воскресенье, 23 февраля 2014 г.

23 февраля Красный день календаря


Семь утра. Февраля двадцать третье.
Не открыв ещё толком ресниц
Горд от мысли,что нынче в ответе
Я за целостность наших границ.
В семь пятнадцать - горжусь в туалете,
В восемь - в кухне, съев пару яиц,
Мыслью той, что я нынче в ответе
За Россию в пределах границ.
В восемь двадцать встречаю в инете
Пару близких по духу мне лиц
Как и я, эти парни в ответе
За РHA нерушимость границ.
Соглашаюсь по "асе" быть третьим...
В десять выпита первая, блиц...
К часу - шестеро нас, все в ответе,
За судьбу наших общих границ
Где-то...? Впрочем к чему цифры эти?
Гордым соколом пав мордой ниц,
Гасну мыслью в салате: "на свете
Нет надежней, чем наша, границ..."


Автор - Сергей Лузан (???)


Историческая справка

День защитника Отечества — советский по происхождению праздник, отмечаемый 23 февраля в России, Украине, Белоруссии, Приднестровье и Южной Осетии. Неофициально отмечается как день мужчин. Был установлен в СССР в 1922 году как День Красной армии и Флота. С 1949 до 1993 г. носил название «День Советской Армии и Военно-Морского флота». После распада СССР праздник также продолжают отмечать в ряде стран СНГ.

23 февраля 1918 года: исторический фон

15 (28) января 1918 года Совет народных комиссаров СССР издал Декрет о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии (опубликован 20 января 1918 года в официальном органе правительства большевиков). Таким образом, в тот день начался массовый приём добровольцев в существовавшую тогда лишь на бумаге Красную Армию.

18 февраля 1918 г. германские и австро-венгерские войска объявили о прекращении перемирия и начали наступление по всему Восточному фронту. Как отмечает историк Юрий Фельштинский, относительно небольшие немецкие отряды продвигались, почти не встречая сопротивления: "Из-за царившей у большевиков паники и слухов о приближении мифических германских войск города и станции оставлялись без боя ещё до прибытия противника. Двинск, например, был взят немецким отрядом в 60-100 человек. Псков был занят небольшим отрядом немцев, приехавших на мотоциклах. В Режице германский отряд был столь малочислен, что не смог занять телеграф, который работал ещё целые сутки."

Газеты тех дней сообщали, что, когда немцы начали наступление, в Минске "совет народных комиссаров западной области начал организовывать отряды для защиты города. Однако, узнав о приближении неприятеля, эта охрана сейчас же бросила свои посты и кинулась к вокзалам, беря поезда приступом. Жители заперлись по домам, в городе потухло электричество. В 12 часов ночи в город вступили немецкие войска». Люцин был взят следующим образом: в городок «прибыло из Режиц всего 42 человека <немцев> в двух вагонах. Немцы были очень утомлены и первым делом отправились в буфет, где плотно закусили». После чего ими был «задержан эшелон солдат, готовящийся к отъезду. Немцы выстроили солдат в шеренгу на платформе, отобрали у них ружья и заявили: "Теперь вы свободны. Марш, куда хотите, только паровозов не получите"."

Скорость продвижения немцев доходила до 50 км в сутки. Они наступали небольшими летучими отрядами из добровольцев, которые, «не встречая сопротивления, продвигались на поездах, автомашинах и санях далеко впереди от медленно подтягивающихся главных сил». Двинувшись от линии Пинск-Двинск-Рига, немцы в течение первой же недели наступления заняли Минск, Полоцк, Псков, Ревель.

Надежды большевиков на сводные красноармейские части и «пролетарскую» Красную Гвардию не оправдались. По воспоминаниям Антонова-Овсеенко: "Сводные отряды в значительной части оказались недееспособны, дали большой процент дезертирства, ослушания. Отряды Красной Гвардии обнаружи­ли в общем слабую выносливость, плохую ма­невренность и боеспособность."


Немцы не просто не встречали никакого сопротивления. Они не увидели даже малейших признаков существования армии. И тут большевики могли упрекать исключительно сами себя. По правде говоря, процесс разложения русской армии начали не большевики, а Временное правительство. Социал-демократ из Петрограда Николай Соколов стал автором известного Приказа № 1, согласно которым в армии создавались солдатские комитеты, которые должны были руководить частями в случае политических выступлений. Принцип единоначалия был сломан, и этим немедленно воспользовались члены партии Ленина-Троцкого, идеология которой была наиболее популистской. Вскоре военные комитеты были почти полностью захвачены большевиками. Ленинцы прекрасно понимали — регулярная русская армия была постоянной угрозой для их существования. Эту армию они удачно разлагали различными комитетами, митингами и другими демократическими мерами. После прихода большевиков к власти процесс разложения армии начал осуществляться с самой верхушки — главнокомандующим был назначен большевик Николай Крыленко, а начальником штаба ставки верховного главнокомандования — генерал Михаил Бонч-Бруевич, родной брат соратника Ленина. Как следствие — на февраль 1918 года количество дезертиров достигло 3 млн человек.

«Дезертирство прогрессивно растет ... целые полки и артиллерия уходят в тыл, обнажая фронт на значительных расстояниях, немцы толпами ходят по заброшенной позиции ... Постоянное посещение неприятельскими солдатами наших позиций, особенно артиллерийских и разрушения ими наших укреплений на заброшенных позициях бесспорно носят организованный характер» — докладывал генерал Бонч-Бруевич.

О состоянии частей убедительно говорят записки, которые оставил участник событий, начальник штаба 12-й армии генерал Посохов: "Армии не стало — есть огромная, усталая, плохо одетая, озлобленная толпа людей, объединенная жаждой мира… и всеобщим раздражением. Достаточно незначительных неприятельских сил, чтобы эта масса людей ринулась в тыл, все сокрушая, поедая и уничтожая на своем пути."

Поэтому не было ничего удивительного в том, что, начав движение 18-го, немецкие части, не встречая сопротивления, всего за пять дней прошли более двухсот километров. Немецкий генерал Макс Гофман вспоминал: «Мне еще не приходилось видеть такой неуклюжей войны. Мы вели ее практически поездами и автомобилями. Садишь на поезд горсть пехоты с пулеметом и одной пушкой и едешь к следующей станции. Берешь вокзал, арестовываешь большевиков, сажаешь на поезд еще солдат и едешь дальше».

Узнав о мобилизации Красной Гвардии и готовящемся преобразовании ее в Красную Армию, многие петроградские красногвардейцы поспешили сдать оружие и разойтись по домам. Стоит отметить, что в рядах собственной Красной гвардии большевики не признавали никакой демократизации и устанавливали дисциплину методами еще Юлия Цезаря. «Надо или подбирать подходящих людей, либо вводить для войск репрессии и военно-полевые суды с применением смертной казни, иначе позор будет лишь распространяться и расти», — докладывал красный командарм Рудольф Сиверс командующему южной группы красных войск Антонову-Овсеенко еще в первые дни января 1918 года.

23 февраля (н. ст.) 1918 года было опубликовано воззвание СНК от 21 февраля «Социалистическое отечество в опасности», а также «Воззвание Военного главнокомандующего» Н. Крыленко, которое заканчивалось словами: "<…> Все к оружию. Все на защиту революции. Поголовная мобилизация для рытья окопов и высылка окопных отрядов поручается советам с назначением ответственных комиссаров с неограниченными полномочиями для каждого отряда. Настоящий приказ рассылается в качестве инструкции во все советы по всем городам."

Мобилизация, однако, не принесла ожидаемых результатов, и в ночь на 24 февраля ВЦИК и СНК (Всероссийский центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров — высшие органы советской власти в России) путем поименного голосования были вынуждены принять германские условия мира, или, другими словами, германский ультиматум. В тот же день немцы вошли в Псков.

Тут и произошло единственное событие, которое с огромной натяжкой можно назвать боевой операцией. Днем отряд псковских красногвардейцев и только что прибывший полк латышей попытался дать немцам бой на подступах к Пскову. Обороны не получилось — немцы без труда обошли позиции красных и вступили в Псков. В 10 часов вечера на вокзале произошел мощный взрыв — в небо взлетел состав пироксилина. Этот взрыв нанес немцам наибольшие потери за весь 250-километровый марш — около 270 солдат и офицеров. Таким образом, все 74 года советской власти 23 февраля советские люди отмечали крайне выдающееся событие — взрыв пироксилинового поезда. Но взрыв большевикам не помог.

В статье «Тяжёлый, но необходимый урок», опубликованной в «Правде» 25 февраля, вождь мирового пролетариата Ульянов-Ленин так характеризовал ситуацию тех дней, фактически оправдываясь за принятие германских условий: "Неделя 18—24 февраля 1918 года, от взятия Двинска до взятия (отбитого потом назад) Пскова, неделя военного наступления империалистской Германии на Советскую социалистическую республику, явилась горьким, обидным, тяжелым, но необходимым, полезным, благодетельным уроком. <…> Мучительно-позорные сообщения об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую линию, о невыполнении приказа уничтожить все и вся при отступлении; не говорим уже о бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве. <…> В Советской республике нет армии.
3 марта 1918 года был подписан Брестский мир целиком на германских условиях
". А 26 февраля Советское правительство начало эвакуацию в Москву.


Возникновение праздника

10 января 1919 года Председатель Высшей военной инспекции РККА Николай Подвойский отправляет во ВЦИК, предложение отпраздновать годовщину РККА 28 января: "28 января, исполняется год со дня издания Советом Народных Комиссаров декрета о создании Рабоче-крестьянской Красной Армии. Было бы желательно отпраздновать годовщину создания Красной Армии, приурочив празднование к 28 января, дню издания декрета."

