воскресенье, 15 июня 2014 г.

15 июня День придумывания новых созвездий (Кален ДАР)


Когда-то давным-давно людям надоело безымянное небо и они сложили звезды в созвездия. Им дали имена, и по небу полетели лебедь, дракон, медведи.


Cозвездия нового времени

Описанные греческим астрономом Птолемеем еще во II веке созвездия с указанием положения в них ярчайших звезд много веков верой и правдой служили морякам и проводникам караванов в пустыне. 47 из этих созвездий дошли до наших дней с теми же названиями, только одно большое созвездие, названное Птолемеем Арго, в XVIII веке было разделено (по аналогии с кораблем Ясона и аргонавтов) на четыре небольших созвездия с названиями Паруса, Киль, Корма, Компас.

Впрочем, не все было просто в описанных Птолемеем созвездиях. Каждый народ видел в них свое. Естественно, что каждый народ делил небо по-своему.

Dunhuang Star Atlas
Например, в древнем Китае пользовались картой, звездное небо на которой было разделено на четыре части, каждая из которых насчитывала по семь созвездий. Таким образом, всего получалось 28 созвездий. А монгольские астрономы XVIII века имели в своем распоряжении целых 237 созвездий.

Созвездие Козерога индейцы именовали чудесным драконом Макара, наполовину рыбой, наполовину козлом, кое-какие народности изображали созвездие наполовину птицей, наполовину крокодилом, австралийцы же именовали Козерога убегающим от охотников кенгуру.

У древних Египтян созвездие Тельца и Овна виделись единым целом и отождествлялись с богом Аписом. Шумеры видели в Тельце юношу, сражающегося с чудовищем. А в митраизме Телец и вовсе был космическим быком, которого побеждает бог Митра.

Самое известное созвездие, то, которое нам показывают еще в детстве – это Большая медведица. Названий это созвездие имеет множество, именуют ее Телегой, Колесницей, и даже Лосем, но самое популярное второе название – это Большой Ковш, так созвездие было названо эскимосами Гренландии, еще в древности. Название Большой ковш берется из эскимосской легенды, согласно которой трудолюбивый, но очень одинокий юноша по имени Эриолуоук встретил на берегу Ледовитого океана морскую богиню, одну из главных в эскимосской религии древности. Юноша пожаловался богине на свое одиночество, и она решила помочь ему, только взамен он должен был достать старой богине ковш с молодильными ягодами. Ковш этот охранял, естественно, большой белый медведь, но юноша был охотником, и с легкостью победил его, доставив ковш с содержимым к богине. Та съела ягоды, увидела в воде свое отражение, и, поняв, что молодость к ней снова вернулась, она на радостях подбросила ковш, который зацепился за небо, где и висит сейчас. Современные эскимосы только посмеиваются над европейцами, называющими их Ковш Большой медведицей, и не устают рассказывать эту романтическую историю из поколения в поколение.

В науке же и литературе европейский стран остались те созвездия, которые были описаны древними жителями Средиземноморья. На территории этих стран, в том числе и в Северном Египте, в течение всего года можно увидеть примерно 90% всего небосвода. При этом народы, которые живут далеко от экватора, большая часть небосвода остается невидимой для наблюдения. Например, на полюсе можно увидеть только половину неба, а на широте Москвы – не более 70%. В связи с этим, самые южные звезды были не доступны даже для народов Средиземноморья. Поэтому эта часть неба была разделена на созвездия только во время географических открытий.

После кругосветных плаваний Магеллана (1518–1521) и других мореплавателей стало ясно, что морякам нужны новые путеводные звезды для успешной ориентации в южных широтах. В 1595–1596 во время экспедиции голландского купца Фредерика де Хоутмана (Frederik de Houtman, 1571–1627) вокруг мыса Доброй Надежды к острову Ява его штурман Питер Диркзоон Кейзер (Pieter Dirckszoon Keyzer; известный также как Петрус Теодори, Petrus Theodori) выделил на небе 12 новых южных созвездий: Журавль, Золотая Рыба, Индеец, Летучая Рыба, Муха, Павлин, Райская Птица, Тукан, Феникс, Хамелеон, Южная Гидра и Южный Треугольник. Эти звездные группы приняли окончательную форму немного позже, когда их нанесли на небесные глобусы, и немецкий астроном Иоганн Байер (1572–1625) изобразил их в своем атласе Уранометрия (Uranometria, 1603).

