среда, 4 июня 2014 г.

4 июня День порадования кошачьих богов (Кален ДАР)

Отношение собаки к человеку: он такой большой, добрый, он заботится обо мне - наверное он - бог!
Отношение кошки к человеку: он такой большой, добрый, он заботится обо мне - наверное я - богиня!

Собаки думают, что они люди. Кошки думают, что они боги

Катерина Овчарова (Caramelina)
Боги бывают разные, большие и малые. И нрав у них, сами знаете, тоже у кого как. Но все они очень любят, когда им уделяют внимание. Ведь они живут, пока мы о них помним, и живут такими, какими мы о них помним. Сегодня будем помнить о кошачьих богах, это совсем нетрудно. Надо сказать себе: мяв. И нарисовать рыбку. Неважно, чем и на чем, главное, чтобы после мяв всегда шла рыбка. Мелом на асфальте, пальцем по пыльной стене, ручкой по салфетке, кофе по... неважно. Мяв?

Катерина Овчарова (Caramelina)

Когда-то были времена, - вздыхают старики, -
ходили боги по земле меж буков и рябин,
их вертикальные зрачки, как паприки стручки
сжигали смертных изнутри, горели как рубин,
но встреча с ними - лучший знак, чем колесо в таро,
озоном веял первый гром - их августейший рык,
их лапы были широки, а шкуры - всех ковров
арабских ярче, на ушах - две кисточки-искры...
Как жаль что боги те ушли давно и далеко -
в края, где реки из трески, дома из облаков -
оставь в покое стариков с преданьями веков,
ведь во дворе твоём живут потомки тех богов:
сосисок прикупи скорей, сметаны пожирней,
и все на жертвенник сложи (и мантру повторяй -
"Кис-кис, мур-мур, мур-мур, кис-кис"). Сегодня тот из дней,
когда для маленьких божеств из молока моря.

fosss

Выбор. Притча
Однажды первая кошка - прародительница всех ныне живущих кошек и котов - была поставлена перед выбором, который ей не очень-то и хотелось делать.

Так вот, когда небо было еще совсем молодым, а люди не "развлекали" друг друга войнами, к Прародительнице Кошек пришли три гостя.

Первый Гость - Ангел - пришел рано утром. Расправив белые крылья, он попросил Кошку служить добру, свету, любви и чистоте. Кошка спросила: "А что я буду с этого иметь?". "Ты будешь почитаема и уважаема за свою доброту, твои молитвы всегда будут услышаны". - ответил Ангел.

Но кошка уже не слышала его, она с любопытством обнюхивала Второго гостя - Человека. "Служи мне, и я буду кормить тебя" - были его слова.

Третий Гость - Дьявол - пришел за полночь. Он погладил Кошку и пообещал: если она будет служить темным силам, ей будет подвластна любая магия, все, что ни пожелает, будет сбываться, а в искусстве соблазнения не станет ей равных.

Кошка закрыла глаза, потянулась и нежным голосом ответила: "Вы не предложили мне ничего нового, но вы мне симпатичны, и я буду иногда помогать вам".

Гости разошлись, споря между собой, а Кошка, порядком уставшая, заснула, привычно свернувшись калачиком.

Затем было еще много споров и предложений, но Кошка никогда не продавала свою волю, она помогала... Помогала пророкам и ведьмам, ворам и честным людям.

О Кошке слагали легенды, ее мумифицировали и хоронили рядом с фараонами, ее сжигали на кострах в неурожайные годы, ее ласкали и били, но Кошка всегда оставалась Кошкой - комочком нежности и мягкости, в котором скрыты острые когти, корысть и коварство.

Больше всего на свете Кошка не любит скуку, она занимает себя тем, что играет с ангелами, демонами и людьми. А тому, кто считает себя ее хозяином, она давным-давно отвела роль игрушки...

Кошки Боги
Все животные, когда-либо одомашненные человеком, так или иначе изменили своей природе, и лишь кошки остались «неукрощенными». Люди отлично знают, что они «гуляют сами по себе» и никогда не признают человека за всевластного господина, но, тем не менее, продолжают «заводить» кошек и порой испытывают к ним не просто любовь, а настоящую страсть. Возможно, прав был Виктор Гюго, остроумно заметивший: «Бог сотворил кошку для того, чтобы у человека был тигр, которого можно погладить…»?

Во многих странах кошка стояла в одном ряду с высшими богами. Ей поклонялись тысячи людей, наделяя удивительными качествами и возможностями. В одних странах это были светлые божества, покровительствующие людям. В других кошек причисляли к существам демоническим, но не менее могущественным. Ни одно животное не умеет так неожиданно и бесшумно появляться, словно из ниоткуда, ни одно животное не обладает такою живучестью и умением приспосабливаться к любым условиям, оставаясь неизменно гордым и прекрасным существом.


Самое древнее известное изображение домашней кошки (в ошейнике) создано 6 тысяч лет назад. В те времена многие народы относились к кошке как к священному животному. Летописи свидетельствуют и о том, что существовали боевые коты и коты-охранники. Но если говорить о «приручении» или «одомашнивании» кошек, приходится признать: началось оно никак не с дрессировки, а… с возведения кошки на престол – сперва на «небесный», потом и на царский…


В Египте поклонение животным было частью жизни. Но кошка всегда занимала особое место. Кошкам в Египте посвящались роскошные храмы, они были «Стражами Храма». Египетские жрецы выстраивали много аналогий кошки и солнца. Прежде всего - это глаза Кошки. Солнце поднимается, зрачки глаз кошки становятся меньше. Солнце клонится к вечеру, глаза кошки расширяются. Когда Солнце скрылось, кошка смотрит на мир широкими зрачками, круглыми и светящимися. Глаза кошки - два уменьшенных солнца. Глаза кошки - волшебные окна в другие миры, в которых можно увидеть очень много.

Ра в облике Кота. Виньетка из "Книги мертвых". Британский музей
Кошачий облик по египетской мифологии придавался самому солнечному богу Ра (ср. восхваление Ра в надписях на гробницах царей XIX и XX династий: «Ты — великий кот, мститель богов»): ведь когда солнце в зените, у его земного воплощения — Ра зрачки узкие; когда солнце исчезает за горизонтом, они расширяются, а ночью становятся во весь глаз. Совсем как у кошки. Иногда Ра и называли «Великим Котом». Существовала красивая легенда о том, что Ра перевоплотился в кота для того, чтобы победить коварного змея Ими-Ухенефа (или Апопа), являющегося предводителем демонов. Священная кошка Египта, вскормившая Гора, отрывает голову Змею, символу зла и тьмы, то есть бесплодия, - сцена, находящая свое отражение в 17 главе так называемой «Книги мертвых».



