которую можно найти абсолютно в любом кошельке жителя России. Оказывается, что она изображает небезызвестный Большой театр козырек которого украшает Аполлон, управляющий колесницей. Именно эта фигура Аполлона и сделала сторублевку самой сексуальной, поскольку он на ней запечатлен без фигового листочка, который на данный момент скрывает его половой орган. Ведь и вправду если приглядеться, ну или увеличить Аполлона, то можно прекрасно рассмотреть его как говориться в чем мать родила. После чего станет понятно, в каких целях был приставлен фиговый листок. «Так уж получилось, что наша сотня, единственная деньга, которая показывает половой орган. Можете прям сейчас посмотреть, его легко различить», — поясняет главный редактор Книги рекордов России. Дело все в том, что дизайнерами, разрабатывающими эту купюру, был сделан снимок, как раз в том момент, когда производилась реставрация всей скульптуры находящейся над Большим театром. В процессе реставрации Аполлона, он на время остался без фигового листа, именно по этой причине и был сфотографирован в таком необычном виде.


Деньги-«марки»
Мы привыкли воспринимать деньги как универсальную ценность — то есть как ценность, которую можно обменять на любые товары и услуги. Однако универсальны деньги далеко не всегда. В некоторых странах за определенную разновидность денег можно было купить только определенный товар — скажем, лишь буханку хлеба или участок земли. Эта вьетнамская купюра — яркий тому пример. «Работала» она по тому же принципу, что и продуктовые талоны. Вот что рассказывает об истории вьетнамской купюры американец Дэвид Доти, сотрудник одного из банков штата Пенсильвания: «По краям ее расположено множество разделенных перфорацией купонов, оторвав которые, можно было купить какую-либо одежду. Можно было оторвать таким образом деньги на рубаху или пару штанов. Номиналы этих купюр измерялись в предметах гардероба».

Трактор «Беларусь» на вьетнамской купюре в 200 донгов
"100000 рублёу" пока в планах....
Долгое время в народе белорусскую валюту называли «зайчиком», так как на первой напечатанной банкноте номиналом 1 рубль образца 1992 года красовалось изображение зайца. Во время "ввода в эксплуатацию" белорусских "зайчиков" произошел курьезный случай - маленькая дочка увидела у мамы в сумочке новенькие бумажки с нарисованными зверьками и, вооружившись ножницами, старательно их повырезала! Кажется, это было в Молодечно - городе Минской области. Тогда на всех "рублях" звери были:
  • 50 копеек - ваверка (белка),
  • 1 рубль - заяц,
  • 3 рубля - бобр,
  • 5 рублей - волк,
  • 10 рублей - рысь,
  • 25 рублей - лось,
  • 50 рублей - медведь,
  • 100 рублей (самая крупная купюра) - зубр.

В 2010 году, после принятия новой орфографии, в банкноты номиналом 50 и 50000 рублей образца 2000 года вкралась орфографическая ошибка, теперь вместо «пяцьдзЕсят» правильно следовало писать «пяцьдзЯсят». Банкноты перепечатали, исправив ошибку. Изображение, цвета, размеры остались теми же, только незначительно поменялись средства защиты от подделок. Старые банкноты по-прежнему остаются законным платёжным средством. Сегодня «зайца» называют уже «белкой», производное от «БЕЛорусский рубль».