Иоганн Байер, «Уранометрия», 1603 год.
Вот они - 12 новых созвездий
Хоутмана/Кейзера/Планциуса!
(А Южного Креста-то - нет)
Появление новых созвездий на южном небе подтолкнуло некоторых энтузиастов к тому, чтобы начать передел северного небосвода. Три новых северных созвездия (Голубь, Единорог и Жираф) в 1624 ввел Якоб Барч, зять Иоганна Кеплера. Еще семь, в основном, северных созвездий (Гончие Псы, Лисичка, Малый Лев, Рысь, Секстант, Щит и Ящерица) ввел польский астроном Ян Гевелий, использовав звезды в областях неба, не охваченных созвездиями Птолемея. Их описание опубликовано в атласе Уранография (Prodromus astronomiae, 1690), изданном уже после смерти Гевелия.

Андреас Целлариус, «Гармония Макрокосмоса», издание 1661 года.
«Уранография» Яна Гевелия, 1690 год
Карл Аллард «Северная полусфера», 1706 год.
Французский астроном Никола Луи де Лакайль (1713–1762), проводя наблюдения на мысе Доброй Надежды в 1751–1753, выделил и привел в своем Каталоге звезд южного неба (Coelum australe stelliferum, 1763) еще 17 южных созвездий: Живописец, Киль, Компас, Корма, Микроскоп, Насос, Наугольник, Октант, Паруса, Печь, Резец, Сетка, Скульптор, Столовая Гора, Телескоп, Циркуль и Часы, назвав их в честь инструментов науки и искусства. Они стали последними из 88 созвездий, используемых сейчас астрономами.

Разумеется, попыток переименовать участки ночного неба было значительно больше числа новых созвездий, сохранившихся до наших дней. Многие составители звездных карт в XVII–XIX вв. пробовали вводить новые созвездия. Например, первый русский звездный атлас Корнелия Рейссига, изданный в Петербурге в 1829, содержал 102 созвездия.

Корнилий Рейссиг, «Созвездия на XXX таблицах», ч.-б.издание 1829года.
Используются названия «Линейка Наугольник»,
в тексте «Угломер и Линейка» (Наугольник);
«Грабштих» (Резец); «Ваятельный прибор» (Скульптор);
«Американский гусь» (Тукан); «Меч-рыба» (Золотая Рыба);
«Южный Треугольник и Ватерпас» (Южный Треугольник);
«Зеркальный Октант с Нониусом» (Октант)
Но далеко не все предложения такого рода безоговорочно принимались астрономами. Иногда введение новых созвездий было оправдано; пример тому – раздел крупного созвездия южного неба Корабль Арго на четыре части: Корма, Киль, Паруса и Компас. Поскольку эта область неба чрезвычайно богата яркими звездами и прочими интересными объектами, против ее деления на небольшие созвездия никто не возражал. При общем согласии астрономов на небе разместились великие научные инструменты – Микроскоп, Телескоп, Циркуль, Насос, Печь (лабораторная), Часы.

Созвездие Святой Иосиф из атласа Шиллера — Созвездие Орион
Но были и неудачные попытки переименования созвездий. Например, европейские монахи не раз пытались «христианизировать» небесный свод, т.е. изгнать с него героев языческих легенд и населить персонажами Священного писания. Буквально перекроил все звездное небо немец Юлиус Шиллер, юрист из Аугсбурга, издавший в 1627 атлас звёздного неба Coelum Stellatum Christianum, явившийся попыткой закончить «Христианский атлас звёздного неба». Хотя атлас Шиллера в основном базировался на атласе Байера «Уранометрия», он представляет из себя радикальный отход от традиционных классических созвездий, поскольку его целью было очищение небес от следов язычества путём переделки созвездий для представления библейских персонажей. Зодиакальные созвездия были заменены двенадцатью апостолами (Например, созвездие Овна превращается в созвездие апостола Петра, созвездие Рыб — в созвездие апостола Матфея и т. д.), созвездия к северу от зодиакальных — на изображения из Нового Завета, а к югу — на изображения из Ветхого Завета. Так, Кассиопея стала у него Марией Магдалиной, Геркулес — Тремя Волхвами, Центавр разделился на Авраама и Исаака, а прежнее огромное созвездие Корабль Арго, разделённое ныне на Киль, Корму и Паруса, естественно превратилось в Ноев ковчег. Мало. того, незадачливый автор проекта идет дальше. Солнце он предлагает называть Иисусом Христом, а Луну — девой Марией. Соответственные библейские имена получают и планеты, например, Венера превращается в Иоанна Крестителя! Астрономы, разумеется, категорически отказались от такой реформы. Ее нелепость была замечена и наиболее мыслящими из церковников. Ведь если ввести новые названия для небесных светил, пришлось бы иногда произносить не просто нелепые, а даже «богохульные» фразы, как, например, «Иисус Христос закатился за горизонт» или «произошло затмение Христа девой Марией»!