Бастет или Баста – Богиня Луны, плодородия и деторождения, охранительница урожая и хранительница домашнего очага в Древнем Египте. Дочь, жена и родная сестра (как всё запутано) бога солнца Ра, жена Птаха, мать Махеса. Изображалась в виде кошки или женщины с головой кошки. Баст-кошка нередко смешивается с богинями-львицами Тефнут и Сехмет (Баст иногда изображается с головой львицы), а позже и с Исидой, что обнаруживает связь образа Кошки с идеей царственности.

Кошка на стебле папируса. Рисунок из некрополя Бени-Хасана, Египет.
Центром почитания Бастет был город Бубастис (египт. Пер-Баст), богатый город в восточной части дельты Нила. В праздничные дни к кошачьему храму в Бубастисе стекались сотни тысяч паломников. Им приносили жертвы в виде золотых, серебряных, бронзовых статуэток. После смерти священных животных мумифицировали. Целое такое кладбище «зверобожеств» археологи нашли в Бени-Хасане. Там было похоронено 180 тысяч кошек. Мумии кошек были в золотых и серебряных усыпальницах, инкрустированных драгоценными камнями.

O чудесная кошка, дарованная навеки. (Надпись на обелиске в Небре, Древний Египет.)


Священным животным богини Бастет, ее земным воплощением, как ночное животное, считалась кошка. К этому животному древние египтяне относились с уважением. Название «кошка» по-египетски звучало просто: «Мау» или «Мяу». И отношение к древнеегипетским Мяу, как к воплощению богини Бастет, было как минимум уважительным. Кошкам уступали дорогу на улице, а во время пожара первыми выносили из горящего дома! Кошки жили в каждой семье, египтяне считали их «добрыми духами жилища» и верили, что душа хозяйки дома после смерти переселяется в кошку. Кошки были членами семьи, к ним относились со всем почтением, как при жизни, так и после смерти. Этих животных хоронили с почестями, мумифицировали, как фараонов. Когда хвостатые любимицы умирали, в знак скорби все обитатели дома обрезали волосы и сбривали брови, кошек бальзамировали и хоронили в пышных гробницах на специальных кладбищах. За непреднамеренное убийство кошки полагалась смертная казнь. Можно было не позавидовать человеку, убившему кошку даже нечаянно. Суд был скорым и жестоким. А тот, кто находил труп священного животного, старался держаться от него подальше и тут же созывал свидетелей, чтобы доказать свою непричастность к случившемуся. Однажды разгневанные жители Мемфиса чуть не снесли до основания квартал, заселенный греками, когда узнали, что кто-то из эллинов утопил котят.

Из-за преклонения перед кошками древние египтяне однажды даже потерпели военное поражение. В 525 г. до н. э., когда персидский царь Камбиз атаковал войска фараона Псамметиха III, персы держали кошек перед собой в виде живого щита, из-за чего египтяне, чтобы не причинить вред кошкам, не стали обстреливать из луков персидское войско. Сражение завершилось полным поражением египтян.


Но кроме мистики, кошка несет еще кое-что. Древний Египет в своем расцвете состоял из возделываемых растений и зернохранилищ. И еще была кошка. Зерно собрано. И тут находится много желающих вкусить его. Главный из них - самые живучие млекопитающие из всех, что есть на этой земле. Грызуны. Мыши. Их способность к выживанию и заполнению всего возможного пространства феноменальна, и напоминает чем то бесклеточные проявления жизни - вирусы. Они приходят туда, где есть зерно. И остаются навсегда. Только если не кошка. Мыши размножаются и заполнят все доступное пространство. Их количество не связано теперь со случайными находками. Они едят то, что добыл человек. У Человека можно найти много пищи круглый год. Но и это еще не все! Есть еще и видовая конкуренция между млекопитающими. Тогда надо - регулировать численность вида HOMO Sapiens, не давая ему размножаться в нежелательных пределах. И, видовой коллективный разум мышей создал такой механизм. Да, отдельные мышиные особи не умеют и не могут мыслить. Что, однако не мешает виду начать с HOMO Sapiens запрещенную им же для своих бактериальную войну. Это Чума. Бич средних веков, когда наиболее параноидальные приверженцы во имя христа объявили кошку дьявольским созданием - и сразу получили в ответ наказание от Творца. Мыши не только невоспримчивы к чуме. Более того, они могут нести культуру чумы в своей крови, и атаковать этим оружием конкурирующий вид HOMO Sapiens. Нисколько при этом не страдая. И, тогда, человек выставил против этого то, что смог в то время сделать. Это была кошка. Так, что Египет со своей культурой, разливами Нила, и зернохранилищами, полностью обязан одной спасительнице. Имя этой спасительницы - КОШКА


Из Египта и Передней Азии кошачье племя начало постепенно расселяться по всему миру (в древности вывоз этой святыни за границу был запрещен). С не меньшим почтением относятся к кошкам и в странах Дальнего Востока, оспаривая у египтян древность кошачьей породы. В древнем Сиаме все царицы держали кошек.