Его просьба приходит с опозданием и рассматривается только 23 января. Однако, ВЦИК отказывает в связи с опозданием предложения: "Никаких решений не принимать ввиду позднего представления ходатайства и невозможности в столь короткий срок организовать празднование."

Тем не менее, 24 января Президиум Моссовета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов рассматривает вопрос «Об устройстве праздника в ознаменование годовщины создания Красной Армии» и принимает поистине соломоново решение. Поскольку немногим ранее был введен праздник Красного подарка — в память о сборе у населения вещей и снаряжения для вновь созданной Красной армии, день создания РККА совместили с Днем Красного подарка — 17 февраля. Из резолюции Моссовета: "Признать необходимым устройство дня Красной Армии в ознаменование годовщины создания ее. Приурочить день празднования Красной Армии ко дню Красного подарка. Организовать в этот день митинги, концерты и спектакли."

Но так как 17 февраля попало на понедельник день Красного подарка, и, соответственно, годовщину РККА отложили на ближайшее воскресенье, то есть 23 февраля, Газета «Правда» сообщала: "Устройство дня Красного подарка по всей России перенесено на 23 февраля. В этот день по городам и на фронте будет организовано празднование годовщины создания Красной Армии, исполнившейся 28 января". Так он впервые и был отпразднован — случайно и без всякого основания.

Затем праздник был на несколько лет забыт и возобновлен в 1922 году (2 года идея праздновать день создания РККА никому и в голову не приходила). 27 января того же года было опубликовано постановление Президиума ВЦИК о 4-й годовщине Красной Армии, в котором говорилось: "В соответствии с постановлением IX Всероссийского Съезда Советов о Красной Армии Президиум ВЦИК обращает внимание исполкомов на наступающую годовщину создания Красной Армии (23 февраля)."

Попытки обоснования даты 23 февраля, или Миф о победе под Псковом и Нарвой

В 1923 г. с большой помпой праздновалось 5-летие РККА, и праздники на 23 февраля приобрели широкий размах. Именно тогда, по мнению историка Б.Миронова, начинаются попытки изобрести некое событие, оправдывающее дату. Впервые день 23 февраля прямо назван днем опубликования декрета о создании Красной Армии в постановлении Президиума ВЦИК от 18 января 1923. Тогда же было установлено ​​и официальное название праздника — День Красной армии и флота.

В приказе Реввоенсовета Республики от 5 февраля 1923 года, подписанном Троцким, событие, послужившее поводом для праздника, определяется так: "23 февраля 1918 г., под напором врагов рабочее и крестьянское правительство провозгласило необходимость создания вооружённой силы".

В том же году в журнале «Военная мысль и революция» появилось утверждение, что 23 февраля была якобы сформирована первая красноармейская часть, принимавшая участие в боях на северо-западном направлении. В следующем году в журнале «Военный вестник» появляется фотокопия декрета Ленина об организации Красной армии от 15 (28) января 1918 г. с ложной датировкой его 23 февраля. В.Миронов объясняет это тем, что сформировавшемуся к тому времени партийно-бюрократическому аппарату было «важно и выгодно скрыть позор 1918 г.»

Однако еще в 1933 году сталинский нарком Клим Ворошилов на торжественном заседании, посвященном 15-летней годовщине РККА, признавал, что "приурочивание празднества годовщины РККА к 23 февраля носит довольно случайный и трудно объяснимый характер и не совпадает с историческими датами", и предлагал перенести День Красной армии на лето — на день победы над белогвардейцами под Царицыным. Таким образом красный нарком пытался увековечить деятельность «отца народов» Иосифа Сталина (который участвовал в тех боях), а также — себя самого. Однако красный диктатор решил иначе.

Карикатура Марка Шуба.
Впоследствии был сочинён миф о победе, одержанной в этот день над немцами под Псковом и Нарвой. Однако Псков был занят небольшим отрядом немцев 24 февраля почти без сопротивления, а к Нарве немцы подошли 3 марта и заняли её на следующее утро после нескольких часов перестрелки с отрядами Дыбенко Павла Ефимовича и ночного бегства последних, причём за бегство из-под Нарвы Дыбенко был снят с поста наркома, исключен из партии и отдан под трибунал (неизвестно, впрочем, почему его не расстреляли сразу, а оставили жить, и даже служить на благо Отечества до 1938 г: последняя его должность в РККА — командующий войсками Ленинградского военного округа, последняя занимаемая им должность - заместитель народного комиссара лесной промышленности командарм 2 ранга). Псков и Нарва были упомятуты оттого, что в реальности это были крайние пункты продвижения немцев, и уже в 20-е годы стали появляться утверждения (например у Н. В. Крыленко), что немцы не сами остановились на псковско-нарвской линии, но были остановлены на ней петроградским пролетариатом.

«Нарва была взята очень небольшим отрядом немцев, всего около 40 человек, которые приехали на мотоциклете в 8 часов утра. Бегство из города началось еще накануне, около 12 часов дня. Первыми бежали солдаты и комитеты, бросая все на произвол судьбы. Впрочем, некоторые успевали продавать остатки неразворованного казенного имущества. Когда в городе появились немецкие мотоциклисты, то на ратуше забили тревогу. Сбежались жители, но немецкий офицер, пригрозив пальцем, приказал разойтись. Все быстро скрылись», — так описала это событие эсеровская газета «Дело народа» от 17 марта 1918 года.

Миф о «победе под Псковом и Нарвой» был изобретен лично Иосифом Сталиным в 1938 году. Впервые он появляется в материале, опубликованном в «Известиях» 16 февраля 1938 г. под заголовком «К 20-летию РККА и ВМФ. Тезисы для пропагандистов». Соответствующий тезис звучал следующим образом: "Под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор. Их продвижение на революционный Петроград было приостановлено. День отпора войскам германского империализма стал днем юбилея молодой Красной Армии."

Сложно сказать, что двигало Иосифом Сталиным, но по его воле День Красной армии посвятили победе над внешним врагом, а не над внутренним. Возможно, Сталин хотел, чтобы вообще тот период Гражданской войны поменьше привлекал к себе внимание, иначе стало бы очевидным, что днем ​​создания Красной армии пришлось бы назначать день, когда московская Красная гвардия начала операцию против донских казаков генерала Каледина и Украинской Народной республики.


День начала войны между Россией и Украиной в качестве дня создания Красной армии — на такое в здравом уме руководство большевиков не пошло бы никогда. Зато украинцам к 23 февраля стоит присмотреться подробнее, поскольку Украине как раз есть что праздновать в эти дни.

9 февраля — в тот же день, когда Центральная Рада подписала соглашение со странами Четверного союза, произошло событие, на которое тогда мало кто обратил внимание.

В селе Гнативна под Киевом, куда стянулись все отряды и подразделения украинского войска, участвовавшие в Киевских боях, по инициативе генерала Константина Присовского и подполковника Петра Болбочана состоялось большое совещание.

Во время совещания решено объединить все имеющиеся силы в одно соединение под единым командованием. Новое подразделение получило название Отдельного Запорожского отряда. Командиром его стал генерал Присовский.

Положение отряда было неслыханно трудным. Запорожцам не хватало самого необходимого — продуктов, оружия и боеприпасов. Отряд сражался фактически в окружении — с востока его давили красные части командарма Муравьева, с запада — отряд красного комдива-антисемита Киквидзе, а с юго-запада — обольшевиченные полки 2-го гвардейского корпуса.

Однако запорожцы блестяще вышли из затруднения. Стремительным ударом они заняли Коростень и захватили склады оружия и военного имущества. Ударом на Сарны они выбили из города большевиков Киквидзе и заставили эшелоны 2-го гвардейского корпуса (который сам рвался по домам) обходить позиции запорожцев стороной.

23 февраля 2-й курень подполковника Болбочана приблизился к Житомиру. Позиции для наступления были выбраны настолько удачно, а секторы обстрела подобраны настолько умело, что 24 февраля большевики Киквидзе рванули из города после первой же атаки. Естественно, бой произошел не 23 февраля, а днем ​​позже, но готовились же запорожцы к атаке именно 23-го!

Развивая успех, Запорожский отряд двинулся вперед. 1 марта от большевиков был освобожден Киев. 30 марта — Полтава. 6 апреля — Харьков. 24 апреля курени 2-го запорожского полка подполковника Болбочана маршировали по улицам освобожденного от красной власти Симферополя.

Запорожский корпус был одним из самых многочисленных и боеспособных подразделений армии УНР. И начало боевого пути выдающейся украинской части было заложен именно 23-24 февраля — во время боя за освобождение Житомира.

Поэтому украинцам 23 февраля можно праздновать смело. Нам есть что праздновать в этот день.


За месяц до юбилея, 24 января 1938 года, была учреждена первая советская медаль "20 лет РККА". Медалью награждали тех, кто особо отличился в боях, кто оплатил первые победы своей кровью, кто вел Красную Армию от победы к победе. Наградили многих. Но заместитель наркома лесной промышленности командарм 2 ранга Павел Ефимович Дыбенко юбилейной медали не получил. Более того, после того как в феврале 1938 года по всей стране прокатились многочисленные митинги и торжественные собрания, на которых весь советский народ и все прогрессивное человечество выразило все свои чувства к родной Рабоче-Крестьянской Красной Армии в множестве теплых слов, легендарный командарм был арестован. Его обвинили в шпионаже в пользу Америки, суд над ним продолжался 17 минут. Приговор — стандартный. Расстрел без промедления. Ирония судьбы в том, что если бы командарм 2 ранга Дыбенко не пошел на повышение в Наркомат лесной промышленности, а потом на понижение в лефортовский подвал, если бы оставался на посту командующего войсками Ленинградского военного округа, то в 1941 году он бы остановил и разбил немцев под Псковом и Нарвой так, как разгромил их в 1918 году...