Дуб Карла
Было также немало попыток дать созвездиям имена здравствующих монархов и полководцев: Карл I и Фридрих II, Станислав II и Георг III, Людовик XIV и даже великий Наполеон. Так, например, в 1679 году Эдмонд Галлей составил каталог звёзд южного неба (Catalogus Stellarum Australium). В нём он предложил новое созвездие «Дуб Карла» в честь дуба, в листве которого по распространённой легенде прятался Карл II после поражения войск его отца Карла I Оливером Кромвелем. Созвездие занимало часть Корабля Арго недалеко от Южного Креста, некоторое время пользовалось популярностью и изображалось в атласах звёздного неба. Однако с окончательным оформлением южной области неба и, в частности, с разделом Корабля Арго на три самостоятельных созвездия было отменено. А английский астроном Флемстид в 1725 г. из верноподданнических соображений назвал главную звезду из созвездия Гончих Псов «Сердцем Карла II». Этот пример нашел подражателей. В конце XVIII в. английский астроном Хелль поместил па небо «Арфу Георга», а немецкий астроном Боде — «Регалии Фридриха II». Между прочим, чтобы очистить место для «регалий» прусского короля, Боде «отодвинул» руку Андромеды, которая держала ее протянутой в течение трех тысяч лет! Даже в XIX в. были предприняты (правда, последние) покушения на древние узоры звездного неба. В 1808 г. некоторые раболепствующие перед Наполеоном немецкие ученые предложили его именем назвать созвездие Ориона. Забавно, что даже французским астрономам этот проект показался абсолютно неприемлемым.

Созвездие Кошки (1789-1922)
До какой степени доходил иногда произвол создателей созвездий, свидетельствует следующий факт. Известный французский астроном Лаланд в 1789 г. поместил на небо созвездие Кошки. В своих творениях он так объясняет этот поступок: «Я люблю кошек, я обожаю их. Надеюсь, что мне простят, если я, после моих шестидесятилетних неослабных трудов, помещу одну из них на небо».

Но ни одному новому имени, попавшему «на небо» по политическим, религиозным и прочим конъюнктурным соображениям, не удалось долго на нем удержаться.

Не только имена монархов, но даже названия научных приборов не всегда задерживались на небесах. Так, в 1789 астроном Венской обсерватории Максимиллиан Хелл (1720–1792) предложил созвездие Tubus Herschelii Major (Большой Телескоп Гершеля) в честь знаменитого 20-футового рефлектора Вильяма Гершеля. Разместить это созвездие он хотел между Возничим, Рысью и Близнецами, поскольку именно в Близнецах Гершель открыл планету Уран в 1781. А второе небольшое созвездие Tubus Herschelii Minor, в честь 7-футового рефлектора Гершеля, Хелл предложил выделить из слабых звезд Тельца к востоку от Гиад. Однако даже такие, милые астрономическому сердцу идеи не нашли поддержки.

Электрическая Машина
Электрическая Машина (лат. Machina Electra, Machina Electrica) — отменённое созвездие южного полушария неба. Предложено в 1800 году Иоганном Боде, опубликовано в его же «Уранографии» в 1801 году. Созвездие было встроено в ряд между Печью и Скульптором, южнее созвездия Кит. Созвездие никогда не пользовалось популярностью среди астрономов. Ныне созвездие не занесено Международным астрономическим союзом в официальный список созвездий. Его звёзды включены в созвездия Печь и Скульптор.

Таже участь постигла и Воздушный Шар, предложенный Лаландом в 1798 году в честь братьев Монгольфье. Немецкий астроном Иоганн Боде (1747–1826) предложил в 1801 рядом с созвездием «Корабль Арго» выделить созвездие Lochium Funis (Морской лаг) в честь прибора для измерения скорости судна; а рядом с Сириусом он хотел разместить созвездие Officina Typographica (Типография) в честь 350-летия изобретения печатного станка. В 1806 английский ученый Томас Юнг (1773–1829) предложил между Дельфином, Малым Конем и Пегасом выделить новое созвездие «Вольтова батарея» в честь гальванического элемента, изобретенного в 1799 итальянцем Алессандро Вольта (1745–1827). Не удержалось на небе и созвездие «Солнечные часы» (Solarium).