Рассказывают, что в XVII веке на самом берегу озера Инда-Удже, чистого и глубокого, днем отливающего синевой, а ночью, отражая свет луны, отливающего белыми бликами на темной поверхности, в прекрасной долине, раскинувшейся между величественных гор северной Мьянмы (прежде — Бирмы), покрытых вековыми снежными шапками, был воздвигнут буддийский прекрасный храм Лао Тсун, посвященный богине Тсун-Кьян-Ксе, которая повелевала переселением душ, и чья золотая статуя с сапфировыми глазами была главной святыней монастыря. Служившие в нем монахи все свое время проводили в молитвах и медитациях. Их размеренный и уединенный образ жизни разделяли особенные храмовые кошки, вернее сто священных котов с длинной белой шерсткой и золотыми глазами, охранявшие храм, в чьи тела переселялись души умерших монахов. Их почитали и берегли. Верховный лама монастыря, достойнейший старец по имени Мун-Хэ, все свои дни посвящал богине, в медитациях у ее ног. И неизменно рядом с ним в такие минуты находился его любимый кот Синх, почитаемый как оракул храма. Казалось, Синх медитировал вместе с монахом, неотрывно глядя в сияющие синие глаза статуи. Но однажды, покой священного места был нарушен – на монастырь напали разбойники, давно охотившиеся за золотой статуей. Монахи успели захлопнуть все четыре бронзовые двери храма и, сбившись вместе, с ужасом вслушивались в лязг и грохот железных топоров, крушивших ворота с разных сторон. Очнувшийся от глубокой медитации Мун-Хэ, в страхе и смятении ожидал самого ужасного. Его сердце не выдержало, и он замертво упал у ног богини, обратив к ней молящий взгляд в последний раз. Растерявшиеся и онемевшие от страха монахи, лишенные поддержки ламы, готовы были сдаться на милость мародерам, но тут случилось чудо. Громкий кошачий крик разрезал тишину. Монахи вдруг увидели Синха, белой молнией скользнувшего к упавшему хозяину. Присев на грудь ламы, кот положил передние лапы ему на лоб. Прямо на глазах потемнели его лапы, ушки и мордочка, впитав в себя силу священной земли. Кончики конечностей в местах, касавшихся тела, окрасились кипенно белым, отразив чистоту и святость души Мун-Хэ. Глаза, взиравшие в этот момент на золотую статую, обрели сапфировый блеск ее глаз, вобрав в себя мудрость и магию богини. А шерсть на спинке и боках окрасилась золотым сиянием, исходившим от статуи. Едва пришедшие в себя монахи обратили внимание, что Синх устремил взгляд к южной двери. Поняв, что именно там кроется главная опасность, они решительно выстроились напротив, похватав в руки любое подходящее орудие, оказавшееся под руками. В ту же минуту дверь поддалась под ударами и разбойники беспорядочно ввалились в храм. Но вдохновленные чудом монахи оказали им достойный отпор, и монастырь был спасен от осквернения. Шесть дней Синх недвижно восседал на груди почившего Мун-Хэ, устремив пристальный взгляд на богиню. И на утро седьмого — тихо умер. Вобрав душу Мун -Хэ, достигшего совершенства и не нуждавшегося поэтому в перерождении, он понес ее на небо, золотому богу Сонг-Хио. Тотчас же все оставшиеся девяносто девять котов Лао-Тсун обрели новый облик Синха, озарив храм золотым сиянием превращения. А спустя еще семь дней безмолвно окружили они самого молодого монаха, указав преемника ламы. С тех пор смерть священной кошки монастыря знаменовала собой освобождение души достойного монаха, окончившего земные воплощения. И страшная кара ждет всякого, кто нанесет вред или, тем паче, убьет такую кошку – он обречен на бесконечные муки, пока не простит его душа монаха.


В Китае кошка впервые упоминается в Книге песен (около 600 до н. э.) в качестве священного животного Мао.

В Восточной Азии кот является одним из животных 12-летнего цикла вьетнамского и японского календарей, в отличие от китайского календаря, где год кота называется годом кролика. По легенде, составление зодиака было поручено императором крысе, которая умышленно не пригласила кошку во дворец. По другой легенде, крыса и кошка ехали во дворец к императору на спине быка, и во время переправы через реку крыса коварно сбросила кошку в воду, в результате чего та не смогла получить своё место в календаре.

«Четыре кошки в разных позах».
Куниёси Утагавы
В Японию кошки были завезены в VI веке и служили высшей наградой, которую мог дать император своим приближённым. При дворе японского императора Ихийо жили кошки (полученные подарок от китайского императора), у которых была собственная свита, они ели самую изысканную пищу из драгоценных мисок и спали на шелковых подушках. Существует несколько вариантов легенды о кошке, помогающей своей хозяйке или хозяину. Фарфоровая или фаянсовая статуэтка кошки черепахового окраса с поднятой к правому уху лапой - Манэки-нэко, до сих пор считается привлекающей денежную удачу. До сих пор в Японии сохранился древний культ, согласно которому души умерших предков переселяются в пегих кошек. В Сето существует Музей Манеки-нэко. Особенно ценятся в Японии куцехвостые кошки, изображения которых можно увидеть на многочисленных средневековых гравюрах.

«Рассказывают, что в старину жил на свете мальчик, который целыми днями рисовал кошек. Нарисует одну и сразу начнет рисовать другую. И вот пятого мая, в праздник мальчиков, когда на всех домах вывешивают разрисованных бумажных карпов, родители умоляли его нарисовать карпа, плывущего против течения, потому что это символ стойкости. Но мальчик ничего не слышал и продолжал рисовать кошек. Родители пытались отвлечь его от этого бесполезного занятия, а потом просто выгнали бездельника из дома, лишив наследства. Мальчик взял с собой только один рисунок и пошел куда глаза глядят. Дело было к ночи, когда он увидел заброшенный сельский храм. И стал он просить у жителей деревни разрешения переночевать в нем. Но жители поведали ему страшное: кто останется в этом храме на ночь, до утра не доживет, потому что место это проклятое, и живут здесь оборотни. Но деваться ему было некуда.
Ночью он слышал какую - то возню и писк, но ничего с ним не случилось, и он благополучно дожил до утра. А утром увидел на полу огромную дохлую крысу с девятью хвостами. А у кошки на рисунке морда была вся в крови. Пришли крестьяне и только диву дались. Вот так мальчик стал настоятелем храма. Он выучился читать сутры, а рисунок кошки положил у статуи Будды в знак благодарности за свое чудесное спасение. И вот восьмого апреля, когда празднуют день рождения Будды, во время молитвы нарисованная кошка вдруг зашевелилась, а потом сошла с рисунка и стала настоящей кошкой. И зажили они вдвоем. Он молился, а кошка хлопотала по хозяйству.
Шли годы. И объявился в соседней деревне другой священник, был он молод и речист. Прихожане к нему и переметнулись. Голодно стало в заброшенном храме. Настоятель впал в отчаянье, а кошка стала думать, как же помочь этому горю. А пока она думала, выросло у нее еще восемь хвостов. Ходит она по храму и подметает ими пол. И понял настоятель, что его кошка с горя стала оборотнем. Но кошка сказала ему: - Не печалься. Я уйду из этого святого места и буду доживать свой век в горах. Но я помогу тебе. Через три дня будут хоронить одного богача. Я обращусь в адскую огненную колесницу, что уносит души грешников. Только ты ударишь своими четками по гробу, колесница унесется прочь.
Сказала так кошка и ушла неведомо куда. А через три дня действительно были похороны. Когда процессия двинулась на кладбище, вдруг небо закрыла черная туча, засверкали молнии. И все увидели, что спускается с неба адская огненная колесница, чтобы унести душу покойника прямиком в ад. Ужас объял присутствующих, а молодой речистый священник в страхе бежал с этого места. Не испугался только наш герой. Он подошел к гробу и стукнул по нему четками. И сразу небо прояснилось, а огненная колесница умчалась прочь. Все сразу поняли, что настоятелю дана чудесная сила. И все прихожане вернулись к нему, и зажил он лучше прежнего.
А кошка действительно ушла в горы и поселилась на склоне вулкана Асо. И стала она королевой кошек. И каждый год в ночь накануне праздника весеннего солнцеворота Сэцубун, когда во всех домах рассыпают бобы, откупаясь от нечистой силы, а на ворота вешают остролистник и голову иваси, со всех окрестностей приходят кошки, чтобы поздравить свою королеву.
С королевой кошек в ее прекрасном дворце жили и другие кошки - оборотни. Если в эти края случайно забредал одинокий путник, то все обитатели дворца сразу принимали облик прекрасных женщин. Они приветливо встречали путника и приглашали его переночевать. Но горе ему, если он соглашался. Как только он вкушал пищу, он тут же обрастал шерстью и становился котом.
Поговаривают, что одному только человеку удалось спастись. Его спасла кошка в благодарность за то, что он был с ней ласков, когда она жила у людей. Так что кошка добро помнит» ( Райтер К.Г. - Реинкарнатор. Гл.14. И снова Тибетская книга мертвых).