Винные деньги
После Великой Октябрьской революции 1917 года роль денег выполняли в Якутии простые винные этикетки. Они представляли собой различные цветные этикетки от таких вин, как Херес, Кагор, Мадера, Портвейн, на которых наркомфин республики Алексей Семенов ставил печать и подписывал номинал. Но эти оригинальные квитанции все же были погашены Советской властью. Широкую известность сей факт приобрел благодаря очерку Максима Горького «О единице», в котором автор делился впечатлениями об этих оригинальных деньгах: «Из всех бумажных денег, которые пускались в оборот на безграничном пространстве Союза Советов, самые оригинальные деньги выпустил Алексей: он взял разноцветные этикетки для бутылок вина, своей рукой написал на „Мадере“ — 1 р., на „Кагоре“ — 3 р., „Портвейн“ — 10 р., „Херес“ — 25 р., приложил печать Наркомфина, и якуты, тунгусы очень хорошо принимали эти деньги, как заработную плату и как цену продуктов. Когда Советская власть погасила эти своеобразные квитанции, Семенов прислал мне образцы их». Понятно, что коллекционеры встретили сообщение о существовании более раннего выпуска бумажных денег Якутии с большим интересом. Предпринятые ими поиски этих денег в Якутии не увенчались успехом. В письме А. М. Горького А. А. Семёнову от 17 декабря 1925 г.: «В грустные минуты я люблю вспоминать о Вас и рассказываю Вашу жизнь другим. У меня сохранились Ваши «деньги», этикетки с бутылок вина. Это — редкость...». По словам Е. П. Угловской, воспитывавшейся в семье Семёнова, выпуск этих денег относится к концу 1918 г. — началу 1919 г.


В 1921 года, во время голода и безудержной гиперинфляции рублей Советской Республики, Киевский Натурсоюз выпустил расчётный чек в валюте, которая не обесценивалась каждый день, достоинством в 1 пуд хлеба.


Приднестровский рубль — официальная валюта Приднестровской Молдавской Республики с 1994 года и единственное платёжное средство на территории ПМР. Ранее жителями республики назывались сувориками, поскольку на всех рублях 1993—1994 года была наклеена марка с изображением Александра Васильевича Суворова. Из-за того, что Приднестровская Молдавская Республика — непризнанное государственное образование, его валюта не имеет кода ISO 4217. Такой код заменяют аббревиатуры PRB и RUP, которые используются приднестровскими организациями, некоторыми украинскими, молдавскими и российскими банками при проведении операций с приднестровским рублём и в некоторых других случаях. Символ приднестровского рубля — буква «Р» с удвоенной ножкой — был утверждён в 2012 году по итогам конкурса.


Процесс перехода на свою валюту был сопряжён со множеством трудностей. Поначалу в качестве денежных знаков использовались банковские билеты СССР и Российской Федерации образца 1961—1992 годов, со специальной маркировкой в виде зубцовой марки с номиналом с портретом А. В. Суворова. Подобная практика функционирования временной валюты использовалась Чехией и Словакией в период разделения их финансовых систем после бархатной революции. Приднестровская Молдавская Республика использовала этот международный опыт. 18 ноября 2005 в Тирасполе открылся собственный Монетный двор ПМР. До этого денежные знаки чеканились и печатались за рубежом. В 2007 году на банкноты образца 2000 года был добавлен ряд новых защитных элементов.


Хакасский рубль
Платёжное средство Совета Министров Республики Хакасия — суррогатные деньги номиналом 5000 российских рублей, выпущенные Советом Министров Республики Хакасия в обращение на территории Республики Хакасия в 1996 году. Данные боны использовались до сентября 1998 года и применялись в расчётах министерства социальной защиты Хакасии, отделениях пенсионного фонда по Республике Хакасия и Управления ФПС, а также принимались наравне с рублями всеми предприятиями, организациями и учреждениями республики под гарантию бюджета республики вне зависимости от формы собственности. Благодаря выпуску этих бонов, удалось несколько смягчить остроту проблемы задолженностей по выплате пенсий. 10 июля 2007 года на заседании правительства Республики Хакасия было принято решение о ликвидации этих бонов, хранящихся в АКБ «Банк Хакасии». В народе эти боны получили неофициальное название — катановки, по имени тюрколога Н. Ф. Катанова, изображённого на их реверсе.


В Индии примечательна организация по борьбе с коррупцией — там работают парни с хорошим чувством юмора. Год назад это общество выпустило символические банкноты номиналом ноль рупий — специально для того, чтобы индийцы могли давать взятки тем чиновникам и полицейским, которые их пытаются вымогать. Стоит отметить, что население восприняло идею на ура, и теперь незадачливые взяточники частенько оказываются в дурацком положении.