Иоганн Боде,«Уранография» 1801 год, ручная раскраска.
Некоторые сложные названия созвездий со временем упростились: «Лисичка с гусем» стала просто Лисичкой; «Южная Муха» стала просто Мухой (поскольку «Северная Муха» быстро исчезла); «Химическая Печь» стала Печью, а «Компас Мореплавателя» – просто Компасом.


Самое свежее созвездие - Змея - было выделено в отдельное созвездие Международным Астрономическим Союзом лишь в 1922 году. Впрочем в древности созвездие иногда выделялось как самостоятельное и даже было включено в Клавдием Птолемеем в его каталог звёздного неба «Альмагест». Правда, в этом случае имелась в виду только часть современного созвездия, а именно Голова Змеи. Однако обычно Змея трактовалось как часть созвездия Змееносец. Уникально оно тем, что это единственное созвездие, состоящее из двух несвязанных частей, разделённых созвездием Змееносец, который как бы держит в руках разорванную пополам для изъятия яда змею — «Голова змеи» находится северо-западнее, «Хвост змеи» — восточнее.

Нонн Панополитанский в "Деяниях Диониса" рассказывает малоубедительную историю, случившуюся во время военного похода Диониса на индов.

Индийский полководец Моррей, знаменитый своими военными подвигами и уничтоживший массу соратников Диониса, в пылу сраженья увидел вакханку Халкомеду и немедленно ее возжелал. Да так, что оставил всякую войну и устремился, дабы, значит, страсть свою насытить. Прямо здесь, с краю поля боя, под кусточком. Халкомеда, непуганная кровавой битвой, свистом дротов и звоном мечей, Моррея испугалась и побежала прочь: под кусточком невинность потерять - это будет пострашнее, чем лишиться жизни на боле брани!
А навстречу ей Фетида: "Стой, говорит, Халкомеда! Мы сейчас устроим военную хитрость! Ты разве забыла, что чресла твои змея оплетает?" А нужно тут напомнить малоизвестную традицию вакханок: они наматывали вокруг бедер змей, чтобы те жалили тех настырных наглецов, которые попытаются дефлорировать спутниц Диониса, чурающихся брака ради дионисовых безумств. И Фетида продолжает: "Примани Моррея - и твоя змея лишит жизни этого губителя соратников винного бога. А за это твоя змея будет помещена на небе, над землею сияя вместе со Змееносцем!"
Так и случилось: Халкомеда, подмигнув, под кустик, Моррей за ней - только он "платье не должное трогать, схватил и тянет с вакханки", как "от чистого лона змея мгновенно восстала, защищая хозяйку", и ну Моррея кусать во все его места - до смерти.
В этой истории я вижу несколько слабых мест. Во-первых, боюсь, Фетида надурила Халкомеду, и Змея в момент описываемых событий уже занимала свое место на небе (иначе - почему на небе уже сияет Змееносец?). Во-вторых, совсем непонятно, как в данном случае Змея связана со Змееносцем - он что, кусанный Моррей получается? И наконец, я совершенно не верю Нонну: при всем своем мифологическом многознании, он столько странностей рассказывает, что мне кажется - он их быстренько сам из головы придумывает. Ничуть не согласуя с фактами реальной жизни.


Если же поверить в версию, что Змееносец - это Геракл, мы будем вынуждены признать, что змея - одна из тех, что герой задушил в колыбели. А может это и не змея вовсе, а убитый Карнабоном дракон Триптолема. Или другой дракон, посланный Деметрой пожрать Триопа.

Г.Рей; «Звезды»; 1969 г
С тех пор прошло столько времени, что уже никто не может сказать, почему одни звезды принадлежат одному созвездию, а другие совсем рядом - иному. Но, чтобы звезды не скучали, нужно хотя бы раз в год складывать их иначе. Например, в созвездие котопса, которыбы и пролитого молока.



Новое созвездие Любви

Даже, если скажешь: «Слишком поздно»,
Я тебе отвечу: "Ну и пусть! "
Все-равно я спутаю все звезды,
Те, что нам предсказывают грусть.

Резонанс космического града
Вдруг прольется музыкой миров —
Это на осколках звездопада
Я ворвусь в орбиту твоих снов!

И твою планету голубую
Одевая в розовый туман
Унесет в Галактику другую
Облаков пушистых караван.

Там над бесконечностью Вселенной
Наших тел небесных корабли
Потекут, вливаясь, как по венам,
В новое созвездие Любви.

Марина Кауханен

Комментариев нет :

Отправить комментарий