Кошка. Мозаика из Помпеи
Греки отождествляли Бастет с Артемидой и Афродитой. В мифологической истории Древней Греции охотницу Артемиду, ведающую также плодородием, женским целомудрием и т.д., сопровождает громадный ученый белый кот Верос, который, кроме того, что умен, еще и бессмертен. Аналогично этому римляне сделали кота спутником Дианы. Да она и сама, как утверждает миф, принимала образ кошки, чтобы ускользнуть от страшного чудовища Тифона.

Но и у ног богини свободы Либертас располагается хвостатый мурлыка. В Древнем Риме он стал символом свободы и в то же время – духом-охранителем домашнего очага. Нетрудно заметить отголоски египетских верований, особенно, если учесть, что Диана занималась, ко всему прочему, родовспоможением.

Девочка с кошкой и петухом.
Бордо, Кон. I — нач. II вв. н.э.
Музей римской цивилизации, Рим.
В греко-римской и галло-римской культурах существовало поверье, будто кошка после смерти своего хозяина сопровождает его в потусторонний мир. Подтверждением тому служит известная надгробная стела из Саламина (420 г. н.э.). Похожую сцену мы видим и на так называемой стеле Лаэтуса, однако смысл ее шире и заключается в том, что кошка исполняет роль своеобразного проводника на всем протяжении жизни человека. Этот созданный в кон. I — нач. II вв. н.э. барельеф украшал воздвигнутую римлянами крепостную стену города Бордо, а в 1831 г. перекочевал в музей. Котенок должен уберечь девочку от подстерегающих ее впереди ловушек. Для искусства римлян и галлов вообще характерен показ ребенка в мире его игрушек и домашних животных. На протяжении веков художники и скульпторы неоднократно возвращались к теме: роль кошек в жизни детей.


Богиня Фрейя на колеснице, запряжённой двумя котами
Скандинавская Фрейя, богиня красоты, любви и плодородия, тоже была весьма неравнодушна к кошкам. Они к ней, видимо, тоже, а иначе разве заставить бы этих крайне независимых созданий впрягаться в колесницу бесподобно прекрасной небожительницы! В Младшей Эдде Снорри Стурлусона Фрейя путешествует на колеснице, запряжённой двумя котами.

В других традициях (например, в ряде литовских мифологических текстов) Кот-змееборец инвертируется в противника змееборца, выступающего в отдельных случаях в виде Кота чёрной масти иногда с красными глазами противник бога-громовника Перкунаса (в частности и прежде всего чёрт) может превращаться в кошку или Кота чёрной масти, иногда с красными глазами (ср. мотив поражения Перкунасом чёрного и красного камня). В латышской фольклорно-мифологической традиции чёрный чёрт с коровьими ногами, сталкиваясь с громом-молнией, превращается в чёрного Кота, старающегося спрятаться около человека. В Кота может превращаться и змееборец, сказочный герой, победитель чудовища, например Иван Попялов, герой одноименной белорусской сказки (Афанасьев I, 135).

Впрочем, кельты тоже считали его хтонической силой, и на этом основании часто приносили в жертву. Кельтской богине Керидвен служили белые кошки. Вообще, кельты трепетно относились к этим животным, не зависимо от окраса. Кошек можно встретить как в кельтских рисунках, так и в мифах, они также играли важную роль в некоторых обрядах.


Любительницей кошек была и королева Виктория – с ее легкой руки в Англии возникла традиция «королевских кошек»; «свои» кошки живут в английском парламенте. Хитроумный и состоятельный советник французского монарха кардинал Ришелье кошек привечал больше, чем людей: четырнадцати своим любимицам он отписал в завещании немалое наследство.

Кошка также ассоциируется с Луной и имеет любопытные физиологические корни. Оказывается, воображение греков поразил кошачий глаз, зрачок которого заметно расширяется или сжимается в зависимости от яркости направленного на него света. Будучи не в силах объяснить подобное явление, они пришли к выводу, что виной всему — сменяющиеся фазы Луны. На протяжении многих веков мотив лунной кошки неоднократно вдохновлял архитекторов. И пожалуй, наиболее яркий тому пример — портал церкви Сен-Мишель де Лескюр, расположенной в окрестностях французского города Альби и представляющей собой подлинный шедевр романского бенедиктинского искусства (1150 г.). Здесь на фризах можно увидеть целых 24 кошачьих головы, причем это не простое украшение, а схематичный космический календарь, показывающий количество часов в сутках, а также смену дня и ночи: над чередующимися изображениями Луны и Солнца тянется растительно-животный орнамент, в котором выделяются расположенные полукругом 23 кошачьих головы (24-я находится несколько ниже, подобно замковому камню свода).

В Малайзии считалось, что именно кошка может помочь человеческой душе выбраться из ада и попасть в рай. В Индии существовала богиня материнства Сашт, которая изображалась в виде кошки. Она считалась хранительницей домашнего очага.