В сентябре того же года день был закреплен в опубликованной в «Правде» главе Краткого курса истории ВКП(б)» в следующих выражениях: "Вооружённая интервенция немецких империалистов вызвала мощный революционный подъём в стране. В ответ на брошенный партией и Советским правительством клич «Социалистическое отечество в опасности!» рабочий класс ответил усиленным формированием частей Красной армии. Молодые отряды новой армии — армии революционного народа — героически отражали натиск вооружённого до зубов германского хищника. Под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор. Их продвижение на Петроград было приостановлено. День отпора войскам германского империализма — 23 февраля — стал днём рождения молодой Красной армии."

В этом тексте ещё наблюдается некоторая двусмысленность. Гораздо более однозначная формулировка дана Сталиным в приказе от 23 февраля 1942 года: "Молодые отряды Красной Армии, впервые вступившие в войну, наголову разбили немецких захватчиков под Псковом и Нарвой 23 февраля 1918 года. Именно поэтому день 23 февраля 1918 г. был объявлен днём рождения Красной Армии."

Эта версия многие годы поддерживалась государственной пропагандой в СССР. День Красной армии и флота просуществовал до 1949 года. В 1946-м Красная армия была переименована в Советскую. Праздник несколько запоздал за армией, и только через два года получил название Дня советской армии и военно-морского флота. В таком виде праздник просуществовал в Украине до 1992-го, а в России — до 1993 года.

Как нарком Дыбенко громил немцев под Нарвой (Виктор Суворов)

"Павел Дыбенко — матрос Балтийского флота. Начал службу на штрафном корабле "Двина" ("Красная звезда", 26 февраля 1989 г.). Чем провинился матрос Дыбенко, наша любимая армейская газета не сообщает. Но явно не своей революционной деятельностью. Иначе сообщили бы.
В разгар Первой мировой войны матрос Дыбенко — один из зачинщиков антивоенного выступления на линкоре "Император Павел I". Эта интересная особенность проявится потом многократно: наши гениальные полководцы в большинстве своем происходили из числа пацифистов, не желавших воевать. Балтийский флот бездействовал, корабли стояли в базах, матросики отсиживались по теплым кубрикам, бездельем томились, от скуки бунтовали. Во все времена на всех флотах мира корабельных бунтовщиков вешали на реях. Тем более — во время войны. Но Российская империя была уж слишком либеральной. На том и сгорела. Бунтовщика и подстрекателя Павла Дыбенко не расстреляли, не повесили, а переодели солдатом и отправили на фронт. "Советская военная энциклопедия" (Т. 3. С. 277) сообщает, что и на фронте товарищ Дыбенко занятий своих не прервал и продолжал заниматься тем же самым — антивоенной агитацией. Тут его снова арестовали. Вешать бы такого, но нет. Не вешали. А там и падение монархии. И сразу Дыбенко становится как бы главой Балтийского флота. Пьяная матросня озверела. Под руководством Дыбенко и Раскольникова (о нем речь впереди) творилось чудовищное насилие в отношении флотских офицеров и их семей. Следом за офицерами жертвами резни стали все, кого можно было назвать "контрой". А так назвать можно было любого. Дикие сцены матросского разгула описаны многократно. Одно из свидетельств — книга А. Ольшанского "Записки агента Разведупра" (Париж, 1927). <...>
Офицеров убивали просто за то, что они офицеры. И топили в прорубях. А некоторых не топили. Перепившиеся приблатненные братишки Дыбенко с Раскольниковым катались на рысаках по офицерским трупам, втаптывая их в снег и навоз.
Из нашей памяти это вытравлено. Но флот базировался там, где сейчас Финляндия. Во Второй мировой войне большие и мощные страны без долгого сопротивления сдавались тоталитарному напору, а маленькая Финляндия вдруг проявила такую стойкость, которая смутила самого Сталина. Причиной тому — тела русских офицеров, раздавленные санями пьяного революционера. Тех офицеров Финляндия запомнила. Народ Финляндии знал, что если Красная Армия покорит их страну, то освободители будут сдирать кожу с живых людей, вбивать гвозди в головы, отрезать носы, языки и уши, выкалывать детям глаза, творить все то, что творил пьяный Дыбенко. Потому, несмотря ни на какие потери и жертвы, Финляндия не сдалась. Товарища Дыбенко Финляндия помнит и сейчас.<...>
А Дыбенко, накатавшись на саночках, возглавил Центробалт — организацию, вставшую во главе флота. Тут судьба свела его с пламенной революционеркой, генеральской дочерью Александрой Коллонтай, одной из красивейших женщин Европы. Революционную барышню неудержимо тянуло на флот, в опустевшие адмиральские каюты, в матросские кубрики. Саша Коллонтай призывала к мировой революции и к свободной любви. Ее страстный призыв не остался без ответа, ее появления на кораблях моряки всегда ждали с нетерпением. Ее появления всегда были праздником для матросов.
В октябрьские дни 1917 года Павел Дыбенко играл решающую роль. Если не сказать больше. Крейсер "Аврора" и десять других кораблей вошли в Неву по приказу Дыбенко. 10 тысяч вооруженных матросов — вот сила, совершившая переворот.