Почему-то сразу вспомнился эта купюра.


А это выдуманная купюра выдуманного банка Ктулху


«Позавчера [дело было еще в 2014 году - БЪ] в Донецке сфотографировал образец новой валюты ДНР/ЛНР («расчетный знак»), но не стал сразу выкладывать - ибо глава одноименной непризнанной республики Александр Захарченко пока не подписал соответствующий указ. Поскольку несколько часов назад (вчера, - ред.) заметил в ленте ажиотаж по данной теме - решил все же выложить некоторые детали анонсом», - написал пользователь Facebook John Trust. По его данным, необходимая сумма валюты уже отпечатана в России. Вначале «расчетный знак», который получил только два уровня защиты, будет в обороте параллельно с гривней, но, по замыслу боевиков, примерно через 8-9 месяцев украинская валюта должна выйти из оборота. Как сообщал depo.ua, еще недавно боевики из «ЛНР» заявляли, что не собираются вводить свою валюту, хотя и создают свою финансово-бюджетную систему. Кроме того, террористы якобы готовились печатать фальшивые гривни.

Рабочая группа, учрежденная «парламентом ДНР», предлагает ввести «суррогатные деньги». Об этом заявляет руководитель группы некто Сергей Данилов: «Мы считаем целесообразным введение в ДНР собственных рассчетных знаков. Макеты новой валюты уже существуют и доступны в свободном доступе в Интернете». По словам сепаратиста, новые купюры будут иметь 9 степеней защиты, среди них, конечно же — «местное донецкое ноу-хау, не имеющее мировых аналогов». За эквивалент 1 «знака» террористы собираются брать 1/10 грамма золота. "То есть один доллар будет стоить 33 «новороссийских» копейки", — заявил Данилов. Однако, он сам подтвердил, что никакими реальными золотыми запасами «знак» обеспечиваться не будет. Всем жителям окупированных территорий авторы идеи предлагают сразу раздать по 500 «знаков» (1600$). Также, по словам Данилова, всеми расчетами ДНР и ЛНР может заниматься «зарегистрированное в Таможенном Союзе казенное предприятие». Чтобы не зависеть от внешних факторов, в планах у «экономистов» — даже создание второй в мире (после США) Федеральной резервной системы! И кредиты, разумеется, в «Новороссии» обещают выдавать всем желающим под 0%.

Итак, обещанные новые детали по временной валюте ДНР/ЛНР "расчетный знак":
  1. Это лишь переходная версия, предтеча полноценной валюты с "более креативным" названием.
  2. Сергей Данилов, часто выступающий по теме новой валюты - просто спикер, этакий глашатай, поясняющий позицию инициативной группы, возглавляемой Борисом Литвиновым.
  3. Причин, по которым "буксируется" ее ввод в оборот - несколько, из них две главные:
    1. Личные интересы отдельных местных олигархов и представителей "военной элиты", которым удобнее проводить все финансовые и налоговые операции в "тени" (со всеми вытекающими отсюда последствиями и "возможностями").
    2. Стремление отдельных "кремлевских игроков", влияющих на развитие событий в Донбассе создать здесь аналог американской Федеральной Резервной Системы - то есть, полностью контролировать эмиссию денежных знаков, чтоб, мягко говоря, получать сверхприбыли и что приведет к гиперинфляции и обнищанию населения. Б. Литвинов выступает категорически против этого.
  4. Сам инициатор данного проекта (а он не ограничивается одной лишь новой валютой - есть много деталей, которые пока должны остаться "за кадром") Борис Алексеевич Литвинов (автор декларации о независимости ДНР, экс-глава ВС ДНР, все еще очень влиятелен), насколько я могу судить на данный момент из своего личного опыта и достоверных источников - поистине идеалист и трудоголик (часто на рабочем месте допоздна), очень взвешенный и разумный политик, ну и интересный собеседник. Похоже, что как раз этим он и "неудобен" отдельным лицам.
На китайском сайте Алиэкспресс можно купить набор из сувенирных 8 монет ЛНР и ДНР за 94 000 рублей
Редакция «Реальной газеты» также нашла в Интернете несколько «макетов» предлагаемых суррогатных валют ДНР и ЛНР и решила провести конкурс на лучший дизайн:

6 место (печальненько, нудненько) (на банкноте в один червонец изображен российский гидрограф и полярник Георгий Седов, родившийся в Донецкой области. Кроме того, боевики хотят запечатлить на своих купюрах Саур-Могилу, Святогорскую лавру и Григория Потемкина):


5 место (как-никак, валюта дожна быть с портретом главного «Новоросса», и напоминать об имперско-ордынских корнях республик):


4 место (неустаревающая классика, последний всхлип советской финансовой системы — павловский «трояк»):


3 место (валюта, как и жизнь в «республиках», должна быть яркой):


2 место (во-первых, это красиво, а во-вторых, с такой суммой в кармане любой голодающий пенсионер ДНР и ЛНР будет чувствовать себя мультимиллионером):


Но все-таки 1 место патриотически настроенная редакция «Реальной газеты» единогласно отдала луганской «жидкой» валюте, которая в отличие от суррогатных донецких «знаков» однозначно обладает объективной ценностью:


Казаки Петербурга так же собираются выпустить купюры с символикой ДНР и ЛНР. При этом национальная валюта казаков стоит значительно дороже рубля. Как сообщается на сайте, 1 грош казак может обменять на 100 рублей, 1 алтын равен 1000 рублей, а 1 башля - 10000 рублей. В свою очередь Центробанк России и прокуратура Санкт-Петербурга пообещали проверить сообщения о том, что казаки города начали использовать собственную валюту. "В ходе проверки будет дана оценка законности эмиссии ГКО "Православный Союз казаков "Ирбис" квазивалюты на территории региона", - говорится в сообщении прокуратуры:


Еще в навал и без конкурса:




Смерть физических денег
Так или иначе, но эра физических денег близится к своему закату. Платежи через электронные системы автоматически учитываются, и это эффективно размывает само понятие денег как чего-то сакрального. Безналичные деньги, не имеющие физического представления, психологически намного легче тратить.


На просторах интернета возникают и новые негосударственные деньги, представляющие собой настоящую проблему для государства. Скажем, переводы, совершенные в децентрализованной валюте Bitcoin, хотя и учитываются в общей цепочке, совершенно анонимны, из-за чего она в последнее время стала излюбленным инструментом для торговцев всякого рода запрещенным товаром. Конечно, биткойны очень сильно отличаются от стандартной частной валюты, так как эта система не имеет центра эмиссии и распределенно контролирует выпуск новых денег, добываемых на мощных компьютерах за счет выполнения ресурсоемких задач.


Но в сети существует и множество вполне стандартных частных валют. Авиакомпании активно раздают бонусы за мили полета, энергетические компании выписывают баллы за использованные киловатт-часы, а крупные интернет-компании, например Facebook или Yandex, выпускают собственные деньги. Люди активно пользуются ими, ведь они, как и многие их физические аналоги, достаются им условно бесплатно. С другой стороны, таким образом осуществляется привлечение клиентов к сервисам и товарам участников программы. Казалось бы, в виртуальном мире ничего не поменялось по сравнению с миром реальным. Тем не менее интернет практически невозможно контролировать, и, кто знает, может быть, скоро частные и децентрализованные виртуальные валюты будут не просто предоставлять своим пользователям преимущество по сравнению с «настоящими» деньгами, но и составят государству настоящую конкуренцию на этом поле...

Ну и напоследок просто интересный факт. Кельты так искренне верили в существование загробной жизни, что спокойно могли дать взаймы с условием возвращения долга в мире ином.

Комментариев нет :

Отправить комментарий