В исламе существует множество преданий, которые связаны с кошками. Часть из них была записана в книге Хадисов. Согласно одному из них, кошки высоко почитаются в исламе, так как Пророка Мухаммеда кошка его сподвижника Абу Хурайры (его имя дословно переводится как «Отец кошек») спасла от укуса змеи. В исламе достойным похвалы считается поить кошек молоком. Как рассказывает одно из преданий, у Пророка Мухаммеда была разноглазая белая кошка. Другое предание повествует о том, что однажды пророк Мухаммед после окончания молитвы обнаружил, что его любимая кошка Муэца (Муэзза) уснула на рукаве сложенного рядом халата. Мухаммед предпочёл отрезать кусок от рукава, чтобы не тревожить сон Муэцы. В память о ней всем кошкам был разрешен свободный вход во все мусульманские мечети. В XIII веке султан эль-Дахер-Бей-бар предоставил в распоряжение бродячим кошкам целый сад, получивший название «Гейтель-Куттах» («Сад кошек»).


А что же русичи? Видели ли они «мурок» в качестве приближенных какого-либо божества? А как же! И, что самое замечательное, это тоже богиня, и тоже с материнскими функциями в пантеоне. Речь идет о Макоши, которую принято считать покровительницей земли, посевов, плодородия, защитницей женщин, попечительницей деторождения и рукоделий, например, прядения. Представляется, что полномочия ее на самом деле шире. Например, «курирование» прядильного занятия наводит на мысли о Мойрах, что плели нити судьбы. К тому же и академик Б.А.Рыбаков указывал на значение корня «кош», «кощ» как на понятие жребия, судьбы («ма» – несомненно, означает мать).

А двенадцать праздников в году, посвященных Макоши, т.е. ежемесячное прославление, говорят о связи ее с годовым циклом и мировым перемещением. Об этом же заставляют думать и различия в изображениях богини в разное время года: весной – с поднятыми руками (призыв ниспослать солнце и дождь на поля), летом – с раскинутыми (охрана, сбережение посевов), ближе к осени – с опущенными (помощь в сборе урожая и принятии землей семян озимых).

В связи с разговором о кошке хочется обратить особое внимание на совпадение корневой основы в их родовом названии с одной из составляющих имени Великой Богини. Буквенно-фонетическое образование «кош» входит в состав целого ряда слов: кошель, кошара, кошевой (атаман), кош (стан), кошма, кошт (содержание, получение – отдавание), кокошник. Если разобраться, все они имеют отношение к движению и хранению, защите: кош – походный стан или имущество; кошма – походная подстилка; кошевой – походный атаман; кокошник – головной убор, укрывающий голову (в древнейшем изображении бог Велес держит на голове утку-Макошь как знак судьбы), который снимают и надевают; кошель носят с собой, деньги в него приходят и уходят; а получить прибыль – «взять, ухватить кошт».

Интересно, что на Руси в хозяйственном качестве кошку первыми оценили служители культа — и поставили под защиту церковного закона. Это зафиксировано в «Правосудье митрополичьем», известном судебнике XIV века. Он упоминает кошку как домашнего зверя и определяет величину денежного штрафа за ее хищение. Знаете, сколько? Столько же, как за трех скакунов или за стадо баранов! Когда появились первые христианские монастыри, то единственным животным, которое разрешалось там держать, была кошка.



Персонаж русских волшебных сказок. В образе кота Баюна соединились черты сказочного чудовища и птицы, обладающей волшебным голосом. В сказках говорится о том, что Баюн сидит на высоком железном столбе. Он обессиливает каждого, кто пытается подойти к нему, с помощью песен и заклинаний. Чтобы захватить волшебного кота, Иван - царевич надевает железный колпак и железные руковицы. Поймав животное, Иван - царевич доставляет его во дворец к своему отцу. Там побежденный кот начинает сказки сказывать и помогает исцелить царя.

У восточных славян грань между человеком и кошкой очень тонка и способна с лёгкостью отклоняться в ту или иную сторону. Мотив превращения героя в Кота известен и в восточнославянском цикле сказок об Иване-Кошкином сыне (чаще — Иван Сучич или Иван-крестьянский сын). В некоторых таких сказках Кот (наряду с ним иногда выступает Кот Котович, брат Ивана Царевича) может быть и воплощением или помощником змея и змееборцем. Обе эти функции соединяются в сказке о Воле Воловиче, который после каждого сражения со змеем встречается с «Котищем, вытращи глазища», грозящимся его съесть. Герой убивает Кота, надевает на себя его шкуру и под видом Кота входит к бабе-яге. Оппозиция змееборца и змея в трансформированном виде (через оппозицию «кошки-мышки») широко представлена в ритуалах и их вырожденных формах — детских играх.

Мотив превращения Кота в человека и обратного превращения человека в Кота, как и его следствие — наличие форм, совмещающих элементы Кота и человека, неуловимость границ между кошачьим и человеческим, отчасти позволяет объяснить происхождение фольклорных имён типа Кот Котофеич, Котофей Иванович, Котонайло и т. п., а также использование «кошачьих» имён в ономастике (раздел лингвистики, изучающий имена собственные).


Образ волшебного кота был широко распространен в русских лубочных повестях. Вероятно, оттуда он был заимствован А. С. Пушкиным. Образ кота ученого - неотъемлемого представителя сказочного мира - он ввел в Пролог поэмы "Руслан и Людмила".

Были венценосные любители кошек и в России: Петра I, известного «кошатника», мастера лубочных картинок изображали в виде кота, при Екатерине Великой в Зимнем дворце проживало около трехсот кошек. В русском обществе к XVI веку домашнюю кошку имели уже и неименитые люди. Интересно, что в исторических документах того времени само название «кот» упоминается и в именах сановных особ (боярин Федор Андреевич Кошка-Кобылин, князь Григорий Яковлевич Кот), и в простонародных прозвищах — Кот-Мышелов Константин. Под такой фамилией вписан этот новгородский крестьянин в приказные бумаги 1545 г.

Кошка – единственное животное, которому не возбраняется входить и в православный храм. Этой привилегии кошки добились тем, что когда-то уничтожили всех змей на святой горе Афон. Разъяснение можно обнаружить и в Библии: при сотворении мира человек был поставлен владыкой над всеми тварями. Звери в ту пору мирно сосуществовали, питались зеленью и имели с человеком общий язык. Но грехопадение Адама нарушило гармонию, и вся живность была поделена на "чистых" и "нечистых". К последним, например, помимо собаки, относятся верблюд, заяц и даже тушканчик. Самое убедительное свидетельство кошачьей заслуги перед человеком приводит последний оптинский старец Нектарий, скончавшийся в ссылке в 1928 году. По его словам, кот спас Ноев ковчег (а значит, и все человечество), поймав мышь, одержимую дьяволом, которая пыталась прогрызть дно. За эту заслугу все кошки после смерти отправляются в рай.