Павел Ефимович Дыбенко с женой Александрой Михайловной Коллонтай в 1919 году, в период службы в Украинской советской армии
Ночь переворота — звездный час Дыбенко. Он — в составе первого Советского правительства. Тут же и его подружка Александра Коллонтай. Она тоже член Советского правительства, народный комиссар государственного призрения. Все как в волшебной сказке. Он и она. Оба в правительстве. Записью брака Павла Дыбенко и Александры Коллонтай была начата первая книга актов гражданского состояния родины мирового пролетариата. Первый брак комом. Уж слишком оба ценили прелести свободной любви. Их браком начались все советские браки. Их разводом — все разводы. Не время бракам. Революция!
Первым и главным противником победивших коммунистов был русский народ. Проблема вот в чем. После падения монархии было образовано Временное правительство. Именно временное. Его не надо было свергать. Оно не намеревалось долго править Россией. Судьбу страны должно было решить всенародно выбранное Учредительное собрание: учредить такую форму правления, такой политический, экономический и социальный строй, который будет приемлем для большинства населения. Народы России выбрали своих депутатов и отправили в столицу осуществить то, что пожелает большинство. Вот этого Ленин и Троцкий не могли допустить. Большевики уже свергли Временное правительство. Теперь задача — не допустить, чтобы народ выразил свою волю. Ленин и Троцкий принимают простое решение: Учредительное собрание — разогнать, демонстрации рабочих — расстрелять.
Выдающийся российский историк Ю.Г. Фельштинский пишет: "Большевики тем временем пытались найти менее рискованное, чем разгон, решение проблемы. 20 ноября на заседании СНК Сталин внес предложение о частичной отсрочке созыва". Предложение Сталина: не разгонять Учредительное собрание, а оттянуть его открытие. Но кто у нас прислушивался к голосу благоразумия? В то время в партии большевиков безраздельно господствовали политические экстремисты. Фельштинский продолжает: "Решено было подготовиться к разгону. Совнарком обязал комиссара по морским делам П.Е. Дыбенко сосредоточить в Петрограде к 27 ноября до 10-12 тысяч матросов" (Крушение мировой революции. С. 192).
Дыбенко с Раскольниковым выполнили все так, как им приказали: рабочие демонстрации расстреляли. Учредительное собрание разогнали.
И тут самый момент задать вопрос принципиальный: а зачем матрос Дыбенко пришел в революцию?
На этот вопрос мне удалось придумать только два возможных ответа.
Первый: чтобы дать народу свободу и счастье.
Второй: чтобы самому дорваться до власти и упиться ею.
Первый вариант не пройдет. Дыбенко не только не желает выполнять волю народа, он не желает ее даже услышать. Он спешит разогнать народных избранников до того, как они начнут говорить. Он торопится заткнуть народу рот пулеметным огнем.
Итак, первый ответ отпадает.
А что остается?
Тот же вопрос неплохо было бы задать товарищам Ленину, Троцкому, Зиновьеву, Каменеву, Рыкову и всем другим, захватившим власть в октябре 1917 года: а зачем вы ее захватили? Чтобы народу счастье принести? Так вас никто на эту" роль не выбирал, никто вас не уполномочил. А выбрал народ Учредительное собрание. Вот его бы и послушать...
И еще — народ на улицах. В Питере — мирные демонстрации в поддержку выбранного народом Учредительного собрания. А коммунисты это самое собрание — взашей. А народ — пулеметами. Революцию делали не для дворян, не для помещиков, не для купечества, не для промышленников, не для крестьянства, не для священников, не для крупных собственников, не для мелких. А для кого же? Для пролетариата! И первым делом ударили Дыбенкины матросы по пролетариату из пулеметов. Значит, революция — не для пролетариата.
Простите, а для кого?
И нам рассказывают про идеалиста Бухарина... Он, мол, верил в идеалы. Он хотел, чтобы народу лучше было. Когда в народ из пулеметов садят, лучше ли от этого народу? Каково на этот счет было мнение идеалиста Бухарина? О чем думал идеалист, созерцая с балкона расстрелы рабочих?
В тот момент, когда первые капли рабочей крови упали на булыжник Литейного проспекта, система, которую мы знаем на протяжении вот уже 80 лет, сложилась полностью и окончательно. Ситуация: за разгон Учредительного собрания, за расстрел рабочих демонстраций любая новая власть судила бы Ленина, Троцкого, Дыбенко, Раскольникова и всех остальных "героев Октября". Потому с этого момента Ленин и Троцкий просто не могли никому отдать власть. Потому с этого самого момента нельзя было допустить никаких выборов, кроме тех, на которые гарантировано 99,99 процента. Потому нельзя было терпеть существования свободной прессы. Потому следовало давить все партии,, включая свою собственную. Потому следовало душить профсоюзы. Потому следовало и впредь расстреливать рабочие демонстрации, а еще лучше их не допускать, выявляя зачинщиков и устраняя их. Все просто: партию Ленина — Троцкого никто не выбирал, следовательно, власть этой партии была незаконной. Незаконную власть можно удержать только силой. Только террором. И вовсе не Сталин начал террор в 1937 году, а матрос Дыбенко в 1917-м. Точнее — Ленин, Троцкий и компания.
Разгон Учредительного собрания и расстрел рабочих демонстраций на улицах Питера потянули за собой последствия. Россия все еще в Первой мировой войне, но новую власть, которая стреляет в народ, никто не желает защищать. Немцы двинулись вперед на Петроград. На их пути — Чудское озеро. Его можно, как мы знаем, обойти с двух сторон. Через Псков и через Нарву.
А у России армии нет. Армию коммунисты разложили. Дыбенко именно на этом поприще отличился и прославился. Спасти ситуацию в начале 1918 года могли только балтийские матросы. Что ж, народный комиссар по морским делам товарищ Дыбенко, забирай своих матросов, веди их под Псков и Нарву, спасай революцию! Останови немцев!
И Дыбенко повел матросов. Вот его-то действия 23 февраля 1918 года и стали всенародным праздником — Днем Красной Армии. <...>
В 1918 году солдат Калинин, вернувшись с фронта, творит революцию в Самаре. Голод. Разруха. Положение коммунистов шаткое. Людей не хватает. "Не помню сейчас точно, в конце марта или в начале апреля, в Самаре произошло событие, взволновавшее всю партийную организацию. В город неожиданно, без всякого предупреждения, прибыл эшелон балтийских моряков во главе с П.Е. Дыбенко. Вначале мы обрадовались новому пополнению. Но в тот же день в губком пришла телеграмма за подписью М.Д. Бонч-Бруевича. В телеграмме предлагалось немедленно задержать Дыбенко и препроводить в Москву за самовольное оставление вместе с отрядом боевой позиции под Нарвой" (с. 71).
Нам говорили, что под Нарвой — великие победы, а сам победитель почему-то сбежал и его по всей стране ловят. И вот самарские большевики решают, как с матросиками обойтись. Решили: делегатом идет один Калинин без охраны и без оружия. "Как только я появился на перроне вокзала, матросы взяли меня под стражу и, как "контру", привели в вагон Дыбенко. За столом сидел богатырского вида моряк..." Коммунист Калинин устыдил революционера Дыбенко, тот раскаялся и решил возвращаться в Москву. Конец истории я узнал через 21 год. 26 февраля 1989 года "Красная звезда" поместила большую статью о великом полководце Дыбенко, в которой парой строк сказано: "За отход от Нарвы и самовольный отъезд с фронта Дыбенко исключили из партии. (Был восстановлен только в 1922 году.) Он предстал перед судом Революционного трибунала... Совнарком вынес решение — отстранить Дыбенко с занимаемого поста. Павел Ефимович к этому себя уже подготовил: "Конечно, я виноват в том, что моряки добежали до Гатчины...".
Случилось вот что. Члену первого Советского правительства товарищу Дыбенко и его доблестным матросам приказали остановить германские войска под Псковом и Нарвой. Никаких побед пламенные революционеры ни под Псковом, ни под Нарвой не одержали, никого не остановили, неувядаемой славой своих знамен не покрыли. Наоборот, при первых столкновениях с противником изнеженные матросики, просидевшие всю войну в портах, дрогнули и побежали. И наш герой — вместе с ними. А может быть, впереди. Защитники революции добежали до самой Гатчины. Тут надо открыть карту, чтобы оценить героический путь. 120 километров бежали защитники социалистического отечества. Три марафона по глубокому февральскому снегу. В Гатчине захватили эшелон и понеслись по стране спасать свои революционные шкуры. Вдогонку спасающимся глава высшего военного совета Бонч-Бруевич рассылает по стране телеграммы: поймать героев и под конвоем доставить в Москву. Герои должны были остановить противника, но их самих надо останавливать. Если удастся найти...
Героев обнаружили аж в Самаре. За Волгой. Теперь надо взять глобус и оценить этот героический отход. Появились герои-балтийцы в Самаре в конце марта или в начале апреля. И кто знает, где за целый месяц после великих побед они еще успели побывать. Может быть, добежали до озера Байкал, убедились, что за ними никто не гонится, и возвращаются? Тут, по глубоким тылам, они защищают революцию: хватают первого попавшегося и допытываются, не контрик ли. Тут им храбрости хватает. Меня только вопрос интересует: а чем революционер Дыбенко все это время после бегства из-под Нарвы кормил своих революционеров? Ведь прожорливые.
Еще вопрос: а от кого революционеры побежали? Побежали от германской армии. А понятие об этой армии весьма растяжимое. В то время германские матросики от безделья тоже бунтовали в своих портах. В то время Германия уже голодала. В то время германская армия была уже полностью и окончательно истощена войной. Германская монархия рухнула в ноябре 1918 года. Продержалась она до ноября только потому, что товарищ Ленин в марте 1918 года подписал с кайзером Брестский мир и отдал кайзеру Украину до самого Курска и Ростова вместе с рудой, углем и сталелитейной промышленностью, вместе с хлебом и мясом. Ленин отдал кайзеру Польшу и Прибалтику, выплатил огромные репарации золотом и хлебом. Вот оттого кайзеровская армия и дотянула до осени. Но в феврале 1918 года всей этой ленинской помощи кайзеру еще не было, потому Германия стояла на самом краешке, стояла над пропастью. Юрий Фелыптинский пишет: "Но самым удивительным было то, что немцы наступали без армии. Они действовали небольшими разрозненными отрядами в 100-200 человек, причем даже не регулярными частями, а собранными из добровольцев. Из-за царившей у большевиков паники и слухов о приближении мифических германских войск города и станции оставлялись без боя еще до прибытия противника. Двинск, например, был взят немецким отрядом в 60-100 человек. Псков был занят небольшим отрядом немцев, приехавших на мотоциклах. В Режице германский отряд был столь малочислен, что не смог занять телеграф, который работал еще целые сутки" (Крушение мировой революции. С. 259-260).
Вот от этого воинства и бежал член Советского правительства, народный комиссар по морским делам, полководец и флотоводец Дыбенко со своими вояками. Петроград он бросил без всякой защиты, а у немцев просто не было сил его захватить.
Немцы так до Петрограда и не дошли. А Дыбенко, пробежав незамеченным мимо Москвы, убежал за Волгу.
Спросят: что это мы все про Дыбенко да про Дыбенко?
Отвечаю: среди командармов 1 ранга самый знаменитый и высокопоставленный — Фриновский. А среди командармов 2 ранга самый знаменитый — Дыбенко: он один входил в состав Советского правительства. У остальных командармов 2 ранга такого опыта не было и не было таких блистательных побед.
Но были же и другие полководцы! Тухачевский, Якир, Блюхер! Они же одерживали победы! Одерживали. <...> Только сразу предупреждаю: те другие не так гениальны, как Дыбенко. То, что совершил Дыбенко 23 февраля 1918 года, мы празднуем вот уже 80 лет. А победы Тухачевского, Якира, Блюхера, Уборевича, Путны, Вацетиса не так блистательны и грандиозны. Их победы мы не празднуем.
Интересно, чем завершился суд над Дыбенко. Принимая во внимание пролетарское происхождение и великие заслуги, советский суд оправдал дезертира Дыбенко. Оправдание вот какое: он не был готов воевать... Правильно. Ломать — не строить. Разлагать армию и флот Дыбенко был готов. Разбивать офицерские головы кувалдой тоже готов. Расстреливать рабочие демонстрации — и тут готов. Разогнать всенародно выбранное Учредительное собрание — всегда готов. А вот сам воевать на фронте — не готов. Чуть опасность — и побежал революционер Дыбенко далеко и быстро... Еле изловили.
Поймав, его выгнали из правительства Ленина — Троцкого, из коммунистической партии, но расстреливать не стали и даже не посадили. И вот после суда начинаются совсем удивительные приключения. "Советская военная энциклопедия" (Т. 3. С. 277) сообщает, что с лета 1918 года Дыбенко находился на подпольной работе на Украине.
Странно. Выгнали из партии, и куда его? На подпольную работу! Выгнали за разгильдяйство и трусость, за дезертирство — и после этого... Там, в подполье, только такие и требуются. Да ведь не просто его выгнали, он сам перепугался и сбежал за Волгу, тем самым вышел из состава троцкистско-ленинского правительства, самоустранившись. А если он и с подпольной работы сбежит?
И о каком подполье речь? Подполье было партийным, у каждой партии собственное: у анархистов свои пароли, явки, тайники, а у левых эсеров — свои. В какое именно подполье послали Пашу Дыбенко, если он беспартийный? Вообразим, что прибыл подпольщик Дыбенко на явочную квартиру с такой аттестацией: он больше не коммунист, его выгнали за трусость, теперь он с вами работать будет. А кому он такой нужен?