А помните легенду в фильме "Люди-кошки"? «Когда-то, в незапамятные времена, мужчины отдавали девушек из своего племени в жертву леопардам. Так появились на свет люди-кошки. Внешне они ничем не отличаются от обычных людей, но время от времени превращаются в животных…».


"Женщина-Кошка или Забытые Боги Атлантиды"
Питерская пластика, колотый бисер.
Кошка как фаллический символ
Из книги М. Олдфилда Гоувея "Девять жизней кошки. Мифы и легенды"

Резьба на алтаре в церкви Св. Марии, остров Танет.
Представляется вероятным, что кошка первой стала считаться фаллическим символом, потому что она была земным представителем Солнца и Луны и, следовательно, богом или богиней, управляющей земным родом и зачатием посредством оккультных воздействий, приписываемых этим сферам. Собственная плодовитость кошки могла также приниматься во внимание, но, вероятно, была все же вторичным соображением при определении ее пригодности на эту роль.

Итак, чтобы понять положение, занимаемое кошкой в этой роли, мы должны взглянуть на мифологию некоторых солярных и лунарных божеств, которых она представляла, и на учения, которые различные верования развили вокруг них.

Во-первых, разрешите нам заметить, что фаллическое поклонение первоначально было выражением уважения простых и чистосердечных людей к чуду произведения потомства, зачатию и родам. С трепетом смотря на это таинство, он видели в нем видимое земное проявление созидательной силы Бога. Лишь в самое последнее время, когда религия стала вырождаться и нечестивые обряды ворвались в нее, идеал, который был поклонением самой жизни, потерял значимость и исчез.

Хотя сегодня мы привыкли думать о Луне при персонификации в женском роде, во многих древних религиях она была представлена мужским или двуполым божеством, и ее ассоциация с богиней родилась из этой более старой идеи.

Мы уже отмечали, что богиня Баст с головой кошки является женским воплощением творца-демиурга Пта, самого древнего из всех богов. «Божественный и изначальный разум и мудрость», «Тот, кто существует в себе самом», «Даритель (Податель) Жизни», Пта, как первобытная египетская концепция персонифицированного Солнца, как считается, породил лучом света Священного быка Аписа, символ плодородия в природе. Его имя означает «Тот, кто открывает» и предполагает двойственное функционирование как бога жизни и как бога смерти, открывателя темной тюрьмы матки и могилы. Кошка была вторичным символом Пта, не только как представительница Солнца, но и благодаря своей связи с Баст. В более поздней египетской аллегории Осирис узурпировал место Пта как бога жизни и репродукции. Как бог солнца он, по преданию, жил на Луне. Плутарх описывает египетский праздник под названием «Вход Осириса на Луну», имевший фаллическое значение. В папирусе, хранящемся в Лувре, упоминается возможное влияние Луны на род человеческий, и мы читаем: «Спаривание и зачатие чаще всего происходят в тот день, когда он (Осирис-Луна) виден на небесах».

Предшествующие соображения помогут нам понять, почему на женщин, совершивших адюльтер, египтяне налагали необычайно строгое наказание и приговаривали их к смерти. Этих несчастных зашивали в мешок с кошкой и бросали в Нил. Такой варварский обычай, кажется, нравился многим первобытным народам, так как его можно обнаружить и далеко от Египта. Темная репутация сложилась у глубокого зловещего пруда, образованного рекой, сбегающей с горы Алманаджа (Ущелье всех мужчин) в Исландии. Его называют прудом Утопленниц, так как здесь, как рассказывают, как и в Египте, женщин-преступниц обычно завязывали в мешок с живой кошкой и бросали в омут. Причина такого жестокого обряда объясняется Полем Мегнином. Он пишет: «У древних германских народов кошка была символом прелюбодеяния и в то же время — независимости. У скандинавов и народов севера Европы она была еще и эмблемой любви. Богиня Фрейя всегда изображалась в повозке, которую везли две большие кошки». «Крайняя жестокость, — продолжает он, — вероятно, объяснялась восточной идеей, что из всех животных кошки больше других напоминают женщин своим непостоянством и яростью».

Возможно, что благодаря своему широкому распространению этот культ бога плодородия не исчез с уходом Пта и Осириса. У римлян он принял вид поклонения Янусу, двуликому богу плодородия, почитатели которого с большим уважением относились к нему как к самому древнему, высшему и священному из всех божеств. Он был первым, к кому обращались с молитвой и кому приносили жертвы. Именно он стал предшественником Юпитера. Его имя можно писать как Ианус, то есть это мужской эквивалент имени Яна или Диана, и мы уже ранее видели эту странную пару, оказавшуюся близкими партнерами в качестве солярного и лунарного божеств, породивших религию, сохранившуюся почти до наших дней в форме колдовства.


Янус явно почитался ведьмами главным образом благодаря своему титулу и функционированию как носитель булавы или привратник, который держит скипетр и ключи в качестве Хранителя Путей и Открывателя дверей, то есть выполняет такие функции, которые безошибочно указывают на его прямое происхождение от Пта. Как богу зачатия и измерителю времени, ему посвящалось начало всего. Таким образом становится ясной причина его связи с Дианой. Как богиня Луны, она была также и Хранительницей времени и с огромным сочувствием относилась к страданиям своего пола, и это сделало ее богиней деторождения. Она помогала женщинам во время беременности, охраняла от смерти, когда Янус открывал дверь жизни для их детей. Странное занятие для девы-охотницы, но даже боги не застрахованы от капризов Судьбы! По мере развития лунарно-фаллического культа феминистский аспект лунного божества вышел на первый план, мужественный солярный символ почти скрылся из вида, и примитивные ритуалы, повышающие плодовитость, стали отправляться чаще жрицами, чем жрецами. И в этом помогало символическое отношение к природе как к Великой матери. Оно было хорошо понятно простым умам первобытных людей и находило теплый отклик в их сердцах. В результате культ выжил, преодолев все препятствия, и даже в своем выродившемся виде дал жизнь почти бесчисленным вариациям своего основного учения. Превосходство жрицы, мудрой женщины или ведьмы установилось так крепко, что так и осталось неколебимым на века. Она была пророчицей, жрицей, целительницей или убийцей с помощью священных оккультных знаний. Она стояла у дверей, связывающих духовный и материальный мир, и притязала на дар ясновидения и способность к восприятию потусторонних звуков и видение возносящихся душ умерших. Он могла защитить от ужаса ночи и стрел, летающих днем, от чумы, крадущейся в темноте, и разрушения, опустошающего полдень. Демоны подчинялись ее заклинаниям, а болезни или смерть следовали за ее проклятиями.


Диана не брезговала искать прибежища на Луне в облике кошки. И кошка, ночная охотница, была ее священным символом, близко связанным со жрицами. Кошку даже считали воплощением самой богини или медиумом, посредством которого она одаривает своих слуг, хотя позднее она деградировала до уровня домашнего духа у христианских мракобесов.

Церковь вынуждена отвечать на такое множество обвинений относительно создания и распространения суеверий, что приятно обнаружить, что иногда она выступала все-таки против них, хотя и с меньшим рвением, чем то, что она проявляла в отстаивании своей непогрешимости. Один из таких случаев записан Мак-Ферсоном, внимание которого привлекло «странное поверье», связанное с родами, «упомянутое доктором Грегором и проявившееся в случае, ставшем предметом разбирательства церковного суда. Считалось, что если кот перепрыгнет через пищу и окропит ее своим семенем, то тот, кто съест эту еду, зачнет кошек. Люди в Гленливете, — продолжал он, — не любят, когда коты прыгают через стол, если на нем лежит еда. Это поверье упоминалось во многих делах, разбираемых цековным судом. 5 марта 1654 года Джин Симпсон из Ротимея призналась на заседании выездного суда, что она и ее мать ходили к Агнесс Бейн за травами, чтобы убить кошек, которые были у нее в животе. Ее дело было переадресовано церковному суду, перед которым она предстала 22-го сего месяца в Ботари. Она призналась, что сказала, будто у нее «в животе кошки». И она действительно так сильно верила в это, что пошла к мэру Ротимея и умоляла его дать ей рекомендательное письмо к врачу в Абердин. Он отказался. Ее мать, давая показания, сказала, что она также считает, что это кошки и что ее дочь не беременна ребенком. Но когда Джин пошла к священнику короля Эдуарда, «чтобы он дал ей микстуру для умерщвления кошек», тот отказал ей, сказав, что у нее ребенок, а не кошки. Явно это поверье о кошках очень распространено в низах. Оно подпитывается ведьмами, которые промышляют продажей лекарственного зелья. В Элгине в 1571 году был суд, который раскрыл то же понятие. Женет Кар была осуждена за клевету на Мегот Нечти, о которой сказала, что «…у нее котята, а не ребенок». Почти столетие спустя то же самое поверье разделяла еще одна ведьма. В 1616 году в Элгине Арчибальд Форсит донес на Маргарет Мюррей, считавшуюся ведьмой в этом городе, обвиняя ее в том, что она заколдовала его жену, которая испытывала сильную боль, когда к ней пришла. Ведьма в присутствии многих честных женщин сказала, что у нее в матке кошки. С тех пор бедная женщина так и не оправилась и умерла в родах. Ведьмы, в этом случае Джин Симпсон в Ротимее, каждая по-своему, поддержали это поверье».

Хотя мы и переросли эти ужасные идеи, все еще возможно проследить в современных обычаях фаллический смысл, придаваемый кошке, и желание, чтобы Диана с ее помощью подала знак, что она благословила и сделала брак плодовитым. Так, во французском фольклоре чужой белый кот, мяукающий у дверей, предсказывает скорую свадьбу. На юге Англии черный кот в доме означает, что дочь хозяина непременно выйдет замуж, а в Мидленсе черная кошка является свадебным подарком, приносящим удачу.

В «Морнинг пост» от 18 августа 1927 года под заголовком «Процессия предзнаменований» помещена следующая история, изложенная в письме «читателя из Суррея», который услышал ее от своего недавно женившегося друга.

«В день свадьбы на ступенях церкви сидела черная кошка, еще одну они видели у дверей гостиницы, третью — в холле, четвертую — в зале приемов, где гости собирались на свадебный завтрак, пятая была в такси, в котором молодожены уезжали на вокзал, а шестую они встретили на самом вокзале, откуда отправлялись в свадебное путешествие».

Мисс Примроз Грейс, внучка знаменитого игрока в крикет, кажется, поверила в такие предзнаменования, поскольку взяла с собой на свадьбу черную кошку, и на фотографии невесты и ее подружек, появившейся в «Дейли мейл» 29 апреля 1926 года, та занимает почетный передний план. Точно так же на свадьбе мисс Филлис Блитсоу на удачу присутствовала черная кошка, и на фотографии, помещенной в «Дейли экспресс» 17 сентября 1930 года, она снята с этим талисманом в руках.

Еще одна примета заключается в том, что если невеста услышит в день свадьбы или накануне, как чихает кошка, то это принесет ей удачу, но если девушка наступит на хвост кошке, то должна оставить мысли о замужестве на целый год.

В Скарборо жены моряков когда-то верили, что, если держать дома черную кошку, это принесет безопасность их мужьям в море, но среди самих моряков считалось дурной приметой появиться на борту корабля с двумя черными кошками.

Возможно, распространение такого суеверия среди моряков объясняется тем, что они подолгу были вдали от земли. У индейцев телугу, например, мы можем увидеть, что кошка также связана со свадебными обычаями. Этот народ считает, что женитьба на третьей жене неудачна. Но для увлеченного любовника есть средство обезопасить свое сердечное желание от опасных последствий. И помогает ему в этом кошка! Он формально женится на кошке, надевает на шею символ брака — желтый шнурок, и затем может без страха брать в жены третью женщину, но четвертую жену.

Но человек неблагодарное существо, и за верную службу телугуанец платит кошке злом. Он видит в ней деликатесное блюдо и использует в пищу. Его совесть при этом находится в несколько щекотливом положении, хотя, если кто-то увидит, что он несет кошку, и выскажет ему обвинение в жестокости, он всегда может объяснить, что ему нужно заключить третий брак.

Подобные изолированные пережитки — это все, что связывает кошку и фаллический символ с сегодняшней жизнью, но они имеют значение для тех, кто видит в них остатки ушедших религий, и, значит, они не совсем утратили этот смысл.

Кошки из Богов - в Дьяволы
Не всегда наши любимцы жили припеваючи. История и им преподнесла «хороший» подарок, опустив с пъедистала божественного животного до исчадия ада.

В Европе в Средние века кошка считалась спутницей ведьм и олицетворением нечистой силы (см., к примеру, первую сцену из трагедии «Макбет» Уильяма Шекспира). Из-за этого кошек (особенно чёрных) заживо сжигали на кострах или сбрасывали с колоколен. Уничтожение кошек в Средние века косвенно повлияло на распространение эпидемии чумы, которую разносили крысы и другие грызуны.