Представим, что в ходе войны Гитлер за трусость выгнал из своего правительства и из нацистской армии, допустим, Геринга и забросил его в советский тыл — свастики на заборах рисовать, листовки расклеивать, по ночам красные гитлеровские знамена тайно на заводские трубы прикручивать. Неудобство в том, что Геринг был мужиком крупным, заметным, как Павел Дыбенко. Кроме того, Геринга по карикатурам знала вся Россия, он быстро попался бы. Но Павел Дыбенко в то время был России и Украине более известен, чем Геринг стал чуть позже: председатель Центробалта, член первого Советского правительства, троцкистско-ленинский нарком, палач народных демонстраций и губитель Учредительного собрания. Фотографии его печатались во всех газетах. Дорвавшись до власти, народные комиссары по всякому поводу печатали свои портреты: вот мы, правители ваши: Дыбенко — Коллонтай — Раскольников, любуйтесь. И приказы-декреты писали товарищи часто только ради того, чтобы украсить их своей подписью, чтобы знала Россия своих повелителей. Да и в лицо Павла Дыбенко знал каждый балтийский матрос, а они по всей стране разбежались, любой опознать мог. И провалился бы подпольщик Дыбенко и всю подпольную организацию завалил бы.
Так кто же его послал на подпольную работу? Вот тут биографы славного революционера умолкают. Его никто в подполье не посылал. Он сам ушел в подполье. В грозный час, когда советская власть висела на ниточке, Дыбенко так законспирировался, что никто не знал, куда он девался.
Потом вынырнул. Большевики захватили Крым, и Дыбенко — народный комиссар по военным и морским делам Крымской советской республики. Недолго. Выбили красных из Крыма. И обнаружили неизгладимые следы страшных злодеяний.
В 1921 году — Кронштадт. Восстание балтийских моряков среди прочих давит и бывший балтийский матрос, бывший председатель Центробалта товарищ Дыбенко. Он командует Сводной дивизией. И тут надо объяснить, что есть Сводная дивизия. В Кронштадте восстал флот. И мало кто из коммунистов желал проливать кровь матросов, которые подарили власть Ленину и Троцкому. Это ведь свои. Мятеж давить некому. Верных частей нет. И вот тогда партия посылает на подавление своих полководцев. Тут и Троцкий, и Тухачевский, и Якир, и Федько, и Ворошилов с Хмельницким, Седякин, Казанский, Путна, Фабрициус и еще многие, многие. Читаем биографию любого стратега и почти наверняка находим его в числе кронштадтских героев. Такое впечатление, что в тот момент никто молодой Советской республике не угрожал. Кроме народов России. Восстание в Кронштадте могло стать детонатором. Вся Россия могла полыхнуть. И уже забастовал Питер. И уже тамбовские мужики сажали на вилы озверевших комиссаров. Кронштадт коммунистам надо было давить. Срочно. Потому, бросив все, стянули сюда командный состав. Рядовых на такое дело поднять не удавалось. Но одних командиров мало. И тогда партия посылает делегатов своего Х съезда. Этим деваться некуда — если полыхнет, делегатов русский народ накажет так, как только у нас наказывать умеют. Командирам и делегатам Троцкий обещает огромное количество орденов. Но и этого мало, И тогда на подавление мятежа бросают крупных партийцев. Тут и Калинин, и Бубнов, и Затонский. Сюда бросают начинающих писателей: иди — объявим классиком. Там, кстати, и купил себе звание классика будущий генеральный секретарь правления Союза писателей СССР товарищ Александр Фадеев. Но и будущих классиков соцреализма не хватило. Посылают курсантов. Это карьеристы, которые сознательно выбрали эту власть и намерены делать карьеру через реки народной крови. Коль так, вот вам, ребятки, возможность отличиться. Ко всему прочему формируют Сводную дивизию... Она еще именовалась Сбродной. Коммунисты собрали в эту дивизию всю мразь, которая только была в стране и за ее пределами. Собрали тех коммунистов, кто провинился, проворовался, пропился, продался, собрали сюда коммунистов-мародеров и коммунистов-насильников. Во главе Сбродной дивизии — бежавший с поля боя, изгнанный из партии за трусость, вынырнувший неизвестно из какого подполья Дыбенко: вперед, товарищи! Он в партии не состоит. Мог бы этим делом и не заниматься. Но занялся. И опять кронштадтский лед. Опять проруби. И трупы — под лед. Только теперь это не трупы офицеров, теперь это сами матросики. Когда Дыбенко бунтовал, его отправили просто воевать на фронт, а когда против него бунтуют, он матросиков топит.
О храбрости Дыбенко докладывал заместитель начальника особого отделения Юдин: "5б1 полк, отойдя полторы версты на Кронштадт, дальше идти в наступление отказался. Причина неизвестна. Тов. Дыбенко приказал развернуть вторую цепь и стрелять по возвращающимся. Комполка 561 принимает репрессивные меры против своих красноармейцев, дабы дальше заставить идти в наступление". Стреляем своих красноармейцев, чтобы заставить их стрелять по своим матросам. Расстрел на расстреле и расстрелом погоняет. Захваченных матросов — судить. Наш родной пролетарский суд разбирал каждое дело индивидуально и вынес 2103 смертных приговора (ВИЖ. 1991. N7. С. 64).
Тоже ведь не просто это — приговоры выносить. Если на разбор каждого дела и на вынесение приговора тратить по целой минуте, то за десять часов напряженного труда без перерывов можно вынести 600 смертных приговоров... За двадцать часов без единого перерыва можно вынести 1200 смертных приговоров... А привести в исполнение... Ну-ка сами попробуйте две тысячи человек перестрелять. То-то.
С этого героического момента карьера Дыбенко снова пошла вверх, правда, не так круто, как раньше. У него было три ордена. По тем временам — герой из героев. Но за всю Гражданскую войну он не заработал ни одного. Нигде никак он себя в войне не проявил. Первый орден — за Кронштадт, За карательную экспедицию. За расстрелы. Никакой там войны не было. Корабли вмерзли в лед, и толку от них нет. И пушки на кораблях сверхмощные. Из тех пушек на огромные расстояния стрелять по таким же линкорам с непробиваемой броней. По пехоте из таких пушек — как из пушки по воробьям. Есть на кораблях пушки малого и среднего калибров, есть пулеметы... Но Гражданская война — это одна непрерывная череда кризисов. Каждый раз, когда кризис возникал, с кораблей и бездействующих фортов Кронштадта телегами, баржами, санями, грузовиками и эшелонами вывозили патроны и снаряды и гнали под Царицын, под Воронеж, под Ростов и Батайск, под Варшаву. Так что не оказалось у восставших матросиков патронов и снарядов. И винтовка матросу не положена. На кораблях винтовки только для караула.
И еще: в Кронштадте не было продовольствия. Коммунисты установили такую власть, что хлеб почему-то пропал. И масло с сахаром тоже. Питер голодал. Потому время от времени запасы Кронштадта перебрасывались на съедение городу. В 1919 году запасы Балтийского флота и Кронштадтской крепости были полностью вывезены. Потом в Кронштадт от случая к случаю подбрасывали. Но понемногу. Голод как раз и был одной из причин восстания. Если бы можно было потерпеть, то восстание надо было начинать на две-три недели позже, когда вскроется залив ото льда. Тогда восставшему флоту никто был бы не страшен. Тогда флот представлял бы действительную силу, а крепость на острове была бы неприступной. Но ждать было невозможно.
Вот в карательной операции против голодных матросов, которым было нечем стрелять, и отличились все наши полководцы, стратеги великие. И Дыбенко среди них. Создав десятикратное превосходство в людях и подавляющее в оружии, разгромили безоружных матросов и учинили расправу. За эти подвиги всех изгнанных из партии в ее рядах начали восстанавливать. Через год раздумий и сомнений вернули в партию и Павла Дыбенко. И должность ему дали: командир дивизии... Карательной. Гражданская война завершилась, а народишко все никак власть народную признавать не желал. И Дыбенко себя проявил. И заработал еще два ордена. В мирное время. На карательном фронте. И стал легендарным героем. С тремя орденами.
В 1937 году Дыбенко был избран депутатом Верховного Совета 1-го созыва. В 1937 году под руководством Дыбенко и начальника Ленинградского УНКВД Л. М. Заковского в частях Ленинградского военного округа развернулась кампания массовых репрессий комсостава. Дыбенко входил в состав Специального судебного присутствия, осудившего на смерть группу высших советских военачальников по «Делу Тухачевского» в июне 1937 года
1937 год застал командарма Дыбенко в Куйбышеве на посту командующего войсками Приволжского военного округа. Заместителем у него — комкор Кутяков. Тот самый, который после смерти Чапаева командовал Чапаевской дивизией.
Поступил приказ: Кутякова взять. Дыбенко не возражает. Наоборот, он готов помочь чекистам организовать арест своего заместителя прямо в своем кабинете. Кутякова взяли 13 мая 1937 года.
По какому-то дьявольскому совпадению именно в этот день, 13 мая, в Кремле Сталин принимал Тухачевского, о чем в книге регистрации сохранилась соответствующая запись. О чем Сталин говорил с Тухачевским, навсегда останется тайной. Но из Кремля, от Сталина Тухачевский направляется в Куйбышев, чтобы занять кабинет Дыбенко, в котором только что был арестован Кутяков.
Тухачевский прибывает в Куйбышев, якобы принимает Приволжский военный округ, а Дыбенко якобы его сдает. Но, сдав округ, Дыбенко почему-то не спешит уезжать. Дыбенко почему-то задерживается в Куйбышеве.
В свете дальнейших событий эта задержка понятна. Тухачевского и высылают из Москвы с тем, чтобы оторвать его от соратников и подчиненных, от власти в Москве. Но не так прост Сталин, чтобы дать Тухачевскому власть в Куйбышеве хотя бы на короткое время. Потому Дыбенко, якобы сдав округ Тухачевскому, никуда не спешит. Он остается на месте. Подстраховывает. Тухачевский в Приволжском округе — только формально командующий. А власть над округом фактически так и осталась в руках Дыбенко. Если ударит в голову Тухачевскому что-либо непотребное, то осуществить никак не удастся: ключи от власти над Приволжским округом не у него, а у Дыбенко.
И вот Тухачевский арестован и отправлен обратно в Москву. Вслед за ним спешит и Дыбенко — судить Тухачевского, Якира, Путну, Примакова и других. И судил. Вместе с Блюхером, Алкснисом, Беловым и другими уличал. разоблачал, клеймил, выносил приговор.
И гордился доверием. И хвалился своим участием. И.В. Дубинский вспоминает: "Приехал из Куйбышева Дыбенко... Хвалился, как он, Дыбенко, пригласил к себе в кабинет своего первого заместителя Кутякова, а там, спрятавшись за портьерами, уже ждали работники НКВД" ("Особый счет". С. 201).
Как военный теоретик Павел Ефимович Дыбенко себя никак не проявил. Он написал множество книг: "В недрах царского флота", "Мятежники", "Октябрь на Балтике", "Из недр царского флота к Великому Октябрю", "Революционные балтийцы" и т.д. Все эти творения не о стратегии и тактике, а о героических подвигах великого революционера Дыбенко.
А завершилась карьера полководца, мыслителя и организатора ударного лесоповала в тюремной камере. Среди прочего товарища Дыбенко обвиняли в пьянстве и разложении. Постановление ЦК ВКП(б) от 25 января 1938 года: "...Дыбенко вместо добросовестного выполнения своих обязанностей по руководству округом систематически пьянствовал, разложился в морально-бытовом отношении..." В письме Сталину Дыбенко пьянство отрицал: "Записки служащих гостиницы "Националь" содержат известную долю правды, которая заключается в том, что я иногда, когда приходили знакомые ко мне в гостиницу, позволял вместе с ними выпить. Но никаких пьянок не было". Знали революционеры, где выпивать. "Националь" и "Метрополь" — место их дружеских развлечений. А морально-бытового разложения Дыбенко не отрицал. Под этим термином у нас понималась выходящая за рамки приличия любовь к чужим женам.
К сведению тех, кто родился после всего этого: в Советском Союзе выдвигались самые фантастические обвинения — от шпионажа в пользу Аляски до черт знает чего. Но было два обвинения, которые никогда не выдвигались зря: тем, кто не пил и по чужим женам не шлялся, пьянства и бытовухи не шили. А если шили, значит, были основания.
А еще его объявили американским шпионом. Шпионаж в пользу Америки — это несколько круто взято. Но товарищ Дыбенко и тут не полностью чист. У него сестра почему-то жила в Америке. Дыбенко имел официальные встречи с американскими военными представителями и в частных разговорах просил содействия в получении пособия для сестры. И своего добился. Пособие в Америке сестра бедного командарма получала.
Забота о сестре — дело святое. Но надо выбирать одно из двух:
  • творить переворот в России и раздувать мировую революцию в надежде истребить всех буржуев;
  • или клянчить деньги у тех самых буржуев.
Дыбенко такие вещи совмещал: он всей душой ненавидел помещиков, капиталистов, офицеров и всяких прочих угнетателей, считал их кровопийцами, истреблял их беспощадно весьма необыкновенными способами. Он посвятил жизнь борьбе против них, он гневно их разоблачал в своих бессмертных творениях, он готовил войска к освободительной войне в мировом масштабе. В то же время он выпрашивал у этих вампиров денежки на пропитание родственникам.
Русскому народу он устроил такую жизнь, что не вырвешься: границы на замке. А своих родственников по заграницам устроил. Интересно, если бы работяга с завода или солдат-рядовой попросил денег у капиталиста, то как бы с ним поступила наша родная власть? А командующий Ленинградским военным округом не гнушался.
Дыбенко залил Россию кровью ради того, чтобы всем хорошо жилось, а дошел До того, что, являясь наркомом, командующим округом, заместителем наркома, не может (или не хочет) сам помочь своей сестре. Да забрать ее из капиталистического ада в наш процветающий рай, и дело с концом!

[10 сентября 1937 года Дыбенко был снят с должности командующего Ленинградским военным округом, но затем восстановлен. Однако вскоре, в январе 1938 года Дыбенко был повторно смещён с поста и уволен из РККА. На январском пленуме ЦК ВКП(б) Дыбенко подвергся резкой критике и нападкам со стороны Сталина, обвинившего его в морально-бытовом разложении и пьянстве. После этого Дыбенко «в порядке последнего испытания» был назначен заместителем наркома лесной промышленности СССР; при этом ему было поручено курировать выполнение плана заготовок древесины в системе ГУЛАГа. Арестован 26 февраля 1938 года в Свердловске. Обвинён в участии в военно-фашистском заговоре в РККА и в наркомате лесной промышленности СССР и в шпионаже в пользу США. Также Дыбенко был обвинён в связях с М. Н. Тухачевским, которого он сам незадолго до этого отправил на расстрел. На следствии подвергался жестоким пыткам. Признал себя виновным во всех предъявленных обвинениях, кроме шпионажа; писал покаянные письма Сталину. - Википедия]

Не в том дело, был командарм Дыбенко американским шпионом или не был. А в том, что Дыбенко созрел полностью как объект вербовки. И перезрел. Его мог вербовать любой иностранец, нечаянно вступивший с ним в контакт.
За финансовой помощью сестре бедного революционера открывается бездна. В октябре 17-го к власти дорвалось быдло. Великие стратеги вроде Дыбенко понятия о чести не имели. У них не было ни революционной, ни классовой, ни пролетарской, ни национальной гордости ни на грош, ни на фунт, ни на доллар. Таким ничего не стоило обратиться к противнику с унизительной просьбой. И обращались. И приставали к каждому иностранцу: достань то, достань это. А просить нельзя. Проситель раскрывается самой слабой своей стороной. Проситель высокого ранга, проситель, имеющий доступ к государственным секретам, — это настоящая находка для шпиона.<...>
А Сталин готовил страну и армию к войне. И следовало всему руководящему быдлу толково и понятно разъяснить, что подобное поведение будет расцениваться как шпионаж. С соответствующими последствиями.
Товарищ Сталин на примере Дыбенко и других просителей показал высшему командному составу, что так делать нехорошо.
И все товарища Сталина поняли.
Результат очищения: Сталин истребил не только шпионов и потенциальных шпионов в среде высшего военного руководства, но и так пресек несанкционированные личные контакты, что Советский Союз стал самой трудной страной для работы вражеских разведок.<...>
Сталин знал, куда кого ставить. Командовавшего флотом Раскольникова — руководить искусством. Чекиста Фриновского — командовать флотами. Это не только сталинский юмор, но испытание. Готовность руководить чем угодно, лишь бы руководить, выдавала неистребимую тягу к власти. Сталин выискивал самых беспринципных, самых жадных до власти и стрелял. Нет бы Фриновскому отказаться: никогда на корабле не бывал, не потяну. Так нет же, хватается Фриновский за кресло, под себя должность гребет. И тогда через три месяца товарищ Сталин говорит: уж очень высоко тебя занесло, не справляешься...
И Дыбенко из той же породы: кем угодно, но лишь бы командовать.
Потому товарищ Сталин Дыбенке дал еще испытание. Такое же, как и Фриновскому, только в противоположном направлении. Чекиста Фриновского флотом командовать, а первого военно-морского наркома Дыбенко — лесоповалом. Зеками править. И холуй Дыбенко на лету ловит брошенную барином должность: хоть куда, хоть лагерями править, хоть народ расстреливать, лишь бы должность повыше.
Он начинал бандитом, а кончил конвоиром. Он мнил себя мятежником. А умер вертухаем.

Говорят, что если бы Дыбенко дожил до 1941 года, то он, обладая незаурядным талантом стратега, остановил бы 4-ю немецкую танковую армию генерал-полковника Геппнера под Псковом и Нарвой... Спорить с такими утверждениями не будем. Во всяком случае, опыт боев в тех местах у него был. Места знакомые...

29 июля 1938 года Дыбенко был приговорён к смертной казни и расстрелян. Место захоронения — полигон «Коммунарка». Реабилитирован посмертно в 1956 году.


В настоящее время

День защитника Отечества в России
В настоящее время праздник отмечается как День защитника Отечества в соответствии с Федеральным законом РФ «О днях воинской славы (победных днях) России» (1995 год). 18 января 2006 года Госдума постановила исключить из официального описания праздника в законе слова «День победы Красной Армии над кайзеровскими войсками Германии (1918 год)», а также изложить в единственном числе понятие «защитник».
С 2002 года по решению Государственной думы ФС РФ 23 февраля в России является нерабочим днём.

День защитника Отечества в СНГ
День защитника Отечества отмечается также на Украине (восстановлен в 1999 г.), в Белоруссии и в Приднестровье. На Украине и в Белоруссии продолжает оставаться рабочим днём.


День защитника Отечества в Украине
В Украине официально празднуется День вооружённых сил Украины 6 декабря. Однако этот день в «народные праздники» не вошёл. Поэтому в 1999 году был издан Указ, в соответствии с которым 23 февраля, по аналогии с РФ назван Днём защитника Отечества. Этот день считается «мужским днём» как 8-е марта «женским днём». Как и 6-е декабря, этот день не является выходным. Президент Украины Виктор Ющенко назвал 29 января 2008 года (День подвига героев Крут) «настоящим национальным Днём защитника Отечества» и поддержал инициативы касательно государственного установления такого памятного дня (в январе 2008 года черкасская областная организация Украинской народной партии предложила президенту перенести празднование Дня защитника Отечества с 23 февраля на 29 января).

День защитника Отечества в Казахстане
В Казахстане День защитника Отечества отмечается 7 мая. В этот день в 1992 году были созданы Вооружённые силы Казахстана.