Согласно преданию, распространенному в шотландском нагорье, там водится большая стая диких кошек, называемых кошками-эльфами, которые, как говорят, являются замаскированными ведьмами. Кошки-эльфы размером с собак, черные, с белым пятном на груди. У них подняты хвосты и вздыблена шерсть — стереотип кошки Хэллоуина (Дня Всех Святых).


Гонение кошек ознаменовалось открытым наступлением католической церкви на еретиков в середине века. Почему же они? Животные, олицетворяющие языческие божества, привлекли в первую очередь внимание.

Священники с церковных амвонов объявили: «Ведьмы превращаются в черных кошек, чтобы под покровом ночи творить темные дела и венчаться с бесом».

В 1484 г. Папой Иннокентием VIII названа кошка «языческим зверем, состоящим в сговоре с дьяволом». Французским монахом Пьеро Ле Луйе написано в то же время: «Нет такого четвероного зверя, вид которого не принял бы дьявол». Но почему-то ведьмы превращались именно в кошек.

Во времена охоты страдали не только женщины, но и кошки, так как расправлялись с ведьмами, как в человеческом обличье, так и кошачьем… Кошек пытали, жгли на костре, закапывали живьем!

Ведьма с кошкой едет на шабаш.
С барельефа Лионского собора.
Во Франции в 17 веке известным стал судебный процесс, в рамках которого была предана казни осужденная за убийство женщина. Она была заточена в железную клетку, подвешенная над медленным огнем. Суд приговорил к этой же участи 14 ни в чем не повинных кошечек.

В 1648 году сам французский король Людовик XIV в день летнего солнцестояния лично возжигал на Гревской площади Парижа костры, на которых сжигали кошек, и плясал вокруг огня. Такие костры горели на Масленицу, Пасху, в первое воскресенье поста и другие церковные праздники.

Объявлялись определенные дни всеобщих облав на кошек. Например, во Фландрии, в городе Ипр, на протяжении 100 лет действовал закон под названием «О кошачьей среде». Один раз в году, в среду второй недели поста, ловили кошек в городе и сбрасывали их с высокой башни.

Суды инквизиции осуждали на верную смерть тысячи кошек, следуя своей логике, что светящиеся в темноте глаза и бесшумная походка являются адскими приметами.

Английская церковь хоть и отделилась от католицизма, но переняла неприятие к маленькому шустрому зверьку. Англия, коронация Елизаветы (XVI в.). По улицам города пронесли изображение Папы Римского, затем его предали сожжению вместе с несколькими кошками.

Кошки, действительно, использовались в магической практике. Например, раздел «Деревенская магия» книги Д-ра Папюса «Черная и белая магия» гласит: «Должно отыскать черную кошку, у которой не было бы ни единого волоса другого цвета и, сварив оную, выбросить все кости, а потом, положа их все перед зеркалом, съесть самому и класть каждую кость себе в рот, смотря в зеркало. Когда же кость попадет, то там сам себя в зеркале не увидишь, и с той костью можешь уже ходить, куда хочешь, а делать, что изволишь, будучи никем не видимым».

Лекарями и аптекарями добавлялись в свои снадобья мясо, жир, кожу, кровь и даже мочу кошек. Такие поверья жили долгое время. Гек Финн, например, с помощью дохлой кошки выводил бородавки. В тексте М.Твена указано: «Возьми кошку и ступай с ней на кладбище незадолго до полуночи к свежей могиле, где похоронен какой-нибудь плохой человек, и вот в полночь явится черт, а может, два или три, но ты их не увидишь, только услышишь ихний разговор. И когда они потащат покойника, ты брось им вслед кошку и скажи: «Черт за мертвецом, кот за чертом, бородавки за котом — тут и дело с концом, все трое долой отменяя. От этого всякая бородавка сойдет».


В японской традиции Кот рассматривался как злонамеренное существо, обладающее сверхъестественной силой. Кошек считали вампирами, выпивающими душу спящего человека.

У индейцев кечуа есть поверье об особом кошачьем дьяволе, злом духе. Кошки играют важную роль в религии ВУДУ, распространенной в южных районах США. Чары, наложенные при помощи кошек, особенно при помощи их усов, могли вызвать неудачу, болезнь и смерть жертвы. И наоборот, в фольклоре кошки обладают многими целительными способностями.

Скорее всего, кошек считали колдунами из-за плодовитости. Верили, что кошачье мясо позволит приворожить и прогнать чахотку. Говорят, что суп из черной кошки излечивает туберкулез. В XVII веке считали, что кошка, целиком сваренная в масле, обеспечивала защиту от ран.

Для отпугивания демонов, отведения от дома и жильцов смерти, болезней, ударов молний, нападений и пожаров в стены возводящихся домов замуровывались трупики кошек, а то и живые кошки.

...Кошки всегда были в почете у моряков, так как корабельные крысы угрожали запасам пищи. Частенько встретишь морскую поговорку, связанную, так или иначе, с этими животными. Например, если дует легкий ветерок, то говорили мореплаватели: «Как кошка лапкой гладит». Во время путешествий с моряками, кошки попадали в далекие страны. Однако ученые считают, что в Россию они попали по суше...

…Египтяне называли своих кошек просто — «мау». Это было явным звукоподражанием. И по-китайски «кошка» — «мао». Ее иероглиф считался символом долговечности. Изящество, физическое совершенство, независимый характер этих животных не только в прошлом, но и в наше время привлекают внимание многих людей. Кошка, которая «ходит сама по себе», стала буквально олицетворением своенравия и самостоятельности.


…Шекспир в своих произведениях упоминает кошек 44 раза. Однако эти животные у него безымянны, не индивидуализированы. У многих других авторов кошачьи личности более конкретны. Кот в сапогах у Шарля Перро, кот Гинце из компании Рейнеке-лиса у Гете, кот Мурр у Гофмана, Чеширский кот Льюиса Кэрролла, — этим представителям кошачьего племени их творцы создали поистине жизнь вечную.

…Домашний дух иль божество.
Всех судит этот идол вещий,
И кажется, что наши вещи —
Хозяйство личное его.

Это строки известного стихотворения «Кот» французского поэта 19-го века Шарля Бодлера в переводе Павла Антокольского. Оба они любили кошек.



Вот такие они, мифические кошки, живущие рядом с нами. Одно известно точно – если кошку любить и уважать, то и человеку от неё только добро будет. А вот тому, кто обидит это гордое существо просто так, незаслуженно, обязательно отольются кошкины слёзки. Любите своих питомцев, и всегда помните – вы в ответе за тех, кого приручили!

 /\_/\
(='.'=)
(")_(")

Комментариев нет :

Отправить комментарий