Предложения изменить смысловое значение праздника
Сторонники русской исторической государственности не признают установленного в РФ «Дня защитника Отечества». Отдельные общественные организации в РФ предлагают праздновать в этот день начало «Ледяного похода» Добровольческой армии 1918. Поход добровольцев ознаменовал собой начало возрождения русской армии из революционного хаоса и дал надежду на возрождение русского государства. Судите сами. Армия, если ее так можно было назвать в начале 1918-го года, вышла из Ростова в никуда. Четыре тысячи человек, огромный обоз, который постоянно пополнялся ранеными и больными. Тыла у этой сражающейся армии не было вообще – уже весомая заявка для учебников истории. Погоды стояли в степи жесткие, с метелями. Армия старалась двигаться от станицы к станице, но нигде не задерживалась – красные шли по пятам. Население относилось или сдержанно или враждебно. Штатные пропагандисты армии несли на митингах какую-то ересь про Учредительное собрание. Станишники кривились и выжидали чего-то, иногородние ждали обещанную большевиками землю и тоже помалкивали. Потом встречные станицы стали занимать с боем и было всем понятно, что ни один такой бой проиграть просто нельзя. Конец. По ходу движения, прямой наводкой расстреляли паровоз красноармейского поезда, добыли боеприпасы, еду и фураж. Пошли дальше, до самого Всемирного дня трудящихся шли и шли. Что-то было такое в этих людях. Такая титановая воля, что их нигде не смогли разбить или остановить, пока они сами не уперлись в Екатеринодар. И взяли бы его, но там, в городе, оказались такие же упертые русские люди, схожим числом. Мне даже кажется, что не влетал никакой красноармейский снаряд в окошко фермы экономического товарищества – там был штаб штурмующих город. Не убивал снаряд командующего Белой армией. Генерал Корнилов застрелился и не проиграл этот бой. А может, Бог не дал ему проиграть, забрал вовремя... Однако, как бы там ни было, Белая Добровольческая Армия выступила в 1-й Кубанский (Ледяной) Поход не 23-го, а 22 февраля.

А собственно говоря, все равно когда праздновать, да и что праздновать, лишь бы было чем. Для некоторых людей праздник 23 февраля остался днем мужчин, которые служат в армии или в каких-либо силовых структурах. Тем не менее, большинство граждан России и стран бывшего СССР склонны рассматривать «День защитника Отечества» не столько, как годовщину великой победы или «День Рождения Красной Армии», сколько, как День настоящих мужчин. Защитников в широком смысле этого слова.

а посему...

Подари мне плавки из сатина,
Что зовут в народе "труселя",
Не на День святого Валентина,
А на 23-е февраля!
Этот день для каждого мужчины
Бесшабашный, резвый, отрывной.
День, когда есть веская причина,
Дома покомандовать женой.
В этот день ты, встав на табуретку,
Натянув на пузо труселя,
Сжав в руках стакан, как Ленин кепку,
Гаркнешь всем: "Салаги! Смирно, мля!"



Красные трусы приносят счастье

Британские ученые в результате продолжительных экспериментов выработали последовательность действий, своего рода ритуал для женщин на привлечение любви. Нужно купить красивые трусики красного цвета, слегка намочить их в воде и закинуть сушиться на люстру. Люстра должна быть протерта от пыли и выключена. Закидывая, нужно представлять себе идеального партнёра. Если закинуть с первого раза не получилось – не беда. Значит, ваш бросок еще не "созрел". Нужно додумать образ: представить, чем будущая любовь будет заниматься, чем увлекаться, о чем мечтать. И закидывать снова.


А еще нижнее белье красного цвета – отличный эротический стимулятор. Соскучились по нежным ласкам и страстным объятиям надевайте красные трусики и всё вышеперечисленное вам практически обеспечено.

Группа британских ученых заявляет, что в процессе исследований выяснилось ещё одно положительное свойство данного ритуала: красные трусы помогают не только в любви, но и в привлечении денег. Ритуал аналогичен вышеописанным действиям по привлечению любви. Только теперь, закидывая трусы на люстру, нужно думать не о своей паре, а о том, на что вы хотите потратить деньги. Кстати, о самих деньгах лучше не думать, ведь они по сути только эквивалент желаемого. Думать следует именно о том, на что вы хотите эти деньги потратить.Теоретики психоанализа ломают головы почему это происходит, но это реально работает... 86% женщин, участвовавших в исследовании подтвердили эффективность применения ритуала.


Кстати, если Вы решили, что на 2х предыдущих картинках девушки-подарки, то всё может быть даже наоборот.


Ведь сегодня еще и День Защитниц Отечества


Нет, вы не ослышались и не ошиблись!
С праздником ВАС, дорогие представительницы сильного пола!
За то, что ухаживаете, холите и лелеете своих защитников.
За то, что кормите каждое утро своих мужчин, за то что следите за тем, чтобы воины ваши выглядели подобающе! За то, что терпите моменты, когда воины релаксируют перед телевизором с бутылкой пива, и за то, что они вечером возвращаются уютный, милый и теплый дом, где его встречаете ВЫ дорогие, ласково целуя в щечку и улыбаясь.
За то, что у ваших воинов есть своя крепость, где они могут отдыхать и набираться сил для новых подвигов! Ведь в конце концов, это ведь ВЫ вдохновляете своих защитников брать новые и новые вершины!



В бою незримом каждый день
Защитница отечества,
Между плитою и столом
Всё время баба мечется.
Детей одеть и накормить,
Посуду начисто помыть,
Рубашку мужу постирать,
Пол ночи сексом развлекать,




И с боевой раскраской,
Разрезом-декольте,
Улыбкою и лаской
Убить буквально всех!
И нет уже сомненья,
Что этот праздник Ваш!
С защитницей отечества
Поздравим, дамы, Вас!!!



Хочу сказать о женщине внутри армии, женщине-военнослужащей.


Начну с воинственных амазонок, которые даже в интимные отношения с мужчинами вступали лишь для сохранения рода. Причем родившихся в результате этого мальчиков они отсылали или убивали, а девочек оставляли.

Говорят, что амазонки прибегали к очень жестокой мере, чтобы усилить потенцию плененных ими мужчин.
Здесь можно привести одну цитату из Евстафия "Пленникам, захваченным в битве, амазонки ломали ногу или руку, не только для того, чтобы предотвратить возможность побега или заговора, но, прежде всего для того, чтобы сделать их более энергичными в любовных баталиях. Выжигая правую грудь своим дочерям, они верили, что их правая рука становится сильнее от получения дополнительного питания, точно также они считали, что отнятие одной из конечностей, руки или ноги, усиливает половой член. Поэтому, когда скифы упрекали царицу Антианиру в том, что все её рабы хромают, она отвечала: "Хромые гораздо искуснее в любви".

А женщины племени сарматов, кочевавшего в древности по Азии, были буквально вынуждены участвовать в сражениях – ведь замуж они могли выйти только после того, как убьют в бою врага.

Кстати, древнеримский историк Тацит пишет, что у кельтов было много воинов-женщин. Римских солдат это сражало наповал: "Словно окаменев, они подставляли неподвижные тела под сыплющиеся на них удары".

Согласно древнему преданию, у "железных" фаланг Александра Македонского был один беспроигрышный прием. Фаланги внезапно расступались перед противником, и взору врага представала толпа обнаженных женщин. Долгое воздержание и красота статных девиц делали свое коварное дело: бойцы противника приходили в смятение, а воины Македонского ловко пользовались их замешательством.


Можно также вспомнить орлеанскую деву-воительницу Жанну Д’Арк, которая, надев мужские доспехи, повела за собой французскую армию на битву с англичанами. Надо заметить, что Мила Йовович в роли Жанны Д’Арк выглядит намного привлекательнее, чем сама Жанна Д’Арк. Ох уж этот Люк Бессон...


Ну и, конечно, нельзя забыть отечественную кавалерист-девицу Дурову, тоже в мужском гусарском наряде тайно внедрившуюся в армию для защиты родины.


ну и в продолжение...


Из русских летописей и преданий к нам дошло не так уж много примеров женской воинской доблести: былинная богатырка Настасья Микулишна, княгиня Ольга, участвовавшая в военных походах... Вот, пожалуй, и все. Русские мужики считали, что воинская слава – не бабий удел. Баба – существо слабое, должна детей рожать, очаг беречь, в горящую избу входить... Ну и так далее. Петр I – известный женолюб – осуждал разврат в войсках. "Никакие блудницы при полках терпимы не будут, – писал он в Воинских артикулах, в главе "О содомском грехе, о насилии и блуде". – А ежели кто женский пол в неприятельской или дружеской земле изнасильствует, оному голову отсечь, или вечно на галеру послать".

Так что случаи появления русской женщины в войске, подобные легендарной кавалеристке Дуровой (прототип героини "Гусарской баллады") – скорее, исключение, чем правило. Впервые женщины вошли в состав русской армии в качестве сестер милосердия только в 1854 году, во время Восточной войны. К 1917 г. число таких медсестер возросло в 1000 раз, а в самом семнадцатом был создан "Женский батальон смерти". В годы гражданской войны Политическое Управление Реввоенсовета Республики оценивало число женщин в армии в 27%. Их сексуальное поведение было очень разным: от аскетизма и безоглядной любви к идее – до "обозной бабы". Сегодня, в конце XX века, доля женщин-военнослужащих составляет около 4,5% (данные по 140 странам мира). В Российской армии служит 15 тыс. женщин-офицеров и 25 тыс. женщин-прапорщиков. Конкурс для девушек при поступлении в военно-учебные заведения достигает 12 человек на место и более.



Впрочем, все это – дела давно минувших дней. А в дни нынешние женщина в армии – явление вполне обычное: женщины-связистки, женщины-медики, женщины-пограничники... И проблем тут хватает.


Во-первых, самая жуткая военная тайна – возраст военнослужащих. Женщина скорее выдаст врагу под пытками номер своей части, чем год своего рождения.

Во-вторых, у женщин невозможна «дедовщина», потому что у них бы она именовалась «бабовщина». А какая девушка хочет раньше времени стать бабушкой?

Непросто также втолковать женщине-часовому (или – часовой?), что при подходе к посту неизвестного надо командовать: «Стой! Стрелять буду!», а не вопить: «Не подходи, а то как дам!».

И наконец, весьма сложно в женском строю выполнять команду «Равняйсь!» так, чтобы согласно воинскому уставу видеть грудь четвертого человека. Ведь у этого четвертого, то есть четвертой, может быть бюст № 1, а у первого, то есть первой, наоборот, № 4, а то и № 5, не говоря уже про № 6.

Но, с другой стороны, многие мужские армейские проблемы для женщин – вовсе не проблемы. Ну что для российской дамы какой-то наряд вне очереди или марш-бросок после «наряда» по уборке квартиры, или «марш-бросок» с авоськами по магазинам?!

Вот, пожалуй, все про отношение женщины к военным.

А как военные относятся к женщине?

Ну как, как относятся... Конечно, военные женщин любят.

В былые времена эта любовь описывалась в известной лирической песне:

В кармане маленьком моем
Есть карточка твоя.
И значит, мы всегда вдвоем,
Моя любимая!


Кстати, дамы в погонах часто копируют сексуальное поведение своих коллег-мужчин. Случается, что курсантки военных институтов откровенно пристают к курсантам-юношам: амазонки бьются за возлюбленных! Широко известен скандал в армии США: женщина-лейтенант Роузен в течение года использовала молодых солдат по их прямому мужскому назначению... 17 подчиненных ей не удалось склонить к "неуставным отношениям", но трое стали ее постоянными любовниками.


В российской армии отношение к женщинам-сослуживцам достаточно уважительное. Общая культура поведения, как и во всем российском обществе, патриархальна. Но факты "приставания" все же имеют место. Реакция самих женщин-военнослужащих различна. Большинство предпочитают не обращать внимания на непристойности и держаться подальше от мест мужских развлечений: не посещать солдатские клубы и Дома офицеров, обходить стороной казармы. Другие, используя боевую тактику "нападение – лучший вид обороны", реагируют агрессивно, с презрением и негодованием – чтобы в следующий раз неповадно было. Кто знает, может быть со временем женщины станут в армии преобладающим контингентом. А мужчинам останется сущая мелочевка: детей растить, очаг хранить, в горящую избу входить да коня на скаку останавливать...


И последнее соображение.

Высший чин, которого достигла женщина в российской армии, – генерал. И пусть наша женщина станет маршалом и даже министром обороны.

Потому что кто же лучше женщины умеет оборонять честь?

Пусть не стала генералом,
В армии ты не была,
Но достоинство мужское много раз ты подняла!)
С 23 февраля!!!)


- Подъем! - командует старшина женскому взводу.
- Старшина, - доносится сонный голос с одной из коек, - не надо так громко делиться своей радостью!
В казарме слышится сдавленный смех.
- Выходи строиться! - зло кричит старшина.
- А что будем строить? - спрашивает тот же голос.
- Петрова, не буди во мне зверя.
- Нас, значит, будить можно, а вашего зверя нет? Как вы его бережете.
- Три наряда вне очереди, будешь мыть туалет.
- Наряды приму с удовольствием, надоел цвет хаки, а туалет... Бедненький, вас слабит?
Старшина, взбешенный, выскакивает из казармы, за ним не спеша выходят девушки, строятся.
- Рядовая Петрова... - начинает старшина.
- Так уж и рядовая? - не соглашается девушка. - На гражданке говорили, что я из ряда вон.
- Вот именно, вон из строя! - снова кричит старшина. - Два шага вперед! Ложись! - командует старшина.
- Спасибо, старшина, я только что встала.
- Петрова, я тебя не отдыхать приглашаю, ложись!
- Прямо здесь?
- Прямо здесь.
- Нет, старшина, сегодня не могу, женские дела.
- Петрова, в армии нет мужских или женских дел. Дело одно - защищать родину.
- Знаю, старшина, только поэтому я от вас и отбиваюсь.
- Так точно.
- Тогда ложись.
- Встать в строй, - под хохот взвода командует старшина, - Взвод, шагом марш! Раз! Раз! Раз, два, три!
- Старшина, а до четырех - слабо?
- Держи ногу, Петрова!
- А чего ее держать, одна не убежит.
- Выше ногу! - зло кричит старшина.
- Не могу, старшина.
- Почему?
- Мешает впереди идущая попа.
- Петрова, я знаю, что мешает танцевать плохому танцору, а что танцорке?
- Если очень сильно не прижиматься к партнеру, ничего, старшина.
- Петрова, у нас канализацию прорвало, пойдешь чистить.
- Вот, вот, старшина. От харчей, которыми нас кормят, даже канализация блюет.
- Не зуди, Петрова, когда-нибудь и ты станешь старшиной.
- Я?! Не дай Бог!
- Петрова, плох тот солдат...
- Который не мечтает стать женой генерала, - под новый взрыв хохота отвечает девушка.
- Рота, - махнул на нее рукой старшина, - запевай! "Наш ротный старшина имеет ордена"...
- Ага, - подхватывает Петрова, - а у меня все это впереди.
- Что у тебя впереди, Петрова?
- Что у меня впереди, видно невооруженным глазом, а эта песня для строевой очень сексуальная.
- А какую бы ты хотела?
- Я? Вот эту: хочу прибиться к берегу, да гвозди не дают.
- Ничего, Петрова, для тебя я гвоздь найду. Левой, левой... Петрова, где у тебя левая нога?
- Старшина, вы видите мой бюст?
- Ну?
- А я из-за него ног не вижу.
- Петрова, зачем же ты с таким бюстом пошла в армию?
- А что делать? Мужики все, вплоть до генералов, кто в политики, кто в бандиты подался, а нас с детства учили, что за Родину надо стоять грудью. Ну, я и решила, что нечестно с таким бюстом в тылу отсиживаться.
- Не знаю, что думают наверху, а я бы женщин не брал.
- Бедный, вас уже не интересуют женщины?
- Пять суток губы!
- Губы? Старшина, вы любите нетрадиционный секс?
- До сих пор не любил, но, пообщавшись с женским батальоном, я начинаю понимать голубых.
- А кем вы были на гражданке, старшина?
- На гражданке; я был мужиком, - под новый взрыв хохота ответил старшина. - Поэтому я и хочу вернуться. Подаю в отставку.
- Успокойтесь, старшина. С нами, конечно, нелегко, но ведь мы вас все любим. Пройдет месяц, другой, и вы будете единственным мужчиной, который сможет честно сказать: - Я был на взводе!
- Уговорили, - улыбается старшина. И все же - запевай: Солдатушки, браво вам, девчушки! Где же ваши парни?...
Рота подхватывает: Наши парни прячутся от армии, Вот где наши парни!..


Представьте ситуацию: Парень не дождался девушку из армии. Свадьба и тут заваливает пьяная демьбельша в фоме ВДВ...


Впрочем...

Стоит ли оставлять детей на бабушек, чтобы отправиться в очередную горячую точку, рисковать своей жизнью (опять же подумайте, кто позаботится о детях)? Какой станет хрупкая, нежная женщина после того как начнет убивать? А сможете? Ведь если не вы, то вас.

Жизнь – одна и, проживая ее за мужчину, просто не успеешь по-настоящему побыть женщиной.

За ВАС! Дорогие бойцы невидимого фронта!

А вообще почему эт вдруг седня праздник защитника, да еще и Отечества? с чего Вы решили?
Не, приятно, конечно, седня побыть эдакими королями (лучше, наверное, не голыми, хотя как сказать, где и когда, лучше), или свадебными генералами на этом празднике жизни, хорошо если не губернаторами острова Борнео.

Седня есть и более замечательный праздник
День сражений подушками (впрочем этот день можно устраивать и в другие дни недели, независимо от времени года)

Куликова Валерия (xaxalerik)
Кто из нас использовал в детстве подушку не по прямому назначению? Наверное, каждый! А давно вы дрались подушками, уважаемые взрослые люди? Обычно подушки лежат на кроватях, диванах и креслах, вальяжно раскинув пухлое тельце, и служат опорой для головы или локтя. Еще их подкладывают под спину. Часто подушками украшают интерьер – тогда их всовывают в красивые чехлы. Но разве это жизнь? Какой интерес лежать так вечно, без движения, ради чужого удобства? И как же радуется подушка, когда представляется случай активно подвигаться и потратить накопившуюся энергию на веселые подушечные сражения! А уж если в бою подушка потеряет пару перышек, то нет предела ее гордости и счастью. - Салаги! – снисходительно говорит она, глядя на упитанных родственников, избежавших подушечной баталии. – Вот мы, ветераны… И долго еще бормочет, вспоминая былые бои и безбожно привирая при этом. Так что смело деритесь подушками, доставляя радость всем участникам этого процесса. Только, чур, без членовредительства и пускания пух-пера! Запомните, одно-два перышка – норма, облако перьев – грубая работа, отсутствие самоконтроля и дилетантизм!

Говорят, у мужиков тоже бывают критические дни. В эти самые дни мучительно хочется набить кому-нибудь морду, распушить хвост, самоутвердиться... Словом, подраться. Дилетанты используют для этого водку (в качестве предлога), профессионалы - берут в руки автомат. Первое - вредно для здоровья, второе - противно. (И тоже вредно для здоровья, не без этого). А вот постигшие всю мудрость этого мира Философы - дерутся подушками. Только никому об этом не говорят, чтобы не терять престижу. Мы предлагаем вам уподобиться им, ибо, если уж человека назвали Философом - он знает, что делает. Берете подушку, хватаете ее за уголок - и в бой! Только перья летят! К слову. Перья - они для того, чтобы летать, а не чтобы лежать под чьей-то там тыковкой. Дайте им такой шанс, и все перья вашей подушки будут вам благодарны. А это дорогого стоит.

имхо, лучше баталии вести в койке, чем в окопе.


Кстати, 23 февраля Игорь Губерман отмечает День ветерана

Ветераны - это храмы
божьих милостей изнанки,
их рубцы, и швы, и шрамы -
с неба орденские планки.

Не боялись увечий и ран
ветераны любовных баталий,
гордо носит седой ветеран
свой музей боевых гениталий.

ну и резюмируя...

1 комментарий :